Читать онлайн Три маленьких секрета, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Три маленьких секрета - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Три маленьких секрета - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Три маленьких секрета - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Три маленьких секрета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
Беда приходит неслышно

Меррик едва скрывал усмешку, когда Мэдлин, высокомерно взглянув на него, неохотно оперлась на его руку, чтобы подняться в карету. Разумеется, он презирал эту женщину, но был не прочь помучить ее. И согласился на скандальное предложение мальчишки отчасти ради того, чтобы позлить Мэдлин. Но когда она наклонилась и синий шелк платья обрисовал ее упругие ягодицы, у Меррика пересохло во рту. Похоже, совместная поездка станет наказанием не только для Мэдлин.
Черт побери, она его жена. Жена, которую он никогда не забывал и к которой не мог прикоснуться. Тринадцать лет он терпел эту муку. Жизнь его была разбита. Неужели из этой ловушки нет выхода и ему придется ждать, пока один из них не умрет?
Но Мэдлин ведь не ждала. Она легла в постель с другим мужчиной. Ее путаные оправдания и разговоры об аннуляции брака – отвратительные выдумки женщины, охваченной внезапным чувством вины. Собственное положение вдруг показалось Меррику еще невыносимее.
Трейхерн деликатно кашлянул у него за спиной. Меррик сообразил, что замешкался.
Он забрался вслед за мальчиком в карету – добротную отполированную четырехместную коляску – и устроился на свободном сиденье спиной к кучеру, положив трость себе на колени. Мэдлин сидела напротив, почти касаясь его. Карета резко дернулась и покатила по мостовой.
Повисла оглушительная тишина, которую нарушал только скрип колес да стук копыт по булыжнику. Мальчик беспокойно ерзал и выглядывал в окно, не замечая присутствия взрослых. Меррик намеренно поймал взгляд Мэдлин. Ему было интересно, о чем она думает. Свои мысли он, к несчастью, прекрасно знал.
– Странно, – произнес он низким спокойным голосом, – порой одно мгновение вдруг переносит человека в другое время и в другое место, в прошлое. Чаще всего такое случается совершенно неожиданно.
– Бывает, – пожала плечами Мэдлин. Меррик молча улыбнулся.
– Есть в этом почти летнем дожде что-то романтическое, правда? – пробормотал он. – Я вспоминаю похожую поездку: дождливый день, ранний вечер, мокрые булыжники блестят в свете ламп.
– На моей памяти сотни таких путешествий. Это Англия. Дожди у нас не редкость.
– Я и про себя могу так сказать, – ответил Меррик. – Но та поездка была незабываемой, леди Бессетт. Видите ли, атмосфера тогда была точно такая, как сейчас. Этот запах, витающий в воздухе… Скажите, миледи, что у вас за духи? Они просто прелестны. Кажется, с нотой жасмина? Да, тогда воздух был напоен именно таким ароматом.
Мэдлин сердито посмотрела на него, но не стала от этого менее прекрасной.
Меррик улыбнулся и нанес удар под дых:
– Скажите, леди Бессетт, вы когда-нибудь ездили к северу от Пенрита через Райскую долину?
Мэдлин заметно побледнела.
Разумеется, она ездила этой дорогой – с ним. Тринадцать лет назад, полные страсти и пыла, они мчались в Гретна-Грин. Прикрыв глаза, Меррик вспоминал. Господи, они были без ума друг от друга. Мимолетное прикосновение, случайный взгляд – и нетерпение и страсть вспыхивали с такой силой, будто от заветной цели влюбленных отделяли недели, а не часы.
– Райская долина, – задумчиво и печально повторил он. – Она заставляет человека вспомнить о грехе, об искушении. Разве не так?
Лучше их бегство не опишешь. Целый день они мчались к границе с Шотландией, и с каждой милей желание обвенчаться с Мэдлин становилось все нестерпимее. Меррик гнал лошадей вперед, в наступающий вечер. Горничная Мэдлин, съежившись в углу кареты, всхлипывала, пряча лицо за полями капора. Это вошло у девушки в привычку. Мэдлин, встревожившись, положила руку ему на бедро.
Сейчас Меррик уже не помнил, что тогда взволновало ее. Может быть, сгущающаяся темнота или крутой поворот дороги? Он помнил лишь, что в ответ, ободряя, поцеловал Мэдлин и накрыл ладонью ее руку. В его быстром легком поцелуе было нечто большее, чем простое утешение. Он уже знал, что Мэдлин ненасытная любовница. Ее рука поднялась чуть выше, ногти сильнее впились в его бедро.
В ответ Меррик обнял невесту, притянув к себе. И как это часто случалось, страсть вырвалась из-под контроля. Мэдлин, забыв о своих тревогах, окинула возлюбленного горячим взглядом. Ее ловкие пальчики, скользнув вверх по его бедру, легко поглаживали явное свидетельство его возбуждения. Меррик мгновенно свернул с дороги.
