Читать онлайн Никогда не лги леди, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не лги леди - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не лги леди - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не лги леди - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не лги леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5
Шокирующее предложение, сделанное в Ричмонде

Супруги лорд и леди Хенслоу были хорошо известны в лондонском высшем обществе. Праздничные пикники, которые они устраивали каждый год в своем поместье в Ричмонде, пользовались большой популярностью. Нынешний пикник обещал стать настоящей сенсацией. Гости супругов Хенслоу плотным кольцом окружали палатку, в которой разместился буфет. Французскому повару удалось зажарить на вертеле огромного поросенка размером с пивную бочку, и теперь он, ловко орудуя кухонными ножами, нарезал ароматное мясо.
Внезапно один из ножей скользнул по кости, и его лезвие вспыхнуло на солнце. Публика ахнула и затаила дыхание. Лорд Нэш с равнодушным видом прошел мимо палатки, в которой разделывали несчастного поросенка. Это зрелище не могло взволновать его. Разве может спектакль, устроенный ловким французом, испугать того, кого однажды намеревались отправить на верную смерть от рук кровожадных турок?
Нэш подошел к лестнице, спускавшейся к зеленым лужайкам Хенслоу-Хауса. Лужайки походили на пышный изумрудный ковер и располагались каскадом – словно огромные широкие ступени, ведущие к реке.
На одной стороне нижнего яруса была устроена площадка для игры в кегли, на другой стояла белая садовая мебель – столики и стулья, украшенные гирляндами желто-белых флажков. Внизу протекала Темза, воды которой сверкали на солнце; здесь она была чистой и совсем не походила на ту мутную зловонную реку, что текла в черте Лондона.
Среди разгуливавших по лужайке дам Нэш узнал хозяйку поместья, она была похожа на розовый воздушный шарик, плывущий в море легкого шелка пастельных оттенков. Полноватую фигуру леди Хенслоу было легко различить в толпе. Нэш решительно направился к ней. Он хорошо относился к леди Хенслоу, старшей сестре своей мачехи, но, конечно же, приехал на пикник не из-за нее.
Леди Хенслоу издали заметила маркиза и поспешила ему навстречу, сияя от радости.
– Нэш? Я не верю своим глазам! – воскликнула она. – Я и не надеялась увидеть вас здесь.
Нэш поднес к губам ее руку.
– Дорогая моя, для меня огромное удовольствие побывать у вас в гостях. – Он низко поклонился хозяйке дома. – Я вижу, что вы решили затмить своим нарядом даже дебютанток этого сезона. Вам очень идет розовый цвет.
В глазах леди Хенслоу вспыхнули лукавые огоньки.
– Я вижу, мой мальчик, что вы до сих пор верны своим экзотическим континентальным манерам, – промолвила она, пряча усмешку. – Ни один истинный англичанин не поцеловал бы мою руку.
Нэш с удивлением взглянул на руку леди Хенслоу, к которой только что прикоснулся губами.
– Да, теперь я вижу, что вы в перчатках, – сказал он. – Но вы так обворожительны, что я не сразу заметил это и допустил оплошность.
Леди Хенслоу громко расхохоталась, хотя это было не совсем прилично.
– Будьте откровенны со мной, мой мальчик. Скажите, что на самом деле привело вас сюда? Только не говорите, что вы просто хотели повеселиться на моем скромном празднике!
Нэш улыбнулся.
– Разве я не могу приехать к своей тетушке без всякого дела?
– Конечно, можете. Но почему-то у вас не возникало такого желания на протяжении последних двадцати лет. Я уверена, что вы завели очередную интрижку, Стефан. Но я не допущу, чтобы на моем пикнике произошел скандал. Среди моих гостей совсем юные девушки, и я забочусь об их репутации.
Нэш спрятал улыбку.
– Я сторонюсь молоденьких неопытных девушек и завожу интрижки только с теми, кто уже достаточно повзрослел, чтобы иметь дело со мной.
Леди Хенслоу снова рассмеялась. Но тут ее позвали к палатке, в которой располагался буфет. Нэш решил, что французский повар в конце концов порезал себе палец острым ножом и теперь просит о помощи. Взяв с подноса проходившего мимо слуги бокал вина, он стал спускаться по террасам. Его провожали любопытные взгляды, и Нэш слышал, как дамы перешептывались у него за спиной. Не обращая на них внимания, он время от времени останавливался, чтобы поздороваться со знакомыми джентльменами. Их было немного.
Лондонское высшее общество было поделено на две части: одни, принадлежавшие к элите, составляли ядро, а другие образовывали черный ореол этого блестящего круга. Так вот Нэш относился к самому темному краю этого черного ореола.
У него не было знакомых среди зеленой молодежи. Нэш общался с более зрелыми и опытными джентльменами и дамами. Они узнавали друг друга по циничному выражению глаз и печати усталости на лице. Пикник под ярким солнцем дня был не для них. Эти люди зачастую вообще не выходили из дома раньше полуночи.
Нэш медленно спустился на нижнюю террасу, где вдоль реки прогуливались юные леди в легких платьях пастельных тонов, причем многие из них держали под руку молодых светских красавцев, а бдительные мамаши не спускали с них глаз. Нэшу вдруг захотелось убежать отсюда, но тут вдруг кто-то тронул его за рукав.
– Стефан, ты?! На пикнике?! – раздался рядом знакомый голос.
Обернувшись, Нэш увидел Тони.
– Невероятно, правда? – промолвил Нэш.
– Да уж, не ожидал увидеть тебя здесь. Тетушка, наверное, страшно обрадовалась тебе. Теперь светским кумушкам хватит сплетен на целую неделю.
Нэш, приподняв шляпу, поздоровался е двумя спутниками брата, мистером Соффордом и лордом Оглом.
Они, как и Тони, были политиками и, обменявшись любезностями с Нэшем, завели разговор о банках, браконьерстве и католичестве. Нэш так и не понял, каким образом им удавалось связать три эти темы. Он молча слушал их болтовню, едва сдерживая зевоту.
Неожиданно мистер Соффорд взглянул на ступени лестницы.
– Вы только посмотрите! – воскликнул он. – Сюда спускается Шарп. Вот кто хорошо знает настроения, царящие в партии вигов.
– Да, ему наверняка известно, что скоро в ней произойдет раскол, – заметил лорд Огл. – Но меня сейчас больше интересует, кто эти красавицы, которые держат его под руки?
Тони приставил ладонь ко лбу, чтобы защитить глаза от яркого солнца.
– Молоденькая девица с локонами – его дочь, леди Луиза, – сказал он. – А стройная темноволосая леди – его родственница, миссис… миссис… Вот черт, забыл ее имя.
