Читать онлайн Красивая, как ночь, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красивая, как ночь - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 132)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красивая, как ночь - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красивая, как ночь - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Красивая, как ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11
Горькое возвращение и прискорбная истина

После той прогулки у реки Ариана много думала об увиденном, и не только о качелях, хотя ужасно весело было лететь по воздуху в кольце папиных рук. Больше всего она размышляла о папе. И о том, каким он был рядом с мисс Хелен.
Некоторые люди думают, что ее папа чрезмерно суровый. Упрямый. Она слышала, как однажды дедушка так назвал его. Унылый — так называл его дядя Бентли. Но Ариана видела, что рядом с мисс Хелен он совсем не был унылым. И упрямым. Правда, Ариана не совсем понимала, что это значит, но дедушка говорил так, словно это что-то плохое. Именно поэтому она и была уверена, что о папе нельзя сказать, что он упрямый.
В общем, папа теперь казался совсем другим. Его лицо все время менялось. Иногда он выглядел сердитым. Иногда счастливым, иногда раздраженным. И он постоянно смотрел на мисс Хелен.
Раньше папа все внимание уделял ей, Ариане. Но сейчас она отчего-то не против поделиться чуточкой его внимания. Каждый день Ариана шла в классную комнату с мисс Хелен. И почти всегда туда заходил папа, хотя бы ненадолго.
Иногда он просто заглядывал в комнату после уроков, чтобы пригласить их в сад на прогулку, прокатиться в коляске или попить с ним чаю. Время от времени в гости приходил священник с желтоволосыми девочками. Тогда папа отправлялся в свой кабинет и закрывал дверь. Ариана знала, что он делает. Он прятался. Ариана больше не пряталась. Ну, почти не пряталась.
В классной комнате они занимались счетом. Ариана еще не понимала, что такое счет. Для него нужны маленькие кучки пуговиц и бобов. Два боба и две пуговицы вместе составляли четыре. Это казалось Ариане совсем нетрудным. Но она пока не решила, будет ли играть в игру под названием счет. Может, лучше не стоит, потому что это, как и всегда, приведет к вопросам. А она знала, что за вопросами должны идти ответы. Вот почему она притворилась, что не понимает.
О, это было очень трудно! Иногда ей хотелось спросить. Иногда она слишком уставала молчать и притворяться глупой. Сейчас появилось столько всего, о чем она хотела бы спросить. Например, женится ли папа на мисс Хелен. Она слышала, Крейн говорил миссис Нафлз, что этому следовало бы произойти давным-давно, «если бы люди не вмешивались в то, чего не понимают».
Ариана тоже многого не понимала. Но если папа действительно женится, будет ли у нее новая мама? Всегда нужно делать то, что скажет мама, правильно? А если новая мама скажет делать то, что не велела делать первая мама? Что тогда? Говорить? Или не говорить? Ариана совсем запуталась. Скоро это уже не будет иметь значения, потому что ей все труднее и труднее сдерживать вопросы, так и норовившие выскочить из ее рта.
* * *
После их приключения у реки Хелен казалось, что жизнь в Халкоте текла почти лениво. Один день сменялся другим, пока однажды утром Кэм не пригласил ее и Ариану поехать с ним к одному из его арендаторов. День был прохладным и солнечным, миссис Нафлз собрала корзинку с едой для жены фермера, только что родившей близнецов. Поездка оказалась весьма приятной.
На обратном пути Ариана держала Хелен за руку, а Кэм смеялся, шутил, даже насвистывал ирландскую джигу. Но когда они выехали на дорогу, которая вела к дому, Хелен заметила вдалеке незнакомого грума. Он вел в сторону конюшни невысокую коренастую верховую лошадь и пританцовывавшего длинноногого гнедого.
Кэм, все еще пребывая в веселом настроении, похоже, не заметил нового слугу. Он спрыгнул с коляски, подхватил Ариану за талию и закружил, прежде чем поставить на усыпанную гравием дорогу. Хелен тоже вышла из коляски, приподняв голову, чтобы развязать ленты шляпы.
В этот момент она краем глаза заметила темное пятно у входа в дом, а когда обернулась, то увидела незнакомую молодую женщину, стоявшую на пороге. При виде Кэма женщина радостно улыбнулась, и Хелен вдруг почувствовала укол ревности.
Незнакомка почти вприпрыжку направилась к ним. Она была в немодной серой амазонке с черной отделкой и старой шляпке на небрежно уложенных каштановых кудрях.
— Ариана! — крикнула она. Девочка бросилась к ней, обхватив ее руками.
— Старина Уилл опять выставил тебя, негодница? — спросил Кэм, целуя женщину в щеку. Затем, повернулся к Хелен и сказал: — Мисс де Северз, разрешите представить вас моей сестре леди Кэтрин Вудвей.
— Просто Кэт, — прервала его женщина, отстраняясь от Арианы, чтобы протянуть Хелен руку. — Как поживаете, мисс де Северз? Очень рада познакомиться с вами.
Ревность Хелен мгновенно испарилась. Улыбка Кэтрин была сияющей, голос искренним. В ее милом, открытом лице не было ни высокомерия, ни притворства.
— Спасибо, хорошо, — ответила Хелен. — Мне тоже очень приятно. — На мгновение ей стало не по себе, но сестра Кэма, судя по всему, не узнала ее и не выказала никакого презрения.
Хелен вздохнула с облегчением. Ничего удивительного, что сестра Кэма не узнала ее. Она бы тоже не узнала Кэтрин, потому что та была совсем маленькой, когда Хелен увезли из Халкота. Но по правде говоря, леди Кэтрин Вудвей очень походила на своих братьев: высокий лоб такой же, как у Кэма, а широкая добродушная улыбка, как у Бентли.
Если память ей не изменяла, Кэтрин вот-вот должно исполниться двадцать три. Она обладала тем типом красоты, который традиционен для сельской местности в Англии. Такие энергичные, способные женщины встречаются от Суссекса до Шотландии. Они, не утруждая себя переживаниями о моде и не страдая тщеславием, проводят дни в прогулках верхом, охотясь и даже работая на ферме. Без сомнения, тот красавец гнедой принадлежит ей, они друг друга стоят.
— Ты что, ехала верхом от самого Олдхэмптона? — спросил брат, заботливо снимая с ее рукава соломинку.
Кэтрин сморщила нос.
— Да, еще пришлось делать крюк. Мне не повезло, вчера я натолкнулась в Челтенхэме на тетю Белмонт. Она велела мне присутствовать на сегодняшнем ленче, и я, конечно, не могла отказаться.
— Мудрое решение, — сухо пробормотал Кэм. — Надеюсь, ты взяла с собой грума?
— Будь спокоен, святой Кэм! — лукаво усмехнулась Кэт, склонившись перед ним в поклоне. — Я же понимаю, чего требует мое высокое положение. Леди Кэтрин Вудвей! Прошу прощения, но мне придется счистить с ботинок свиной навоз, чтобы твоим слугам было удобнее целовать мне…