Послышался шелест шелка. Мэдлин вернула его к реальности, расправляя складки на платье.
Меррик резко кашлянул.
– С тем отрезком дороги связаны мои самые нежные воспоминания об Англии, – вполголоса сказал он. – Там множество мест, проезжая мимо которых всякий раз восхищаешься – как это назвать? – скажем, красотами природы.
– В самом деле? – холодно ответила Мэдлин. – Не припоминаю.
Но она все помнила. Меррик видел это по ее вспыхнувшим глазам. В ту ночь их тоже обдавало жаром, но совершенно по иной причине. Они углубились в заброшенное пастбище, чтобы найти хоть какое-то уединение. Им надо было торопиться. Опасность погони подгоняла их, риск приводил в лихорадочное возбуждение. Лунный свет, казалось, вливался в их жилы настоящим афродизиаком. Впрочем, пылкие влюбленные в нем совершенно не нуждались.
Над головой у них были только звезды. Трясущимися руками Меррик раздел Мэдлин и расстелил на сочной траве старое шерстяное одеяло.
– В Камберленде густые травы, – пробормотал он.
– Да, – натянуто ответила Мэдлин. – Наверное, потому, что здесь часто бывают дожди.
В ту ночь погода Меррика не волновала. Земля была твердой, трава влажной. Оберегая Мэдлин, он сел и, обняв ее за тонкую талию, потянул к себе. Мэдлин засмеялась, пытаясь удержать равновесие. Приподняв, Меррик усадил ее на себя. Глаза Мэдлин распахнулись от удивления и удовольствия. Быстро освоив новую позицию, она упивалась своей новой властью. Сжимая мышцы вокруг его мужского естества, Мэдлин медленно поднималась вверх, огненной лентой растягивая наслаждение, потом резко опускалась. Даже теперь, спустя долгие горькие годы, у Меррика перед глазами все еще стояла та лунная ночь, маленькие округлые груди Мэдлин с задорно торчащими вверх розовыми сосками, ее милое лицо, искаженное экстазом.
«Ее грудь теперь стала пышнее», – подумал Меррик, глядя на вырез корсажа. К собственной досаде он не мог отделаться от вопроса, какая она теперь. Соски все такие же нежные и розовые? Как ее грудь ляжет в его ладонь? Она по-прежнему будет сводить его с ума? Боже, это уже произошло.
– Знаете, леди Бессетт, в Камбрии случаются знойные вечера, – проговорил он. – От одних воспоминаний меня обдало жаром.
Задохнувшись от возмущения, Мэдлин ничего не ответила. Меррик сам не понимал, почему взялся мучить ее… или себя. Но в ту, давно минувшую, ночь мучительницей была она.
Снова и снова поднимала она свои мускулистые молочно-белые бедра, доводя его до предела, и держала на краю бездны, пока наконец сама не достигла кульминации. Вскрикнув, Мэдлин запрокинула голову и прошлась руками по собственному телу, лаская себя и сгорая от страсти. Его охватило странное, почти греховное чувство. На мгновение ему показалось, что он подглядывает. Извергаясь в Мэдлин со всем жаром юности, Меррик был твердо уверен, что он счастливейший человек на земле.
Меррик наклонился вперед в тесном пространстве кареты.
– То была незабываемая поездка. Могу со всей определенностью сказать вам, леди Бессетт, редко я получал большее удовольствие, – пробормотал он. – Округлые возвышенности, холмы, скрытые сокровища. Откровенное плодородие ландшафта. Можно было просто протянуть руку и… дотронуться до этого.
Мэдлин так резко отпрянула, что чуть не ударилась головой.
Меррик широко улыбнулся.
– Простите, у меня голова разболелась. Вы не возражаете?
– Против чего? – заботливо спросил Меррик. – Помолчать? Вовсе нет, дорогая. Я буду молча перебирать в уме мельчайшие подробности того путешествия. В воображении.
– Как вы великодушны, – сухо сказала Мэдлин. Кровь прилила к ее лицу. Почувствовав это, Мэдлин отвернулась, ее надменный профиль четко вырисовывался на фоне окна в неверном свете лампы. Совершенная красота. И совершенная жестокость. Временами Меррик считал Мэдлин воплощением того и другого одновременно. И черт побери, даже зная ее сущность, он все еще пылал к ней страстью.
Меррик скользнул взглядом по ее простому, но отлично скроенному платью. Он в своей жизни достаточно купил дамских нарядов, чтобы знать, что такая элегантность дорого стоит. Ее украшения тоже были не из дешевых. Покойный лорд Бессетт, кажется, хорошо обеспечил свою вдову.