– Мисс Невилл, – подсказал Нэш. – Она недавно приехала в Англию с островов Вест-Индии. Мисс Невилл не замужем.
Тони, опустив руку, с удивлением посмотрел на брата:
– Не замужем? В ее-то годы?
– Перестаньте, Хейден-Уэрт, – сказал мистер Соффорд. – Леди Невилл еще довольно молода. Кроме того, я слышал, что она очень богата.
– Богата? – переспросил лорд Огл, и в его глазах вспыхнул алчный огонек. – Интересно, сможет ли кто-нибудь заполучить ее состояние?
– Я бы не советовал вам приближаться к ней, это небезопасно, – предостерег Соффорд. – Вы знакомы с бароном Ротуэллом? Это ее брат.
Огл пожал плечами:
– Я его не знаю.
– Вот и хорошо. От него лучше держаться подальше, – продолжал Соффорд.
Соффорд хотел еще что-то сказать, но Шарп с дамами уже спустился на нижнюю террасу. Лорд Огл окликнул его.
В этот момент Нэш почувствовал на себе взгляд мисс Невилл. Однако у этой девушки было завидное самообладание. Заметив Нэша, она не покраснела и не изменилась в лице. Более того, когда Шарп начал представлять их, Нэшу показалось, что Ксантия рада видеть его. Уголки ее губ дрогнули в едва заметной улыбке, а в глазах зажглись озорные огоньки.
Эти глаза заворожили Нэша. Как странно, что он раньше не замечал их красоты. Радужки казались необычного темно-синего цвета с серебристо-серой каймой. Взгляд Ксантии был твердым, мужским. Она не отводила глаза в сторону и не опускала их, демонстрируя свою скромность или смущение. Ксантия смотрела прямо на Нэша, без дерзости или вызова. Ее взгляд говорил о том, что она была человеком, который точно знает, чего хочет.
– А как вы будете голосовать, лорд Нэш? – спросила мисс Невилл.
Ее вопрос вывел Нэша из задумчивости. Он притворился, что внимательно слушает разговор.
– Я сомневаюсь, что вообще буду голосовать, мэм, – ответил маркиз.
– Но вы должны принять участие в голосовании! – заявил лорд Шарп. – Мы надеялись, что время от времени вы будете поддерживать нас, выступая на нашей стороне.
Граф хотел произнести тираду о том, что положение обязывает, и воззвать к чувству долга Нэша, но последнего спасла леди Луиза, внезапно прервавшая отца.
– Папа, я хочу пойти на площадку для игры в кегли, – сказала девушка, дернув отца за рукав. – Ты обещал, что мы понаблюдаем за игрой! Мистер Соффорд, вы, наверное, куда-то опаздываете.
– О Боже! – встрепенулся Соффорд. Поспешно достав часы, он взглянул на них. – Да, мне действительно пора.
Лорд Огл поклонился.
– Желаю удачи, старина, – сказал он. – А мы с Хейден-Уэртом обещали леди Хенслоу принять участие в состязаниях по стрельбе из лука, которые она устраивает на восточной лужайке.
– Вы любите игру в кегли, мисс Невилл? – спросил Нэш.
– Боюсь, что я плохо разбираюсь в ней, – ответила Ксантия. – Но я уверена, что это интересная игра.
Лорд Шарп рассмеялся.
– Смею предположить, что Ксантии больше понравилась бы стрельба из лука, – заметил он. – Не стесняйтесь, моя дорогая. Если вам хочется принять участие в турнире, так и скажите.
– Может быть, мисс Невилл сделает мне одолжение и прогуляется со мной вдоль реки? – предложил Нэш.
– С удовольствием, – тут же ответила Ксантия. – Луиза, давайте встретимся у палатки после игры.
– Хорошо, – кивнула леди Луиза.
Однако граф был не слишком доволен таким поворотом событий.
– Прошу вас, Ксантия, не уходите далеко, – сказал он. – Возможно, вы понадобитесь.
Нэш понял, что Шарп не слишком охотно отпускает мисс Невилл на прогулку с ним. На щеках Ксантии появился румянец. Вскоре все разошлись, и Нэш с Ксантией остались наедине.
Маркиз окинул фигуру мисс Невилл оценивающим взглядом. В отличие от большинства дам, выбравших наряды пастельных тонов, Ксантия предпочла надеть платье в насыщенную серо-голубую полоску. Этот наряд подчеркивал стройность ее стана.
– Мне показалось, что ваш родственник лорд Шарп очень неохотно отпустил вас со мной, – заметил Нэш. – Может быть, вам все же лучше отправиться на площадку для игры в кегли?
– Нет, я хочу прогуляться, – заявила мисс Невилл и начала спускаться к воде. – Вы идете? Или я отправлюсь на прогулку одна!
– Вам снова захотелось глотнуть свежего воздуха?
– Не понимаю, о чем вы.
– Вы когда-то говорили, что если вам захочется подышать свежим воздухом, то вы непременно сделаете это, наплевав на все условности.
Прищурившись от бившего в глаза яркого солнца, Ксантия внимательно взглянула на своего спутника.
– Я полагаю, что не нарушу светских условностей, если прогуляюсь при свете дня вдоль реки, милорд. Пусть даже моим спутником будет человек с сомнительной репутацией.
– О, приятная новость! – воскликнул маркиз.
– Не понимаю, что вас так обрадовало.
– Похоже, меня повысили в звании. Из щеголя я превратился в человека с сомнительной репутацией. Вы польстили моему мужскому самолюбию.
Ксантия усмехнулась.
– Пойдемте, лорд Нэш. – Она протянула ему руку. – И будьте так любезны, не подтрунивайте над моим скудным запасом слов.
Ксантия быстро спустилась к реке и двинулась по тропинке, идущей вдоль кромки воды. Нэша удивила ее стремительная походка.
– Я надеялся, что вы возьмете меня под руку, мисс Невилл, – промолвил он. – Вы мчитесь с такой скоростью, словно Лондон в огне и вы боитесь не успеть на пожар.
Ксантия замедлила шаг и взяла его под руку.
– Прошу прощения, – сказала она. – Здесь очень много людей. Я просто хотела поскорее оказаться в более укромном месте.
– Вас раздражает толпа гостей? – стараясь не отставать от нее, спросил Нэш.
– Да, немного, – призналась Ксантия. – Дома, на Барбадосе, общество не такое изысканное, как в Лондоне. Я чувствую себя здесь не очень-то уютно.
– Но вы прекрасно вписываетесь в великосветский круг гостей. Вы истинная леди, до мозга костей.
Ксантия бросила на маркиза внимательный взгляд.
– Вы хотели сделать мне комплимент, не так ли?
– А он вам не понравился?