— Перестаньте разговаривать со мной покровительственно, мисс, — сказал Кэм, обняв ее за плечи. — Идем, уже почти стемнело.
Леди Кэтрин улыбнулась, и все четверо вошли в холл. Ситуация казалась безобидной, пока Кэм не остановился у порога.
— Знаете, я сомневаюсь, что вы помните друг друга, — сказал он, поворачиваясь к ним. — Кэт, мисс де Северз — наша старая приятельница. Она тебе никого не напоминает?
Кэтрин вопросительно посмотрела на Хелен.
— О Боже! — воскликнула она, прижимая руку к щеке. Разные чувства сменялись на ее лице, от удивления до облегчения. — Хелен! Хелен Мидлтон! О, я права? Какой прелестной вы стали! Такой же красавицей, как ваша мама! Как я рада, что вы наконец вернулись!
Хелен вспыхнула от этого удивительного порыва Кэтрин.
— Спасибо, вы очень добры, — пробормотала она.
Они шли по парадному залу, и Кэтрин, взяв под руку Хелен, казалось, совершенно забыла о племяннице с братом.
— Знаете, мисс де Северз, я ужасно любила вашу маму. Но я не видела ее с тех пор, как мне было… лет девять-десять, наверное.
— Миссис Мидлтон скончалась, Кэт, — тихо произнес Кэм у них за спиной.
Улыбка Кэт сразу померкла.
— О, мне так жаль, — искренне сказала она. — Она всегда была полна жизни. Ребенком я считала ее самой прекрасной.
— Вы невероятно добры, леди Кэтрин, так тепло вспоминая маму.
Кэтрин слегка прикоснулась рукой к плечу Хелен.
— Знаете, мисс де Северз, в детстве я мечтала, что мы станем сестрами. Правда! Я часто просыпалась ночью и думала о том, как было бы хорошо иметь такую красивую женщину мамой. — Она рассмеялась и махнула рукой. — Детские фантазии. Я думаю, это было естественно, ведь я почти не помнила свою маму.
— Да, вполне естественно, — ответила Хелен, не показывая своего удивления.
Видимо, Кэтрин принимала и ее, и ее скандально известную мать. Да еще хотела, чтобы Мэри стала ей матерью? Хелен никогда не видела свою мать в подобном свете.
— Кэт, — предупреждающе произнес Кэм, — может, нам не стоит ворошить прошлое?
Сестра возмущенно посмотрела на него:
— Почему? Миссис Мидлтон долгое время была частью жизни отца. И ты должен признать, Кэм, что папа стал чуть больше… ну, я не знаю, немного остепенился, пока она была здесь.
— В жизни отца не было ни одного дня, к которому применимо слово «остепенился», — насмешливо сказал Кэм. — Не пройти ли нам в гостиную, дамы? Милфорд принесет чай и сидр, если пожелаете.
Хелен отступила, пропуская остальных вперед.
— Благодарю вас, но я должна проводить Ариану наверх.
— Вот еще. — Кэтрин посмотрела на брата и Ариану. — Вы уже посвятили им целый день. Могу вам сказать, что эта парочка быстро сделает из вас рабу, если вы по глупости им позволите это. Марта… да вот она! Марта отведет Ариану наверх. А вы должны выпить чаю. И отдохнуть.
Марта спустилась вниз за Арианой, а Кэм сцепил руки за спиной и отвесил Хелен насмешливый поклон. Ей показалось, что в его глазах промелькнул озорной блеск.
— Вот так, мисс де Северз! Ее величество королева Кэтрин высказала свое пожелание.
Хелен смущенно переводила взгляд с брата на сестру.
— Но я не хотела бы…
— Возможно, — перебил Кэм, — но вам придется. А теперь смиритесь, не то миледи закричит: «Рубите ей голову!» — или же заставит вас чистить ее грязные ботинки. По правде говоря, я не знаю, что будет хуже.
Мальчишеская улыбка осветила его лицо, когда он ловко увернулся от локтя сестры.
— Да, Кэт! — воскликнул он, словно вспомнил что-то важное. — У меня есть для тебя поручение.
— Какого рода? — настороженно спросила она.
— Совсем простое дело. Милфорд строжайшим образом предупредил меня, что портьеры в гостиной оскорбляют его чувства. Я оставил образцы тканей для портьер. Выбери, что тебе нравится.
Притворно застонав, Кэтрин похлопала брата по щеке.
— Нет, Кэм! Оставь свое поручение Джоан. А лучше Милфорду. Он сам прекрасно может выбрать. Уверяю тебя, я ничего в этом не смыслю.
— Не говори вздор, Кэт. — Он словно испытывал неловкость. — Это всего лишь ткань. Не больше полудюжины образцов. Любой может выбрать между…
— Лорд Трейхерн? — Печальный голос Милфорда гулко прозвучал в просторном зале, и Кэм обернулся. В прямоугольнике солнечного света одетый в черное бледный дворецкий словно парил в воздухе, проникавшем в зал с лужайки.
— В чем дело, Милфорд?
— Мистер Келли, милорд. Он только что прибыл из Лондона. И пяти минут не прошло. Я проводил его в ваш кабинет. Мистер Брайтсмит прислал вам какие-то бумаги на подпись. Еще прибыл человек из Девона. Полагаю, вам нужно поторопиться.
Кэтрин отвернулась от мужчин.
— Пойдемте, мисс де Северз, — сказала она, беря Хелен за руку. — Нам, пожалуй, лучше оставить Кэма с его делами. А вы попьете со мной чаю. Вы должны рассказать мне о вашей работе с Арианой, а я расскажу вам последние деревенские сплетни!
Хелен пробормотала согласие, и Кэтрин, быстро поцеловав брата, направилась к гостиной.
— Да, Кэм, я ведь приехала, чтобы обсудить званый ужин.
— Званый ужин? — нахмурился Кэм.
— Ну, да! — Сестра нетерпеливо топнула ногой. — Ты что, забыл о моем дне рождения? Ты обещал в этом году на мой день рождения устроить званый ужин в Халкоте.
— А! Действительно! Ты сказала миссис Нафлз?
— Конечно.
— Я уверен, что все будет готово, — рассеянно отозвался Кэм.
— Но ты отправил приглашения?
— Приглашения?
— Еще две недели назад, милорд, — подсказал Милфорд.
На лице Кэма промелькнуло явное облегчение.
— Видишь! Я обо всем позаботился.
Но его слова не убедили Кэтрин.
— Вижу. И кому ты их послал?
— Да всем, кто есть в твоем списке. Тете Белмонт, насколько я помню. И… э… Джоан, конечно. Настоятелю и его сестре…
— И?.. — нетерпеливо спросила Кэтрин.
— Викарию, — громко прошептал Милфорд.
— Ах, да. И этому… викарию… тихому парню. Как же его имя, черт побери?
— Роудз, — подсказал дворецкий. — Преподобный мистер Роудз.
— Именно так! Роудз. Небольшое общество гостей. Нужно соблюдать приличия, мы ведь в трауре.
Перечисляя шепотом имена, Кэтрин начала загибать пальцы.
— Так, с Бентли и Уиллом всего девять. О, Кэм! У нас будет нечетное число за столом. — Она задумчиво нахмурилась. — Какая же я бестолковая. Мисс де Северз! Вы тоже должны прийти, и совсем не потому, что недостает одного гостя.
— Но, леди Кэтрин…
— Просто Кэтрин. Или Кэт.
Хелен улыбнулась:
— Хорошо, Кэтрин. Вы очень добры, но я думаю…
— А я думаю, вы придете, — перебила ее Кэтрин. — Это мой день рождения. О, ну скажите, что придете, — взмолилась она, и Хелен подумала, что она сильно напоминает Бентли. — Я бы поставила вас в списке на первое место, но я же не знала, что вы приехали!