Но возможно, Мэдлин живет не на деньги мужа, подумал Меррик, когда карета сделала первый поворот. Наверное, это средства негодяя Джессопа. Или богатство перешло к ней от матери. Мэдлин была единственной наследницей своих родителей. Меррик узнал об этом слишком поздно, уже потеряв голову от любви к этой девушке.
Но что это изменило? Он не выбирал, в кого влюбиться, любовь сама выбрала ему невесту. Ситуация сложилась весьма щекотливая. Он был слишком молод и слишком беден, чтобы содержать жену, а она… Она была просто очень молода. Как многие девушки ее положения и возраста, Мэдлин влюбилась в само понятие любви. Во всяком случае, к такому выводу Меррик пришел за долгие годы размышлений. После скучной жизни в провинции она приехала в Лондон, готовая к драматическому повороту судьбы. Мэдлин хотела быть покоренной, завоеванной. И он глупо попался на это.
Меррик почти с благодарностью посмотрел на сына Мэдлин, когда тот заговорил, возвращая взрослых к реальной жизни.
– Мама, ты на меня сердишься? – неуверенно сказал мальчик, глядя на мать.
Меррик заметил, как руки Мэдлин сжались в кулаки.
– Джеффри, я не сержусь, – сказала она. – Не сержусь. Но нельзя говорить такие нелепости. Откуда ты взял эту глупость?
Меррику было любопытно, о чем они говорят, но это его не касалось. Мэдлин, казалось, забыла о его присутствии, а мальчик буквально корчился на сиденье.
– Не знаю! – вскрикнул он. – Это… это просто пришло мне в голову и все. Я посмотрел на карты, а потом… ее рука… она уже была в моей. И тогда слова сами собой вырвались.
На лице Мэдлин отразилось раздражение.
– Милый, не нужно произносить вслух всякую чепуху, которая приходит тебе в голову, – упрекнула она сына. – Я много раз просила тебя оставить эту привычку.
– Это не привычка, – возразил мальчик.
– Хорошо, как ты это назовешь?
– Не знаю, – прошептал Джеффри. – Я это ненавижу. Ненавижу себя. Я хочу, чтобы Бог это остановил.
– Думаю, что на один вечер самобичевания достаточно, Джеффри, – вмешался Меррик. – Я не знаю, в чем твоя вина…
– Да, не знаете! – резко перебила его Мэдлин.
– …но поскольку вынужден выслушивать ее последствия, – продолжал Меррик, – мой долг сказать тебе, Джефф, что мужчина не погрязает в жалости к самому себе. Если он совершил оплошность, то посылает хозяевам дома письмо с извинениями.
Глаза Мэдлин блеснули злым огнем, но мальчик задумался.
– Я… я так и сделаю, – ответил он, в его голосе звучала слабая надежда. – Думаете, это поможет?
– Не могу сказать, – ответил Меррик. – Но это не имеет значения. Мужчина должен исполнить свой долг, несмотря ни на что.
– В самом деле, мистер Маклахлан? – В тоне Мэдлин слышалась язвительность. – К сожалению, мало мужчин придерживаются этих взглядов. Очень мило с вашей стороны объяснить, как следует поступать.
– Раздражение вам не к лицу, дорогая, – с подтекстом сказал Меррик.
Правда заключалась в том, что ей все к лицу. Даже в тусклом неровном свете лампы глаза Мэдлин сияли. Она сидела, надменно выпрямившись и упрямо расправив плечи. Сейчас перед ним женщина, которую он любит, мелькнуло у него в голове. Это была его Мэдлин, а не ее нынешняя холодная, бессердечная копия.
Да, в красоте ей не откажешь. Мэдлин всегда кружила головы. Но за последние тринадцать лет к ее широко распахнутым глазам и игривому обаянию добавилась роскошь зрелой женщины. От ее белокурых волос и живых зеленых глаз перехватывало дыхание. Точеный носик чуть вздернут, а губы словно припухли, особенно нижняя. Ее кожа цвета густого молока по-прежнему безукоризненна. Северная принцесса – так однажды про себя назвал ее Меррик. Это было очень подходящее определение.
Как обычно, Мэдлин держалась так, будто не ведала о своей красоте. Меррик задумался, почему она так поступает. Вероятно, она очень умна, решил он. Мэдлин взглянула на него, когда они свернули у Гайд-парка, и Меррик увидел, что ее глаза все еще горят от гнева. С чего он к ней прицепился? Он с легкостью мог притвориться, что едва знает эту женщину. Вместо этого он объявил, что давно с ней знаком, а его взгляд, вероятно, сказал еще больше.
