Читать онлайн Никогда не лги леди, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не лги леди - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не лги леди - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не лги леди - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не лги леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
Горячий денек в Уэппинге

После обеда Ксантия решила наведаться в доки Святой Екатерины, расположенные в полумиле от ее конторы в Уэппинге. Наступали новые времена, появлялись подъемные краны улучшенной конструкции, а также хорошо освещенные складские помещения и глубокие бассейны. Ксантия не хотела, чтобы ее компания отставала от других. Она готова была использовать все технические новинки. Три месяца назад Ксантия вложила огромные деньги в реконструкцию своих складских помещений, и вот сегодня она хотела посмотреть, как идут дела у строителей.
Мистер Кембл, конечно же, возражал, не желая отпускать ее одну. Но пока у Ксантии не было причин опасаться за свою жизнь, и она сказала об этом Кемблу. К тому же она решила отправиться в доки вместе с Ллойдом. Оставив Кембла на втором этаже разбирать корзину со старыми декларациями, Ксантия спустилась вниз, где ее уже ждал Гарет. Они пробыли в доках часа два, а когда снова переступили порог тускло освещенной конторы, Ксантия от неожиданности лишилась дара речи.
– О Боже… – пробормотал Ллойд, когда в нос им ударил кисловатый запах мела.
Шестеро клерков, стоявших в дальнем углу, в страхе переглядывались. Мистер Бейкли выступил вперед, ломая руки от волнения. На кончике его носа сидели очки с круглыми стеклами.
– Я пытался остановить его, мисс Невилл, – проговорил он жалобным голосом. – Я просил его не делать этого. Но мистер Джордж не послушал меня.
Ксантия вышла на середину комнаты.
– Мистер Джордж, – обратилась она к Кемблу, используя псевдоним, о котором они заранее договорились, – что все это значит? Что вы устроили в моей конторе?
Кембл расплылся в улыбке. Лавируя между письменными столами и конторками, он направился к Ксантии.
– Я называю этот оттенок цветом бледной дыни, – с улыбкой сказал он. – Герцогиня Девоншир выкрасила в такой цвет свою гостиную прошлым летом, и теперь он вошел в моду.
Гарет Ллойд в изумлении таращился на двух маляров, стоявших на приставных лестницах и красивших стены конторы в розовато-оранжевый цвет. Три высокие конторки были на всякий случай закрыты брезентом, а столы сдвинуты к одной из стен. Клерки, стоявшие в углу, походили на овец, в испуге сбившихся в кучку в своем загоне.
У окон суетились еще два работника, они разворачивали рулоны ярких тканей и подносили их к рамам, обсуждая цвет и узор будущих портьер.
– Это Филипп и его помощник, – объяснил Кембл. – Они из магазина тканей в Фенчёрче. Я не стал приглашать торговцев с Бонд-стрит. В конце концов, это всего лишь контора, и роскошь нам ни к чему.
– Вот именно, мистер Джордж, это всего лишь контора, – пробурчала Ксантия. – У нас нет баснословных прибылей, и мы не можем позволить себе неразумные траты.
Мистер Кембл расправил плечи, приосанился и, казалось, сразу же стал дюйма на три выше.
– Миледи, любое помещение необходимо декорировать! Убогая обстановка действует угнетающе, она утомляет людей. Как ваши служащие могут работать здесь?
В этот момент в комнату ввалился рослый детина.
– Эй, Джоржи! – закричал он с порога. – Мы привезли зеленый ковер. Куда его нести?
– Ковер не зеленый, а цвета летнего сельдерея, мистер Хэмм, – поправил Кембл.
Ксантия выглянула на улицу и увидела двух парней крепкого телосложения и фургон, остановившийся у крыльца конторы.
– Ковер? – пробормотала она в растерянности.
Мистер Кембл снова улыбнулся и похлопал ее по плечу.
– Не сердитесь, моя милая, – прошептал он. – Мой друг Макс оплатит этот небольшой ремонт. Согласитесь, ваша контора после него преобразится до неузнаваемости. Приятная обстановка очень важна для настроения и самочувствия, ведь в этом помещении вы проводите очень много времени.
– Я… – Ксантия судорожно сглотнула. – Я даже не знаю…
Гарет Ллойд с негодованием взглянул на Кембла.
– Где это видано, чтобы секретарь называл своего шефа «моя милая»?! – возмутился он. – Я очень надеюсь, что вас скоро уволят, мистер Джордж. Скажу прямо: я до сих пор понять не могу, зачем вас вообще брали на службу.