Кэм удалился с Милфордом; а Хелен последовала за Кэтрин в гостиную. С небрежной грацией человека, всю жизнь проведшего в этом доме, Кэтрин дернула за шнурок звонка и велела принести чай. Кажется, для нее вопрос о званом ужине был решен.
Несмотря на солнечную погоду, старые каменные стены Халкота прогревались медленно, и дворецкий велел растопить камин. Дамы устроились на стульях возле огня. Кэтрин сняла шляпку и бросила ее на столик.
Сестре Кэма явно не терпелось расспросить Хелен, и у той сложилось впечатление, что Кэтрин из тех женщин, которые говорят то, что думают. Словно прочитав ее мысли, Кэтрин глубоко вздохнула.
— Теперь вы должны рассказать мне, что делали с тех пор, как мы виделись в последний раз. Насколько я помню, вы поехали учиться? — спросила она, с улыбкой дожидаясь ответа.
— Да, я провела три года в Швейцарии, — ответила Хелен. Господи, только бы Кэтрин не знала о причинах ее отъезда из Халкота. — А потом я отправилась в Вену учить детей.
К ее удивлению, Кэтрин вдруг грустно улыбнулась.
— Наверное, было так замечательно… уехать из Халкота, — задумчиво произнесла она. — А у меня образования почти нет. Обучение женщин, да и мужчин тоже не входило в число первостепенных интересов отца.
— Но у вас же была гувернантка?
Произнося эти слова, Хелен уже знала ответ на свой бестактный вопрос. Насколько она помнила, в Халкоте никогда не было гувернанток. Да и у Кэма не было учителя, за исключением местного священника, который, впрочем, не слишком часто появлялся в доме. Не было никого, кроме раздражительной няни, а ей хватало забот с Бентли, который тогда был еще младенцем.
— Нет, — покачала головой Кэтрин. — Папа не верил в образование женщин. Иногда меня отправляли к тете Белмонт, позаниматься с кузиной Джоан. Но она на четыре года моложе меня.
Хелен на мгновение почувствовала себя виноватой. А вдруг сделка ее матери с Рэндольфом Ратледжем лишила его детей нормального образования? Разум подсказывал ей, что это не так. Ее образование могло нанести урон кошельку Рэндольфа, но его дети страдали бы в любом случае.
— Кэтрин, мне очень жаль, — тихо сказала она.
Та беспечно махнула рукой:
— Это была не такая уж большая потеря, я никогда не проявляла склонностей к учебе. — Она улыбнулась, и лицо у нее засияло, подчеркивая неброскую красоту молодой женщины, которая снова напомнила Хелен ее младшего брата.
— Посмотрите, — воскликнула Кэтрин, вскакивая со стула и направляясь к стопке образцов. — Это наверняка образцы ткани для портьер. Мне нужно выбрать что-нибудь. — Закусив губу, Кэтрин опять села и разложила кусочки на столе.
Пора было сменить тему разговора. Несмотря на внешнюю веселость, Кэтрин явно страдала, вспоминая об эгоизме отца, и не нужно было быть знатоком человеческой натуры, чтобы заметить это.
Хелен с готовностью подалась вперед, проводя пальцем по одному из образцов.
— Они все прелестны, Кэтрин. Вы какой выберете?
Кэтрин растерянно переводила взгляд с одного на другой.
— Это не имеет особого значения, потому что Джоан наверняка осудит мой выбор и выберет совершенно другую ткань. — Кэтрин засмеялась. — Она в этом значительно больше понимает. А что бы выбрали вы, Хелен?
Джоан выберет? Сестра Кэма уже второй раз упоминала это имя. Намеренно затягивая время, Хелен взяла образцы и разложила их на коленях. Какое отношение имеет Джоан Белмонт к Халкоту? Хелен ломала над этим голову, и на сердце у нее становилось все тяжелее.
Она смутно помнила, что у Кэма имелась кузина. Джоан была младшей дочерью его тетки по материнской линии, жили они по соседству. Дрожащей рукой Хелен взяла образец плотного дамаста цвета слоновой кости с широкими желтыми и тонкими красными полосками.
— Ну… я думаю, тут не может быть сомнений, — наконец произнесла она с заметной дрожью в голосе. — Только вот этот. Но при условии, что лорд Трейхерн намерен сохранить этот ковер. А если поменяет, боюсь, тогда ничто не будет сочетаться.
— О, именно так, мэм, — раздался сзади меланхоличный голос.
Хелен вскрикнула от неожиданности, резко повернулась и образцы соскользнули на ковер. За спиной у нее стоял Милфорд. Она не представляла, как он мог так бесшумно открыть тяжелую дверь и войти с тяжелым чайным подносом.
— Ставь поднос вот сюда, — быстро сказала Кэтрин, нервы которой явно оказались крепче. Она похлопала рукой по низкому столику между ними.
Дворецкий ловко опустил поднос, затем наклонился и стал подбирать упавшие образцы, подавая их Хелен один за другим.
— Простите мою смелость, мэм, — сказал он, передавая ей последний образец, — но ваш вкус безупречен. Я тоже осмелился объяснить его светлости, что к этим турецким коврам нужна ткань с красной полоской… но, увы, он не мог этого понять.
— Неужели он снизошел до того, чтобы высказать свое мнение? — засмеялась Кэтрин, наливая чай. — Умоляю, Милфорд, только не говори мне, что он выбрал тот ужасающий оранжевый цвет! — Она кивнула на довольно жуткий образец ткани.
Дворецкий мрачно покачал головой:
— Нет, миледи. Боюсь, мнение лорда Трейхерна было не столь категоричным. Его светлость разложил образцы, взглянул на них один раз, а затем пробормотал что-то насчет того, что его ждут на конюшне.
Хелен лишь вполуха прислушивалась к шутливым репликам Кэтрин и дворецкого, потому что все еще пыталась разобраться с Джоан Белмонт. И когда Милфорд удалился, любопытство пересилило.
— Боюсь, Кэтрин, я не имела удовольствия познакомиться с вашей молодой кузиной. Мисс Белмонт часто бывает в Халкоте?
Кэтрин передала ей чашку.
— Совсем не так часто, как хотелось бы ее матери! — Она сверкнула озорной улыбкой. — Но… я, кажется, вмешиваюсь не в свои дела.
— Вмешиваетесь?
Сестра Кэма скривилась, потом с явным отчаянием всплеснула руками:
— О, признаюсь, я несправедлива. А все потому, что я приехала от нашей тетушки и сыта по горло ее тонкими намеками. Если мой брат надумает объявить о помолвке, это будет его решение, и уж, конечно, не мое.
Хелен почувствовала, как ее пальцы, сжимавшие чашку, сначала похолодели, затем вовсе онемели, и она неловко поставила чашку на блюдце.
— Верно ли я понимаю, что ваш брат… питает нежные чувства?..
Задумчиво наморщив высокий лоб, Кэтрин покачала головой:
— Думаю, со стороны брата нет особых чувств, хотя… на это возлагаются большие надежды. Моя покойная мать хотела брака между Кэмом и кузиной Белмонт, поэтому сейчас тетушка горячо на этом настаивает. И должна сказать, что до сих пор этот план не вызывал у Кэма особого возражения.
— Да? Видимо, мисс Белмонт, является воплощением того, что мечтает видеть в жене мужчина.
Кэтрин рассеянно кивнула:
