Читать онлайн Никогда не лги леди, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не лги леди - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не лги леди - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не лги леди - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не лги леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3
Неприятный разговор в Мейфэре

Услышав стук в дверь, барон Ротуэлл, находившийся в дурном расположении духа, досадливо поморщился. Он уже несколько часов сидел за бутылкой бренди в кабинете своего дома на Беркли-сквер и не желал отрываться от своего занятия.
Ротуэлл принадлежат к людям, свято верившим в то, что тишина – единственный настоящий друг, который никогда не предаст. У него было немного приятелей, но даже с ними он почти не поддерживал отношений. Барон терпеть не мог пустой болтовни, а любое общение, по его мнению, как раз и сводилось к ней.
Поднявшись на ноги, он подошел к буфету и налил себе очередную порцию бренди. Барон утешал себя тем, что в Лондоне не было ни одного человека, который мог бы нанести ему сегодня визит Он, Ротуэлл, во всяком случае, никого к себе не приглашал. Каково же было его удивление, когда недавно нанятый им слуга доложил о приходе незваного гостя и с поклоном подал ему визитную карточку. Имя гостя ничего не говорило барону.
– Меня нет дома, – буркнул он. Слуге от его слов явно стало не по себе.
– Простите, милорд, но мне кажется, что этот человек намерен ждать до тех пор, пока вы его не примете, – пробормотал он. – Это же маркиз Нэш, его ничто не остановит.
Ротуэлл нахмурился.
– А кто такой этот Нэш? – проворчал он.
– Этот джентльмен привык добиваться своего, милорд, сметая все препятствия.
Ротуэллом овладело любопытство.
– Что ж, хорошо, – кивнул он. – Приведи сюда этого парня.
Натуралисты утверждают, что два встретившихся в дикой природе хищника начинают ходить кругами, стараясь по запаху определить тот момент, когда противник даст слабину и будет готов уступить. Ротуэлл не привык уступать и ощетинился сразу же, как только визитер переступил порог его кабинета.
Нэш был строен и элегантен, и каждое его движение свидетельствовало о силе характера и неуступчивости. Его иссиня-черные волосы серебрились на висках. Он держал перекинутый через руку дорожный плащ и, судя по всему, не намерен был надолго задерживаться в доме Ротуэлла.
– Добрый вечер, лорд Ротуэлл. – Гость устремил на барона холодный взгляд темных, как вулканическое стекло, глаз. – Благодарю за то, что вы любезно согласились принять меня.
Глаза цвета обсидиана, дорогая одежда, легкий акцент, свидетельствующий о том, что Нэш не был англичанином, – все это заинтриговало Ротуэлла. Он указал рукой на стул.
– Садитесь. Чем могу быть вам полезен?
Нэш пододвинул стул ближе к письменному столу.
– Я приехал к вам по личному делу.
– Черт побери, понятия не имею, какое у вас может быть ко мне дело, – проворчал Ротуэлл. – Я вас впервые вижу.
Нэш едва заметно улыбнулся.
– Нас действительно официально не представляли друг другу, но мы могли встречаться на балах. Во всяком случае, я имел честь видеть вчера вечером в доме Шарпов вашу сестру. Мисс Ксантия Невилл – ваша сестра, не правда ли?
«Этот человек похож на волка, – промелькнуло у Ротуэлла. – У него хищный взгляд».
– Я не помню вас, – ответил он. – Что же касается мисс Невилл, то она действительно моя сестра. А в чем, собственно, дело?
– Насколько я понимаю, вы – ее опекун, – вкрадчивым голосом продолжал Нэш. – Дело в том, что я хочу попросить у вас разрешения ухаживать за ней.
– Что?! Что вы сказали?
– Я хотел бы ухаживать за мисс Невилл. – Теперь его голос был уже не вкрадчивым, скорее – зловещим. – Но мне нужно получить ваше разрешение.
– Вы собираетесь ухаживать за моей сестрой? – пытаясь скрыть свою растерянность и изумление, переспросил Ротуэлл.
– Именно так. И я почему-то уверен, что вы дадите свое согласие.
Оправившись от изумления, барон грозно нахмурился.
– Вы зря в этом уверены! – рявкнул он. – С чего это я должен давать вам свое согласие? Моя сестра – удивительная, редкая женщина. И насколько я знаю, ей не нужен муж. Она не желает выходить замуж! Кроме того, вы должны были просить разрешение не у меня, а у нее самой. Если вы обращаетесь ко мне, то, значит, плохо знаете Ксантию.
– Понятно. Ваша сестра считает, что женщина должна быть независима и самостоятельна. Замечательно!
– Она не просто придерживается такого мнения, – заявил Ротуэлл. – Ксантия живет по этому принципу. Она независимая, упрямая, властная. И ее не переделать! Кстати, Нэш, вы знаете, что скоро ей исполнится тридцать? Поверьте мне, она не похожа на других женщин. Вы хоть понимаете, о чем просите?
– Да, конечно. Я прошу у вас разрешения ухаживать за вашей сестрой.
– Но зачем это вам?
– Простите…
– Почему именно Ксантия? Если вы задумали жениться, то выберите в жены молоденькую покладистую девушку. С такой супругой ваша семейная жизнь будет намного приятнее, уж поверьте мне.
Нэшу стало немного не по себе после этих слов хозяина.
– Мисс Невилл любит командовать? – спросил он осторожно.
– Да, любит. И у нее это неплохо получается. А если хотите начистоту, то я с уверенностью заявляю и готов побиться об заклад, поставив десять против одного, что она отвергнет любого мужчину… по крайней мере из тех, которых я знаю.
Нэш был озадачен. Он не ожидал такого жесткого отпора. Ротуэлл же вдруг насторожился и, окинув гостя подозрительным взглядом, проговорил:
– Честно говоря, мне известна только одна причина, которая могла заставить вас заинтересоваться моей сестрой. Но если я ее сейчас назову, вам это вряд ли понравится.
– Говорите прямо, Ротуэлл, – потребовал Нэш.
– Речь идет о состоянии Ксантии. Вы, несомненно, знаете, что моя сестра – богатая женщина. Но не тешьте себя иллюзиями, Нэш, она никогда не уступит мужу и даже после свадьбы будет делать то, что ей заблагорассудится.