– Дело в том, что светский образ жизни не доставляет мне никакого удовольствия.
– Я это давно понял. Вы предпочли бы другую жизнь… Вот только какую? Может, вы хотели бы заняться социальными проблемами? Или заниматься благотворительностью? Могли бы, например, вязать носки для бедняков.
Ксантия рассмеялась:
– Нет-нет, такая жизнь не для меня.
Она не стала объяснять, какой путь в жизни ей на самом деле хотелось бы избрать для себя.
Какое-то время они шли молча. Теплая ладонь Ксантии лежала на локтевом сгибе Нэша, и ему это было очень приятно. Впереди, по глади воды, скользили два ялика. Гребцы ритмично работали веслами.
– Так чем бы вы хотели заниматься, мисс Невилл? – спросил наконец Нэш. – Может быть, вы мечтаете удалиться в поместье и растить детей?
– Нет, лорд Нэш. Я ни о чем не мечтаю, потому что уже нашла свой путь в жизни. – Немного помолчав, она вдруг проговорила: – Скажите, лорд Нэш, мой брат говорил вам о том, что мы весьма богаты?
– Да, мне это известно.
Ксантия улыбнулась.
– Поместья приносят моему брату неплохой доход, но у нас есть и другие источники…
– Вы имеете в виду плантации на Барбадосе?
– Нет, я имею в виду «Невилл шипинг». Вы слышали о такой?
– Нет, не приходилось.
– Да, конечно. Морские перевозки – эта сфера деятельности вряд ли может заинтересовать английского джентльмена, – насмешливо заметила Ксантия. – Но мы, Невиллы, не имеем таких предубеждений, как вы. Мы не брезгуем заниматься торговлей и предпринимательством.
– Многие дворяне вкладывают капитал в промышленность и торговлю, мисс Невилл, – напомнил Нэш. – Я владею рудниками, лорду Оглу принадлежит пакет акций железной дороги. В конце концов, вы с бароном Ротуэллом не галантереей торгуете, а занимаетесь важным делом. Кстати, где сейчас ваш очаровательный братец?
– Шарп в последний момент вызвался вместо него сопровождать нас с Луизой на пикник. Киран был несказанно рад этому обстоятельству.
– Да, я понял, что он предпочитает вести замкнутый образ жизни. Ваш брат скрытен и нелюдим.
– Я тоже скрытная, – сказала Ксантия. – Но сейчас я хочу раскрыть вам одну тайну. Я могу положиться на вас?
Нэш рассмеялся, гадая, что на уме у его очаровательной спутницы.
– Вы можете доверить мне все свои тайны, дорогая. Я буду только рад, если вы окажетесь в моих руках.
– Нэш, я не шучу. – Ксантия нахмурилась.
– Вы можете доверять мне, мисс Невилл, – сказал Нэш. – Даю слово, что никто не узнает ваших секретов. Так в чем же заключается ваша страшная тайна?
– В том, что «Невилл шипинг» управляю я, а не Ротуэлл, – понизив голос до шепота, проговорила Ксантия. – Если знать все тонкости дела, то компания может приносить большую прибыль.
– А вы, насколько я понимаю, знаете все тонкости, не так ли?
На губах Ксантии заиграла лукавая улыбка.
– Да, я прекрасно ориентируюсь во всех хитросплетениях, лорд Нэш. Любое дело, за которое я берусь, горит у меня в руках. Ничего удивительного! Утром, когда истинные английские леди еще нежатся в постели и горничные подают им горячий шоколад, я уже сижу в своей конторе в Уэппинге и веду переговоры с моряками и торговцами. Светские дамы были бы в шоке, если бы узнали об этом.
– Вы шутите?
– Нисколько. Если бы это зависело от меня, я бы сделала так, чтобы все люди работали и получали за это хорошее вознаграждение.
– О Боже! – воскликнул Нэш. – Гоните от себя подобные мысли, мисс Невилл, они до добра не доведут.
– Я говорю совершенно серьезно, милорд. Мне претит паразитический образ жизни, который ведут многие мои знакомые. За них трудятся другие. Светским людям не хватает цели в жизни, борьбы, напора, азарта, честолюбия. Поэтому многие страдают от хронической скуки.
– А у вас, значит, есть цель… Я не хочу ставить под сомнение правильность избранного вами пути, но скажите, дорогая, к чему именно вы стремитесь? Какова ваша цель в жизни?
– Я стремлюсь достичь высот в коммерции, одержать верх в конкурентной борьбе. Не глупые интриги в светских салонах, а здоровые амбиции в предпринимательстве – вот основа нашей жизни. Но, к сожалению, не многие это понимают.
Нэш тихо засмеялся:
– Аристократы будут повержены в прах, когда услышат об этом, дорогая.
Ксантия пожала плечами:
– Они очень скоро поймут, что господству великосветской элиты приходит конец. Мы вступаем в новую эпоху, Нэш, эпоху прогресса и индустриализации. Англия через некоторое время преобразится, как это произошло с Америкой, и станет государством, состоящим из граждан, которые сделали себя сами.
– О Господи… – с наигранным ужасом пробормотал Нэш, – значит, вы – не просто симпатичная дама?
– Нет, я деловая женщина, – с ледяным спокойствием заявила Ксантия. – И для меня главное – финансовое благополучие компании, а не безоглядная преданность Короне и стране.
Нэш взял Ксантию за руку и тихо проговорил:
– Осторожнее, дорогая… – Он буравил ее жгучим взглядом, – Ваши речи попахивают государственной изменой.
Ксантия вскинула подбородок, в ее глазах был вызов.
– Вы правы, мне действительно нужно быть более осторожной. Иногда я жалею, что не уехала в Америку и не открыла там свое дело. Политика налогообложения в Англии не способствует развитию бизнеса, а ограничения, налагаемые на… Впрочем, хватит об этом! Вам, наверное, скучно слушать мои рассуждения?
– Я до сих пор нахожусь в шоке от того, что вы мне сообщили, мисс Невилл, – признался Нэш, – Вы, конечно же, знаете, что общество считает непристойным, когда женщина, принадлежащая к высшему классу, занимается коммерцией.
Ксантия взглянула на собеседника.
– Вы тоже так считаете, лорд Нэш? – спросила она. – Или вас заинтриговало мое признание? Быть может, вас отталкивают женщины, которые отказываются от традиционной роли супруги и выбирают свободу, личную и финансовую?
Нэш задумался над ее вопросами.
– Не знаю, что и ответить, – признался он. – Мне кажется, что ваши взгляды не входят в противоречие с идеей брака.