— Вероятно. Она прелестна, очень хорошо воспитана, ее покойный отец благородного происхождения с обеих сторон, и тетя не устает напоминать об этом. И наверное, брату действительно требуется жена, потому что у него нет другого наследника, кроме Бентли, который совершенно не проявляет интереса к ведению хозяйства. А тетя Белмонт все время предупреждает Кэма не повторять ошибку и не жениться снова на женщине, как она высокомерно выражается, «ниже своего положения».
— Ниже его… положения?
— Вот именно, — сказала Кэтрин. — Джоан еще была совсем юной, когда брату… пришлось жениться. Семья Кассандры занималась торговлей, но была очень богатой. В то время тетю Белмонт не так уж сильно возмутил его брак, тогда Кэма едва ли можно было считать завидной партией. — Кэтрин неопределенно пожала плечами. — Мы, видите ли, шли ко дну. Не было никакой гарантии получить титул, а папа всегда позорил нас, оказываясь в центре то одного, то другого скандала.
— Но теперь все изменилось.
— Разумеется! — Кэтрин со стуком поставила чашку и наклонилась через стол. — Теперь, когда Кэм богат и известен, тете Белмонт вдруг захотелось, чтобы этот брак непременно был заключен. Внезапно это стало предсмертным желанием ее дорогой сестры, и все такое. Она постоянно твердит нам, что семья не может позволить себе нового скандала или недостойного брака.
— И ваш брат считает, что она искренна?
— Господи, конечно, нет, — хихикнула Кэтрин и понизила голос до шепота. — Но в силу очень развитого у него чувства долга Кэм действительно выслушивает ее. И его первый брак… э… был неудачным. Хотя, несмотря на высказывания тети, мезальянс вовсе не в том, что отец Кассандры был торговцем.
— Но как я понимаю, ваша кузина еще очень молода. — Хелен усилием воли сдерживала дрожь в голосе.
— Она ровесница Бентли, только шесть месяцев назад или около того покинула классную комнату. В этом сезоне должен состояться ее дебют в свете. Если Кэм не объявит о помолвке. Сегодня тетушка ясно дала это понять.
— О!
Кэтрин сделала несколько глотков чая, устремив взгляд на портрет над камином.
— Если быть совершенно честной, мне все это представляется иронией судьбы!
— Правда? В каком смысле?
— Весь последний год беспокойство тети из-за поведения отца удерживало ее от того, чтобы слишком настаивать на этом браке. Но теперь, когда он преставился, год траура не позволяет устроить свадьбу. Думаю, объявить помолвку брат смог бы через несколько месяцев, но он не может жениться, пока мы в трауре. — Она перевела взгляд с портрета на огонь. — Да, Джоан в самом деле прелестна, но я думаю, что Кэм, возможно, рад этой отсрочке.
— Вы не знаете, что он думает по этому поводу?
Кэтрин покачала головой. Казалось, ее совершенно не удивляет любопытство Хелен.
— Мой брат ни с кем не откровенничает, Хелен. Так было всегда. Но вы же с ним давно знакомы, так что вам, наверное, это известно.
— Да, — тихо сказала Хелен, устремив невидящий взгляд в окно. Она едва не задохнулась от перехватившей горло боли. — Да, он чрезвычайно сдержанный человек.
— Простите меня, Хелен. Я, кажется, наскучила вам этими семейными сплетнями.
— Нет, нет…
— Просто мы с Кэмом… всегда были так близки. Когда наша мать умерла, а Бентли еще был совсем мал… порой у нас не было никого, кроме друг друга. Или нам так казалось. Он всегда заботился обо мне. А я, насколько могла, о нем. Мы невероятно привязаны друг к другу.
— Я вам завидую, Кэтрин, — тихо ответила Хелен. — Я была единственным ребенком, и часто мне очень хотелось иметь брата или сестру.
— Конечно. И это один из немногих доводов в пользу женитьбы Кэма на Джоан. Меня очень беспокоит Ариана, а появление еще одного ребенка в семье благоприятно подействует на нее, я уверена.
Хелен чуть не сказала, что это может зависеть от мачехи, но сдержалась. Ее это не касается. Несомненно, мисс Бел-монт станет идеальной женой для Кэма в его нынешнем высоком положении.
Хелен боролась с новым приступом отчаяния. Ведь мисс Белмонт наверняка будет любить и оберегать Ариану как свою родную дочь. Девочка будет и кузиной ей, и падчерицей.
— Да, — наконец согласилась Хелен. — Более того, я уверена, что появление мачехи очень поможет Ариане. Конечно, она глубоко переживает потерю собственной матери.
— О? Я как-то над этим не задумывалась, — рассеянно сказала Кэтрин. — Конечно, она должна скучать по матери, хотя, по правде говоря, они не были настолько близки, как можно предположить.
— Да, лорд Трейхерн говорил об этом.
— Правда? — Кэтрин подняла брови. — Неужели говорил?
— Да, мы это обсуждали, — пробормотала Хелен, торопясь развеять впечатление неуместной фамильярности хозяина Халкота с гувернанткой своей дочери. — Вы должны понять, Кэтрин, что я здесь для того, чтобы помочь ребенку. Вполне очевидно, что травма Арианы и потеря речи каким-то образом связаны с ее матерью. И лорд Трейхерн счел, что мне необходимо знать об их отношениях.
— О, Хелен, прошу вас не истолковывать мои слова превратно. Я только удивилась, и все. Просто Кэм, даже когда его отношения с Кассандрой были… не столь гладкими, все равно отказывался осуждать ее. Поэтому весьма необычно слышать, что он признал существование у нее недостатков, пусть даже и косвенно.
Боль в груди Хелен стала еще сильнее.
— Значит, его светлость любил жену.
Кэтрин едва не подавилась чаем.
— Господи, нет! — воскликнула она, перестав кашлять. — Это был во всех отношениях брак по расчету. И Кассандре, полагаю, он нравился еще меньше, чем Кэму. Она была несчастна и сделала несчастными всех нас. Первый год ее пребывания в Халкоте превратил нашу жизнь в ад.
— Вы говорите о том времени, когда еще не вышли замуж?
— Да, я вышла замуж совсем юной. Мы с Уиллом были хорошими друзьями. Он часто приезжал сюда, и как-то сам собой образовался наш брак. А жить под одной крышей с папой и моей невесткой было все равно что сидеть на пороховой бочке. Что-то постоянно взрывалось. — Кэтрин мрачно улыбнулась. — Как видите, порой я несколько бестактна. Достаточно сказать, что мы с Кассандрой по-разному смотрели на многие вещи. И я обнаружила, что толпа ее друзей, по сути, не сильно отличается от друзей отца.
— О, каким образом?
— Они вечно толклись здесь, танцевали, пили, охотились, и не только. — Кэтрин пожала плечами и снова налила чаю. — Кассандра презирала деревню, а Кэм, хотя часто ездил в город по делам, не скрывал нелюбви к городской жизни. А Кассандра жаждала восхищения своих друзей, поэтому она приглашала их в Халкот и вела себя будто королева среди придворных.
— И ваш брат не возражал?
— Поначалу нет, — медленно ответила Кэтрин. — Думаю, он считал это справедливым компромиссом. Но что до Кассандры, мне кажется, она бы предпочла, чтобы он рассердился, и однажды пожаловалась мне, что Кэм ее не ревнует. По-моему, его эмоциональная сдержанность злила ее. Разве это не глупо?
— Да, но она была молода, возможно, чувствовала себя неуверенно…