Смущение на лице маркиза сменилось высокомерной усмешкой.
– Вы хотите сказать, что я – охотник за приданым? Если так, то вы ошибаетесь, Ротуэлл.
Барон ненадолго задумался, потом сказал:
– В таком случае прошу прошения. Но мне кажется, что Ксантия не та женщина, которая может вскружить мужчине голову… Хотя, конечно, она довольно мила. Однако ее характер может отпугнуть любого. Именно поэтому я и высказал предположение о корыстной подоплеке…
Казалось, Нэш снова смутился. Немного помолчав, пробормотал:
– Вероятно, у меня сложилось неправильное мнение о мисс Невилл. Теперь я начинаю понимать, что из нее не выйдет идеальной жены.
Ротуэлл невольно рассмеялся.
– Для человека, который будет подходить ей по всем статьям, Ксантия станет замечательной женой. Но я почему-то уверен, что вы не являетесь тем мужчиной, который ей нужен. Не думаю, что такая умная и очаровательная женщина, как Ксантия, согласится стать женой человека, который ее не любит, который не достоин ее.
Нэш пронзил барона взглядом своих черных глаз.
– Вы говорите так, как будто у вас есть кто-то на примете. Я не ошибся?
Ротуэлл медлил с ответом.
– Не скрою, моей сестре сделали предложение, – сказал он наконец. – И на днях будет решаться вопрос о свадьбе.
– Понятно. – По лицу Нэша пробежала тень, его глаза затуманились. – Примите мои извинения, лорд Ротуэлл. Я причинил вам беспокойство в весьма неподходящее время и….
В этот момент дверь распахнулась, и в кабинет, словно ураган, ворвалась дама с кожаным портфелем под мышкой.
– Киран, у меня потрясающие новости! – воскликнула она. – «Попутный ветер» прибыл на несколько недель раньше графика, и теперь мы можем… – Ксантия осеклась, увидев вставшего при ее появлении гостя. – О Господи, простите….
Она попятилась к двери, намереваясь выскользнуть в коридор, но Ротуэлл остановил ее:
– Куда ты направилась, моя дорогая? Разве ты не видишь, что у нас гости? Неужели ты хочешь уйти, так и не поздоровавшись с нашим новым другом лордом Нэшем? Я полагаю, ты знакома с ним.
Ксантия густо покраснела.
– Лорд Нэш? – пробормотала она. – Я… я не знаю… не уверена… То есть я хочу сказать, что не понимаю, зачем он здесь…
Барон впервые видел сестру в таком замешательстве. Обычно она в карман за словом не лезла, а тут вдруг так растерялась, что двух слов не могла связать. Он внимательно вглядывался в ее лицо, стараясь понять, какие чувства она испытывала. Может быть, гость внушал ей страх? Нет, Ксантия не боялась маркиза – просто ужасно смутилась.
– Ваши личные дела меня не касаются, – с досадой проговорил Ротуэлл. – Улаживайте их сами.
– Киран, о чем ты? Какие дела могут быть у меня с этим человеком? – Ксантия искоса посматривала на маркиза.
– Понятия не имею. – Ротуэлл пожал плечами и потянулся к своему бокалу с бренди. – Разбирайтесь сами.
Прихватив с собой и бутылку – впереди была длинная ночь – барон направился к двери.
– Добрый вечер, мисс Невилл, – сказал Нэш, когда дверь за Ротуэллом закрылась. – Вот мы и встретились.
Ксантия нахмурилась:
– Лорд Нэш, не так ли?
– Умоляю вас, не делайте вид, что вы меня не знаете.
– Я действительно не знаю вас, – чеканя каждое слово, заявила Ксантия. – Что вы здесь делаете? Как вы меня нашли?
– После нашей встречи на террасе я постоянно думал о вас, дорогая моя. Поэтому я навел кое-какие справки и был немало обеспокоен тем, что узнал.
Ксантия в гневе воскликнула:
– Как вы посмели?! Почему вы выслеживаете меня, как хищник свою добычу?! Я прошу прощения, сэр, за то, что произошло вчера вечером, и я надеюсь, что вы сделаете то же самое. Как бы то ни было, но на вашем месте любой джентльмен, которого внезапно покинула леди при подобных обстоятельствах, должен был бы прийти к определенным выводам.
– К каким же это? Я пришел только к одному-единственному.
– И тем не менее вы начали преследовать меня. Вы нарушили покой моего дома своим бесцеремонным вторжением. Это непорядочно, сэр.
Нэш внимательно смотрел на Ксантию. И даже сейчас, в гневе, она была необыкновенно привлекательна – он чувствовал ее очарование. Эта женщина с темно-каштановыми волосами, изящным носом и широко поставленными глазами, сейчас с вызовом смотревшими на него, была удивительно хороша собой.
– Вы должны простить меня, мисс Невилл, – сказал наконец Нэш. – Я неправильно оценил ситуацию.
– Совершенно верно, – кивнула Ксантия. – Но зачем вы явились к моему брату? Что взбрело вам в голову?
– Я решил, что должен отправиться в логово льва. Я не из тех, кто покорно ждет, когда возникнут неприятности. Мне хотелось выяснить, откуда ветер дует.
– Вы сами-то поняли, что сказали? Бред какой-то!..
– Да, вы правы, все это глупо, – признал маркиз.
– Я хочу, чтобы вы держались подальше от моего брата, – заявила Ксантия. – Ротуэлл вас проглотит и не подавится. С такими денди, как вы, он быстро расправляется. Не нужно раздражать его, лорд Нэш.
– Прошу прощения, мисс Невилл, вы назвали меня «денди»?
Ксантия вспыхнула до корней волос.
– Да, я хотела сказать, что вы щеголь, богатый ловелас и нарцисс. – Она немного помолчала, поджав губы, потом снова заговорила: – Простите, я не хотела обидеть вас, я просто пытаюсь донести до вас мысль о том, что не надо досаждать моему брату. Не надо настраивать его против себя, – добавила Ксантия.
Нэш приблизился к ней и взял ее за руку.