Ллойд резко развернулся и устремился к лестнице, ведущей на второй этаж. Вскоре его шаги затихли. Гарет был настроен против Кембла и считал, что Ксантия, пригласившая его, просто сошла с ума.
Кембл же, в очередной раз улыбнувшись, снова похлопал Ксантию по плечу.
– Дорогая моя, ваш мистер Ллойд всегда такой вспыльчивый? Впрочем, не будем обращать на него внимания. Думаю, что у него улучшится настроение, когда он увидит шторы из муара цвета лаванды, которые я собираюсь повесить на втором этаже.
В этот момент раздался стук в дверь, и Ксантия, повернувшись, ахнула в изумлении, увидев на пороге маркиза Нэша. За спиной маркиза стояли мистер Хэмм и его помощник со свернутым в рулон ковром.
Кембл тут же отошел в дальний угол, а Ксантия, пристально взглянув на гостя, спросила:
– Лорд Нэш, что случилось?
– Просто я проезжал мимо и решил завернуть к вам, чтобы посмотреть на вашу «мрачноватую контору», как вы ее, кажется, охарактеризовали. Вы позволите мне войти?
– Конечно, входите. Вход в контору нашей компании открыт для всех.
Кембл, стоявший поодаль, внимательно наблюдал за Ксантией и Нэшем, делая при этом вид, что поправляет брезент на мебели. Клерки тоже с любопытством поглядывали на хозяйку и гостя.
Окинув взглядом помещение, маркиз пробормотал:
– Вы, я вижу, делаете ремонт…
– Тут сто лет не делали ремонт, – подал голос мистер Кембл. – Давно уже пора.
Ксантия, взглянув на Нэша, улыбнулась.
– Некоторые мои служащие крайне самоуверенны, – сказала она.
– Прикажете подать чай наверх, мисс Невилл? – спросил Кембл, разворачивая рулон портьерной ткани. – И прошу вас, передайте мистеру Ллойду, что мне нужен его совет по поводу этого узора из роз и капусты. Пусть он спустится сюда.
Ксантия на мгновение растерялась.
– Мистер Джордж, я не думаю, что Ллойда интересует…
– И тем не менее я хочу, чтобы он спустился ко мне, – перебил Кембл.
Тут Ксантия вдруг поняла, чего добивался Кембл. Он хотел, чтобы они с лордом Нэшем поднялись наверх и остались там наедине. Она посмотрела на гостя, который в этот момент с беспечным видом разглядывал гравюры Хогарта, висевшие у входа.
Взяв со стола бухгалтерскую книгу мистера Бейкли, Кембл протянул ее Ксантии:
– И еще, мисс Невилл, возьмите с собой, пожалуйста, эту книгу, – сказал он.
Бейкли открыл было рот, чтобы возразить, но Кембл незаметно наступил ему на ногу.
Увидев, что Кембл не трогается с места, Ксантия сама подошла к нему и взяла у него из рук книгу.
– Мисс Невилл, вы необычайно проворны, – сказал он. – Я благоговею перед вами.
– Принесите нам чай, – распорядилась Ксантия.
– Слушаюсь, мэм.
– Да, и еще, мистер Джордж…
– Я весь внимание, мисс Невилл.
– Цвет бледной дыни нам не подходит, перекрасьте стены. Я не выношу этот оттенок. И никакого ковра! Не пытайтесь переубедить меня, я непреклонна. В конторе постоянно толпятся люди в грязных ботинках и сапогах. Если мы будем стелить здесь ковры, то очень скоро разоримся.
В глазах Кембла промелькнула досада.
– А портьеры?
– Выберите их вместе с Ллойдом. Только никаких оборок, складок и бахромы. Надеюсь, вы меня поняли.
– Понял, хотя и не согласен с вами. Впрочем, здесь все решаете вы.
Ксантия повернулась к гостю.
– Хотите взглянуть на мой роскошный кабинет, лорд Нэш? – спросила она. – Из его окон открывается прекрасный вид на доки. Думаю, вы будете в восторге.
– Клянусь Богом, ничто не вызывает у меня такой горячий интерес, как живописный вид на доки, – с улыбкой ответил маркиз. – «Вперед, Макдуф», ведите меня!
– «Вперед» в данном случае означает «наносите удар».
– Простите, я вас не понял.
– Фразой «Вперед, Макдуф» Макбет призывал Макдуфа начать поединок. Далее идут слова: «начнем, и пусть нас меч рассудит». Вы, лорд Нэш, наверное, прогуливали те занятия в Итоне, на которых изучали Шекспира.
– К сожалению, я его вообще не изучал, – спокойно сказал Нэш.
Ксантия с удивлением взглянула на гостя:
– Вообще не изучали?