Кэтрин поджала губы и кивнула:
— Вы довольно проницательны, Хелен. Именно так и было. Кассандре всегда недоставало уверенности, ее постоянно требовалось подбадривать. Мне кажется, из-за своего происхождения, а она, мягко говоря, неблагородных кровей, ей все время было не по себе.
— И друзья, конечно, с радостью подбадривали ее.
Кэтрин вдруг смутилась.
— Да, пока Кэм не положил конец этим визитам. — Она замолчала и бросила взгляд на Хелен, словно оценивая ее реакцию. — Кассандра стала вести себя крайне вызывающе. Однажды ночью у них произошла жуткая ссора, а потом… я никогда не спрашивала брата об этом, но вечеринки прекратились.
— Совсем?
— Да, — ответила Кэтрин, закатив свои выразительные глаза. — Если раньше жизнь нам казалась адом, то, когда Кассандра лишилась поклонников, нам стало раз в десять хуже. Она то невероятно скучала, то буквально извергала энергию. Ночью металась по дому, а днем — по лесу. Но вскоре она сообщила, что находится в интересном положении, и ненадолго вроде бы успокоилась.
— Но к тому времени вы уже покинули Халкот?
— Да. Кэм наконец дал согласие на мой брак с Уиллом, а папе было все равно.
— Я… я надеюсь, вы очень счастливы, — неловко сказала Хелен. Ей стало не по себе от того, что они обсуждают прошлое Кэма.
— Я совершенно довольна, — ответила Кэтрин. — Но сегодня меня более всего беспокоит счастье брата, а не мое.
— Я не понимаю, что вы имеете в виду.
Сестра Кэма долго вглядывалась в ее лицо, прежде чем ответить.
— Вы хорошо знали моего отца, да? — Хелен кивнула. — Тогда вы не удивитесь, что у Кэма не было иного выбора, кроме женитьбы на Кассандре. Ее отец давал за ней большое приданое, а брат считал своим долгом выплатить долги папы и вернуть семье доброе имя. Конечно, я невероятно благодарна ему. Но по правде говоря, Хелен, я бы предпочла видеть брата счастливым. И сейчас предпочитаю.
— А разве мисс Белмонт не сможет сделать его счастливым? — тихо спросила Хелен, надеясь, что ее боль и горечь незаметны.
Кэтрин неуверенно покачала головой.
— Кто знает? С самого детства Кэм нес на своих плечах ответственность за семью. Таков был и его первый брак, но я как-то надеялась, что второй раз он женится по любви. Но как бы мы все ни восхищались Джоан, я не думаю, что он любит ее.
Внезапно раздался стук в дверь, и Кэм вошел в комнату, сжимая в руке шляпу.
— Прошу прощения, Кэтрин, мисс де Северз, — торопливо сказал он. — Боюсь, я пришел попрощаться. Я должен незамедлительно отправиться в Девоншир.
— В Девон? — Кэтрин буквально подпрыгнула на стуле. — Так внезапно?
Он кивнул, и Хелен увидела глубокие складки тревоги на его лице. Все прежнее умиротворение исчезло.
— Да, Кэт, это чрезвычайно неожиданно. Сильнейшая лихорадка обрушилась на замок Трейхерн. Слегла половина моих слуг и арендаторов, двое уже умерли.
— Боже милостивый, — прошептала Кэтрин. — Какие плохие новости.
— Действительно, печальные. — Кэм был мрачен, его пальцы сильнее сжали шляпу. Он выглядел обессиленным. — И новости могут стать еще хуже. Гастингс, старый слуга дяди, заболел три дня назад и вряд ли выживет. Я должен немедленно отправиться к нему. Крейн уже собирает мои вещи. Судя по всему, дела там очень плохи.
— Я велел ему собрать и мои вещи, — раздался голос из полутемного коридора. Бентли остановился лишь затем, чтобы заглянуть в комнату. — Я намерен поехать с тобой. Думаю, это необходимо.
Кэм с удивлением посмотрел на младшего брата.
— Буду тебе признателен, — наконец сказал он, но Бент-ли, пробормотав что-то насчет лошадей, уже топал сапогами по коридору, ведущему к задней двери.
— Чем я могу помочь? — спросила Кэтрин. — И когда ты вернешься?
— Мне действительно нужна твоя помощь, дорогая. Меня не будет по меньшей мере две недели, так что, боюсь, мне придется просить тебя присмотреть за делами в Халкоте. Уилл сможет обойтись без тебя некоторое время?
Кэтрин засмеялась:
— Сейчас ведь сезон охоты, Кэм! Он даже не хватится меня.
— Хорошо. Ты сможешь приезжать сюда один или два раза в неделю, чтобы присмотреть за делами? Посещать арендаторов, передавать необходимые бумаги Брайтсмиту, проследить, чтобы не прекращалось огораживание пастбищ? В делах фермы ты разбираешься не хуже любого мужчины. Домашнее хозяйство оставь миссис Нафлз, а если возникнут какие-то вопросы, обращайся к Брайтсмиту. Сегодня тебе, пожалуй, лучше остаться здесь на ночь. Отправь грума домой с запиской.
— Конечно, — ответила Кэтрин, бросаясь к нему и целуя его в щеку. — Намного разумнее поручить мне твоих овец, чем выбор портьер. — Она лукаво улыбнулась. — И вообще, в этом отношении меня совершенно затмили. Милфорд заявил, что у мисс де Северз безупречный вкус. Я полагаю, именно ей и нужно поручить это дело, пока тебя нет. Думаю, я попрошу ее полностью изменить убранство этой комнаты.
Как ни странно, идея очень понравилась Кэму, ибо комната действительно выглядела несколько убого. А Хелен, судя по всему, отменно чувствовала цвет и красоту.
— Прекрасная идея, мисс де Северз, — согласился Кэм. И тут он вдруг понял, что ему совершенно не хочется оставлять Хелен и Ариану. День, проведенный с ними у реки, стал неким поворотным моментом, и в последнее время он чувствовал себя… по-другому. Хелен всегда обладала способностью будоражить его, бросать ему вызов, а теперь она заставляла его прямо смотреть на вещи, которые он предпочел бы не видеть. И все же необъяснимым образом последние недели стали бальзамом для его ран.
Ну вот, он и признал это. Ему отчаянно хотелось и дальше заходить в классную комнату, слышать смех Хелен за обеденным столом, выслушивать ее мнение и даже, наверное, ее упреки.
Кэм, не привыкший к такой роскоши, как задушевный разговор, стал чувствовать себя так, будто снял камень с души. С Хелен всегда казалось, что можно сказать что хочешь, делать что хочешь. Возможно, он фатально заблуждался, но с нею Кэм ощущал себя, пусть на короткое время, свободным от всех забот. Нечто похожее он чувствовал, когда летел по воздуху на тех дурацких качелях. И сейчас он даже подумывал о том, не взять ли с собой Хелен и Ариану.
Но Кэм тут же отказался от своей идеи. Это было бы верхом безответственности, потому что лихорадка, свирепствовавшая в Девоне, крайне заразная. Ему и Бентли-то страшно брать с собой, но юноша воспринял бы отказ как непростительную обиду.
Если нельзя их взять в Девоншир, он по крайней мере хотел бы попрощается с ними как следует.
— Мисс де Северз, могу я поговорить с вами в классной комнате? Я должен попрощаться с Арианой, а потом хотел бы обсудить с вами планы занятий в мое отсутствие.
Хелен плавным движением встала со стула; ее прекрасное лицо оставалось непроницаемым, взгляд был устремлен куда-то поверх его плеча.