– А если бы я рассказал ему о том, чем мы занимались на террасе дома Шарпов, это настроило бы его против меня?
– О Боже… Надеюсь, у вас хватило ума не говорить ему об этом.
Все еще держа Ксантию за руку, Нэш внимательно посмотрел в ее глаза, полыхавшие синим огнем.
– Нет, я ему ничего не сказал, – проговорил он в задумчивости. – Но предположим, я поведал бы ему о вчерашних событиях. Скажите, мисс Невилл, как бы отреагировал ваш брат на эту новость?
Ксантия рывком высвободила руку и отпрянула от Нэша.
– Не знаю. Возможно, никак. А может, застрелил бы вас на месте. У Ротуэлла сложный характер, в этом-то все и дело. Никогда не знаешь, как он поступит. Прошу вас по-хорошему, лорд Нэш, держитесь подальше от меня и от моего брата. Тем самым вы избавите нас всех от множества бед.
Нэш снова приблизился к Ксантии, пытаясь отрезать ей путь к бегству. Он не желал отпускать ее.
– Скажите, мисс Невилл, почему вы поцеловали меня вчера вечером? – спросил он. – И что вы делали одна на террасе дома? Эти вопросы не дают мне покоя.
– Англия – свободная страна, – ответила Ксантия. – Я вышла подышать свежим воздухом.
– Но вы – незамужняя женщина, – возразил Нэш. – Правила приличия требуют, чтобы…
– Не тратьте лишних слов, – перебила его Ксантия. – Я не желаю выслушивать лекции о правилах хорошего тона, принятых в английском обществе. Да, я не замужем, сэр, но это не значит, что у меня нет своей головы на плечах. Если я захочу подышать свежим воздухом, я выйду из помещения, что бы там ни говорили светские моралисты.
Уголки губ Нэша дрогнули – он улыбнулся.
– По-видимому, это конец нашей дискуссии, – сказал он, взяв свой плащ. – Вы само очарование, мисс Невилл. Я был бы рад, если бы вы оказались жаждущей любви вдовой или даже чужой женой, желающей завести интрижку. Но вам не нужны мужчины, не так ли? Мне очень жаль. Я обречен на страдания.
– О, ради Бога, лорд Нэш… – в растерянности пробормотала Ксантия. – Я не хочу, чтобы кто-то мучился.
– Увы, но есть только один способ избежать страданий. Однако о нем не может быть и речи. Спасибо, моя дорогая, за вечер… Вернее – за два замечательных вечера.
Повернувшись к двери, Нэш услышал вырвавшийся у Ксантии вздох облегчения. Но когда он уже собирался направиться к выходу, она остановила его, тронув за рукав:
– Подождите, лорд Нэш. Я хотела бы все же узнать, к какому именно выводу вы пришли?
– Простите, я вас не понял.
– Ну… вы сами сказали, что после нашей встречи на террасе вы пришли к одному-единственному выводу. Мне почему-то кажется, что он неправильный.
– Ах, это?! – Нэш усмехнулся. – Узнав, что вы не замужем, я решил, что вы следили за мной на балу. А когда я оказался один на террасе, попытались завлечь меня в ловушку.
– Завлечь вас в ловушку? – с недоумением переспросила Ксантия. – О Господи, ваши подозрения оскорбительны!
Маркиз пожал плечами:
– Мужчине в моем положении постоянно грозит опасность оказаться в ловушке.
Ксантия бросила на него негодующий взгляд:
– Вы себе льстите, лорд Нэш. Если бы я была мужчиной, я бы немедленно вызвала вас на дуэль за подобное оскорбление.
– Мне почему-то кажется, что вы неплохо стреляете.
– Да, верно. Но я давно уже не брала в руки пистолет. Знаете, я не стала бы целиться вам в сердце, а выстрелила бы в живот, чтобы вы умирали долго и мучительно.
Нэш невольно содрогнулся.
– В таком случае вы избавили бы меня от более печальной участи, – сказал он, поклонившись. – Вы редкая красавица, моя дорогая, но я считаю, что не стоит принимать из-за вас смерть – ни медленную, ни мгновенную. Всего хорошего, мисс Невилл. Желаю вам долгой счастливой жизни без мужа и любовника.
Ксантия взглянула на него вопросительно. Уж не издевается ли он над ней? Но Нэш, казалось, был очень огорчен. Он, по-видимому, искренне сожалел о том, что не нашел с ней общего языка. Когда гость взялся за ручку двери, Ксантия снова его остановила.
– Ответьте мне, пожалуйста, на последний вопрос, – попросила она.
Нэш с надменным видом посмотрел на нее сверху вниз.
– Только при условии, что вы не будете угрожать мне.
Заметив, что он едва сдерживает ухмылку, Ксантия пропустила его слова мимо ушей.
– Скажите, лорд Нэш… – Она провела кончиком языка по пересохшим от волнения губам. – Скажите, вы могли бы вычеркнуть из памяти то, что произошло между нами вчера вечером?
Брови маркиза поползли вверх.
– Никогда! – воскликнул он, покачав головой. – Я всегда буду помнить о ваших чувственных губах. Буду помнить каждое прикосновение к вашему восхитительному телу, жар вашей влажной…
– Я не говорю, что вы должны обо всем этом забыть, – поспешно перебила Ксантия. – Я просто хотела попросить вас никогда не упоминать о нашей встрече.
– Понятно, – кивнул Нэш, окинув ее взглядом с головы до ног. – Но надеюсь, вы не будете возражать, если я порой позволю себе немного пофантазировать, вспоминая подробности нашей встречи. В Лондоне такие холодные и одинокие ночи…
– Прошу вас, прекратите! – взмолилась Ксантия, чувствуя, что снова краснеет. – Я вела себя неразумно и теперь не желаю об этом вспоминать!
– Но что я могу поделать? Я не в силах забыть нашу встречу. – Его вкрадчивый голос обволакивал ее, словно нежный бархат. – Вы так внезапно убежали, оставив меня в полной растерянности, мисс Невилл. Но я надеялся, что наша встреча будет иметь продолжение.