– Перестаньте, Нэш. Никогда не лгите леди, – с сарказмом сказала Ксантия. – На самом деле вы рады, что я не стремлюсь выйти замуж. Иначе вы не стали бы прогуливаться со мной под ручку. Вы страшно боитесь, что вас окрутят и заставят жениться. Или вы будете утверждать, что уже подыскиваете себе невесту?
– Вообще-то нет. Но какое это имеет значение?
– Вы пригласили прогуляться одинокую женщину только потому, что она не посягает на ваш статус холостяка, не так ли?
Нэш пожал плечами. Они уже покинули территорию Хенслоу-Хауса, и он вдруг подумал о том, что им пора поворачивать назад. Однако ему было хорошо с Ксантией. Он мог быть с ней самим собой.
– Позади нас стоит скамейка в тени деревьев. Мы проходили мимо нее. Может быть, вернемся к ней?
– Вы хотите вернуться на территорию поместья? – спросила Ксантия.
– Я забочусь о вашей добродетели, мисс Невилл, как это ни странно. Мне не хотелось бы, чтобы из-за меня пострадала ваша репутация.
– Вы чрезвычайно заботливы и осторожны, Нэш. Мне кажется, вы не слушали то, что я вам минуту назад говорила.
– Нет, я внимательно вас слушал, – возразил Нэш. – Но вы еще слишком молоды и безрассудны, моя дорогая. Кроме того, смею напомнить вам, что под вашим присмотром находится леди Луиза.
Ксантия нахмурилась:
– Я помню об этом, Нэш, и уверена, что не окажу на нее дурного влияния и не помешаю ей удачно выйти замуж. Я не собираюсь совершать предосудительные поступки. Мне скоро исполнится тридцать. Меня никак не назовешь молодой.
– Да уж, это и впрямь преклонный возраст, – с усмешкой заметил Нэш. – Надеюсь, вы еще не все зубы потеряли?
– Вы смеетесь надо мной, сэр, – с упреком сказала Ксантия. – Вы уверены, что я в конце концов одумаюсь и пойду с кем-нибудь к алтарю. Но задайте себе следующий вопрос; ничем мне подчиняться мужчине, когда я сама способна управлять своей судьбой?
– У вас есть брат. Юридически он несет ответственность за вас.
– Перестаньте, Нэш. Несмотря на резкость и острый язык, Киран никогда не навязывает мне свою волю. Мы выросли за пределами Англии, и это нужно учитывать. На Барбадосе у многих женщин есть свое дело. Они путешествуют без сопровождающих и заводят себе любовников.
– Неужели? – удивился Нэш.
А может, мисс Невилл предлагала ему в завуалированной форме закрутить с ней роман? Нэш припомнил разговор с Ротуэллом в его кабинете. Слова барона шли вразрез с утверждениями сестры.
– А знаете, дорогая, что, по словам вашего брата, вы скоро выйдете замуж?
Ксантия замерла.
– Что?! О Господи… А я-то думала, что он уже отказался от этой идеи…
– Очевидно, нет. У вас есть жених?
Ксантия отвела глаза и стала разглядывать лодки на реке.
– Был когда-то, – сказала она наконец. – Но мы пришли к выводу, что не подходим друг другу. Мой брат наивный человек, если думает, что я изменю свое решение.
– Тем не менее ваш бывший жених все еще мечтает жениться на вас, верно?
– С чего вы взяли? – спросила Ксантия.
– Для того, кто однажды полюбил вас, нет пути обратно, мисс Невилл, – с легкой иронией в голосе ответил Нэш. – Мне нужно держаться подальше от вас, дорогая, во избежание неприятностей. Боюсь, что я не смогу с должным достоинством пережить боль обманутых надежд.
– И много их было у вас?
– О чем вы?
– Об обманутых надеждах.
Нэш окинул Ксантию жадным взглядом. О, как ему хотелось в этот момент припасть к ее сочным чувственным губам. Он помнил, какой на ощупь была ее прелестная грудь. Да, он страдал сейчас, страдал от обманутых надежд. Нэш рассчитывал, что Ротуэлл позволит ему ухаживать за Ксантией, но барон ответил отказом.
– Да, некоторые мои надежды были обмануты, мисс Невилл, – промолвил он. – И то, что ваше бедро время от времени соприкасается с моим, не облегчает мою участь.
Ксантия поняла, что он имел в виду. Она замедлила шаг, и Нэш взял ее под руку. Ксантия почувствовала прикосновение его теплой крепкой ладони. Подняв на него глаза, она увидела в его взоре страсть. И у нее снова возникло чувство, что она смотрит в глаза близкого ей человека. Возможно, они действительно родственные души, которые стремятся слиться воедино, чтобы дополнить друг друга и составить единое целое.
«Что за романтическая чушь лезет тебе в голову?! – тотчас же одернула себя Ксантия. – Ты что, забыла о своей цели? Ведь тебе нужно как можно больше узнать об этом человеке, а не фантазировать. Ты должна установить, тот ли это человек, о котором говорил Венденхейм».
Увидев каменную скамейку, стоявшую в нескольких шагах от тропинки, у воды, Ксантия нахмурилась. Скамейка, к сожалению, не была скрыта от глаз посторонних. Их могли видеть гости с береговых террас. До слуха Ксантии доносился смех леди Хенслоу, принимавшей участие в стрельбе из лука.
Нэш и Ксантия расположились на скамье.
– Вот мы и нашли укромное место, – сказала она, расправляя складки на юбке. – Нас, пожалуй, могут заметить с лужаек. Но кроме наших спин, гости ничего не смогут разглядеть.
– Вы так говорите, как будто нам есть что скрывать от посторонних глаз.
– А разве нет? – игриво спросила Ксантия, положив ладонь на колено маркиза.
Глаза Нэша вспыхнули.
– Мисс Невилл, прошу вас, будьте осторожны.
Ксантия потупилась.
– Вряд ли нас кто-то видит сейчас, – прошептала она. – Кроме того, именно вы, Нэш, первый заговорили об обманутых надеждах. Разве не так? – Ее проворные пальцы тем временем скользнули по его бедру.
– О Господи… – процедил Нэш сквозь зубы. – Я пытаюсь быть джентльменом, мисс Невилл. Что будет, если нас все-таки увидят?
– Мою руку никто не сможет разглядеть с такого расстояния, – успокоила его Ксантия.
Она видела, как топорщится ткань на брюках Нэша, и ей хотелось прикоснуться к его отвердевшей плоти, хотелось, чтобы он прижал ее к себе покрепче…
Ксантия зажмурилась и снова себя отчитала. Опять она отвлеклась, опять забыла, зачем встретилась с этим человеком. Вместо того чтобы выполнять задание, которое ей дал Венденхейм, она поддалась искушению и думала только о наслаждении, о ласках Нэша и близости с ним.