— Разумеется, милорд.
Кэм подумал, что, даже принимая во внимание присутствие Кэтрин, все равно Хелен говорила слишком уж холодно. Он пристально смотрел на нее пару секунд, затем кивнул и отвернулся. Хелен выглядела несчастной, и он решил непременно выяснить причину.
Шагая по коридору к классной комнате, он думал о трагедии в Девоне и странном выражении лица Хелен. Но когда он повернул за угол, то замер на месте, увидев, как Милфорд впускает Томаса Лоу, и мгновенно насторожился, словно гончая, взявшая след. Нет, так не годится. Ведь это же настоятель его церкви! Однако ему опротивело смотреть, как Лоу ходит по пятам за Хелен, словно потерявший голову юнец.
— А, добрый день, Трейхерн, — воскликнул Лоу чересчур оживленно и протянул руку, вынуждая Кэма ответить на рукопожатие.
— Скорее добрый вечер, — сухо ответил Кэм, пожимая гладкую, почти хрупкую руку священника. — Теперь около половины шестого.
Лоу ничуть не смутился.
— Я понял вас, милорд! Я ненадолго, заехал по пути от старого Клапхема… — Священник опустил глаза и печально покачал головой — Его, знаете ли, сердце беспокоит. Короче говоря, оказавшись у ваших задних ворот, я решил переговорить с мисс де Северз.
— С мисс де Северз? — холодно переспросил Кэм.
— Именно! По поводу наших планов, — улыбнулся Томас Лоу.
— Ваших планов? — Тон Кэма не предвещал ничего хорошего.
— Да, на завтра! — все еще с улыбкой ответил симпатичный молодой человек. — Мы договорились, что дети снова поиграют вместе после обеда. Люси и Лиззи очень нравится играть с милой Арианой.
— Как приятно, — ответил Кэм слишком резко. — Прошу меня извинить, но мне пора ехать в Девон.
Лоу опешил:
— Так поздно?
Кивнув, граф жестом пригласил его присесть.
— В моем имении свирепствует лихорадка, и многие из моих слуг больны. — Кэм повернулся на каблуках и направился к широкой дубовой лестнице.
— Тогда мы должны молиться о них, — пробормотал Лоу. — Да хранит вас Господь, милорд.
Добрые слова настоятеля преследовали Кэма, пока он поднимался по лестнице, сознавая, что вел себя возмутительно и абсолютно не по-христиански. Крайне неприятное чувство, ему было даже стыдно. С верхней площадки лестницы он увидел, как Томас Лоу садится в кресло, чтобы подождать Хелен. Проклятие!
* * *
Хелен неохотно остановилась у классной комнаты. Она собиралась постучать, но заметила, что дверь приоткрыта и увидела Кэма, уже в дорожном плаще. Он казался длинноногим гигантом по сравнению с креслом, на котором сидел.
Устроившись на коленях отца с потрепанной куклой в руке, Ариана внимательно смотрела ему в лицо.
— И поэтому ты должна быть хорошей девочкой, милая, — нежно сказал он, прикасаясь пальцем к кончику ее носа. — Две недели пройдут очень быстро, я обещаю. Делай все, что велит мисс де Северз. И всегда помни, что папа любит тебя.
Устремив взгляд куда-то вдаль, Кэм поцеловал ее в макушку, и Ариана покорно соскользнула с его колен. Но когда она повернулась, чтобы уйти, он схватил ее за руку и притянул к себе, громко чмокнув в открытую ладошку.
— Делай все, что она скажет, Ариана, хорошо? — Кэм вглядывался в бездонные голубые глаза дочери. — Все, — подчеркнул он внезапно охрипшим голосом. — Мне нужно, чтобы на этот раз ты очень постаралась. Ты сделаешь это для меня, дорогая?
Словно не понимая его, Ариана неопределенно улыбнулась и танцующей походкой направилась к двери, волоча за собой куклу. После того как девочка повернула в сторону своей спальни, Хелен громко постучала в дверь.
— Войдите. — Кэм стремительно встал с кресла.
— Вы хотели поговорить со мной? — спросила Хелен ровным голосом.
Она чувствовала себя так, словно вторглась в нечто чрезвычайно личное, не предназначенное для посторонних глаз, и, к своему ужасу, обнаружила, что ей трудно сердиться на Кэма, так явно любящего дочь. Но гнев ей сейчас необходим, чтобы не чувствовать боли. Второй раз она не вынесет такую нестерпимую боль.
Кэм смотрел, как Хелен неуверенно входит в комнату. Да, за ее сдержанностью он видел только нерешительность. Казалось, стена холода вдруг разделила их, хотя он готов был поклясться, что до этого между ними уже возникла определенная близость.
Сегодня на ней опять было дорожное платье цвета бургундского, и, когда она грациозной походкой направилась к столу, Кэм встал, вглядываясь в лицо Хелен, чтобы понять ее настроение. Нет, бессмысленно. В отличие от юной взрослая Хелен могла скрывать чувства столь же умело, как любая светская дама.
Тем не менее он понимал, что она от него отдалилась. Кэм прищурился, задержав взгляд на ее полных, манящих к себе губах. Хелен, несомненно, видела этого настырного священника внизу, но вряд ли именно Томас Лоу стал причиной ее отчужденности.
Может, ее просто утомила его сестра? Хелен и сама была очень живой по натуре, однако безудержная энергия Кэтрин утомляла и более сильных людей. Возможно, сестра ненароком задела чувства Хелен. Господи, взять хотя бы то, что она едва не проболталась о Джоан! Иногда Кэт бывает слишком прямой и резкой.
Кэму хотелось вернуть дружбу, как он называл чувство, которое опять возникло между ними.
В наивной попытке узнать это, Кэм одним пальцем приподнял ее подбородок.
— Следует ли мне просить и тебя быть хорошей девочкой, Хелли? — поддразнил он, борясь с желанием обхватить ее рукой за шею и притянуть к себе для поцелуя.
Попытка оказалась неуместной, и его рука словно застыла от холодного взгляда Хелен. Ее ноздри чуть заметно дрогнули, когда она отступила на шаг и замерла.
— Можете быть уверены, я сделаю для Арианы все, что в моих силах, — бесстрастно сказала она, но в ее глазах вспыхнула ярость.
Кэм опустил руку, изучающе глядя на Хелен сквозь полуопущенные ресницы. Страх от ее холодности сковал ему душу. Случилось непоправимое, что-то бесценное ускользало из его рук, оставляя Кэма лишь с отчаянным чувством желания.
Потом вдруг среди усталости, боли и тревоги в его сердце ножом вонзилась реальность. Он все еще любит Хелен.
Глубоко. Безнадежно. И кажется, навеки. Осознание этого обрушилось на него, словно топор палача. Нет, нет. Только не Хелен!
С желанием он смог бы справиться, пусть даже страстно хотел ее. Да, ее общество по-прежнему доставляло ему несказанное удовольствие, но он не выдержит, если опять полюбит Хелен. Если он когда-нибудь переставал ее любить. Господи, переставал ли? Разумеется, нет.
Как и прежде, Хелен была воплощением самого опасного в женщине: слишком безрассудной, слишком брызжущей энергией и просто чертовски красивой. Он чувствовал, что его упорядоченная жизнь вырывается из-под контроля, устремляясь к полному неопределенности будущему.