– Выбросьте это из головы, лорд Нэш. Дело в том, что в ближайшее время мне придется часто бывать в обществе, и я прошу вас никому не рассказывать о том, что произошло между нами вчера вечером.
Нэш взглянул на нее с удивлением:
– За кого вы меня принимаете, мисс Невилл?!
Ксантия закусила губу и окинула гостя оценивающим взглядом.
– Мне очень хочется, чтобы вы оказались джентльменом.
– Я и есть джентльмен, не сомневайтесь, – заверил ее Нэш. – Я даже под пытками инквизиции ни слова не скажу о нас с вами. Драгоценные воспоминания о нашей встрече навсегда останутся со мной.
Ксантия отвела взгляд.
– Спасибо, – промолвила она. – Ваше молчание нужно не столько мне, сколько другим людям.
Он вдруг взял ее за подбородок и заглянул ей в глаза. Ксантия была поражена тем, что он прикоснулся к ней.
– И что же это за люди? – спросил маркиз. Она потупила взор, и он убрал руку.
– Это лорд и леди Шарп. Я буду сопровождать их дочь, леди Луизу, до конца этого сезона в свет. Мы будем посещать балы в «Олмаке». Здоровье леди Шарп, к сожалению, пошатнулось, и она не сможет сама вывозить Луизу в свет.
– О Боже! Неужели вы действительно будете ездить в «Олмак»?! – воскликнул Нэш, его глаза искрились смехом.
– Вам смешно, а у меня нет другого выхода. Поверьте, я с большим удовольствием занялась бы своими делами, но мне придется ездить на балы и общаться с аристократами.
Нэш посмотрел на нее в задумчивости.
– В таком случае мы с вами еще встретимся. Так распорядилась судьба, мисс Невилл.
– О, я очень сомневаюсь в том, что наши пути пересекутся, – возразила Ксантия, усмехнувшись. – Вы не похожи на человека, которого можно встретить в залах «Олмака». Держу пари, что распорядители балов вас даже на порог не пустят.
Маркиз пожал плечами:
– Кто знает, мисс Невилл… Так на что же вы готовы держать пари?
Ксантия рассмеялась:
– На двадцать фунтов!
Нэш тоже засмеялся:
– Замечательно, мисс Невилл. Но чтобы разбудить во мне азарт, этого мало. Многие мужчины, переступив порог «Олмака», лишались куда более ценных вещей, чем деньги.
– Каких именно?
– Холостяцкой жизни, – ответил он. – Желаю вам приятно провести этот вечер, моя дорогая. До встречи! Не надо меня провожать, я сам найду выход.
Буря эмоций еще долго не утихала в душе Ксантии. Принимая ванну и переодеваясь к ужину, она думала о Нэше. Его появление в кабинете брата стало для нее полной неожиданностью. Ксантию поразило то, как уверенно держался лорд Нэш. За суетой рабочего дня и заботами о здоровье Памелы она уже начала забывать о своем вчерашнем приключении на балу, но гость напомнил ей о нем.
Впрочем, она никогда не забыла бы этого человека, даже если бы никогда больше не встретилась с ним. Стоя перед зеркалом и вдевая вторую серьгу в мочку уха, Ксантия думала о Нэше. В ее душе вдруг шевельнулось сожаление о том, что она не отважилась завести с ним роман. Она помнила каждое его прикосновение, каждую ласку. Сегодня Ксантия хорошо разглядела его и убедилась, что Нэш – очень обаятельный джентльмен. Конечно, он не был красавцем, но его вполне можно было назвать воплощением элегантности. Высокий, стройный, темноволосый, Нэш походил на дикого кота, бродящего по лесу, залитому светом луны. У Ксантии невольно возникало желание получше узнать этого человека. В нем таилась какая-то загадка. Сегодня длинные иссиня-черные волосы лорда Нэша были зачесаны назад, словно львиная грива. Его плащ из мягкой шерсти, несмотря на некоторую старомодность, выглядел элегантно, как и вся его одежда. А покрой темно-серого сюртука подчеркивал широкий разворот его плеч.
Лицо Нэша с четкими резкими чертами поражало своей суровостью и величием. Вчера вечером она не могла рассмотреть его как следует, а вот сегодня… Особое впечатление производили его глаза цвета обсидиана. Они казались чуть раскосыми, и это скорее всего свидетельствовало о том, что среди предков Нэша были азиаты.
Все это интриговало Ксантию, будило в ее душе любопытство. А что, если бы она не убежала с террасы вчера вечером? Что было бы, если бы она назвала ему свое имя и приняла его дерзкое предложение поехать к нему домой?
Но Ксантия тут же одернула себя. Лорд Нэш наверняка отверг бы ее, узнав, что она не замужем. Судя по всему, он уже обжигался, сталкиваясь с незамужними девицами.
Ксантия вздохнула и посмотрела в глаза своему отражению. «Забудь его, – сказала она себе. – У тебя никогда не будет отношений ни с ним, ни с кем-нибудь другим». Хотя, конечно, она могла бы возобновить свой роман с Гаретом. Однако он хотел от нее слишком многого.
К Гарету она когда-то испытывала подлинную страсть, но теперь их связывала лишь искренняя дружба. Ксантия понимала, что женщина, выйдя замуж, становилась собственностью мужа. Гарет, конечно, не стал бы смещать ее с поста управляющего компанией, но Ксантию возмущал сам факт того, что он имел законное право это сделать. Она не хотела давать ему такую власть над ней. Она любила Гарета, но не до такой степени, чтобы жертвовать своими интересами.
В столовой, за ужином, Киран и Ксантия просматривали почту. Киран поделился с сестрой новостями, которые узнал из письма, пришедшего от соседа по плантации с Барбадоса. А затем зачитал выдержки из другого письма, написанного одним из арендаторов. Тот ставил вопрос о совместном пользовании водоемом. Впрочем, все это была самая обычная корреспонденция, и особого интереса она не представляла.
– Что с тобой, Ксантия? – спросил вдруг Киран, внимательно посмотрев на нее.
Она натянуто улыбнулась.
– Просто задумалась.