– Дорогая моя мисс Невилл, – проговорил маркиз, – я думаю, что сейчас не время устраивать любовное свидание.
Рука Ксантии замерла в дюйме от паха Нэша.
– И когда же мы снова встретимся? – спросила она хрипловатым голосом. – Когда вы пригласите меня на любовное свидание?
– Боюсь, что это произойдет в следующей жизни. Я считаю неблагоразумной вашу попытку соблазнить меня.
Ксантия усмехнулась.
– Но вы не можете отрицать, Нэш, что между нами пробежала искра. Нас неудержимо влечет друг к другу. Только не говорите, что вы этого не чувствуете!
Нэш рассмеялся.
– То, что я чувствую сейчас, трудно описать словами, мисс Невилл, – сказал он, демонстративно убирая ее руку со своего бедра. – Это и неудивительно.
– Скажите честно, вы увлечены мной, лорд Нэш?
– Вы понимаете, о чем спрашиваете, мисс Невилл?
Ксантия вскинула голову и посмотрела прямо ему в глаза.
– Да, понимаю. Я спрашиваю, хотите ли вы стать моим любовником. Может быть, у вас есть обязательства перед другой женщиной?
– Мисс Невилл, неужели я похож на мужчину, который хранит верность женщинам? – ответил маркиз, криво усмехнувшись. – Они мне быстро надоедают, и я меняю их как перчатки. Скажу вам честно, мне совсем не интересны невинные, благовоспитанные девушки.
– Ну, меня уж точно не отнесешь к разряду невинных девушек, – заявила Ксантия. – Я подпорченный товар, если можно так выразиться. Ни один аристократ не пожелал бы жениться на мне!
Нэш внимательно посмотрел на нее:
– Вы слишком резко говорите о себе.
– Все, что я сказала, – чистая правда. Думаю, мой отзыв о себе поможет вам избавиться от чувства вины.
– Но я не сделал ничего такого, за что мог бы винить себя. Если, конечно, не считать поцелуя на террасе в доме Шарпов.
– Послушайте, Нэш, если я действительно больше не интересую вас, то так и скажите. У меня сейчас нет никого, но меня это не пугает. В Лондоне полно привлекательных мужчин. Я, конечно, не красавица, но не лишена некоторого обаяния.
Нэш долго молчал с мрачным видом.
– Надеюсь, мисс Невилл, – заговорил он наконец, – что вы не рискнете вести подобные разговоры с другими мужчинами из своего окружения. – Он резко поднялся. – Я подумаю над вашим безрассудным предложением, но вряд ли приму его. А теперь позвольте проводить вас к вашему родственнику лорду Шарпу.
Ксантия схватила его за руку. Нэш склонился над ней, впившись жадным взглядом в ее чувственные губы. На мгновение ей показалось, что он сейчас поцелует ее. У Ксантии затрепетало сердце. Но маркиз по-прежнему не сводил с нее глаз – как будто пытался прочесть ее тайные мысли.
– Что с вами, Нэш?
– Ничего, все в порядке. Просто мне вдруг подумалось, что вы странно ведете себя.
Ксантия улыбнулась.
– Что же тут странного? Я просто поступаю так, как велит мне сердце.
Его черные глаза вспыхнули жарким огнем. Он выпрямился и, взяв Ксантию за руку, заставил ее встать со скамьи. Затем повел ее в ту сторону, где находились гости.
– Куда вы так торопитесь? – пробормотала она.
Он проигнорировал ее вопрос. Когда же они уже подходили к группе гостей, стоявших на лужайке, проговорил:
– Вы играете с огнем, мисс Невилл. Помните, что я не мерзавец, но в то же время и не святой.
– Вы как-то назвали себя сибаритом.
– Да, я закоренелый эгоист. Сибарит берет от жизни то, что ему хочется, срывает любой плод, а потом, выжав из него все, что дает наслаждение, выбрасывает. Не забывайте это, мисс Невилл.
С этими словами лорд Нэш резко развернулся и, покинув ее, стал подниматься по ступеням лестницы.
В этот день Ксантия возвращалась домой в скверном настроении. Она подыскивала слова, чтобы дать определение тому, что пережила на пикнике леди Хенслоу. Унижение? Позор? Она попыталась соблазнить лорда Нэша и почти добилась своего. Нэш признался, что он не святой. И действительно, Ксантии теперь казалось, что он был способен на все, в чем его подозревал Венденхейм. Однако ей не удалось найти подтверждения этим подозрениям. Ее постоянно отвлекали посторонние мысли. Неужели физическое наслаждение было для нее важнее всего прочего?
Ксантия всегда старалась правильно оценить силы противника, прежде чем действовать. Однако Нэшу удалось обвести ее вокруг пальца. Ей даже начинало казаться, что Нэш хорошо знает ее, что он понимает ее лучше, чем кто-либо другой. В его присутствии она вынуждена была бороться с сильнейшим искушением, преодолевать соблазны и подавлять эмоции. Ксантия ловила себя на том, что придумывает романтические оправдания тем чувствам, которые она испытывала к Нэшу.
Зная, что перед ней изменник, контрабандист, а возможно, и убийца, она тем не менее млела от одного его взгляда. Ксантия вспомнила, о чем предупреждал ее Венденхейм. На карту было поставлено слишком многое, и она не имела права на ошибку. Власть и деньги… Эти две вещи заставляют людей совершать самые страшные преступления. На что еще был способен Нэш?
Несмотря на серьезную угрозу, исходившую от преступника, Венденхейм наверняка был бы в шоке, если бы узнал, что она, Ксантия, пыталась затащить Нэша в свою постель. Он не требовал от нее подобных жертв. Венденхейм полагал, что она ограничится флиртом и с помощью этого женского оружия заставит Нэша потерять бдительность.
Глядя в окно кареты, въехавшей на Пиккадилли, Ксантия думала о том, что речь сейчас шла не о ней и ее чувствах, а о деле государственной важности. Но в присутствии Нэша она не могла справиться с собой. Когда он находился рядом, она не хотела верить в то, что подозрения Венденхейма могут подтвердиться.
Но неужели она так глупа и наивна? В таком случае ей не следовало тягаться с Нэшем, человеком холодным, расчетливым и прекрасно владевшим собой. Ксантия сознавала, что теряет голову от одного его взгляда. Но все же она не хотела отступать. И это тоже было глупо с ее стороны.
Карета остановилась перед домом на Беркли-сквер, и Ксантия услышала, как слуга Шарпа откинул подножку для пассажиров. Вернувшись к действительности, она чмокнула Луизу в щеку и поблагодарила Шарпа за приятно проведенный день. Войдя в дом, Ксантия представила, как сейчас примет горячую ванну, выпьет бокал шерри, ляжет в постель, – и настроение у нее сразу же улучшилось. Однако ее планам не суждено было осуществиться.
