Читать онлайн Жди меня, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жди меня - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жди меня - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жди меня - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Жди меня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Прежде всего ты обязана заботиться о своих родителях, Минерва, – втолковывала Дженет Арбакл, удивляясь, что дети столь неблагодарны. – Постой, не уходи. Сядь и выслушай нас с отцом.
– Мама, я уже давно вас слушаю, – возразила Минерва, – но не понимаю ни единого слова. Меня ждет работа.
Как обычно, Портос предпочел уклониться от разговора первостепенной важности, делая вид, что его посетило вдохновение. Он развалился в кресле в уютном розовом будуаре своей жены, пряча глаза за темными стеклами очков (однажды Портос услышал, что Перси Биши Шелли и лорд Байрон носили очки с темными стеклами, и с тех пор не расставался с ними), и нетерпеливо ждал, когда жена покончит с неприятным делом.
Но как бы там ни было, виновником случившегося следовало считать самого Портоса. Ему первому пришла в голову злополучная идея. Заварив кашу, он любезно предоставил жене право расхлебывать ее.
– Мистер Арбакл, – окликнула его Дженет, – будьте любезны, вразумите свою дочь.
Портос расхохотался, заворочался в кресле, подтянул колени к груди и вытер слезы, струящиеся по багровым щекам.
Дженет в изнеможении закатила глаза.
– Ну хорошо, Минерва, я постараюсь выражаться яснее. Ты говоришь, что не поняла ни слова. Но тебе вовсе незачем понимать то, что я говорю. Просто скажи, что ты согласна, и выполни нашу просьбу.
С преувеличенно громким вздохом Минерва опустилась в кресло и закрыла глаза. Это уж слишком!
– Миссис Хэтч сказала, что Макспорраны уже едут, – продолжала Дженет Арбакл. – Они могут явиться сюда с минуты на минуту. Но прежде чем они войдут в дом, ты должна дать согласие. Мистер Арбакл, да помогите же мне!
Эта просьба вызвала у Портоса очередной взрыв веселья.
– Папа! – Минерва выпрямилась и уставилась на отца в упор. – Мама к тебе обращается.
– Ничего подобного, – возразил Портос, мгновенно посерьезнев и нахмурившись. – Она просто напоминает обо мне, чтобы придать вес своим словам. Я артист! Я не вправе тратить свое драгоценное время на мирскую суету! Следовательно, ты немедленно должна забыть о своих нелепых изобретениях и обратить все свои недюжинные умственные способности на то, чтобы вытащить нас из долговой тюрьмы.
Дженет ахнула, не в силах поверить в черствость собственного мужа.
– Как ты можешь? Сказать об этом вслух?! Да еще в моем присутствии?! Мне дурно! Минерва, дай мне нюхательные соли!
– Ты совершенно здорова, мама. И долговая тюрьма нам не грозит. Папа просто пошутил – верно, папа? Разумеется, нам следует сократить свои расходы. Тратить деньги надо с умом. Но не будем забывать, что в последние годы папины картины приносили нам приличный доход. Каждый раз, когда он отправляется в Эдинбург или Лондон, чтобы продать свои полотна, я вспоминаю огромные суммы, проставленные на чеках, и горжусь своим отцом. По-моему, ты стал одним из самых известных и модных художников в мире, папа.
– Пожалуй, да, – отозвался Портос.
– В таком случае я не понимаю, – продолжала Минерва, – почему вы с мамой то и дело грозите всем нам разорением? Примерно с пятнадцати лет мне известно, что твой доход почти равен нашим расходам. Стоит нам слегка умерить аппетиты и отказаться от излишеств, которые вы оба называете «предметами первой необходимости», – и мы сумеем даже откладывать деньги.
– Не возьму в толк, о чем она говорит, – заявил Портос, безвольно свесив руки до самого пола. – В этом доме творец я, а не вы, мисс. Вам давно пора обратить свои таланты на пользу семьи – именно для этого Бог вам их и даровал. А про молодого Фэлконера забудьте раз и навсегда. Надеюсь, я ясно высказался?