Барон жестом приказал слугам налить ему еще вина, а потом распорядился, чтобы они удалились из столовой. Ксантия знала, что сейчас начнутся неприятные вопросы, но она не боялась брата. Ксантия прекрасно его понимала. Он руководствовался чувством долга, которое, правда, понимал по-своему. Титул, богатство и связанные с ними обязанности свалились на барона Ротуэлла совершенно неожиданно. Он не был готов к роли главы семьи и справлялся с ней как умел.
Безвременная кончина старшего брата повергла их в глубокую скорбь. Киран и Ксантия почувствовали, что осиротели. Они привыкли, что их всегда было трое и что они все вместе преодолевали жизненные трудности. Смерть Люка еще больше сблизила Ксантию и Кирана. И теперь она прощала брату его ворчание, а порой и неуместные выходки.
Барон какое-то время молча смотрел в бокал с вином, который держал в руке. Наконец заговорил:
– Я хочу, чтобы ты все рассказала мне об этом Нэше, дорогая моя. Насколько я понимаю, ты познакомилась с ним на балу у Памелы.
Ксантия потупила взор.
– Мы почти не общались. Это было мимолетное знакомство.
– Тем не менее тебе удалось произвести на него впечатление, – заметил Киран. – Надеюсь, ты понимаешь, что навеки разобьешь сердце Гарета, если выйдешь замуж за этого парня?
Ксантия замерла с вилкой в руке.
– Прости, что ты сказал?
Барон нахмурился:
– Я сказал: если ты выйдешь замуж за Нэша!
Глаза Ксантии округлились.
– С чего ты взял, что я могу выйти за него замуж?
– Но он же попросил у меня разрешения ухаживать за тобой. Что еще я мог подумать? А разве он не сказал тебе о цели своего визита?
Кеантия покачала головой.
– Нет, не сказал… – пробормотала она.
– Ну и ладно. – Киран взял нож и отрезал кусочек жареного цыпленка. – Он, наверное, отказался от этой затеи.
– Ты пошутил, Киран? Признайся, что это была шутка…
– Нет, дорогая, не шутка. Нэш действительно просил у меня разрешения ухаживать за тобой. Но я остудил его пыл, предложив взять в жены кого-нибудь помоложе. Кроме того, выяснилось, что этот парень совершенно ничего не знает о тебе, поэтому… – Киран внезапно осекся. – Надеюсь, дорогая моя, что я поступил правильно. Тебе же не нужен этот лорд Тьмы и Опасности?
Ксантия решительно покачала головой:
– Конечно, нет.
Она была в полном замешательстве – не знала, что и думать. «А может, Нэш сошел с ума? – промелькнуло у нее. – Может быть, он решил, что одним поцелуем обесчестил девушку и теперь, как истинный джентльмен, должен жениться на ней?» У Ксантии голова шла кругом от этих мыслей.
Ах, зачем она обманывает себя? Ведь вчера дело не ограничилось одним лишь поцелуем. Ксантия в ужасе закрыла глаза. Господи, ей не следует вспоминать во всех подробностях о том, что произошло на террасе!
Если бы на ее месте оказалась, например, Луиза, лорд Шарп собственными руками задушил бы Нэша за бесчестье дочери! И все признали бы, что он поступил правильно, потому что леди Луиза – невинная девушка. Но в отличие от нее Ксантия не была невинна. Хорошо, что Нэш этого не заметил. Решив, что она – девица, он испугался, почуяв опасность. Нэш боялся, что его заманят в ловушку и заставят жениться… Да, но почему же он тогда явился к Кирану с просьбой разрешить ему ухаживать за ней?
Ксантия совершенно запуталась. Киран же тем временем внимательно наблюдал за сестрой.
– Лорд Тьмы и Опасности… – пробормотала она. – Почему ты так назвал его?
– Я почувствовал, что от него исходит угроза, – прожевав кусочек цыпленка, ответил Киран. – И он не англичанин. Во всяком случае, английский – не его родной язык. Ты это заметила?
Глаза Ксантии расширились.
– Должно быть, ты прав. Я так долго общалась с моряками, что перестала обращать внимание на акцент.
– Но дело вовсе не в том, что он чужеземец, – продолжал Киран. – Мне не нравится его наглость. Нужно расспросить Шарпа об этом человеке.
– О, умоляю тебя, не делай этого! – воскликнула Ксантия. – Я запрещаю тебе говорить с Шарпами о Нэше.
– Запрещаешь? Что ж, как тебе будет угодно. – Барон пожал плечами. – В конце концов, это твоя свадьба.
– Какая свадьба?! – возмутилась Ксантия. – Не будет никакой свадьбы!
– Кстати, дорогая моя, ты так и не ответила на вопрос о Гарете, – напомнил Киран. – Надеюсь, ты не забыла, что он до сих пор является нашим близким другом. Он нам обоим – почти родственник.
– Что ты хочешь этим сказать?
– То, что ты не должна обижать его. Если ты не собираешься связывать с ним свою судьбу, то скажи ему об этом прямо.
– Я уже говорила ему об этом прямо! И не один раз. Я в течение пяти лет твержу ему одно и то же. Давай не будем больше говорить о Гарете. У нас есть более важные темы для обсуждения.
– Что же, я весь внимание, дорогая. Что ты хочешь со мной обсудить? – Барон явно был рад, что они закончили этот разговор. – Но только, ради Бога, не надо надоедать мне разговорами о компании. Знаешь, мне гораздо приятнее читать налоговые ведомости, чем говорить о морских перевозках.
Ксантия с упреком взглянула на брата.
– Я хотела поговорить с тобой о Памеле. И прошу тебя, Киран, выслушай меня до конца. Это очень важно.
На время забыв о Нэше, Ксантия заговорила о леди Шарп. Полчаса она уговаривала брата помочь Памеле и ей, и наконец Киран согласился оказывать им содействие. Правда, барон плохо знал английское высшее общество. Оставив свои мельницы и плантации, и переселившись в Лондон, он почти ничем здесь не интересовался.