– Когда мои сверстники учились в Итоне, я еще только постигал азы английского языка, стараясь овладеть им. Боюсь, что в ту пору я не смог бы составить им компанию.
Слова маркиза глубоко тронули Ксантию, и она снова подумала о том, что они с Нэшем – родственные души. Да, она прекрасно понимала, что чувствовал тогда маленький Нэш.
– Простите, я… я не хотела обидеть вас.
– Никаких обид, мисс Невилл! Я прилагаю все силы к тому, чтобы меня принимали за британского дворянина, но это всего лишь уловки. На самом деле я совершенно неотесанный человек, подозрительный субъект с континента.
Ксантия едва сдержала улыбку.
– Подозрительный субъект с континента? – переспросила она. – Звучит интригующе.
Нэш засмеялся, и они стали подниматься по лестнице. Нэш хотел открыть первую же дверь на втором этаже, но Ксантия остановила его.
– О нет, нам нужна следующая, – сказала она. – Эта дверь ведет в захламленную кладовку. Я умру от стыда, если вы увидите царящий в ней беспорядок.
Лорд Нэш улыбнулся и открыл следующую дверь. В комнате, в которую они вошли, сидел за столом Гарет Ллойд. Увидев их, он поспешно встал. Ксантия представила мужчин друг другу, а затем сказала Ллойду, чтобы он спустился вниз. Гарет пытался возражать, но в конце концов подчинился.
Когда он вышел из кабинета, Ксантия с Нэшем остались наедине. И ей вдруг стало не по себе. На прогулке во время пикника она вела себя слишком уж смело и вызывающе. Что мог подумать о ней Нэш?
– Присаживайтесь, пожалуйста, – сказала Ксантия.
– Спасибо, но сначала я хочу полюбоваться видом из окна, – сказал Нэш.
Шагнув к нему, Ксантия взяла у него шляпу и положила ее на стол.
– Здесь нет прислуги, милорд. Мои клерки плохо знакомы с правилами этикета.
Они подошли к окну, находившемуся в глубокой нише.
– Перед вами Родерхит-Уэйт и вход в доки Святого Спааггсля, – сказала Ксантия, показывая на противоположный берег реки. – А вон там – видите? – находится лестница Милл-Стэрз. Рядом – бочарный и лесной склады. А вон то здание, насколько я знаю, раньше было бондарней. Но потом у него рухнула крыша, и в нем поселились крысы.
– О Господи…
– Ну и, конечно, главной достопримечательностью этого района является Темза, в которой полно грязи и бог знает чего еще. Живописный вид, не правда ли?
Маркиз придвинулся к ней поближе, и теперь Ксантия ощущала исходившее от его тела тепло. Ее пульс участился.
– Здесь у вас прямо-таки идиллия, – пробормотал Нэш. – Удивляюсь, что вы можете работать в таких условиях.
Ксантия засмеялась. Она хотела повернуться и отойти от окна, однако Нэш преградил ей дорогу.
– И еще я спрашиваю себя: какой черт принес меня сюда? – проговорил он вполголоса.
У Ксантии перехватило дыхание. Когда она наконец сумела сделать вдох, то сразу же ощутила исходивший от Нэша запах мужчины. Она затрепетала, но тут же, стараясь взять себя в руки, с наигранной бодростью проговорила:
– Может быть, вы хотели воспользоваться услугами нашей компании? Поверьте, вы можете полностью положиться на нас. Компания Невиллов никогда не подводит своих клиентов.
Ощущение близости исчезло. Маркиз усмехнулся и посторонился, пропуская Ксантию.
– Хорошо, мисс Невилл, я запомню ваши слова. И обязательно прибегну к услугам вашей компании, если мне вдруг понадобится доставить какой-нибудь груз в… Кстати, куда вы транспортируете грузы?
– В глотку дьяволу и обратно, – пробурчала Ксантия. – Куда угодно – были бы деньги у клиента. – Она жестом пригласила гостя сесть в кресло, стоявшее у камина. – Какова бы ни была цель вашего визита, я не могу отпустить вас, не предложив чая.
Вскоре в дверь постучал один из клерков. Он принес поднос с чайником и чашками. Старая оловянная посуда выглядела убого.
– Мистер Джордж просил передать свои сожаления по поводу того, что у нас нет ни печенья, ни пирожных, мэм, – сказал клерк. – Я могу сходить в лавку напротив и купить что-нибудь к чаю.
Ксантия отказалась от услуг клерка, и тот удалился. Налив чаю в чашки, она завела разговор о погоде. Нэш считал, что скоро пойдет дождь, а Ксантия утверждала, что дождя не будет.