– Арбакл! – воскликнула Дженет, подкрепив возглас незаметным пинком из-под подола своего нового светло-зеленого платья с оранжевой отделкой. Ей вдруг пришло в голову, что турнюр надо было сделать попышнее. – Арбакл, я совершенно согласна с тем, что Минерва просто обязана посвятить себя финансовым делам семьи. В последнее время она слишком часто занимается глупостями. Но должны ли мы вмешиваться в личную жизнь своей дочери?
Минерва встала и направилась к окну причудливой формы, в раму которого были вставлены разноцветные стекла. Достав из какого-то потайного кармана своего экзотического наряда маленький бинокль, она поднесла его к глазам.
– Разумеется, твой отец прав, Минерва, – продолжала Дженет. – Кстати, зачем ты носишь эти нелепые одеяния? А прическа? С распущенными волосами ты похожа на обычную крестьянку. Что за возмутительная небрежность! И больше никаких глупостей, ясно? По крайней мере не трать на них столько времени. И еще одно… ты не должна встречаться с Греем Фэлконером. В конце концов, целых три года мы считали, что он мертв. За три года любая невеста, даже дурнушка, могла выйти замуж, дорогая. Подумай, что скажут люди, если ты примешь с распростертыми объятиями того, кто не вспоминал о тебе целых три года, а потом вдруг соблаговолил вернуться?
Минерва даже не шевельнулась. Она вдруг застыла в неподвижности, словно увидев за окном нечто чрезвычайно любопытное.
– Детка, ты ведешь себя точь-в-точь как твой бессердечный отец, – мягко упрекнула Дженет. – Ты пропускаешь мои слова мимо ушей. Вы оба живете в мире иллюзий, надеясь, что я ничего не замечу.
Портос хмыкнул и перевернулся в кресле так, что его голова оказалась на сиденье, а скрещенные ноги в черных атласных шлепанцах свесились за спинку.
– Пора поговорить серьезно, – заявила Минерва, не глядя на родителей. – Со вчерашнего дня вы несколько раз заводили разговор о том, что мы оказались в стесненных финансовых обстоятельствах. Но причины и размеры своих долгов вы предпочитаете от меня утаивать. Может, я чего-нибудь не понимаю?
Стараясь производить поменьше шума, Дженет придвинулась к Портосу, приподняла юбки и резко толкнула его коленом в плечо.
Портос вскрикнул и сел, а Дженет немедленно опустила юбки и выпрямилась. Поскольку мистер Арбакл часто вскрикивал без причины, Минерва даже не обернулась. Дженет нахмурилась. Скверная, неблагодарная девчонка соглашалась слушать своих многострадальных родителей, только когда они говорили без обиняков!
Поерзав в кресле, Дженет приблизила губы к уху мужа:
– Если она узнает, что ты натворил, то взбунтуется. Стоит нам допустить единственную ошибку – и мы погибли, Арбакл. Нас уже ничто не спасет, понимаешь?
На сей раз ее муж не засмеялся. Сняв очки, он удостоил жену внимательного взгляда и кивнул.
– Вот и хорошо. Напрасно ты решился на эту опасную затею, – шепотом добавила его жена.
– Еще совсем недавно ты называла эту «опасную затею» удачной. В конце концов, вчера мы убедились, что ему никто не причинил вреда. И я что-то не припомню, чтобы деньги в нашем доме были лишними.
Жена прижала палец к его губам, прошипев:
– Тише, Арбакл! Минерве незачем знать об этом!
Он согласно кивнул.
– Мы же договорились держать ее в неведении, пока не осуществится наш замысел. Так помоги мне.
– Но как?
– Боже мой! От мужчин не дождешься помощи!
– Тебе же самой не терпелось… ты понимаешь, о чем я. Наши желания совпадали.
– Зато ты собирался найти способ продолжить… сам знаешь что, пока не понял, в чем состоит выгода. Даже с такой простой задачей ты едва справился!