Брат и сестра закончили ужин в полном молчании. Время от времени Ксантия бросала на Кирана тревожные взгляды. Большую часть дня барон проводил за чтением и бутылкой бренди, а по вечерам отправлялся в «Ковент-Гарден». Клубы и всевозможные собрания он почти никогда не посещал и предпочитал общество подонков, шулеров и легкомысленных женщин. Поэтому даже его случайная связь с миссис Эмброуз вызывала у Ксантии радость и облегчение. Ксантия искренне любила брата. Много лет они втроем преодолевали трудности и во всем помогали друг другу. И множество раз старшие братья Ксантии, Люк и Киран, брали ее вину на себя, спасая сестру от гнева свирепого дяди, а позже прятали ее от его пьяных дружков. Кирану доставалось больше других, так как у него и в юности был дерзкий, необузданный нрав. В отличие от порывистого, вспыльчивого Кирана Люк был весьма дипломатичным человеком.
Ксантия не знала, что будет дальше с ее любимым братом. Памела считала, что он плохо кончит, и Ксантия боялась, что она окажется права. Ей хотелось привлечь Кирана к работе в компании, хотя они с Гаретом и так прекрасно справлялись. Кроме того, она уговаривала брата не возобновлять договор о сдаче в аренду огромного поместья в Чешире – надеялась, что Киран переедет туда из полного соблазнов города и займется сельским хозяйством. Однако барон заявил, что не желает жить в провинциальной глуши среди овец и пастбищ.
После ужина Ксантия хотела заняться делом. Ей нужно было просмотреть кое-какие документы, которые она захватила с собой из конторы. Это были подозрительно большие счета, выписанные поставщиками провизии, снабдившими продуктами питания шесть судов компании. Ксантия пока не хотела их оплачивать. Ей нужно было сравнить эти счета с записями в инвентарных судовых книгах, где фиксировалось фактическое количество провизии, полученное моряками. Кроме того, в пачке документов были страховые полисы и предложение от неплатежеспособного конкурента купить у него три обветшалых грузовых судна по сходной цене. Но прежде чем приобрести суда, Ксантия собиралась произвести кое-какие подсчеты, касающиеся рентабельности и стоимости ремонта.
– Я вижу, ты опять задумалась, – раздался рядом тихий голос брата.
Ксантия подняла глаза и увидела, что слуги уже подали портвейн. Взяв графин, Киран наполнил себе бокал.
– Ох, прости, я задумалась о делах.
Барон усмехнулся.
– Ты, как всегда, мысленно находишься в Уэппинге, – проворчал он.
– Боюсь, что так оно и есть, – сказала Ксантия, отодвигая стул. Увидев, что она встает, слуга бросился к ней, чтобы помочь. – Мне нужно просмотреть кое-какие бумаги. Ты куда-нибудь поедешь сегодня вечером?
Киран улыбнулся и залпом выпил бокал портвейна.
– Да, поеду, – ответил он.
– В таком случае – до завтра.
– Спокойной ночи, Ксантия.
Она порывисто наклонилась и чмокнула брата в щеку.
– Береги себя, Киран. Обещай, что будешь осторожен!
Он бросил на сестру такой взгляд, словно собирался накричать на нее, по своему обыкновению, но в последний момент сдержался.
– Все будет хорошо. Не беспокойся, я буду осторожен.
Надвигалась ночь. На Парк-лейн было безлюдно, и по улице лишь изредка проезжали экипажи. Агнесс, горничная второго этажа, прошла по всем комнатам, методично задергивая шторы на окнах и выметая камины. В просторной библиотеке лорда Нэша она замешкалась. От раскаленных углей в камине исходил красноватый свет, бросавший призрачные отблески на стены. Горничная аккуратно задернула тяжелые бархатные шторы с помощью длинного медного шеста, затем осмотрелась.
– Спасибо, Агнесс, – послышался откуда-то из тени голос маркиза, и горничная едва не вскрикнула от неожиданности. – Спасибо, Агнесс, – повторил лорд Нэш. – Вы можете идти.
Служанка сделала книксен.
– Прошу прощения, милорд, – пробормотала она. – Я вас не заметила. Может быть, вы желаете, чтобы я зажгла свечи?
– Нет, не надо. – Перед Нэшем на столике стоял штоф водки, а рядом – стакан. – Темнота скрывает множество пороков, не так ли?
Агнесс снова сделала книксен.
– Сэр, вы позволите мне вымести камин? – спросила она почти шепотом.
– Оставьте это до завтра. – Голос маркиза звучал глухо. – Идите, Агнесс. Впрочем, нет, постойте!
– Да, милорд…
– Мистер Суонн заходил сегодня ко мне?
– Я… я не знаю, сэр. Если хотите, я пошлю за ним кого-нибудь.
– Да, пошлите, пожалуйста.
Девушка поспешно вышла из комнаты, оставив Нэша наедине с его мыслями. Поудобнее устроившись в кресле, маркиз взял со стола стакан с «Охотничьей». Он уединился в библиотеке сразу же после того, как вернулся домой из особняка Ротуэлла. И лишь ужин заставил его на время покинуть свое убежище. Возможно, он не вышел бы к столу, если бы не Тони, заявившийся к нему неожиданно. Тони всегда врывался в его дом, как августовская гроза. Нэш не приглашал его. Сводные братья очень отличались друг от друга, у них, пожалуй, не было ничего общего. Тони жил в настоящем, а Нэш в прошлом, вернее – между настоящим и прошлым.
Они и внешне были совершенно разные. Светловолосый голубоглазый красавчик и весельчак Тони являлся полной противоположностью черноволосому мрачноватому Нэшу. Тони окончил Оксфорд и, как и все англичане, имел весьма своеобразный взгляд на мир. Все, что происходило за пределами туманного Альбиона, не имело для него ни малейшего значения.
Но пока Тони старательно карабкался по карьерной лестнице, стремясь достичь высот в мире политики, Нэш без всяких усилий приобрел вес в обществе. Это казалось несправедливым. Тони как-никак был внуком герцога, а в Англии это значило очень много, хотя от титула его отделяла целая череда родственников.
Нэш сожалел, что Тони не мог получить хотя бы титул маркиза. Его покойный отец когда-то тоже переживал из-за этого – ведь безупречный английский джентльмен вполне достоин титула. Что же касается Нэша, то перед ним в свое время возник выбор: поступить на службу в императорскую гвардию русского царя или осесть в английской деревне, среди полей и холмов, по которым он мог в свое удовольствие бродить с любимым волкодавом.