Разговор у них получился довольно странный. После всего того, что произошло, светская беседа как-то не клеилась. Ксантия пыталась сосредоточиться на том задании, которое получила от Венденхейма, но постоянно отвлекалась. Нэш был слишком близко, и его присутствие смущало ее. Она старалась не смотреть на него. Плотно облегающий сюртук для верховой езды прекрасно сидел на ладной фигуре маркиза, подчеркивая широкий разворот его плеч и узкие бедра. Судя по всему, этот костюм шили портные с континента.
– Вы приехали сюда верхом? – спросила Ксантия.
– Да, мне захотелось подышать свежим воздухом.
Она засмеялась:
– В Уэппинге? Впрочем, не будем об этом. Расскажите лучше о себе, милорд. Значит, английский – не родной ваш язык?
– Нет, родной. Моя мать говорила на другом языке. Она презирала Англию и все, что с ней связано.
– Судя по ее отношению к Англии, она была родом с континента, – заметила Ксантия.
– Вы правы. Моя мать родилась в Монтенегро. Вы слышали о таком месте?
Ксантия кивнула:
– Конечно, слышала. – Она поставила чашку на стол. – Это поразительно красивая страна. Во всяком случае, так говорят. Неудивительно, что уроженцы этой страны тоскуют по родине, когда оказываются вдалеке от нее.
– Тот, кто ни разу не был в Монтенегро, не может представить всю прелесть этого края. Лазурное небо, синие воды Адриатики, зеленые горы, поросшие лесами. В детстве я считал эту страну сказочной, волшебной.
– Вы выросли там?
Маркиз пожал плечами:
– Отчасти. Видите ли, мои родители скитались по Европе. В жилах матери текла русская кровь. Мы постоянно переезжали из страны в страну, из города в город и повсюду общались только с представителями высших кругов. Я жил в Вене, Праге, Санкт-Петербурге. Но своим домом мы всегда считали Монтенегро.
– Монтенегро, насколько я помню, расположен к северу от Албании и Греции. Правильно?
Нэш улыбнулся.
– Я знал, что род деятельности, которой вы занимаетесь, предполагает хорошее знание географии.
– Да, верно, – согласилась Ксантия. – И политики – тоже. Мы должны хорошо разбираться в политической обстановке. Зная, что в Греции грозит вспыхнуть восстание, мы тысячу раз подумаем, прежде чем отправить туда свое судно для разгрузки или ремонта. Революция не способствует развитию торговли и коммерции.
– Уверяю вас, дорогая моя, что больше всего от восстаний страдают сами греки. Но они в конце концов победят.
– Вы этого хотите?
Нэш кивнул:
– Разумеется. Я не питаю дружеских чувств к туркам. Мои предки бились с ними на полях сражений в течение многих столетий. Да, я очень надеюсь, что греки обагрят воды Эгейского моря турецкой кровью.
Ксантия почувствовала, что приблизилась к заветной цели. Но было бы неблагоразумно проявлять сейчас повышенный интерес к той теме, которую затронул ее собеседник.
– Вы, наверное, скучаете по родине? – спросила она, снова взявшись за чайник.
– Сначала я очень тосковал по ней, – ответил маркиз. – Но началась война, а вскоре после этого мой отец унаследовал английский титул, и мы перебрались сюда.
– Ваш отец, насколько я понимаю, получил наследство неожиданно?
– Да. Мы с братом с детства были приписаны к гвардейскому императорскому полку русской армии и по достижении определенного возраста должны были поступить на службу к царю. Но после гибели в кораблекрушении брата и племянника моего отца наша судьба резко изменилась, и мы всей семьей переселились в Брайервуд, в наше родовое гнездо, расположенное в Гэмпшире.
Ксантия изо всех сил пыталась скрыть охватившее ее волнение. Гэмпшир! Именно там произошло убийство, о котором говорил Венденхейм.
– Представляю, как вы волновались, когда впервые увидели свое родовое поместье, – сказала она. – Вы уже тогда наверняка знали, что когда-нибудь оно перейдет по наследству вам.
– Вы ошибаетесь, я не был главным наследником. – Нэш сделал глоток чаю. Потом вновь заговорил: – У меня был старший брат Петар. К сожалению, он умер в ранней молодости.
– О, мне искренне жаль, – пробормотала Ксантия. – Я не знала, что вы потеряли брата. Насколько я понимаю, ваша мать с первого взгляда невзлюбила Англию.
Нэш сардонически улыбнулся.