Тот факт, что его утверждения, высказанные или невысказанные, были правдивы, его не извинял. Когда-то Меррик знал Мэдлин как себя, во всяком случае, он в это верил. По крайней мере он знал ее тело, каждый дюйм, каждый укромный уголок. Даже теперь его мужское естество оживало при мыслях о ее стройных бедрах. Меррику это совершенно не нравилось.
Почему он решил воскресить в памяти эти картины? Невинность теперь не казалась ему сексуально привлекательной. Чем искушеннее были женщины, с которыми он имел дело, тем большее удовлетворение он получал. Пожалуй, ему нужно завести любовницу. Постарше и поопытнее. Может быть, не такую развращенную, как Бесс Бромли, но умелую. Темноволосую женщину с пышными формами, достаточно безнравственную, чтобы удовлетворять первобытный инстинкт мужчины без лишних вопросов и разговоров. Миссис Фарнем знает его вкус. Он попросит ее подобрать кого-нибудь.
«Черт возьми, хоть бы мальчишка заговорил», – подумал Меррик. Но Джефф, казалось, забыл, что в карете гость. Взгляд мальчика стал отстраненным, лицо – вялым и рассеянным. Он съежился в углу, прижавшись к боковой стенке. Мальчишка устал, с детьми часто такое бывает, решил Меррик.
Он снова посмотрел на Мэдлин. Ее гнев сменился стремлением уберечь ребенка. Она поглаживала Джеффа по волосам извечным материнским жестом. Сына она любит, решил Меррик. Хотя бы в этом случае Мэдлин способна на настоящую любовь. Это лучше, чем ничего.
Он хочет ее.
Эта мысль опять пришла к Меррику, непрошеная и пугающая. Господи! Мэдлин теперь холодна как лед. В лучшем случае она окажется изнеженной, избалованной богатой дамой. В-худшем – расчетливой дрянью. Меррик, не отрываясь, смотрел, как ее рука скользит по густым волосам сына, и готов был отдать многое, чтобы в последний раз овладеть Мэдлин. Погрузиться в эту прекрасную кремовую плоть и упиваться ею, пока демоны не оставят его.
Меррика огорчала разыгравшаяся фантазия. К чему эти мысли? Все это уже было. Раз пятнадцать или двадцать. Но тогда, тринадцать лет назад, все было правильно.
Тогда его намерения были благородны. С того момента, как Меррик впервые увидел Мэдлин, он знал, что женится на ней. Или погубит себя, пытаясь это сделать. В отчаянном желании завладеть ею он действовал безрассудно и глупо. Любовь лишила его разума, подвигнула на опрометчивый поступок. Но того, что сделано, назад не воротишь. Если бы Мэдлин в действительности оказалась такой, как он себе вообразил, никто бы не смог им помешать.
Что ж, Джессоп открыл ему глаза. Такого объяснения Меррик и представить себе не мог. Разбитое сердце – это одно. Сломанная нога, раздробленный череп и выбитое из сустава бедро – совсем другое. Под градом ударов он провалился в небытие. Лучше бы он умер. Но он выжил, а когда пришел в себя, боль стала заживо пожирать его.
Должно быть, Меррик засмотрелся на нее. Мэдлин взглянула на него, почти не скрывая насмешливого сожаления.
– Боюсь, ваша жертва была напрасной, мистер Маклахлан, – сказала она тихим грудным голом. – Похоже, мой сын заснул.
Мальчик не спал. На его лице застыло странное выражение, он с изумлением уставился в пол кареты. Меррик видел это, но не потрудился поправить Мэдлин. Он почти ничего не знал о ветряных мельницах и еще меньше желал обсуждать их сейчас. Мальчик ему нравился, но Меррику было не до разговоров. Напрягшееся мужское естество пульсировало, настойчиво напоминая о себе. К вспыхнувшему желанию примешивались горечь и жалость к себе.
Меррик оторвал взгляд от Мэдлин и стал смотреть в окно, за которым проплывали последние дома Белгрейвии. Мужчина не должен погрязнуть в жалости к себе. Дождь начался снова, капли алмазами вспыхивали в свете уличных фонарей. По тротуару спешили хорошо одетые люди под большими черными зонтами. Были среди них и смеющиеся парочки, и угрюмые одиночки. Вот так делится мир, подумал Меррик. Он знал, к какой категории принадлежит сам.
Карета приближалась к деревне. Дорога, огороженная каменной стеной, была почти пуста. Челси, где еще сохранился сельский пейзаж, совсем недалеко. Дождь усилился и ручьями стекал по окнам кареты, отделяя их от остального мира и создавая ложное ощущение интимности. Мэдлин от этого сделалось немного неловко, и она кашлянула.
Вдруг снаружи донесся какой-то звук, и карета резко дернулась влево.
– Господи! – подскочила на сиденье Мэдлин. – Разбойники?
– Чепуха! – ответил Меррик – Только не в Уолем-Грин.