Слуга сообщил ей, что ее уже целый час ждет посетитель. Нa лице Ксантии отразилось разочарование.
– Это тот же щеголеватый джентльмен, который был у нас недавно, мисс, – прошептал Трэммел. – Лорда Ротуэлла нет дома, но этот развязный господин сказал, что хочет видеть именно вас. Я провел его в Желтый салон и подал ему стаканчик лучшего бренди лорда Ротуэлла. Но он не стал пить, а только понюхал бренди и отставил его в сторону. Слыханное ли дело, мисс, чтобы люди так вели себя в гостях?
Ксантия пожала плечами. Может быть, ей следовало пройти в Желтый салон и залпом осушить стаканчик бренди с отвергнутым гостем?
С чувством легкой досады Ксантия поднялась на второй этаж.
– Добрый день, мистер Кембл, – поздоровалась она. – Какой сюрприз!
– Я вижу, дорогая мисс Невилл, что вы прислушались к моему совету, – сказал щеголь. – Или почти прислушались.
Ксантия уставилась на него с недоумением, но потом заметила, что он смотрит на ее платье.
– Ах, это?.. – пробормотала она. – Но мой наряд, как видите, синевато-голубых тонов.
– Тем не менее вы в нем прелестны, – .отметил Кембл. Его слова вряд ли можно было счесть за комплимент.
Кембл говорил деловитым тоном – как доктор, ставивший диагноз пациенту. Но Ксантия была не против подобного тона. Ее вполне устраивал деловой характер отношений с Кемблом.
– Я принес вам подарок, – неожиданно сказал Кембл, вытащив из кармана небольшую картонную коробку.
– Подарок? – Ксантия взяла коробку и присела. – Ей-богу, вам не следовало это делать.
– Откройте коробку, моя дорогая. Давайте посмотрим, понравится ли он вам.
Ксантией овладело любопытство. Вообще-то было не принято, чтобы джентльмен дарил подарки незамужней леди. Но Ксантия чувствовала, что это какой-то необычный подарок.
Открыв крышку, она замерла в изумлении. Подарок действительно был необычный. В груде деревянных опилок лежала кожаная кобура с ремнями, и из нее выглядывала рукоять маленького серебряного пистолета. Ксантия осторожно достала подарок из коробки.
– Вы умеете им пользоваться? – спросил Кембл. Ксантия положила кобуру с пистолетом себе на колени.
– Да, но я давно не практиковалась.
– Не беда. Эта игрушка годится только для стрельбы с близкого расстояния, – пояснил гость. – Поэтому вам будет несложно попасть в цель. А сейчас я отвернусь, мисс Невилл, чтобы вы могли поднять свои юбки и примерить ремни кобуры.
Ксантия пришла в замешательство.
– Примерить? Каким образом?
– Надо застегнуть ремень на ноге, – ответил Кембл, отвернувшись к стене. – И затяните его потуже, пожалуйста. Пистолет хотя и маленький, но довольно тяжелый. Ремень может соскользнуть.
Ксантия чувствовала, что попала в глупое положение. Тем не менее она поставила ногу на низкую скамеечку, задрала юбки и надела ремень с кобурой. Ремень пришелся ей как раз впору.
– Примерила, – сообщила Ксантия, опуская юбки. – Сидит отлично. Но скажите, неужели вы и впрямь думаете…
– Да, думаю, – перебил ее Кембл и повернулся к ней лицом. Ксантия отметила про себя, что он двигался с быстротой и ловкостью кошки. – Мы не знаем, с какой опасностью вы можете столкнуться, моя дорогая, а я в это время могу оказаться далеко.
– А при чем здесь вы? – удивилась Ксантия.
– Как? Неужели Макс ничего не сказал вам?
– Лорд Венденхейм? – Ксантия покачала головой: – Нет, он ничего не говорил мне о вас.
Кембл с улыбкой развел в стороны руки, словно распахивая перед Ксантией свои объятия.
– Дорогая моя, очень скоро мы с вами станем неразлучными спутниками. Разрешите представиться. Я – ваш новый служащий.
– Не понимаю, что вы имеете в виду. – Ксантия попыталась улыбнуться.
– Я – ваш личный секретарь, мисс Невилл, – пояснил Кембл. – Ваш адъютант. Ваш опекун, если хотите.
– Но мне не нужны ваши услуги. Я не просила, чтобы ко мне приставляли опекуна. У меня есть мистер Ллойд и полная контора клерков!
– И тем не менее мне придется повсюду сопровождать вас, – возразил Кембл. – Такова воля Максимилиана.
Ксантия надула губки.
– Передайте лорду Венденхейму, что у меня даже в детстве не было гувернантки, – заявила она. – А теперь, будучи взрослой, я тем более не собираюсь обзаводиться ею. Я привыкла к жизни в порту, привыкла к нравам, царящим в доках, и я сомневаюсь, что здесь, в Мейфэре, меня подстерегает более серьезная опасность, чем там.
Кембл с мягким упреком взглянул на собеседницу:
– Все это очень хорошо, мисс Невилл, но у меня возникает вопрос: а как же я?
Ксантия приподняла бровь.
– В каком смысле, мистер Кембл?
– Дело в том, моя дорогая, что Макс уличил меня в одном… скажем так, неблагоразумном поступке. И мне бы очень не хотелось, чтобы о нем узнали окружающие.
– Но какое отношение это имеет ко мне?
– Макс шантажирует меня, принуждает меня следить за вами.
– Это просто возмутительно!
– Вы правы, мисс Невилл, – охотно согласился Кембл. – И все же я прошу вас учесть мои интересы. Подумайте обо мне! Если вы откажетесь сотрудничать со мной, Макс решит, что это я во всем виноват. Он скажет, что я не пытался убедить вас в необходимости воспользоваться моими услугами, скажет, что я был недостаточно настойчив и усерден.
Ксантия с подозрением посмотрела на гостя:
– Мне казалось, что вы с лордом Венденхеймом друзья.
Кембл энергично замахал руками.
– Ничего подобного! – воскликнул он. – Как это ни печально, но у Макса нет друзей. Он совершенно одинокий человек. К тому же лишенный чувства юмора. И он думает только о себе и об интересах своего драгоценного министерства внутренних дел.
– Я вам не верю.
Кембл грустно улыбнулся.
– Придет время, мисс Невилл, и вы сами убедитесь в том, что я сказал вам чистую правду. А пока советую не отказываться от моих услуг. Что плохого будет в том, если я похожу за вами хвостом в течение нескольких недель? Возможно, я даже пригожусь вам. Скажу без лишней скромности, у меня масса талантов.