Нэш выбрал второе и теперь жил в Англии. Ему было четырнадцать, когда его отец женился на Эдвине, дальней овдовевшей родственнице. Это был брак по расчету – бледная миловидная Эдвина совсем не походила на его первую жену. У Эдвины был маленький ребенок и ни гроша за душой. Покойная же мать Нэша принадлежала к старинному восточному роду, в ее жилах текла кровь русских царей, а также великих ханов, и это сказалось на ее нраве и облике. Она была темноволосой яркой красавицей, но довольно капризной и отчасти даже истеричной. К тому же эта женщина была неудовлетворена своей судьбой и считала, что жизнь ее сложилась неудачно.
Ей очень не нравилось жить в Англии, и она не скрывала своей неприязни к этой стране. Возможно, именно поэтому в обществе теперь косо посматривали на Нэша. Многие считали, что он походил на свою высокомерную мать.
Услышав сдержанное покашливание, Нэш вышел из задумчивости и поднял глаза. Перед ним стоял Суонн. Он был в пальто и держал в руках свою высокую касторовую шляпу.
– Вы хотели видеть меня, сэр?
– Вам сегодня снова приходится работать допоздна, не так ли, Суонн? – В голосе Нэша не слышалось сочувствия. – Налейте себе стаканчик и садитесь.
Его поверенный повиновался.
– Чем могу быть полезен, милорд? – спросил он, опустившись в кресло.
– Что слышно о нашей подруге, живущей в Белгрейвии? – спросил Нэш. – Графиня Монтиньяк вернулась в Англию?
– Еще нет, милорд, – ответил Суонн. – Насколько я знаю, она сейчас в Шербуре.
– А где ее муж?
– Он находится вместе с ней. Де Монтиньяк снова разругался с французским министром иностранных дел, и ходят слухи, что это – ссора двух любовников. После этого его отправили подальше от столицы.
Нэш поудобнее устроился в кресле.
– Превосходные новости, – пробормотал он. – Возможно, они оба надолго застрянут в Шербуре.
Суонн грустно улыбнулся.
– Очень сомневаюсь, милорд. Они слишком любят находиться в центре внимания и пользоваться привилегиями, которые дает дипломатическая служба.
– Не говоря уже о широком наборе возможностей, которые она предоставляет, – с усмешкой пробормотал Нэш и тут же перешел к теме, интересовавшей его куда больше: – Сегодня утром я просил вас навести справки об одной даме и вы выполнили мою просьбу. Но мне нужно, чтобы вы еще кое-что о ней разузнали. Вы можете сделать это, не привлекая к себе внимания?
– Речь идет о мисс Невилл?
– Да. Днем я нанес визит ее брату.
– Вы были в доме лорда Ротуэлла? – изумился Суонн. – Позвольте задать вам один вопрос, сэр. Какое впечатление произвел на вас этот человек?
– Ротуэлл – грубый, неотесанный мужлан с руками чернорабочего. Но мне понравилась его искренность. В нем нет фальши. Как англичане называют таких людей?.. Ах да, обитателями колоний!
– В этом нет ничего удивительного, сэр. Ротуэлл в пяти– или шестилетнем возрасте был отправлен на острова Вест-Индии.
– Но не кажется ли вам странным, что вместе с ним отправили и сестру? – спросил маркиз. – Она была тогда совсем крохотной. Неужели для малютки не могли создать более приемлемых условий.
– Говорят, что леди Бледео приходится им тетей. Эту даму никак не назовешь милосердной.
– Да, это ужасная женщина, – согласился Нэш. – Но ее дочь, леди Шарп, славится своей добротой.
– Как бы то ни было, но детей отправили к старшему брату леди Бледео. А того сослали в Вест-Индию, когда он был еще молодым человеком.
– Сослали?
– Да, он застрелил человека, сэр. Причем не на дуэли, а в пьяном угаре. Его семья тщательно скрывала это, стараясь замять скандал. Но теперь уже о брате леди Бледео вряд ли кто-нибудь помнит.
– Ротуэлл и его сестра вернулись в Англию четыре месяца назад. Интересно, что их привело сюда?
– Именно это вы хотели узнать, сэр?
– Вообще-то нет. – Нэш поставил стакан на стол. – Как выяснилось, у мисс Невилл есть жених или что-то в этом роде. Мне нужно знать, кто он такой.
– Вы желаете знать, с кем она помолвлена? – уточнил Суонн.
– Да, но это надо выведать осторожно.
– Хорошо, сэр, я наведу справки.
– Я жду вас завтра… скажем, в половине пятого.
– Завтра, сэр? – переспросил Суонн, заерзав в кресле.
– Вас что-то не устраивает?
– У меня заболела мать, сэр…
Нэш чертыхнулся про себя. Как он мог забыть об этом? Вчера пришла весть о том, что мать Суонна серьезно заболела. Поверенный в делах сразу же поделился этой тревожной новостью с Нэшем.
– Простите, Суонн, – сказал маркиз. – Не обижайтесь на меня. Когда вы едете?
Поверенный судорожно сглотнул.
– Завтра в пять утра, милорд. Я уже купил билет на дилижанс, направляющийся в Брайтон.
Нэш встал, и Суонн тоже тут же вскочил на ноги.
– Счастливого пути. – Маркиз протянул поверенному руку. – Желаю вашей матушке поскорее поправиться. А теперь идите домой, вам нужно хоть немного поспать перед отъездом.
– Благодарю вас, милорд.
Суонн взял свою шляпу. Стакан с водкой, которую налил ему хозяин, так и остался нетронутым.
Нэш забыл о поверенном сразу же, как только за ним закрылась дверь кабинета. Мысли о мисс Невилл не давали ему покоя. С кем она помолвлена? И почему он, Нэш, постоянно думал о ней? Судя по всему, эта женщина представляла для него опасность.