Но карета сбавила ход, кучер что-то говорил, успокаивая лошадей. Меррик повернулся на сиденье посмотреть, что происходит. Его карета, ехавшая впереди, остановилась. Путь ей преграждало перегородившее дорогу открытое ландо.
– Похоже, впереди авария, – сказал он. – Какой болван ездит в дождь в открытом ландо?
Но он не заметил ни опрокинувшейся кареты, ни даже захромавшей лошади. Карета Мэдлин тоже остановилась. Меррик схватил шляпу и нетерпеливо открыл дверь.
– Нет! – вдруг резко крикнул мальчик. – Вам нельзя! Закройте дверь!
Ужас в его голосе был таким неподдельным, что Меррик подчинился. За окнами кареты встревоженными голосами перекликались кучера. Мэдлин рылась под сиденьем.
– Вот, – сказала она, вытащив что-то громоздкое и длинное.
– Господи! – воскликнул Меррик, отталкивая пистолет. – Он заряжен?
– Одинокой женщине приходится заботиться о собственной безопасности.
У Меррика не было времени спорить. Кучер Мэдлин слез с козел.
– Ну-ну, сэр! – крикнул он. – Не трогайте это! Опустите, я сказал!
– Черт, что происходит? – Меррик снова потянулся к двери, но пальцы Джеффри с недетской силой стиснули его запястье.
– Останьтесь с нами, – прошептал мальчик. – Пожалуйста, сэр, Вы должны!
Шум перекрыли чьи-то пьяные крики.
– Выходи, Маклахлан! – вопил какой-то мужчина. – Вылезай из своей лощеной кареты и готовься предстать перед Создателем, шотландский мерзавец!
Вдруг до Меррика дошло, что происходит.
– Господи! – воскликнул он. – Неужели это Чатли?
Мэдлин наклонилась ближе.
– Кто?
– Человек, который не желает мне добра, – скривился Меррик.
– Могу себе представить! – поджала губы Мэдлин. А мужчина все бушевал.
– Выходи, я сказал! – твердил он. – Я тебя проучу, грабитель! На этот раз один из нас отсюда не уйдет!
– Карета пуста, сэр, – крикнул с козел Граймз. – Дайте нам дорогу.
– Дорогу?! – взревел Чатли. – Я тебе покажу дорогу! В ад!
– Граймз! – крикнул Меррик.
Пьяный безумец приехал сюда вовсе не затем, чтобы убить его кучера. Схватив пистолет Мэдлин, Меррик выпрыгнул из кареты, осторожно ступая на больную ногу.
– Прочь отсюда, Граймз! Живо!
Граймзу два раза повторять было не надо. Он уже мчался к густой изгороди, бросив карету. Дверца, распахнувшись, болталась на петлях. Меррик почти поравнялся со своей каретой, когда грянул выстрел. Леденящий душу крик Джеффри разрезал воздух. Тут же разразился хаос. Дико заржав, лошади Мэдлин бросились в сторону, карета накренилась. Меррик услышал бешеный стук копыт и скрип дерева, но не обернулся. Чатли безумен. Он намерен кого-то убить. Меррик поймал болтающуюся на ветру дверцу кареты, поднял оружие и шагнул внутрь.
Чатли выполнил свое намерение.
Он лежал на сиденье, сжимая в руке пистолет. Красное пятно проступало сквозь сюртук и расплывалось по белоснежной рубашке. Глаза были открыты, из горла вырывался ужасные булькающие звуки. Затем рука его разжалась, пистолет ударился об пол кареты и отлетел на блестящие от дождя булыжники мостовой.
Меррик прижал руку к шее Чатли, нащупывая пульс, и повернулся окликнуть Мэдлин. Только сейчас он увидел, что ее карета почти завалилась на бок. Каменная стена не давала ей упасть. Дышло было свернуто на сторону. Граймз и кучер Мэдлин пытались успокоить лошадей.
Меррик бросился к ним. Дверца кареты была приоткрыта. Мэдлин, стоя на коленях, держала на руках сына. На лбу у него была ссадина, глаза закрыты.
– О Господи! – Схватив мальчика, Меррик осторожно вынул его из кареты, положил на булыжную мостовую и быстро осмотрел.
– Джефф! – вскрикнула Мэдлин, выбравшись вслед за ними. – Джефф, скажи что-нибудь!
Мальчик от удара потерял сознание.
– Пульс ровный, – сказал Меррик, быстро расстегнув одежду мальчика. – Ему нужен свежий воздух.
Через несколько секунд Джефф слабо застонал. Мэдлин стояла рядом с ним – на коленях, дождь и слезы текли по ее лицу.
– Это твоя вина! – крикнула она, сжимая руки в кулаки, словно для удара. – Твоя вина, Меррик! Твоя! Слышишь?!