Портос прищурился:
– А ты, дорогая? Каковы твои планы?
– Видишь ли… – начала Дженет, придвигаясь еще ближе, – одно время я думала, что наши планы осуществимы. Но поскольку я благоразумная женщина, то способна изменить свое мнение в мгновение ока. – Она щелкнула пальцами и испуганно скосила глаза в сторону Минервы. Дочь даже не шелохнулась.
– В мгновение ока? – с расстановкой повторил Портос. – Так или иначе, мы висим на волоске. Она, – он кивнул в сторону Минервы, – должна подчиниться нам, или все пропало.
– Об этом я уже говорила, – раздраженно напомнила его жена. – Кстати, вчера ты повел себя глупо, Арбакл. Ты просто ее не понимаешь. Если мы будем настаивать, она из упрямства поступит наоборот.
Портос улыбнулся, надвигая на лоб свой приплюснутый берет.
– Кому знать об этом, как не мне? Зачем, по-твоему, я сделал вид, будто не узнал его и даже не попытался изобразить радость?
У Дженет не нашлось слов.
– Вот видишь! – многозначительно подытожил Портос, подняв толстый короткий палец. – Удивлена? Похоже, нашу дочь я знаю лучше, чем ты. Скорее всего она выгнала его потому, что решила: он повесничал, пока мы считали его мертвым. Черт побери, умных женщин попросту не существует!
– А разве мы не хотели, чтобы она ему отказала?
– Ни в коем случае, дорогая, – пока он не выложит за руку нашей дочери кругленькую сумму.
И почему она сама об этом не подумала?
– Арбакл, ты кладезь мудрости! Ну конечно! Идеальный выход! Мы заставим его возместить наши убытки, понесенные из-за… ты сам знаешь, из-за чего.
Портос хмыкнул и хлопнул жену по спине так сильно, что она закашлялась.
– Наконец-то ты сообразила, что к чему, мое сокровище! Удачная мысль, верно? В конце концов, именно он виноват в том, что мы очутились на грани разорения.
– Значит, – шепотом заключила Дженет, – надо отговаривать ее от дальнейших встреч с Греем. А если она в пику нам будет встречаться с ним, мы выдвинем свои требования.
Портос покачал головой и возразил, касаясь длинным носом щеки жены:
– Нет, не так! Все будет совсем иначе, моя безмозглая драгоценность! Мы и в самом деле будем вставлять ей палки в колеса, тем самым распаляя в ней дух противоречия. А когда Минерва бросит нам вызов, мы назначим цену. Он охотно заплатит. Минерва из упрямства останется с нами, и мы возместим все свои потери! – Портос коротко и сухо рассмеялся.
Он был совершенно прав. При этом они ничего не потеряют. Дженет сразу поняла: ей не придется отказываться от привычной роскоши.
Отдаленный рокот голосов в холле заставил Дженет опомниться и покачать головой.
– Энгус и Друсилла! – воскликнула она. – И надо же им было явиться именно сегодня!
– Они навещают нас ежедневно, – напомнила Минерва, не покидая своего наблюдательного пункта у окна. – С какой стати они должны были отменить визит?
Дженет и Портос многозначительно переглянулись, не зная, в какой момент Минерва стала прислушиваться к разговору.
– Мы говорили шепотом, – напомнила Дженет супругу, тот кивнул.
– Какой мерзкий ветер дует нынче с торфяных болот! – заявил Энгус Макспорран, вваливаясь в будуар. – В наши дни нельзя быть уверенным даже в том, к чему мы давно привыкли. Это преступление, вот что я вам скажу. Верно, Друсилла? Вопиющее преступление!
– Минерва, – произнесла Дженет, сразу сообразив, что неразумную дочь давно пора выслать из комнаты, – кажется, ты собиралась продолжить свои опыты…
– Ни в коем случае! – загремел Энгус, устремив на Дженет красноречивый взгляд. – Брамби будет убит горем, если ему придется уехать, не повидав вашей дочери только потому, что она опять занята… Не знаю, чем там она занимается. Брамби скоро придет. Он распрягает лошадей. Мы не доверяем свой экипаж чужим слугам.