Мир был полон опасностей и угроз – мнимых и реальных. Нэшу не раз приходилось спасать от них себя и своих близких. У Эдвины, например, было пристрастие к вину и карточным играм. Его пожилые тетушки имели прискорбную склонность верить всем проходимцам, которые прикидывались бедными овечками, но на самом деле посягали на их деньги. У Тони тоже были наклонности, вызывавшие у Нэша тревогу.
Однако опасность, исходившая от мисс Невилл, была совсем другого рода. Общение с ней не могло бросить тень на репутацию его мачехи или повредить карьере его брата. Мисс Невилл могла только одно – лишить Нэша душевного покоя. Но душевный покой можно было восстановить с помощью водки и любовниц.
Подойдя к окну и слегка раздвинув шторы, Нэш взглянул на улицу. Фонари на Парк-лейн тускло мерцали в темноте. Вздохнув, Нэш вернулся к столику, на котором стоял штоф. Угли в камине уже почти погасли. Когда-нибудь и его страсть к мисс Невилл перегорит и превратится в холодный пепел.
В дверь библиотеки тихо постучали, и на пороге появился Верной.
– Прошу прощения, милорд. – Он поклонился. – Приехала миссис Хейден-Уэрт. Она хочет видеть вас.
«Дженни? Зачем она явилась?» – подумал Нэш с некоторым беспокойством.
– Хорошо, Верной, проводите ее сюда, – распорядился он.
Через минуту в библиотеку вошла жена Тони. На ней было дорожное темно-синее платье. Ее огненно-рыжие волосы были подобраны под изящную шляпку.
– Добрый вечер, Нэш! – Наклонившись, она поцеловала маркиза в щеку. – Я ищу Тони, но Верной сообщил мне, что он уже уехал от вас.
– Да, верно. Он поехал в Уайтхолл. – Нэш указал на кресло. – Может быть, составите мне компанию? Я прикажу принести шерри.
– О нет, я заехала на минуточку, – ответила Дженни, присев на краешек стула. – Как поживаете, Нэш?
– Спасибо, у меня все в порядке. А вы? Я думал, что вы сейчас в Гэмпшире.
– Я только что приехала из Брайервуда. Если бы вы только видели Федру, Нэш! Она выглядит сейчас как взрослая девушка.
– Я видел ее недавно, – с улыбкой сказал Нэш. – Да, Федра стала настоящей красавицей. Но слава Богу, она умная девочка.
Дженни тяжело вздохнула:
– Все это хорошо, Нэш, но ей не хватает хитрости, чтобы скрывать свой ум от мужчин. А они, как известно, избегают умных девушек и предпочитают жениться на хорошеньких дурочках.
– Не надо говорить про всех мужчин, Дженни. – Нэш едва заметно нахмурился.
Однако его невестка пропустила это замечание мимо ушей.
– Федре не идут очки, – продолжала она. – Ей не следует носить их. Вы должны поговорить с ней, Нэш. Эдвина робеет перед Федрой.
– Хорошо, я как-нибудь поговорю с ней.
– Я собираюсь свозить Федру в Париж. Мы закажем ей модные наряды. Девочка одевается в какое-то тряпье.
– Что ж, Дженни, счета присылайте мне, я их оплачу.
Взгляд его невестки потеплел.
– Договорились. Благодарю вас, Наш.
Маркиз какое-то время молчал, в задумчивости барабаня пальцами по подлокотнику кресла.
– Да, и еще, Дженни… – сказал он наконец. – Пришлите мне счета за домашний праздник, который Эдвина устраивает в следующем месяце. Это как-никак ее юбилей, и мне хотелось бы сделать ей подарок. Может быть, подарить ей диадему? Или ожерелье с бриллиантами? Я, конечно, попросил бы вас помочь мне выбрать подходящее украшение. Мы с Тони считаем, что у вас безупречный вкус.
– Хорошо, я помогу вам, – кивнула Дженни. Нэш заметил, что она начала ерзать на стуле.
– Спасибо, – сказал он, поднимаясь из кресла. – Не смею вас больше задерживать. Вы, наверное, устали с дороги.
Дженни поспешно встала со стула.
– Да, действительно устала немного, – призналась она. – Простите, что побеспокоила вас.
– Какое уж там беспокойство!
Нэш пошел проводить гостью.
– Возможно, я столкнусь сегодня с Тони в клубе «Уайтс», – сказал он, когда они шли по коридору. – Если хотите, я передам ему записку от вас.
Дженни улыбнулась.
– Передайте ему на словах, что я вернулась в Лондон и пробуду здесь несколько дней.
– Хорошо. Уверен, что он сразу же кинется домой.
– Ему не следует этого делать, – сказала Дженни, надевая плащ, который в холле подал ей Верной. – Я еду домой только для того, чтобы переодеться. Я приглашена в Блумсбери на званый вечер и надеюсь, что приятно проведу там время. – Привстав на цыпочки, она поцеловала маркиза в щеку. – До свидания, Нэш.
– До свидания, Дженни.
Нэш проводил ее грустным взглядом. Он догадывался, что Дженни была недовольна своей семейной жизнью. И виноват в этом был Тони. Их брак был большой ошибкой. Но ведь многие браки имеют печальный финал.
Неудачная семейная жизнь брата была для Нэша уроком. Но нужны ли ему уроки? Скорее всего, нет.
– Закройте дверь, Верной, – распорядился Нэш. – И скажите Гиббонсу, чтобы он поднялся ко мне. Я решил ехать в клуб.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не лги леди - Карлайл Лиз



Еле осилила полкниги. Неинтересно. Главная героиня какая-то распутная.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизМари
30.04.2014, 12.10





Прочитала первые несколько глав и эпилог. Все предсказуемо. 4/10.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизНаташа
27.07.2015, 1.32





Местами скучно, но прочесть можно.
Никогда не лги леди - Карлайл ЛизОльга К
24.09.2015, 22.13





Я не могу понять некоторых коментариев..... если Вам скучно читать про любовь... которая написана очень легко... читаются романы этой писательници на ура.... я лично отдыхаю под ее романы... и сначала прочтите ни когда не лги леди.... а аотом про Кирана брата про повесу... а то у меня на оборот получилось
Никогда не лги леди - Карлайл Лизвиктория
10.06.2016, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100