Именно это и тревожило Кэма. Он не способен контролировать все, что касалось Хелен, он никогда бы не выбрал такую женщину для любви. Но Кэм начинал усваивать полученный им болезненный урок, который преподали ему десять лет одиночества: мужчина не всегда получает возможность выбора. Без Хелен он не чувствовал себя единым целым. Простая истина, которую он знал, только не мог понять.
Господи, ему сейчас нужно время, чтобы разобраться в ужасной путанице и навести подобие порядка. Где-то вдали громко хлопнула дверь. Позвякивая ключами, прошел по коридору слуга, колокол церкви отбил новые полчаса. Кэм едва слышал эти звуки, настолько его поглотили желание, страх и надежда.
Хелен, казалось, не замечала его терзаний. Бесстрастно глядя на него, она раскрыла гроссбух в кожаном переплете. Шуршание белых страниц вернуло Кэма к реальности.
— Что я могу рассказать вам о планах уроков, милорд?
Придя в себя, Кэм шагнул к двери и захлопнул ее.
— Хелен, я считаю… то есть мне кажется, дорогая, что мы должны поговорить.
Тут он словно позабыл все слова и лишь молча смотрел на Хелен. Ее взгляд не изменился и не потеплел.
— Хелен, с тобой все в порядке? Ты… какая-то другая.
— У меня все прекрасно, милорд, — сказала она, миновав его и встав за письменным столом. Когда она проходила мимо, дразнящий аромат ее волос коснулся его ноздрей.
Кэм провел рукой по своим растрепанным волосам и прищурился.
— Слушай, Хелен, все это напоминает мне ссору. Еще час назад мы были хорошими друзьями. А теперь… теперь…
— Знаешь, Кэм, я совсем не уверена, что нам следует быть друзьями. — В тихом голосе звучала только грусть. — Теперь я у тебя в подчинении.
Обойдя стол, Кэм подошел к Хелен.
— У меня в подчинении? — спросил он, пристально глядя на нее.
Выражение ее лица оставалось бесстрастным, но в ее широко поставленных выразительных глазах… о да. В бездонной глубине этих темно-синих озер была неподдельная печаль.
Боже, ничего подобного он не ожидал и не знал, как себя вести. Кэм провел ладонью по лицу, однако все осталось по-прежнему. Он бы справился с гневом Хелен. Одно дело, когда тебя испепеляет яростный взгляд, и совсем другое — видеть в этих глазах непостижимое отчаяние.
Кэм вдруг почувствовал, что ему невыносима даже мысль о ее отчужденности. И так же невыносима была для него ее боль. Слишком много нерешенных вопросов оставалось как между ними, так и в его собственной голове. Кэм протянул к ней руку, но Хелен отвернулась. И все равно, нечто, пересиливая разум, притягивало его взгляд к ее губам, его тело к ее телу. Она страдала, и он хотел обнять ее, утешить.
Хелен молча сопротивлялась, когда он грубо притянул ее к себе. Он уже не мог совладать с собой. Прекрасно зная, что потом горько пожалеет об этом, Кэм нагнулся и приник к ее губам. Он говорил себе, что может прогнать поцелуями не только ее грусть, но и эту странную отчужденность.
Он жаждал снова прикоснуться к Хелен с того момента, как она выбежала из его кабинета, оставив его в одиночестве, терзаемого неутоленным желанием. Кэм признался себе в этом сейчас, когда яростно припал к ее рту. Ах, как нежны, как прелестны были эти губы! Как хорошо он помнил их.
Хелен еще сопротивлялась в его объятиях; ее руки вцепились в его рубашку, теребили галстук. Но под натиском его губ ее губы легко открылись, пуская его в теплые влажные глубины.
Поцелуй Хелен превзошел все его ожидания, а ее сопротивление сделало поцелуй только более соблазнительным. Она не пыталась выскользнуть из объятий, когда он запустил пальцы в мягкие волосы и запрокинул ей голову, чтобы поцеловать еще крепче.
Хелен застонала и привстала на цыпочки, прижимаясь к нему. От этого движения ее платье натянулось, подчеркивая роскошную грудь. Правая рука Хелен легла ему на талию, притягивая его бедра. Она с торопливой жадностью отвечала на его поцелуи.
Уверенность, что она по-прежнему хочет его, раскаленной лавой опалила его чресла. Все намерения утешить ее позабылись, когда он почувствовал, как напряглась его плоть.
Он обречен, и пора с этим смириться. Единственное, о чем Кэм сейчас мог думать, это как увести Хелен из классной комнаты в спальню, снять с нее одежду и овладеть ею.
Он уже не помнил, что собирался ехать в Девон. Его рука скользнула по ее спине, по прелестному изгибу бедер, он еще крепче прижал Хелен к себе, одновременно целуя ее с такой страстью, что даже испугался, что не сможет дождаться момента, когда овладеет ею.
На этот раз он непременно овладеет ею, думал он, когда его рука, сжав бархат платья, стала тянуть его наверх. Ничто на земле не могло бы сейчас помешать ему…
Стук в дверь обрушился на Хелен, словно ушат ледяной воды.
Она напряглась, но рука Кэма упрямо стремилась вверх, не давая ей пошевелиться. Она отчаянно пыталась вырваться, и ее паника наконец подействовала на Кэма, потому что он вдруг оторвался от ее губ, и она краем глаза увидела Крейна, тихо пятившегося из комнаты.
Кэм тоже увидел его.
— Проклятие, Крейн! Ну что теперь? — проревел он, резко отстраняя от себя Хелен.
Старик замер, потом осторожно кашлянул и обернулся, не выпуская ручку двери.
— Все готово, милорд. Ваши сундуки, еда и лекарства. Все уложено в карету. Юный мистер Ратледж ждет нас внизу. — И Крейн удалился, не произнеся больше ни слова.
Кэм повернулся к Хелен, на его лице отразились растерянность, гнев, неудовлетворенное желание. Она должна была оттолкнуть его, надавать пощечин, когда он снова притянул ее к себе и поцеловал, на этот раз крепко и быстро. Но к своему полному стыду, Хелен даже не попыталась этого сделать.
— Забудь о Крейне, — сказал он. — Клянусь, что он — сама порядочность.
Хелен открыла было рот, чтобы заговорить, но Кэм снова поцеловал ее, а затем прижал к ее губам палец.
— Мне пора идти, Хелен. Даст Бог, вернусь через две недели, тогда можешь отчитывать меня сколько угодно. Мы во всем разберемся. Обещаю тебе.
Хелен покачала головой, чувствуя, что слезы унижения вот-вот польются из ее глаз.
— Нам нечего выяснять. Мое мнение не изменилось. Я не стану твоей любовницей, как бы сильно я тебя ни хотела.
Кэм молча смотрел на нее.
— Боже милостивый, я начинаю понимать, что едва все окончательно не испортил, Хелен, — наконец сказал он. — И я все бы отдал, чтобы сейчас не покидать тебя. Но я должен.
Он поцеловал ее в третий раз, зашагал к двери и вдруг резко остановился.
— Через две недели, — повторил он, поворачиваясь к ней. — Если не получится все решить в Девоне, я оставлю там Бентли и вернусь в Халкот. Клянусь тебе.
Он вышел, а Хелен, прижимая ладонь к распухшим от поцелуев губам, осталась сгорать от стыда и гнева.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красивая, как ночь - Карлайл Лиз



