Читать онлайн Клянусь, это любовь была..., автора - Камсар Алекс, Раздел - ГРУППА КРОВИ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клянусь, это любовь была... - Камсар Алекс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.14 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клянусь, это любовь была... - Камсар Алекс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клянусь, это любовь была... - Камсар Алекс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камсар Алекс

Клянусь, это любовь была...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГРУППА КРОВИ

Кто сорвал цветы? Я вас спрашиваю! Кто сорвал цветы? Девочки делали вид, что спят. Но это еще больше злило вожатую.
— Если вы мне не скажете, то завтра, вместо того, чтобы плавать в бассейне, весь отряд будет убирать территорию. Вы меня слышите?
Это была серьезная угроза. Днем стояла невыносимая жара, и самым популярным местом в детском лагере был бассейн.
— Вы понимаете, что эти цветы сажали для всех нас, чтобы они делали наш лагерь красивым. А кто-то из вас их сорвал и поставил в вазу. Завтра их придется выбросить. Они умрут. А на клумбе они бы жили еще несколько недель.
Это не мы, — наконец заговорила одна из девочек. — Эти цветы для нас сорвал один парень из нашего лагеря.
— Зачем?
— Он влюбился. Его зовут… Он каждый вечер дарит цветы нашей Ане.
— Аня, это правда?
Аня подняла голову с подушки. Теперь только вожатая заметила, что с девушкой что-то творится: лицо пылало, большие, еще совсем детские глаза горели гордым и чарующим огнем первой любви. Да, сомнения не могло быть. Это была первая любовь. Любовь безграничная, лишенная расчета и эгоизма, когда любишь весь мир, всю вселенную, когда солнце кажется таким ярким, небо — синим-синим, мир — волшебной сказкой, а люди добрыми и отзывчивыми.
Эта любовь — такая чистая, светлая, наивная, что вызывает у многих улыбку или сочувствие, столь могущественная, что заставляет задумываться даже самых черствых, не романтичных людей. Эта любовь, независимо от того, сколько она длится, запоминается на всю жизнь. Это любовь, испытав которую, получаешь подарок на всю жизнь.
Вожатая вздохнула:
— Ну что я тебе могу сказать? Передай ему, чтобы он больше их не рвал. Его могут выгнать из лагеря.
— Я ему говорила. Но он меня не слушает. Вожатая все поняла. Аня была рада, что ее парень продолжает опустошать цветочную клумбу, являющуюся гордостью лагерной администрации.
Он хотел доказать девушке свою преданность. Разве возможно убедить влюбленного парня вести себя разумно?!
— Ладно, девочки, давайте спать. — Она закрыла дверь и вышла из корпуса. Была жаркая летняя ночь. Листья деревьев шуршали от легкого ветерка. Она еще раз вздохнула и пошла к друзьям. В это время у взрослых начиналась самая активная часть лагерной жизни.
— Ты знаешь, я так рада, что ты у меня есть! У меня сложная семья. Родители всегда ругаются. Отец редко бывает дома, а когда приходит, ни о чем не хочет говорить, так он устает на работе. Мама моя то работает, то возится на кухне, то за младшей сестренкой ухаживает. Так что им всегда не до меня. А я так хотела, чтобы меня любили! Я так мечтала об этом!
— А ты еще никогда никого не любила?
— Нет, так получилось. Может быть, потому, что никто по-настоящему на меня не обращал внимания.
— Ты такая красивая! — Он целовал ее в губы. Она начала дрожать, но не оттолкнула его. Он целовал ее и гладил волосы, спину, грудь. Ее лицо горело от счастья и возбуждения.
— Ты самая красивая девушка в мире! — Он начал расстегивать ее рубашку.
— Нет, — сказала она, — не надо. Не сейчас. Он не обиделся. Только замолчал. Они сидели на поляне, вокруг был красивый сосновый лес. Солнце сияло в огромном чистом небе, и казалось, что жизнь — это вечная сказка.
— Ты знаешь, я ведь, когда была маленькой, всегда дралась с мальчишками. Не знаю почему. Я всегда была очень шустрой, бойкой. В четвертом классе у нас был один высокий, сильный мальчик. Я все время его дразнила. В конце концов, он однажды не выдержал и ударил меня портфелем. Я притворилась, что умерла. Ты бы видел, как он испугался.