– Да, моя, – печально согласился он. – Джефф! Джефф, ты меня слышишь?
Подоспевший Граймз наклонился над мальчиком.
– Бедный парень! – сказал он. – Получил удар по голове?
– Да, и судя по всему, сильный, – ответил Меррик. – Но постепенно приходит в себя.
– А что с тем типом? – Граймз кивнул головой в сторону кареты Меррика.
– Он уже никогда в себя не придет, – мрачно сказал Меррик. – Нужно найти доктора, Граймз, и деревенского констебля, если удастся. Имя погибшего – Чатли. Джим Чатли из Камден-Таун. У него… у него там семья.
– Слушаюсь, сэр.
Граймз ушел. Меррик провел тыльной стороной ладони по щеке Джеффа. Мальчик был без сознания меньше минуты, но это показалось вечностью.
Джефф тихо всхлипнул, его ресницы дрогнули. Меррика залила волна облегчения.
– Мама? – Голос Джеффа едва пробивался сквозь усилившийся дождь. – Мама, что…
Мэдлин склонилась над сыном.
– Я здесь, Джеффри! – крикнула она. – Мама здесь! Боже, благодарю тебя!
– Отодвинься, Мэдлин, – сказал Меррик, осторожно поднимаясь с мальчиком на руках.
– Что ты делаешь? – вскочила на ноги Мэдлин. – Куда ты его несешь?
– Домой. Нужно обработать рану. Не хватало еще, чтобы, лежа под дождем, мальчик схватил пневмонию. Нам тут делать нечего. Об остальном позаботятся кучера.
Мэдлин почти бежала за ним. Ее голос дрожал от едва сдерживаемой ярости.
– Из-за тебя нас могли убить! – выпалила она. – Если Джеффри серьезно ранен, Меррик, я тебе этого никогда не прощу.
– Ты никогда мне ничего не прощала, Мэдлин, – скрипнул зубами Меррик. – Так что ты меня не удивила. Сказано в Писании: «Может ли барс переменить пятна свои?»
– Ты… ты невыносимый осел! – сказала она. – Вы оба ненормальные. Ты и этот… этот безумец! Кто он? Как ты допустил, чтобы такое произошло с Джеффом?
Меррик воздержался от напоминания, что именно мальчик настоял на совместной поездке, хотя этот факт не ускользнул от него. Как бы ни терзало Меррика чувство вины перед вдовой Чатли, странное поведение Джеффа на Мортимер-стрит не выходило у него из головы.
– Где сворачивать? – решительно спросил он, когда они вышли на главную дорогу. От сырости травмированное бедро страшно разболелось.
– Немного дальше, – указала Мэдлин. – Сразу за почтой, и потом до конца лужайки.
– Я сам могу идти, сэр, – сказал Джефф, уткнувшись носом в сюртук Меррика. – Пожалуйста, отпустите меня.
– Нет! – твердо ответила ему мать. – Джеффри, ты ранен. И чуть не погиб.
– Не драматизируй ситуацию, Мэдлин, – сказал Меррик. – У мальчика и без того бойкое воображение. Если тебе хочется кого-нибудь пожалеть, то подумай о детях Чатли.
Мэдлин ускорила шаг, стараясь не отстать.
– Да, у бедняги их, наверное, целая дюжина, – ответила она. – Что ты совершил такого, Меррик, что он желал тебе смерти?
– Он не первый, – сквозь зубы ответил Меррик. – И оказался менее удачлив, чем предыдущие.
– Да, ты теперь хромаешь. – Ее слова прозвучали напоминанием.
– Поверь, Мэдлин, я прекрасно это знаю, – ответил он. – Твой коттедж в самом конце улицы? Будь любезна, достань ключ.
– Почему ты на меня сердишься? – пробормотала она, роясь в промокшей сумочке. – Это мистер Чатли хотел застрелить тебя, а не я.
– Ты уверена в этом, дорогая?
– Абсолютно. – Мэдлин наконец вытащила ключи. – Если бы я намеревалась убить тебя, Меррик, я бы не промахнулась.
Он хотел было высказать сомнение, что она способна кого-нибудь убить, но промолчал. Учитывая нынешнее состояние Мэдлин, Меррик не был в этом так уж уверен.
Сегодня она была совсем другой. Будто прежняя Мэдлин вернулась к жизни. Нет, не юная девушка с лучистыми глазами, на которой он когда-то женился, а повзрослевшая, решительная, находчивая, прямодушная женщина. Когда-то он думал, что Мэдлин такой станет.