– Мама недолго прожила в Гэмпшире. Вскоре она вернулась к прежнему образу жизни и уехала в Европу. Думаю, что отец не слишком сожалел о ее отъезде. Они часто ссорились.
– Как все это грустно…
Нэш небрежно пожал плечами.
– У моего отца началась новая жизнь – жизнь богатого титулованного английского джентльмена. Но наряду с привилегиями у него появились и обязанности. Для мамы же слово «долг» было пустым звуком. Она заявила, что в Англии ей «нечем дышать», и уехала. Вскоре она умерла.
В голосе маркиза прозвучала горечь, и это не укрылось от Ксантии.
– Печальная история, – сказала она со вздохом. – Но в том, что так получилось, никто не виноват, не правда ли?
– Конечно, – кивнул Нэш. – Скажите, мисс Невилл, а как идут дела в вашей компании?
Ксантия поняла, что Нэш больше не желает говорить о своей семье.
– Довольно успешно, – ответила она. – Мы увеличили объем перевозок на тридцать пять процентов, и наши прибыли возросли почти на десять.
– Неужели?! – с неподдельным изумлением воскликнул Нэш. – Вы, должно быть, чеканите деньги в подвалах и на них покупаете новые суда, чтобы увеличивать объем перевозимых грузов.
Ксантия улыбнулась.
– Мы покупаем суда или берем их в аренду по сходной цене. Здесь, в Лондоне, очень много выгодных предложений.
– Но расходы в столице более значительные, чем в провинции или колонии. Я не удивлюсь, если вскоре вы переведете главную контору вашей компании в другое место.
– Вы правы, – кивнула Ксантия. – К сожалению, Лондон имеет свои недостатки. Широкие возможности обычно сопряжены с риском, лорд Нэш. По-моему, именно так гласит старая китайская пословица.
– С риском? В чем именно вы видите риск, мисс Невилл?
Ксантия усмехнулась.
– Ну например, здесь повсюду таможенники, которые всегда начеку. И они свято блюдут законы.
Маркиз бросил на собеседницу мрачный взгляд.
– Вы удивляете меня, мисс Невилл.
– О, перестаньте, Нэш. Можно подумать, что вы никогда не пили контрабандный бренди.
– Бог миловал. Я вообще не пью бренди.
– Что же вы в таком случае пьете?
– Иногда красное вино, но чаще «Охотничью», – ответил Нэш.
Ксантия посмотрела на него с недоумением:
– Это еще что за напиток?
Маркиз улыбнулся.
– Его готовят из ржи.
– Из ржи? Как русскую водку?
– Это и есть водка, причем очень крепкая. Я удивлен, что вам известно название русского спиртного напитка.
Ксантия рассмеялась.
– Мне известны названия всех напитков, которые разливаются по бутылкам или транспортируются прямо в бочках. И еще я знаю, что водка – напиток не для слабых голов.
Нэш тоже засмеялся.
– «Охотничья» – это водка, настоянная на травах. В состав входят также гвоздика, лимонные корки и анис.
– Анис? Я знаю, что он входит и в состав абсента.
Лорд Нэш как-то странно посмотрел на нее.
– Абсент – это французский напиток, – заметил он. – Его настаивают на полыни. Надеюсь, мисс Невилл, вы не занимаетесь контрабандным ввозом абсента. Это очень опасный промысел.
Ксантия покачала головой.
– Я никогда не видела этот напиток, – призналась она. – Но я уверена, что вы его не только видели, но и пробовали.
Нэш улыбнулся.
– Да, несколько раз пробовал, – признался он. – В годы бесшабашной молодости. – Он вдруг с серьезным видом добавил: – В больших количествах абсент чрезвычайно вреден. Это настоящий яд, от него у человека начинаются конвульсии. Вообще я принадлежу к тем людям, которые потакают своим порокам. Однако я предпочитаю конвульсии совсем иного рода, то есть более приятные.
Ксантия в смущении отвела глаза. Она поняла, на что намекал собеседник. Если Нэш намеревался своими словами вогнать ее в краску и заставить ее сердце учащенно биться, то он достиг своей цели. Она не сомневалась, что Нэш был весьма искусным и изобретательным любовником и творил чудеса в постели. Взяв себя в руки, Ксантия снова взглянула в лицо маркиза и заметила на его губах озорную улыбку.
– Не будем обсуждать ваши пороки, милорд. Меня интересует другое. Вы уверены, что на всех ящиках с водкой, которую вы пьете, стоит штамп таможни? А что скажете о своих сигарах? Их тоже ввозили легальным путем? Ваш поставщик импортирует их из Виргинии или, может быть, из Северной Каролины? И вы думаете, он исправно платит налоги?