— Ты мне сразу понравилась, еще до того, как я пригласил тебя на дискотеке танцевать.
Они возвращались в лагерь, держась за руки. Ничто не делает парня таким уверенным в себе, как первая девушка, идущая рядом. Он делал вид, что не замечает удивленные глаза детей и вожатых. Она была на седьмом небе. Она была счастлива и не хотела этого скрывать.
— Мы будем всегда вместе. На всю жизнь, — сказал он ей так громко, что услышали все.
В ответ она сильно-сильно сжала пальцы. Она без него не представляла свою жизнь.
Дискотека была важной частью лагерной жизни. Еще за час до начала девушки старших отрядов сидели у зеркала и рисовали себе лицо. Этот час был один из многих, когда Аня была не со своим любимым. Она готовилась, а остальные девушки всячески старались ей помочь. Они давали ей косметику, помогали делать прическу. Одна из них дала Анне свою новую, очень модную кофточку. Аня сидела и сияла, как принцесса. Еще пару лет назад она была худенькой, плоской непослушной девчонкой. Она сама не заметила, как за это время у нее появилась большая, изящной формы грудь, что очень редко бывает у девушек такого возраста, и округлые, восхитительные формы. Ее русые, пленительные волосы подчеркивали белую кожу и алые чувственные губы. Но больше всего поражали ее глаза. За эти недели, что она начала встречаться со своим парнем, в них зажегся такой огонь, который не оставлял равнодушными ни взрослых, ни детей. Она сама это чувствовала. Ей очень нравилось, что на нее обращают внимание. Она чувствовала себя взрослой. Она понимала, что красива, очень красива. Это она видела в глазах окружающих. От такого безграничного счастья у нее кружилась голова. Она была безумно счастлива, и ничто не могло помешать ей быть счастливой.
Когда она, окруженная подружками, пришла на дискотеку, все оборачивались на нее. Ее это уже не удивляло. Она воспринимала это как должное. Его еще не было. Кто-то из подружек уже доложил, что он, несмотря на строгий запрет, покинул лагерь, чтобы купить для нее конфеты, которые она очень любила. Для нее, девушки из простой семьи, где родители только и делали, что ругались, его внимание, его постоянное желание делать ей приятное было так неожиданно и трогательно. А он умел это делать, умел красиво ухаживать. Умел целоваться, как взрослый мужчина. Он ей уже рассказывал, что имел интимные отношения с женщиной, которая жила в соседнем доме. Причем он долго не понимал, что она от него хочет, а когда та перешла к решающим действиям, он просто растерялся. А потом, когда все свершилось, ему было даже противно. Он хотел рассказать Ане почему, но она предпочла этого не слышать. От таких откровений она испытывала такие порывы ревности, что казалось, ее сердце разорвется на части. Но она от этого не стала его меньше любить.
— Теперь ты мой. Только посмей хотя бы взглянуть на других девушек. Я тебя просто задушу. Ты понял?
Он все понимал. Он понимал, что у него самая красивая, самая яркая, самая желанная девушка, и гордился этим. Они были примерно одного роста. Но когда они ходили вместе, держа друг друга за руку, они выглядели выше и солиднее обычного. Друзья ему завидовали. Аня нравилась многим, если не всем. Но она полюбила именно его. Почему именно его? Никто никогда не может ответить на этот вопрос.
Дискотека была в полном разгаре. Танцевали дети, танцевали вожатые. Музыка гремела во всю мощь.
— Потанцуем? — Она повернулась. Высокий парень с широченными плечами тянул ее за руку. Он был не из лагеря. Наверное, пришел из ближайшего поселка на дискотеку.
— Нет, — сказала она, — я танцую только со своим парнем. Вот он как раз идет.
Она отвернулась и пошла навстречу своему парню. У него в руках был большой красивый букет цветов. Он вручил цветы Ане и достал из кармана большую плитку шоколада.
— Ты красивее всех цветов мира и слаще любого шоколада, — сказал он, довольный. Она покраснела.
— Вот этот и есть твой? — это снова был высокий парень. — Он такой невзрачный у тебя.