Ксантия в этом нисколько не сомневалась. Кембл был забавным малым. Была в нем какая-то червоточинка, Ксантия чувствовала это. Но она была почти уверена, что с ним по крайней мере не умрет от скуки.
– Хорошо, – кивнула она. – Вы будете каждый день сопровождать меня в Уэппинг, и мы найдем для вас в конторе подходящую работу. Вы аккуратный человек?
– Более чем.
– Превосходно. В конторе есть кладовка, забитая до отказа судовыми журналами и декларациями. Все эти документы нужно рассортировать, разложить по папкам, подшить и составить на них опись. Но вот что касается дома, то сюда я вас не пущу, мистер Кембл, вы уж не обессудьте. Здесь я нахожусь под защитой брата, и вы мне не нужны. И еще. Я не собираюсь носить под юбкой этот нелепый пистолет.
– Но, дорогая моя, это совершенно необходимо! – с горячностью возразил Кембл. – Вам не следует появляться на территории доков безоружной. Кроме того, лорд Нэш, как многие полагают, – очень опасный человек.
– О, в этом я не сомневаюсь, – сказала Ксантия, – Но я не уверена, что он государственный преступник.
– Зато в министерстве внутренних дел уверены в этом. Власти хотят бросить в тюрьму этого человека.
– Даже не имея доказательств его вины? Я начинаю думать, что вы все уже заранее осудили лорда Нэша и вынесли ему суровый приговор! Я готова помочь правосудию, но не хочу поддерживать произвол, мистер Кембл. Надеюсь, вы меня поняли.
– Конечно, понял. Более того, мне кажется, что вы во многом правы.
– Думаю, что правда действительно на моей стороне. Но если Нэш все же является преступником, то мы очень скоро получим улики против него.
Мистер Кембл улыбнулся, скрестив на груди руки.
– Но пока мы еще не уверены в его невиновности, моя дорогая, вам придется носить с собой пистолет. В конце концов, вы можете относиться к нему как к аксессуару из серебра, дополняющему наряд.
– А вдруг лорд Нэш случайно нащупает его?
Кембл усмехнулся.
– В таком случае носите пистолет в сумочке. Правда, вам придется завести сумочку довольно больших размеров.
– Это более разумное предложение, – согласилась Ксантия. – Пожалуй, я так и поступлю.
На губах мистера Кембла заиграла торжествующая улыбка.
После фиаско, которое он потерпел на пикнике леди Хенслоу, лорд Нэш вернулся домой с твердым намерением никуда больше не выезжать сегодня. Ему нужно было зализать раны, оставленные острыми коготками, которые в него вонзила мисс Невилл. Их встреча на пикнике оставила в душе Нэша неприятнейший осадок. Он никак не мог избавиться от чувства разочарования и досады.
Нэш ждал на ужин брата Тони, но тот так и не приехал. Поэтому маркизу пришлось ужинать в полном одиночестве. Он медленно жевал мясо, не чувствуя вкуса, и запивал его большим количеством венгерского вина «Бикавер», что в переводе означало «бычья кровь». Вино было очень крепким, но так и не принесло Нэшу спасительного забвения. Встав из-за стола, он стал бродить по дому как привидение. Нэш места себе не находил, он пробовал читать, пробовал раскладывать пасьянс, но ни на чем не мог сосредоточиться.
В конце концов овладевшее Нэшем беспокойство заставило его выйти на темную улицу. Через некоторое время он понял, что идет в сторону Беркли-сквер, и резко остановился. Что это с ним? Зачем он идет туда? Что собирается делать? Стоять на улице и смотреть на окна Ксантии, как влюбленный безумец?
Нет, такое поведение было бы безрассудным. И потом, он не был влюблен в Ксантию. Он был всего лишь увлечен ею. Довольный тем, что нашел подходящее слово, чтобы определить те чувства, которые испытывал к Ксантии, Нэш повернулся и пошел в сторону Ковент-Гардена. Он решил, что получит физическое удовлетворение в постели Лизетт и это успокоит его. Да, это было проверенное средство. А если на сей раз оно окажется неэффективным, то он отправится в заведение мамаши Люси и найдет утешение в объятиях гибкой брюнетки с бездонными синими глазами. Девочки мамаши Люси способны были удовлетворить даже самых взыскательных клиентов. Нэш не был извращенцем, ему сейчас требовалось только одно – забыться на несколько часов в объятиях какой-нибудь красотки.
Но если он жаждал обрести покой, то ему не следовало идти к Лизетт. Эта женщина не могла его утешить. Она вернулась домой из театра в тот момент, когда Нэш допивал уже второй стаканчик водки. Увидев гостя, Лизетт с возмущением воскликнула:
– Не ожидала увидеть тебя здесь!
Нэш взглянул на свой стакан с водкой.
– Что-то ты поздно сегодня, – пробормотал он. Актриса, пожав плечами, подошла к бюро красного дерева. Она была возмущена поведением Нэша, но хорошо понимала, кто именно обеспечивал ее материальное благополучие. Уж конечно, не дирекция театра.
– Я не ожидала, дорогой, что ты придешь. – Лизетт принялась вынимать шпильки из волос. – Твои привычки с некоторых пор сильно изменились.
– Но я плачу тебе за то, чтобы ты всегда была дома.
– Нет, дорогой, ты платишь мне за то, что я сплю с тобой, – возразила она, глядя на его отражение в зеркале. Распустив свои белокурые волосы, добавила: – Сегодня после спектакля я отправилась в Милли-Доуз на званый вечер. Если бы мы чаще виделись, я пригласила бы туда и тебя.
Нэш поднялся на ноги со стаканом в руке.
– Когда закончишь прихорашиваться, поднимайся наверх, – сказал он.
– Я хочу тебе понравиться, Нэш, – сказала Лизетт, наблюдая за ним в зеркало. – Захвати с собой наверх мадеру.
– Мне она не нужна, – буркнул Нэш.
– А мне нужна. Возьми для меня стакан.
Захватив еще один стакан и графин, Нэш направился на второй этаж. Войдя в спальню Лизетт, он поставил стаканы и графин на ночной столик и стал раздеваться.
Когда они оба наконец оказались в постели, Нэш грубо овладел Лизетт в тщетной попытке избавиться от мучивших его демонов. Лизетт же, будучи профессиональной актрисой, прекрасно изобразила страсть. Впрочем, ей действительно не нравились нежности и сантименты в постели – возможно, именно это обстоятельство во многом и способствовало их сближению.