Нэш немного смутился.
– Вообще-то водку мне поставляет один субъект с подмоченной репутацией, а сигары привозит курьер прямо из Севильи. Я довольно привередливый клиент.
– Ага! – воскликнула Ксантия, словно уличила гостя в чем-то постыдном. – Через Испанию обычно поставляют табак с Кубы или из Венесуэлы. Не думаю, лорд Нэш, что король одобрил бы такие поставки.
– Вы хотите выставить меня закоренелым грешником, который обманывает налоговое ведомство? – со смехом спросил маркиз. – Но я не вижу большого греха в том, что покупаю табак и водку, которые ввозятся в страну, возможно, не совсем законным путем. Насколько я понял, мисс Невилл, вы имели в виду нечто более серьезное, когда говорили об опасности, с которой вам приходится постоянно сталкиваться.
– Я не говорила, что сталкиваюсь с ней. Я говорила лишь о том, что такая опасность подстерегает тех, кто занимается морскими перевозками, – сказала Ксантия. – Нарушить закон не так уж сложно, лорд Нэш. Надо всего лишь взять на борт судна в иностранном порту контрабандный груз, подкупив таможенника. Но тут-то и возникает опасность. Надо хорошо знать, кому и сколько дать. Это дело не терпит дилетантов, здесь нужны профессионалы.
Нэш сдержанно кашлянул.
– Вы пугаете меня, дорогая.
Но Ксантия явственно видела, что Нэш нисколько не испугался, скорее он заинтересовался ее словами. В его глазах вспыхнули огоньки, она не знала, было ли это проявлением простого любопытства или чего-то еше.
Как бы то ни было, но Ксантия решила пока попридержать лошадей. Она и так довольно далеко зашла в своих попытках прощупать почву. Продолжая этот разговор, она могла возбудить у Нэша подозрения.
– О каких глупостях мы с вами говорим! – воскликнула Ксантия с улыбкой. – У вас, должно быть, все это вызывает скуку. Скажите, Нэш, с какой целью вы зашли сегодня ко мне? Ведь не будете же вы утверждать, что вам хотелось обсудить со мной таможенные правила?
Она встала, и маркиз тоже поднялся со своего места, как того требовали правила хорошего тона.
– Я ведь уже сказал, что просто хотел взглянуть на вашу контору, мисс Невилл.
Ксантия пожала плечами:
– А что здесь смотреть? Или вы раньше не видели, как женщины работают с утра до ночи? В таком случае понаблюдайте за своими служанками; милорд. – Она немного помолчала, потом добавила: – Я думала, что вы решили принять мое предложение и пришли сообщить мне об этом.
– Нет, вы ошиблись.
– Что ж, очень хорошо. – Ксантия резко развернулась и отошла к стене, на которой висела карта. – В таком случае не буду унижаться и повторять свое предложение.
– О, а я бы с удовольствием послушал, как вы умоляете меня вступить с вами в интимную связь. Ничто не льстит самолюбию мужчины больше, чем просьба прекрасной женщины стать ее любовником.
Ксантия вытащила из карты булавку с желтой головкой и переместила ее ближе к Гибралтарскому проливу.
– Я не умоляла вас, Нэш, – холодно возразила она. – Кроме того, меня трудно назвать красивой женщиной.
– У вас неброская красота.
Искренность Нэша подкупала. Он не превозносил ее достоинства, но Ксантия чувствовала, что нравится ему.
– Если вы захотите сделать мне какое-нибудь предложение, – продолжала она, – я выслушаю его. Но сама больше не буду приставать к вам, милорд. Я не желаю снова слышать прописные истины о правилах приличия, сдержанности и женской чести, когда речь идет всего-навсего об удовлетворении естественных человеческих потребностей.
Ксантия начала с ожесточением перемещать булавки на карте, чтобы чем-нибудь занять руки. Ей доставляло удовольствие втыкать булавки в карту. Тут Нэш подошел к ней сзади почти вплотную и прошептал:
– Мне надоело вести пустые разговоры. – Его горячее дыхание коснулось ее шеи, а ладони легли на ее талию. – Вы и представить себе не можете, как вы меня заинтриговали, мисс Невилл.