— Слушай, убирайся, — сказал тот, мгновенно взвинчиваясь оттого, что его посмели оскорбить при его девушке.
— Да он еще и невоспитанный! — Высокий парень взял его за шиворот и начал трясти. — Я тебя научу, мальчик, как надо правильно себя вести!
Тот замахнулся и ударил соперника в лицо. Ответный удар сбил его с ног. Аня вскрикнула от страха. Он быстро встал и бросился на высокого парня. Тот ловко ушел от удара и снова со всей силы ударил его в лицо. На этот раз он не упал, но из его носа и губы хлынула кровь. Он с такой яростью бросился на высокого парня, что тот потерял равновесие и они оба упали. Но скоро они поднялись на ноги, нанося удары друг другу. Музыка продолжала играть, но уже никто не хотел танцевать. Все смотрели на дерущихся. Противники не отпускали друг друга. Но тут вмешалась Аня. Она с размаха ударила высокого парня букетом цветов и сквозь слезы закричала:
— Ты, мерзавец, не смей его трогать! Он мой! Он мой!
Высокий парень стоял потрясенный и смотрел на плачущую девушку с глазами ангела, которая подняла букет для нового удара. Он понимал, чувствовал, что сделал что-то ужасное. Он никогда не видел ничего подобного. И он отступил, потому что это была та любовь, которая может свернуть горы и которая заставляет людей быть суеверными.
Потом они сидели в медпункте, и молодая медсестра обрабатывала его разбитое лицо. Он еще был в шоке. Она продолжала время от времени вытирать слезы.
— Не плачь, моя красавица! — уговаривала медсестра. — Считай, что это было боевое крещение. Как твоя фамилия?
Она нашла нужную медицинскую карту и начала что-то там писать. Они сидели молча, рядом, держась за руки.
— А у тебя, милый мой, редкая группа крови, — сказала медсестра.
— И что из этого?
— Ничего особенного. Просто тебе во время операции можно переливать только кровь твоей группы, а таких не много.
— А у меня не такая группа? — спросила Аня.
— Сейчас посмотрю.
Она снова начала искать нужную карточку.
— Знаешь, нет. У тебя как раз самая популярная группа.
Сначала она решила, что ей это показалось. Но стук в окно звучал все сильнее. Аня поднялась с постели и подошла к окну. Он стоял внизу и махал ей рукой. Она открыла окно.
— Привет, — сказала она, — ты решил приехать ко мне ночью?
— Прыгай. Мне родители подарили мотоцикл. Мы сейчас поедем кататься.
— Ты с ума сошел. Мама меня убьет. А ты умеешь водить?
— Конечно, умею. Прыгай, я тебя буду держать. Она немного поколебалась, потом сказала:
— Ладно, но только я переоденусь.
Через десять минут они с грохотом мчались по темным улицам маленького тихого городка, мешая добропорядочным гражданам нормально отдыхать.
— Я боюсь, не гони так быстро! — кричала она ему в ухо и прижималась к нему всем телом.
— Держи-ись! — смеялся он и еще сильнее нажимал на газ.
Домой она возвратилась к рассвету и хотела незаметно проскользнуть в свою комнату. Но как только она закрыла за собой входную дверь, навстречу ей вышла мать.
Разговор получился на повышенных тонах. Мать ругала ее и называла бесстыжей. Она говорила ей, что уже взрослая и может делать все, что придет в голову.
— Ты лучше подумай о школе. Тебе еще учиться и учиться. А ты уже начала из дома убегать.
Но мама не могла ей помешать. Аня и раньше не всегда делилась с матерью, а отца вообще не воспринимала. Теперь ее парень стал для нее и мамой, и папой, и другом, и самой хорошей подругой. Ее больше ничто не интересовало. Прошло уже два месяца после лагеря, а их любовь становилась все крепче и крепче. Он каждый день встречал ее у школы и провожал домой. Потом они встречались еще раз вечером, а выходные полностью проводили вместе. А после того как ему подарили мотоцикл, они проводили и ночи вместе. Естественно, заниматься уроками им обоим было некогда, и это сразу отразилось и на их оценках, и на отношении к ним родителей. В очередной раз, когда она собиралась ночью ехать с ним кататься на мотоцикле, выяснилось, что мать спрятала всю ее одежду. Она была в бешенстве.