Очень увлекательно. Не могла оторваться, пока не дочитала до конца. Главные герои достоверны и обаятельны.Единственное, что слегка покоробило,это убийство злодея-похитителя. Может быть, автору просто хотелось побыстрее дописать роман? Также следует отметить хороший язык и стиль изложения, что подразумевает благодарность переводчику и редактору.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЕлена
24.10.2010, 11.24





Неплохой роман, последовательный сюжет, читается легко и быстро. Присоединяюсь к пред. комменту - неплохой стиль изложения.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизВиктория
4.10.2011, 16.28





Ochen ponravilsa roman!
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизAfa
3.03.2012, 15.58





Понравился...читается легко..соглашусь с предыдущим комментарием..многое зависит и от переводчика...хороший перевод
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизIva
24.08.2013, 17.34





Очень понравился роман...rnособенно сюжет...необычность, интересность и незаезженность...читался на одном дыхании...
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизElli
24.08.2013, 17.39





Интересный роман,мне понравился,читайте,думаю,что не пожалеете.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизТаня
24.11.2013, 21.00





Роман наглядно иллюстрирует известную пословицу :"Первая любовь не ржавеет". Я уверена, что даже самые распущенные и потасканные мужики помнят свою 1-ю любовь. Что же говорить о женщинах. Читайте этот роман и вспоминайте свою первую любовь.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизВ.З.,66л.
13.01.2014, 9.27





Мне понравилось. Советую.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизДарья
17.02.2014, 20.26





У автора есть более интересные произведения. А тут-серость.........
Красивая, как ночь - Карлайл Лизелена:-)
23.03.2014, 19.51





очень хороший роман не оторваться
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизНАТАЛИЯ
27.04.2014, 17.23





Присоединяюсь к предыдущим положительным комментариям.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЕлена
28.09.2014, 21.50





Понравился!!!!!!!
Красивая, как ночь - Карлайл Лизелена
9.10.2014, 0.17





потрясающе, очень хороший роман.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизВАЛЕНТИНА
12.04.2015, 9.44





Читайте
Красивая, как ночь - Карлайл Лизвера
17.07.2015, 9.50





А меня не захватило. Прочитала по диагонали.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизНаташа
23.08.2015, 5.04





Книга очень понравилась, интересно было наблюдать за душевными метаниями героев.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизОльга К
3.10.2015, 12.04





Помогите найти роман. Героиня отправляется с ребенком сестры к индейцам чтобы отдать его отцу вожаку племени Черному Волку. Проводник и героиня полюбят друг друга. Ребенка звали Маленький Ястреб. Заранее спасибо 😘.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЧита
3.10.2015, 12.10





Это Фетцер Эми "Смятение сердца". Прекрасный роман, читала с огромным удовольствием.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизJane
3.10.2015, 12.50





Огромное спасибо. Очень выручили.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЧита
3.10.2015, 13.18





Средний роман - 8 баллов. Читается легко, но есть какая-то незаконченность.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизНюша
14.10.2015, 15.19





Очень хорошо описаны чувства и переживания гл.героя, гл.героиня тоже понравилась. Прочла с удовольствием.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2015, 8.40





Прочла на одном дыхании) Даже представить не могла такого конца. 10б.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизОльга
23.01.2016, 22.09





Мне понравился роман. Советую.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизСветлана
24.01.2016, 15.53





Роман очень понравился . Читайте и наслаждайтесь. Я прочитала с большим удоводьствием.
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизСофи
28.04.2016, 10.42





прелесть. прочла от корки до корки.
Красивая, как ночь - Карлайл Лизлёлища
28.04.2016, 21.51





Klass +10
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизAnya
4.05.2016, 21.12





Священник~ развратник?! Кошмар какой~то!
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЧертополох
3.06.2016, 0.06





Священник~ развратник?! Кошмар какой~то!
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизЧертополох
3.06.2016, 0.06





А есть ли продолжение продолжение про младшего брата?
Красивая, как ночь - Карлайл ЛизАлина
19.10.2016, 20.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100