Одетый в килт, с кожаной сумкой, обшитой мехом, с многочисленными оборками на воротнике и манжетах рубашки, выпущенных из рукавов зеленого бархатного жакета, Энгус прошелся по комнате и остановился рядом с Минервой. Рослый, сутулый, роскошная шапка непокорных седых волос на голове – он невольно приковывал к себе взгляд. Те, кто не был знаком с Энгусом, принимали его за настоящего владельца Модлин-Мэнора, где Макспорраны устраивали пышные приемы.
Молчаливая, чопорная Друсилла, губы которой были вечно поджаты, привычно окинула Дженет пренебрежительным взглядом и опустилась в кресло, где недавно сидела Минерва. Друсилла одевалась во все черное. На свой вопрос по этому поводу Дженет получила лаконичный ответ: «Есть вещи, о которых не принято говорить». С тех пор мисс Арбакл ни словом не упоминала о странном вкусе соседки.
– Макспорран, мы попали впросак, – громогласно сообщил Портос. – Надеюсь, вы уже наслышаны. Щекотливое положение. – Не обращая внимания на укоризненные взгляды Дженет, он продолжал: – Придется быть начеку. Но если сделать верный ход, победа останется за нами.
– Довольно и того, что нас ждет испытание, – отозвался Энгус Макспорран. – Впрочем, вызов придает мне силы – верно, Друсилла?
Его жена коротко хмыкнула.
Макспорран начал вышагивать по комнате, по привычке заложив руки за спину. Поддавая подол килта узловатыми коленями, он шагал старательно, словно протаптывал дорожку на розовато-серебристых коврах Дженет.
Хозяйка перевела взгляд на Друсиллу и подняла бровь.
Та вскинула заостренный носик, испещренный сетью тонких лиловых жилок. Дженет считала, что эти жилки – признак тайного пристрастия к спиртному.
– Он хочет сказать, что ему нравится распоряжаться нашим состоянием, – сипловатым голосом пояснила Друсилла. – Он прекрасно справляется с этой работой – верно, Энгус?
Обе супружеские пары уже давно договорились не называть вещи своими именами, а в данном случае иносказание было более чем уместно. Дженет заинтересованно закивала, Энгус промолчал.
– Если ты уверен, что сумеешь выкрутиться, Энгус, нам не о чем говорить, – заключил Портос, засучивая широкие рукава халата. – Наверное, ты заранее продумал все до мелочей, а если еще не успел, значит, продумаешь. К сожалению, мне придется вас покинуть: с минуты на минуту явится натурщица. Нельзя заставлять гения ждать.
Энгус осклабился, в упор уставившись на Портоса. Подобные ухмылки гостя коробили Дженет.
– Кто это гений? – осведомился он. – Может, натурщица – потому что умеет раздеваться? Или потому что прячет под одеждой нечто ценное? Точнее, не прячет, а выставляет напоказ?
Дженет поморщилась. В обществе мещан, не сведущих в тонкостях искусства, она предпочла бы не вспоминать о том, что ее муж пишет обнаженную натуру.
– Я имел в виду собственный гений, – объяснил Портос. – Сегодня утром меня посетило редкостное вдохновение. Такой случай упускать нельзя.
Кустистые брови Энгуса Макспоррана сошлись на переносице.
– Ты прав, упускать его было бы непростительно. Пожалуй, я сам зайду в мастерскую – убедиться, что никто не мешает полету творческой мысли. Непременно зайду.
– Энгус! – одернула мужа Друсилла. – Нам грозит катастрофа, а ты тратишь время на скабрезную болтовню!
Макспорран недовольно оглянулся на жену, прогнал с лица похотливую ухмылку и фыркнул в усы.
– Кстати, о катастрофе. Ты еще не слышал, Портос?
– Нет, – поспешно отозвалась Дженет. Удивительно, но Макспорраны ведь только что дали понять – им известно, в какой опасности оказались все четверо. Нет, это уж слишком! – Вы еще ничего нам не говорили.