— Либо ты мне отдаешь одежду, либо я уйду из дома! — кричала она маме.
— Ты не можешь так поступить. Ты еще совсем ребенок. Тебе еще рано… Я о тебе беспокоюсь. Неужели ты не понимаешь? Я хочу, чтобы тебе было хорошо.
— Мне уже хорошо, и я буду делать то, что хочу.
Матери пришлось сдаться. В эту ночь они катались не так много. Он выбрал новый маршрут, и через полчаса они оказались около небольшого летнего домика.
— Это наш домик, — сказал он. — Давай зайдем! Мне нужно кое-что взять.
Они вошли. Он зажег свет. Внутри было довольно уютно. Он разлегся на диване и спросил:
— Пива хочешь?
— А тебе разве можно?
— Немножко можно.
Они выпили пива. Потом начали целоваться. Только сейчас она сообразила, что они впервые оказались наедине. Конечно, раньше они много гуляли в лесу. Но…
Она уже была полуголая, когда сообразила, к чему дело идет.
— Нет, — сказала она и оттолкнула его.
— Почему, ведь ты меня любишь?
— Я не хочу.
— Тебе стыдно?
— Да.
Он опять начал ее целовать и ласкать. Ей почему-то стало страшно. Она вскочила на ноги и начала быстро-быстро одеваться.
— Я хочу вернуться домой, — сказала она.
Они возвращались молча. На следующий день он не встречал ее у школы. Это было жестоким ударом. Она была в истерике. Мир, который еще днем раньше казался таким восхитительным, превратился в ад. Его не было еще пару дней. Она не могла ни пить, ни есть. И тем не менее она ему не позвонила. Он появился только через неделю с большим букетом и сказал, что был болен. Она ему не поверила, но была бесконечно рада. В тот день они гуляли до утра, и она не пошла в школу. Через неделю он опять пригласил ее в летний домик. Все повторилось. Они целовались. Он старался ее раздеть. Она сопротивлялась. Но теперь он был менее настойчив, а она менее категорична. На следующий день, а потом на следующей неделе они приходили в этот домик и… Эта игра начала нравиться. Постепенно она перестала бояться его обнаженного тела и начала ощущать новое и очень приятное возбуждение. И, в конце концов, в какой-то момент она потеряла контроль над собой, а потом уже сопротивляться не могла и не хотела. Все закончилось быстро. Ей было больно лишь несколько минут. На диване осталось большое пятно крови. Она молча оделась. Она вдруг почувствовала, что что-то в их отношениях резко изменилось. Он уже не был тем идеалом, который она боготворила. Она начала плакать.
Он ничего не сказал. Зажег сигарету и начал курить. Когда они выходили, он попросил:
— Не переживай. Когда-нибудь это должно было случиться.
Она не ответила. Однако ни на следующий день, ни в другие дни не поддалась уговорам идти в летний домик.
— Ты что, больше меня не любишь?! — возмущался парень.
— Люблю, но больше не хочу это делать.
— Почему?
— Догадайся сам.
Прошел еще месяц. Они начали встречаться реже. Он объяснял это тем, что родители поставили ультиматум: если он не исправит оценки, отберут мотоцикл.
Ей это показалось странным. Вообще он начал вести себя странно. Вдруг ни с того ни с сего начал много говорить о знакомой девушке из другой школы. Это ее окончательно взбесило:
— Если она тебе так нравится, иди к ней. Зачем ты мне о ней говоришь?
— Я просто так. Я…
— Нет, не просто так. Я же тебя хорошо знаю. Она тебе нравится.
Его насторожил ее тон. Такой он Аню никогда не видел.
— Ну и что, если она мне нравится?
— Ну и иди к ней, раз так.
— Какая ты грубая!
— Убирайся. Я не хочу тебя видеть.
— Ты что, взбесилась?
— Да, взбесилась. Не приходи и не звони никогда.
Она повернулась и ушла. Слезы душили ее. Она знала, что сама ему никогда не позвонит.