Было время, когда Нэш получал полное удовлетворение в постели с Лизетт. Но это время миновало. Лизетт надоела ему. Он устал от ее притворства. Взглянув на нее, он увидел, что она наблюдает за ним из-под полуопущенных век. Ее красный рот был приоткрыт, и из него вырвались глухие стоны. Но все это было так… наигранно. Нэшу не хватало подлинности, искренности чувств. И сейчас он смотрел на эту сцену соития как будто со стороны – смотрел отчужденно и бесстрастно.
В какой-то момент Лизетт на мгновение напряглась, оцепенев, а затем по ее телу пробежали судороги. Почти тотчас же вздрогнул и Нэш, вовремя успев, однако, выйти из нее, так что струя его семени оросила ее молочной белизны бедра. Лизетт блаженно улыбнулась, но Нэш чувствовал, что его любовница недовольна им. Должно быть, она просто хорошо сыграла, так и оставшись неудовлетворенной. Нэш не удивился бы, если бы узнал, что все это время Лизетт притворялась в постели с ним. Эта мысль была чрезвычайно ему неприятна, и он тут же отбросил ее – сейчас не время было об этом думать.
Отдышавшись, Нэш улегся на спину и прикрыл ладонью глаза от света горевшей в спальне лампы.
– Ты сегодня играл в карты? – неожиданно спросила Лизетт. – Наверное, тебе не везло. Много проиграл?
– Нет, не играл, – ответил Нэш. – Я был дома.
Нэш не садился за карточный стол уже много дней – просто-напросто забыл дорогу в клуб «Уайтс» и в другие заведения, где играли в азартные игры.
– Я обычно сразу же понимаю, сопутствовала тебе удача в игре или нет, – продолжила Лизетт. – Судя по всему, сегодня ты проигрался в пух и прах.
– Ради Бога, Лизетт прекрати. Я же сказал, что не играл сегодня.
– Мне кажется, Нэш, – в задумчивости проговорила Лизетт, – что я тебе надоела. Это так?
Маркиз поднялся с постели и подошел к окну. Упершись руками в раму, взглянул на темную улицу. За окном стояла ночь. Колокола собора Святого Павла пробили час, их звон глухо прозвучал в тумане, окутавшем город. В густой пелене тускло светили уличные фонари, похожие на желтые растекающиеся масляные пятна.
– Знаешь, я думаю, что нам, пожалуй, нужно пригласить девушку для любовных утех, – заявила Лизетт. – У меня уже есть одна на примете. Хелен Мэндерс вполне подошла бы на эту роль. Она – девушка без предрассудков. Я уверена, Хелен согласится составить нам компанию в постели.
Нэш резко поднял оконную раму и полной грудью вдохнул холодный, обжигающий воздух, надеясь, что это поможет ему прийти в себя.
– Яне думаю, Лизетт, что нам это нужно, – пробормотал он, не оборачиваясь.
– Знаешь, Хелен в этом сезоне играет Титанию, – стала расхваливать Лизетт свою подругу. – Она могла бы явиться к нам в костюме феи. Он ей очень идет.
– Нет, Хелен нам не поможет.
– Тогда давай пригласим мужчину. Если, конечно, ты этого хочешь. – Лизетт говорила с придыханием, низким хрипловатым голосом опытной обольстительницы. – Я знаю, что часто скверно веду себя, и ты мог бы наказать свою плохую девочку. Может быть, обратимся к Тони? Он очень красивый мужчина.
Нэш резко обернулся и бросил на любовницу пристальный взгляд.
– О Господи, только не впутывай во все это Тони! У него и без нас полно неприятностей. Кроме того, Тони женат, не забывай об этом.
Лизетт закатила глаза.
– Не будь ханжой, Нэш! Мне безразлично, женат он или нет. Да и сам Тони, если верить слухам, не слишком-то обращает внимание на свою жену.
– Интересно, что это за слухи? – нахмурившись, спросил Нэш.
Лизетт лукаво улыбнулась.
– Иди ко мне, дорогой, – промурлыкала она. – Я уже соскучилась по тебе. А потом я, возможно, расскажу, какие слухи ходят о твоем брате.
Маркиз снова повернулся спиной к любовнице.
– Нет, Лизетт, мне нужно идти, – пробормотал он и стал одеваться.
– Почему так рано?! – возмутилась Лизетт, ударив кулаком по постели. – Черт побери, Нэш! Мне надоели эти тягостные, безрадостные отношения!
– Прости, Лизетт, я хорошо тебя понимаю, – надевая брюки, сказал Нэш.
– Все, с меня хватит! – все больше распаляясь, закричала Лизетт. – Я ухожу к лорду Катхерту. Ты меня слышишь?! Я не шучу!
Нэш кивнул, продолжая одеваться:
– Слышу. Ты уходишь к Катхерту…
– Я завтра же уезжаю отсюда, Нэш, если ты сейчас не остановишь меня!
Он застегнул жилет и с безучастным видом посмотрел на актрису.
– Что ж, Катхерт – очень неплохой человек. Я не желаю тебе зла, Лизетт, поверь мне. Но мы должны расстаться. Ты уходишь из моей жизни, а я – из твоей.
Честность – не всегда лучшая политика. Нэш понял это, когда увидел, что лицо его любовницы исказилось от гнева.
– О Господи, как же я ненавижу тебя! – воскликнула она, схватив с ночного столика графин с красным вином. – Будь ты проклят!
Лизетт вполне могла бы попасть в него, если бы Нэш в этот момент не присел на корточки в поисках своих чулок. Осколки разбившегося вдребезги графина разлетелись в разные стороны. Выпрямившись, Нэш бросил взгляд через плечо и увидел, как пятно от мадеры расплывается по стене, обитой шелком цвета слоновой кости.
Какое-то время он молча разглядывал винное пятно. Потом с усмешкой пробормотал:
– Если память мне не изменяет, бокалы из набора, в который входил этот графин, ты разбила на прошлой неделе.
– Да, разбила, – процедила Лизетт сквозь зубы и, размахнувшись, швырнула стакан в зеркало. – А это был последний предмет из того набора!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не лги леди - Карлайл Лиз



Еле осилила полкниги. Неинтересно. Главная героиня какая-то распутная.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизМари
30.04.2014, 12.10





Прочитала первые несколько глав и эпилог. Все предсказуемо. 4/10.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизНаташа
27.07.2015, 1.32





Местами скучно, но прочесть можно.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизОльга К
24.09.2015, 22.13





Я не могу понять некоторых коментариев..... если Вам скучно читать про любовь... которая написана очень легко... читаются романы этой писательници на ура.... я лично отдыхаю под ее романы... и сначала прочтите ни когда не лги леди.... а аотом про Кирана брата про повесу... а то у меня на оборот получилось
Никогда не лги леди - Карлайл Лизвиктория
10.06.2016, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100