– Тогда я буду краток, чтобы нас ненароком не услышал Брамби. Случилось самое страшное. Невообразимое.
– Мы знаем, – с раздражением перебила Дженет, забыв о правилах приличия. Она открыла было рот, чтобы добавить, что уже видела Грея Фэлконера собственными глазами, но вовремя вспомнила о присутствии Минервы.
– Знаете? – Энгус вмиг замер. – Откуда, Дженет? Мы сами узнали об этом только сегодня утром.
– Это случилось еще вчера, когда…
– Придержи язык, – резко оборвал ее Портос, утратив артистическую томность. Вскочив, он подошел к Энгусу и остановился, глядя на него в упор. – В чем дело?
– Мы пропали, – сообщил Энгус. – Все мы погибли.
Дженет тоже поднялась, знаками напоминая Энгусу об осторожности.
– Придется все вернуть. И немедленно. Иначе возникнут ненужные вопросы. – Энгус ничего не замечал, погруженный в тревожные мысли. – Погибло дело всей нашей жизни! И все по вине какого-то ничтожества!
– Какого? – не удержавшись, спросила Дженет.
– Того самого, – коротко отозвался Энгус, в карих глазах которого на миг отразилось безумие, – человека, который не должен был здесь появиться.
От ужаса у Дженет подкосились ноги. Энгусу давно следовало замолчать.
– Из-за него нам придется потерять все, что было заработано нелегким трудом, но это еще не самое страшное.
Портос побледнел и замолчал, мигом забыв о том, что весь их разговор слышит Минерва.
– Объясни немедленно! – потребовал он. – Пока мы не извелись от беспокойства.
Друсилла вдруг со стоном вздохнула, откинулась на спинку кресла, раскрыла черный веер и принялась в изнеможении обмахиваться им.
– Какое ужасное испытание уготовила нам судьба!
– Энгус, Друсилла! – взмолилась Дженет. – Объясните же, в чем дело?
– Мы арендаторы, – объявил Энгус, разводя длинными руками и поднимая взор к небу. – Жалкие приживалы из Модлин-Мэнора. Мы заботились о нашем чудесном поместье пятнадцать лет, надеясь когда-нибудь унаследовать его, и вот теперь эта неблагодарная тварь сдала его в аренду!
– В аренду! – эхом повторила Друсилла. – А нам приказано играть роль прислуги в собственном доме!
– Да, – заключил Энгус, – в своем доме. Теперь мы слуги.


Разве ей чуждо великодушие? Над этим вопросом Минерва ломала голову, не сводя глаз с далекой рябиновой рощицы. Она всегда считала себя весьма великодушной, однако теперь ей показалось вполне справедливым, что Энгусу и Друсилле Макспорран пришлось признать: Модлин-Мэнор принадлежит отнюдь не им. Минерва сочувствовала только несчастному, безобидному и ни в чем не повинному Брамби, безропотно терпевшему напыщенность и попреки родителей. Впрочем, ему давно пора начать жить своим умом и доказать, что он уже взрослый мужчина.
Вчера ночью, вернувшись домой, Минерва первым делом разыскала бинокль и устремила взгляд вдаль, туда, где навсегда осталось ее сердце. Именно там, на вершине холма, она познала блаженство и разочарование. С какой стати Грей потребовал, чтобы она покинула родителей и дом? Любовь и собственнические чувства несовместимы. Грей волен быть добрым, мягким, заботливым, но деспотичным?!


– Кто же теперь поселится в поместье? – спросила мать Минервы каким-то не своим голосом. Минерва знала, что ее отец дружит с Энгусом с самого детства, но мама недолюбливает Макспорранов. Непонятно, какие узы связывают эти две супружеские пары.