Через месяц на дискотеке Аня увидела их вместе. Она пришла домой и легла в постель. Вечером температура поднялась до сорока градусов. Мать сидела с ней всю ночь, а потом еще три дня, пока температура не спала. Аня ничего не ела, ни с кем не говорила. Она хотела умереть, хотела уйти из этой проклятой несправедливой жизни, где могут так обманывать, так легко предать. Хотела вскрыть вены, но побоялась, что не умрет сразу, а только будет мучиться еще больше. Она оделась и пошла в аптеку. На песочнице рядом с аптекой сидела молодая мама с маленьким ребенком на руках. Аня посмотрела на ребенка. Малыш ей улыбнулся.
Нет, жизнь только еще начинается. Она еще будет любимой, и у нее будут дети. Красивые дети. Два мальчика — Макс и Александр. Она будет их очень и очень любить. И ради них стоит жить.
Они снова встретились через год. Он подошел к ней на дискотеке и попросил о встрече. Аня согласилась. Весь этот год она ждала этого дня.
Сколько раз она себя винила в том, что тогда не смогла справиться со своими чувствами и устроила ему скандал. Теперь она решила, что, если бы не она, то они до сих пор были бы вместе. Аня по-прежнему его любила. Но это уже была совершенно другая любовь. Не такая светлая и радостная, как прежде. Это была любовь, смешанная со страданием и ревностью. Она часто доставала фотографии, на которых они были вместе, и долго-долго смотрела на них, вспоминая те недолгие, но бесконечно счастливые дни, хотела видеть его, говорить с ним, целовать его теплые, страстные губы. Но Аня была гордой. Она знала, что он продолжает встречаться с той девушкой из соседней школы, и ни за что на свете не позвонила бы ему первой. Аня даже видела сон, где она его спрашивает: «Позвонить тебе или нет?», а он отвечает: «Не надо», отворачивается и уходит.
Иногда она видела его издали, когда он мчался на своем мотоцикле. Он ей казался таким красивым и таким далеким. Как ей было тяжело, не знал никто. У нее не было такой близкой подруги, которой она могла бы излить душу. С мамой она об этом говорить не хотела. Мать, конечно, была довольна, что дочка перестала гулять по ночам, пропускать уроки и начала учиться заметно лучше. Она поняла, что они расстались, и видела, как дочь страдает и как быстро повзрослела.
Аня по-прежнему была красивой. И хотя ее глаза уже не лучились любовью ко всему миру, она пользовалась повышенным вниманием. Иногда она встречалась то с одним парнем, то с другим, но потом быстро в них разочаровывалась. Они были другими — не ее. А вот с ним получалось так, как будто они знали друг друга сто лет. И Аня начала понимать, что люди очень разные и найти среди них близкую себе душу очень и очень трудно. А вот потерять близкого человека ничего не стоит.
И вот они должны снова встретиться. Он, наверное, тоже думает о ней. Он не мог так просто о ней забыть. Он ее тоже любил, она в этом не сомневалась. Просто она себя вела неправильно, и он обиделся. Он, как раньше, принесет ей цветы, скажет, как ему трудно без нее, и они снова будут вместе. Навсегда.
Аня всегда опаздывала. Ей нравилось, что он ее ждет. Она в этом видела доказательство его любви. Но в этот день Аня пришла первой, и сердце ее билось сильно-сильно. Ей очень хотелось снова стать любимой.
Он пришел с букетом цветов.
— Пошли, погуляем, — сказал он.
— Пойдем, — ответила она.
Они молча шли по парку, был теплый осенний день, и дорожка аллеи была засыпана мягкой листвой. Желтые листья высоких дубов напоминали, что все в этом мире когда-нибудь кончается и что скоро, очень скоро придет зима.
— Как дела? — нарушил он молчание.
— Нормально, — ответила Аня.
— Я слышал, ты с кем-то встречалась?
— Да, встречалась.
— Ну и как он?
— Это имеет значение?
— Не имеет.
Они снова молча гуляли, потом он предложил:
— Давай посидим на скамейке.
Они посидели. Она ждала, когда он снова заговорит.
— У меня к тебе просьба, — сказал он, избегая ее взгляда. Ее сердце снова начало сильно биться.