У Макгрегоров и Маклахланов слабых женщин в роду не было. Их женщины качали колыбель, вели хозяйство, следили за возделанными полями – и все это без лишних жалоб. Они были опорой семьи, Меррик знал, что подобная жена дорогого стоит, и видел зада тки этих качеств в юной Мэдлин. Он не надеялся, что его жизнь будет легкой, и считал, что ему повезло встретить женщину, которая плечом к плечу пойдет с ним навстречу трудностям. Эти надежды делали малодушное предательство Мэдлин еще невыносимее.
Они подошли к коттеджу. Мэдлин вставила ключ в замок, но дверь распахнулась прежде, чем она успела повернуть его. В дверях с лампой в руке стояла служанка, а позади нее аккуратно одетый молодой мужчина.
Мэдлин кинулась вперед.
– Элиза! – воскликнула она. – Мистер Фрост! Слава Богу, вы вернулись. С Джеффри случилось несчастье.
Почувствовав смущение мальчика, Меррик поставил его на ноги, но крепко придерживал за локоть.
– Наша карета чуть не перевернулась, – сказал мальчик. – Я ударился головой, но теперь все в порядке.
Молодой мужчина шагнул вперед осмотреть ушиб.
– Да. Сильный удар, дружище, – сказал он чуть ли не с восхищением. – Будто тебя крокетным молотком ударили.
– Здравствуйте, мистер Фрост. – Вид у мальчика был печальный и почему-то виноватый. – Я даже ничего не почувствовал.
– Потому что ты потерял сознание, – сказала Мэдлин и, поджав губы, отошла в сторону снять промокшую мантилью.
Мужчина шагнул вперед и протянул руку.
– Джейкоб Фрост, – представился он. – Я наставник Джеффа.
– Маклахлан, – пожал ему руку Меррик. – Меррик Маклахлан.
От него не укрылся судорожный вздох служанки. Меррик заметил, что девушка смотрит на него почти с ненавистью.
– Мы пройдем в гостиную, Элиза. Нужно зажечь все лампы, – сказала Мэдлин совершенно спокойным голосом. – Я хочу внимательнее осмотреть Джеффа.
– Мама! – позвал мальчик. – Можно я не пойду наверх? Я… я так устал.
Мэдлин, успокаивая сына, кивнула.
– Элиза, будь добра, попроси Клару приготовить кофе, прежде чем она ляжет. И пожалуйста, отнеси просушить пальто мистера Маклахлана.
Меррик охотно сбросил намокшее пальто. Окинув незваного гостя сердитым взглядом, служанка исчезла. Мэдлин повела всех в гостиную. Учитель Джеффа начал зажигать лампы.
– Спасибо, мистер Фрост, – сказала Мэдлин, усаживаясь в большое старомодное кресло. – Как ваши родные? Все хорошо?
– Да, миледи, спасибо. – Он поставил свечу на стол. – Ну, посмотрим, как выглядит шишка.
– Ужасно. – Мэдлин притянула Джеффа к себе и осторожно отвела со лба волосы. – И так будет несколько дней. Хорошо, что не надо накладывать швы.
Мистер Фрост присел на корточки рядом с креслом Мэдлин.
– Я привез из Норфолка маминых конфет, Джефф. Когда ты будешь себя лучше чувствовать, мы ими займемся.
– Мне уже лучше, – возразил мальчик, но на его лице по-прежнему оставалось странное выражение.
Мэдлин взяла руки сына в свои.
– Но ты ведь замерз. Наверное, тебе нужно принять горячую ванну.
– Я просто устал, мама, – покачал головой Джефф. – И хочу снять мокрую одежду.
От двери послышался слабый стук. В гостиную вошла невысокая полная экономка с подносом в руках. Поставив его на стол, она присела в реверансе.
– Что-нибудь еще, миледи?
Мэдлин вздохнула, плечи ее поникли, словно силы вдруг покинули ее.
– Нет, Клара, спасибо, – сказала она. – Ложитесь. Уже поздно.
Облегченно вздохнув, экономка тут же ушла. Мистер Фрост снова поднялся.
– Я отведу Джеффа наверх, мэм? – предложил он. – Покажу ему свои путевые зарисовки. А когда он уснет, я смогу лечь у него в комнате на кушетке.
Мэдлин с благодарной улыбкой посмотрела на учителя.
– Вы очень добры, мистер Фрост. Думаю, так и надо сделать.
На пороге Джефф замялся и повернулся к Меррику.
– Спасибо, что принесли меня, сэр, – тихо сказал он. – Мне очень жаль, что тот мужчина умер. Правда жаль.
У Меррика перехватило горло.
– Мне тоже жаль, Джефф, – признался он. – Я хотел бы… хотел бы, чтобы получилось иначе.
Меррик действительно этого хотел. Он не мог выбросить из головы мысли о семье Чатли. Меррик имел полное право конфисковать его кирпичный завод, так все поступают, но он ни разу не задумался о родных Чатли. Ни разу, пока бедняга не испустил дух у него на глазах. Но от этих мыслей его родным мало проку. Жалость в тарелку не положишь и крыши над головой из нее не сделаешь.