Он вдруг принялся осыпать жаркими поцелуями ее шею, ухо, подбородок. У Ксантии перехватило дыхание, она чувствовала, как тает под натиском его ласк. Булавка, которую она держала в руке, упала на пол. Ноги же у нее подкашивались, и она привалилась спиной к крепкой груди Нэша. Запрокинув голову, Ксантия положила ее на плечо маркиза, и его руки, тотчас скользнув вверх, легли ей на грудь. Он стал легонько теребить ее соски, и они почти мгновенно отвердели. Почувствовав, как горячие губы Нэша прикасаются к ее шее, Ксантия едва удержалась от стона. Она понимала, что теряет голову, однако ничего не могла с собой поделать. Внезапно Нэш задрал ей юбки, и рука его проникла сзади в ее промежность. Он ввел два пальца в ее влажное горячее лоно, и на сей раз из горла Ксантии вырвался стон. Нэш был весьма искусным соблазнителем и умел разжечь в женщине страсть.
Прерывисто дыша, Ксантия снова застонала, чувствуя, как пальцы Нэша то погружаются, то снова выходят из ее лона. Время от времени он легонько поглаживал возбужденный бугорок плоти, и в какой-то момент Ксантия почувствовала, что проваливается в полузабытье. Стараясь удержаться на ногах, она навалилась на стену и прижалась пылающей щекой к прохладной поверхности карты.
Прошло еще какое-то время, и по телу Ксантии пробежали судороги, а окружающий мир на несколько мгновений перестал существовать для нее – он разбился на тысячи осколков, и солнечный свет, заливавший комнату, померк у нее перед глазами.
Минуту спустя Ксантия пришла в себя и тотчас же почувствовала, что ее бьет мелкая дрожь. Нэш развернул ее к себе лицом и впился в ее губы жадным поцелуем. Из груди Ксантии вырвался громкий стон, и Нэш, чуть отстранившись, прошептал:
– Тихо, любовь моя, нас могут услышать.
Прижавшись к нему всем телом, она положила голову ему на плечо.
– Я думала, что вы и впрямь сибарит, милорд, – пробормотала она. – Думала, вы печетесь только о себе, о собственном удовольствии.
– Наблюдать за вами, когда вы охвачены страстью, – это для меня истинное наслаждение, дорогая, – прошептал Нэш, зарывшись лицом в ее волосы.
– Лгун. – Она засмеялась и, подняв голову, заглянула ему в глаза. – Мне бы очень хотелось предаться любви с сибаритом, насладиться ласками человека, который думает о своем удовольствии… и о моем.
– Это предложение?
Ксантия закрыла глаза.
– Нет. Я же сказала, что больше ничего не буду предлагать вам и ни о чем не стану вас просить. Вы знаете, чего я хочу, поэтому действуйте сами.
Он улыбнулся.
– Я, конечно же, знаю, что вам нужно, но…
Внезапно раздался громкий стук в дверь, и она почти тотчас же отворилась. Ксантия с маркизом едва успели отпрянуть друг от друга, когда в комнату вошел Гарет Ллойд с кипой бухгалтерских книг в переплетах из зеленого сукна. Положив их на свой стол, он подошел к Ксантии, все еще стоявшей у карты. Нэш же, отвернувшись к окну, сделал вид, что смотрит на Темзу.
– Я послал за вашей каретой, Ксантия, – сказал Гарет. – Иначе вы можете опоздать.
Она подошла к письменному столу и пробежала глазами записи в ежедневнике.
– О Боже! – воскликнула она. – У меня же сегодня примерка маскарадного костюма! Который сейчас час?
– Половина четвертого.
– Вы собираетесь ехать на следующей неделе на бал-маскарад к леди Картселл? – спросил Нэш, повернувшись к ней.
– Да, – кивнула Ксантия. – Леди Луиза, похоже, влюбилась в племянника леди Картселл. А вы тоже там будете?
– Я никогда не езжу на подобные мероприятия, – с усмешкой ответил Нэш. – Простите, мисс Невилл, я вижу, что отрываю вас от дел. – Повернувшись к Гарету, он чопорно поклонился: – Мое почтение, мистер Ллойд. Был рад познакомиться с вами.
Гарет что-то буркнул в ответ, собирая разбросанные по полу булавки с желтыми головками. Выпрямившись, он воткнул их в карту в районе Индийского океана – воткнул с таким видом, словно флотилия компании Невиллов заняла стратегическую позицию у побережья Индии.
Маркиз взял свою шляпу и, повернувшись к Ксантии, сказал:
– Всего хорошего, моя дорогая. Благодарю вас за… чудесный вид из окон.
Дверь за ним закрылась, и у Ксантии вдруг возникло чувство, что она лишилась чего-то очень для нее важного. Но она тотчас же взяла себя в руки и, повернувшись к Ллойду, с веселой улыбкой спросила:
– Мы объявили войну Бомбею?
– Черт побери! – воскликнул Гарет, давая волю накопившемуся раздражению. Схватив со стола большую бухгалтерскую книгу, он швырнул ее в стену. – Ксантия, что вы делаете?!