— Я не знаю, что ты с этими парнями делала, но я знаю, что девушки, которые… ну, которые… становились женщинами так рано…
Аня закрыла лицо руками. Она мгновенно все поняла. Ему даже и в голову не приходило восстановить прежние отношения. Он просто решил…
— Я просто не хочу, чтобы ты пошла по рукам, — сказал он. — Я буду себя за это корить. Ты понимаешь?
— Какое твое дело, как я буду себя вести? Я тебе чужая, ты мне тоже чужой.
— Нет, мы с тобой друзья. Ну и что, что мне сейчас нравится другая. Я хочу, чтобы мы остались хорошими друзьями, я не хочу, чтобы ты делала глупости, о которых потом будешь жалеть. Обещай, что мы останемся друзьями. Обещаешь?
— Обещаю, — ответила Аня и вдруг почувствовала себя такой спокойной, такой взрослой.
— Мне пора, — сказала она. — Прощай.
— Ты забыла цветы, — крикнул он ей вслед.
— Я ничего не забыла, ничего! — крикнула она ему в ответ и побежала.
Домой Аня вернулась поздней ночью. Она вошла в дом и видела, что мама не спит. Найдя большие ножницы, достала из конверта фотографии, где они были вместе, и начала их разрезать на мелкие кусочки. Мать стояла сзади, затаив дыхание.
— Мама, у нас есть что-нибудь спиртное? — спросила она у матери, и в ее голосе были нотки, которые насмерть напугали маму.
— У отца осталось немножко коньяка.
— Мне немножко, только одну рюмку.
Мама ушла и вернулась с рюмкой коньяка. Аня молча выпила, поцеловала маму и ушла спать.
Экзамен по истории шел уже второй час. Свой билет Аня знала хорошо. Она готовилась к экзаменам и получала хорошие оценки. Еще неделя — и прощай, школа! Она вступает в большую жизнь. Наверное, будет поступать в педагогический. Ей нравятся дети. Она хочет с ними работать.
Экзаменационная комиссия явно скучала. Экзамен шел своим чередом. Один за другим сдавали свои ответы выпускники. И вдруг резко распахнулась дверь, и в комнату влетела девушка из параллельного класса.
— Аня, Аня! — кричала она. — Иди сюда быстро!
— В чем дело, что ты себе позволяешь?! — возмутился завуч.
— Мотоцикл ее друга сбила машина. Он сейчас в больнице. По радио объявили: срочно нужна кровь. У него редкая группа.
Аню как током ударило. Тетрадь полетела в одну сторону, экзаменационный билет — в другую. Она вскочила с места и побежала к двери. Никто не собирался ее останавливать. Больница была недалеко от школы. Аня бежала как сумасшедшая, ее душили слезы, сердце разрывалось от боли и от страха. У входа в больницу ее остановил дежурный. Вход в операционную был посторонним строго воспрещен. Она начала так рыдать, что и камень мог бы растаять. Хорошо, что помогла подружка.
— Там умирает ее парень, как вы не понимаете! — сказала та.
— Ладно, ладно, пускай идет. Накинь :на себя этот халат.
Она побежала вверх по лестнице и вошла в большой коридор. Все смотрели на нее. Все. Но ей было наплевать.
— Где он, покажите мне его. Я хочу его видеть! — кричала она и плакала. Все молчали. Она испугалась и перестала кричать.
— Он умер, — сказал кто-то тихо. — Пять минут назад. Слишком поздно мы нашли кровь.
Потом какая-то женщина ее проводила в маленькую комнату, где пахло лекарствами и больными, дала ей успокоительные капли.
— Поплачь, — посоветовала она.
Но Аня не могла плакать. Она впервые почувствовала грань жизни и смерти, потеряв самого дорого человека, которого ничто не могло вернуть. Он ушел из ее жизни навсегда, но оставил ей любовь, короткую, но прекрасную. На всю жизнь она сохранит память о своем друге. И если когда-нибудь снова полюбит, то любимому обязательно расскажет, как каждый день он рвал с клумбы цветы для нее. Расскажет, как они гуляли по ночам, как любили друг друга и как были счастливы, когда ей было всего пятнадцать лет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клянусь, это любовь была... - Камсар Алекс



Нет, это не ЛР. Какие-то графоманские новелки на тему одиночества...
Клянусь, это любовь была... - Камсар АлексLynn
2.09.2013, 8.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100