Забыв, где находится, Меррик наклонил голову, до боли сжал переносицу обдумывая решение. Завтра он отправит Розенберга в Камден-таун оформить вдове ежегодную ренту. Он не жалел, что отобрал у Чатли кирпичный завод. Совсем не жалел. Дело есть дело, а пристрастие Чатли к бутылке сделало его никудышным бизнесменом. Но вероятно, ради его семьи можно было пойти на компромисс. Возможно, это предотвратило бы самоубийство.
Меррик даже не заметил, что Мэдлин подошла к нему, пока не почувствовал запах бренди. Он вскинул голову. Мэдлин держала два бокала и один протягивала ему.
– Я решила, что нужно что-то покрепче кофе, – сказала она. – Я хочу знать об этом человеке, Меррик. Как ты с ним познакомился?
Меррик взял бокал и задумчиво отхлебнул.
– Я дал ему ссуду на развитие кирпичного завода. Но он не заплатил мне и не поставил кирпич. Поэтому я потребовал возврата ссуды.
– Ты отобрал у него завод?
– У меня стройки в Уоппинге, Саутуорке и Уолеме чуть не остановились из-за нехватки кирпича, – сухо сказал Меррик. – Это бизнес, Мэдлин.
– Это ты не мне должен объяснять, – она прошлась по комнате, вертя в руке бокал, – а вдове Чатли.
– Черт возьми, ты думаешь, что я этого не понимаю, Мэдлин? Думаешь, мне нравится то, что пришлось сделать?
Прищурившись, Мэдлин посмотрела на него.
– Вполне возможно.
Меррик глубоко вздохнул, не зная, что ответить. Его спас внезапный стук в дверь. Мэдлин изумленно раскрыла глаза.
– Я открою. – Меррик уже торопился в коридор.
– Нет, ты этого не сделаешь. – Мэдлин отставила бокал. – Похоже, ты забыл, чей это дом.
Остановившись на пороге гостиной, Меррик повернулся к ней.
– Это ты забыла английские законы, дорогая, – сказал он. – Юридически это мой дом.
– Прости, что?
– Ты моя жена, Мэдлин, – скрипнул зубами Меррик. – Закон наделяет меня всем, что ты имеешь, создаешь или берешь в аренду, пока смерть не разлучит нас. А как ты сегодня увидела, меня чрезвычайно трудно убить.
– Да ты сумасшедший! – воскликнула Мэдлин. – Ты мне никто.
– К несчастью для нас обоих, я твой муж, Мэдлин, – ответил он. – И могу это доказать. Неужели ты считаешь, я настолько глуп, что выбросил брачное свидетельство?
– Ты… ты до сих пор хранишь его? – прошептала Мэдлин. – И теперь угрожаешь мне? Какой ты подлый!
Стук повторился, уже настойчивее. Меррик устало вздохнул.
– Ради Бога, сядь, Мэдлин! – сказал он. – Уверяю тебя, это всего лишь местный констебль. Ты хочешь быть замешанной в этой грязной истории? Если так, то пожалуйста, милая. Я пойду за своим пальто.
Мэдлин отпрянула. Она явно не желала вновь пережить кошмар этой ночи в присутствии полицейского. Сердито взглянув на Меррика, она вернулась в кресло.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Три маленьких секрета - Карлайл Лиз



Очень захватывающий роман.Читается на одном дыхании!
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизОльга
26.06.2012, 14.57





так себе.первые две книги из серии интересней.
Три маленьких секрета - Карлайл Лизтаня
14.11.2012, 0.43





Бесподобный роман! Какие высокие чувства!Какая сильная любовь! Какая жизненная ситуация!Конечно, главная героиня проявила инфантилизм, но, как говориться, глупость - родная сестра молодости.
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизВ.З.,65л.
14.02.2013, 11.31





Хорошая книга,читать можно!
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизСабрина
20.04.2013, 18.15





Хорошая книга,читать можно!
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизСабрина
20.04.2013, 18.15





Да.книга хорошая,но местами утомляла.
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизКетрин
23.04.2013, 19.39





Сложный роман, сначала и до конца пропитан болью и горечью. Непростая судьба у гл. героев, и даже сыну пришлось нелегко, но завершение романа хорошее, с надеждой на светлое будущее, где царствуют любовь и счастье.
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизТаня Д
11.12.2014, 12.06





Дочитала до 6й главы, больше не потяну.
Три маленьких секрета - Карлайл ЛизНаташа
25.10.2015, 16.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100