– Прошу прощения, но я не понимаю, к кому вы обращаетесь.
– К вам! Вы ведете себя как портовая шлюха! Вы знаете, что это за человек?
Ксантия влепила Гарету звонкую пощечину.
– Да, я знаю этого человека, – проговорила она с дрожью в голосе. – Как вы смеете разговаривать со мной таким тоном, Гарет?
– Вы прекрасно знаете, почему я так разговариваю с вами. Вы должны были стать моей, Ксантия.
– Я не понимаю вашей логики. Значит, если я позволяю вам кое-какие вольности в общении со мной, то я ваша? А если я позволяю их другому мужчине, то я шлюха. Именно так вы рассуждаете, Гарет?
Ллойд отвел глаза. Ксантия видела, что ее ладонь оставила красную отметину на его щеке.
– Я сказал… то есть я имел в виду…
– Забудьте то, что вы имели в виду, – перебила Ксантия. Она взяла со стола сумку с документами. – Между прочим, Гарет, у меня были все основания полагать, что мистер Нэш пришел ко мне по делу. Только потом деловая встреча превратилась в нечто другое… Но это – не ваша забота! Вы меня поняли?
Гарет со вздохом кивнул:
– Да, понял.
– Вот и хорошо. Мне очень жаль, что я ударила вас. Этому нет оправдания, как, впрочем, и вашим словам. Я стыжусь своего поступка и надеюсь, что вам тоже стыдно за то, что вы тут мне наговорили.
Повернувшись, Ксантия вышла из комнаты и спустилась на первый этаж. Затем, выбежав на улицу, села в ожидавшую ее карету. Она была смущена и раздосадована. Ей не хотелось портить отношения с Гаретом, и было ужасно неприятно, что она обидела его. Как часто Ксантия мечтала о том, что она снова полюбит Ллойда и станет ему хорошей женой, матерью его детей. Но к сожалению, любовь ушла навсегда. Гарет был прекрасным человеком и надежным компаньоном. Возможно, ее поступок со стороны действительно выглядел неприличным, и у Гарета были все основания осуждать ее.
Ксантия не решалась рассказать Ллойду о подозрениях Венденхейма. Она не хотела бросать тень на Нэша, вина которого состояла только в том, что он предпочитал вести довольно странный образ жизни. Ксантия теперь не сомневалась в том, что Нэш был честным человеком.
Да, он любил свою родину и гордился ею, но это не являлось преступлением. Нэш надеялся, что греки одержат победу в борьбе за свободу, – но им сочувствовало и большинство англичан. Что же касается пристрастия к азартным играм и изощренного разврата, то эти пороки были обычными в лондонском высшем обществе.
Но можно ли считать Нэша преступником и предателем? Конечно же, нет. Он так и не клюнул на приманку, которую бросила ему Ксантия. Его интересовала прежде всего она сама, а не выгоды, которые можно было извлечь из ее коммерции, – Ксантия убедилась в этом.
А если она все-таки ошиблась в лорде Нэше, то тогда она вообще не разбирается в людях. Однако Ксантия готова была биться об заклад, поставив на это все свое состояние, что прекрасно разбирается в них. Но поверит ли ей Венденхейм? Вряд ли. В министерстве внутренних дел доверяли только фактам, а мнения, основанные лишь на интуиции, для них совершенно ничего не значили.
Ксантия со вздохом откинулась на мягкую спинку сиденья – в этот момент карета уже выезжала за пределы Уэппинта. На нее вдруг навалилась ужасная усталость, а ведь сегодня вечером ей еще предстояло ехать вместе с Кираном и леди Луизой в «Олмак». Моля Бога о том, чтобы «Олмак» поразила молния и сожгла его дотла, Ксантия закрыла глаза и задремала под мерный стук копыт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не лги леди - Карлайл Лиз



Еле осилила полкниги. Неинтересно. Главная героиня какая-то распутная.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизМари
30.04.2014, 12.10





Прочитала первые несколько глав и эпилог. Все предсказуемо. 4/10.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизНаташа
27.07.2015, 1.32





Местами скучно, но прочесть можно.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизОльга К
24.09.2015, 22.13





Я не могу понять некоторых коментариев..... если Вам скучно читать про любовь... которая написана очень легко... читаются романы этой писательници на ура.... я лично отдыхаю под ее романы... и сначала прочтите ни когда не лги леди.... а аотом про Кирана брата про повесу... а то у меня на оборот получилось
Никогда не лги леди - Карлайл Лизвиктория
10.06.2016, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100