– Один ужасный человек, – ответила Друсилла. – Мистер Арбакл, вас не затруднит приказать, чтобы нам подали чего-нибудь… прохладительного? Мои нервы на пределе…
– Кто этот ужасный человек? – допытывался мистер Арбакл. Вовремя обернувшись, Минерва увидела, как он достал из кармана ключ от буфета. За запасами спиртного мистер Арбакл предпочитал следить сам. Дженет считала, что муж слишком много пьет, но Портос уверял, что пропускает лишь стаканчик-другой лишь по особому случаю.
– Расскажи им про мистера Клака, Энгус, – попросила Друсилла. – Про мистера Олафа Клака. У него такой невероятный акцент, что мы понимаем только, когда он гонит нас прочь. Мало того, даже в доме он не снимает тяжелого серого плаща и обращается к нам не оборачиваясь!
– Лучше объясни все сама, – предложил Энгус.
– У него черные волнистые волосы ниже плеч. Странная и, по-моему, неприличная прическа для мужчины. Длинными ногтями он постоянно постукивает по серебряному набалдашнику трости из слоновой кости. Клак носит туфли на высоких каблуках и с золотыми пряжками. И бриджи – представляете себе, бриджи! – из белого атласа. Словом, выглядит как придворный французского короля, только ему недостает лоска и воспитания. В высшей степени загадочный человек! Но поскольку на самом деле он англичанин, в его грубости и невоспитанности я не вижу ничего странного!
– Друсилла хочет сказать…
– А еще он ест круглые сутки. И говорит, что ждет приезда какого-то друга. Нам остается лишь теряться в догадках! – Друсилла повела вздернутым носом. – Если так будет продолжаться и впредь, я уеду отсюда, честное слово! Не желаю быть свидетельницей оргий!
– Уезжай, если хочешь, – заявил Энгус, шевеля густыми бровями. – А я готов пожертвовать собой и остаться.
– Дженет! – многозначительно произнес мистер Арбакл. – Уведи Друсиллу к себе, пусть приляжет. И прикажи миссис Хэтч принести ей бренди. Побудьте вдвоем. Постарайся утешить подругу.
Минерва едва сдержала улыбку, представив себе выражение лица матери. Но Дженет не стала возражать. Приказания супруга, высказанные многозначительным тоном, она исполняла беспрекословно.
Как только за женщинами закрылась дверь, мистер Арбакл обернулся к Минерве и заявил, словно только что заметил ее:
– Сегодня ты выглядишь великолепно, дорогая. Как называется этот… туалет?
Стремясь побороть смятение и душевную опустошенность, Минерва с утра нарядилась в один из своих шифоновых ансамблей и вместе с Фергюсом и Айоной отправилась в библиотеку. Но едва они приступили к работе над новым проектом, как Минерву срочно вызвали к себе родители.
– Вот этот? – Минерва подняла руки. Широкие рукава упали ей на плечи. Чтобы продемонстрировать юбку с разрезом, она сделала несколько гигантских шагов. – Модель в стиле «свободное движение» – идеальный наряд для деятельной современной женщины.
– Деятельной современной женщины-профессионала? – хором переспросили мистер Арбакл и мистер Макспорран.
– Именно, – довольно подтвердила Минерва. – Для женщины, способной самостоятельно зарабатывать себе на хлеб и не нуждающейся в мужской опеке.
Минерва решила, что ей нечего терять и не к чему стремиться. Ее жизнь кончена, значит, можно позволить себе прослыть эксцентричной особой. По крайней мере эксцентричность – некое подобие индивидуальности. Размышляя об этом, Минерва опустилась в розовое кресло, гордо расправила плечи и закинула ноги на подлокотники, демонстрируя ошарашенным мужчинам фасон юбки-брюк.
Сей непристойный жест дался ей не без труда. Овладев собой, Минерва широко раскинула руки:
– Видите?
Дверь распахнулась, и по будуару проковыляла миссис Хэтч, хромая еще сильнее, чем вчера вечером.
– Еще один гость, – проворчала она, пропуская вперед вышеупомянутого гостя. – Опять мистер Грей Фэлконер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жди меня - Камерон Стелла


Комментарии к роману "Жди меня - Камерон Стелла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100