Читать онлайн Жди меня, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жди меня - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жди меня - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жди меня - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Жди меня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Грей и Минерва вошли в зеленую гостиную Драмблейда. Увлеченные беседой Эльдора и Макс даже не оглянулись на звук шагов. Эльдора заметила гостей далеко не сразу, а Макс, взглянув на Грея, вопросительно приподнял бровь, но промолчал.
Эльдора слушала собеседника, слегка приоткрыв рот и вытирая платком влажные ладони.
– …Но они не всегда приносят смерть, – продолжал Макс. Эльдора нарядилась в костюм египетской фараонши; на ее голове красовался черный парик, а веки были густо накрашены. – Сейчас поясню, что я имел в виду. Иногда жертвы этих червей умирают по другим причинам, пока черви еще не успели расплодиться.
– Какой ужас! – воскликнула Эльдора и наконец перевела взгляд кошачьих глаз – в эту минуту они были перепуганными – на вошедших. – Так вы говорите, эти черви встречаются здесь, в Шотландии?
Макс тяжело вздохнул и развел руками.
– О чем он говорит? – спросила Минерва, придвигаясь к Грею. – Что еще за черви? Похоже, Эльдора до смерти напугана…
– Несомненно, – согласился Грей. – Макс умеет нагонять страху на слушателей – правда, такое случается нечасто. Наверное, Эльдора чем-то досадила ему.
– Досадила?
– Точнее, вызвала отвращение. Скоро мы узнаем, в чем дело. Макс – человек блестящего ума, он терпеть не может глупцов… и мошенников. – Грей многозначительно взглянул на Минерву. – Напомни мне об этом при случае. Макс славится своим красноречием.
– Грей! – воскликнула Эльдора пронзительным от волнения голосом. – Будьте любезны, попросите вашего друга объясниться.
– Наверное, я напрасно заговорил об этом, – отозвался Макс. – До сих пор в Шотландии было выявлено только два случая такого заболевания.
– Вы сами и…
– Уже не важно, – скорбно прервал ее Макс. – Она мертва.
– Господи! – ахнула Эльдора. – Значит, это была женщина?
– Воспоминания слишком мучительны…
– Конечно, но кто она была такая?
Проведя ладонью по волосам, Макс объяснил:
– Я не могу назвать ее имени. Достаточно сказать, что мы с ней были близкими, очень близкими друзьями. В случившемся я виню только себя. Если успеть отсосать яд из раны, можно избавиться от паразитов прежде, чем случится непоправимое. Но моя… словом, она щадила мои чувства и молчала, пока не стало слишком поздно.
– Черви погубили ее… – прошептала Эльдора, приложив ладонь к сердцу.
– Да. – В грубой черной накидке, перехваченной на голове золотой повязкой, Макс изображал какого-то восточного властелина или пустынного воина высокого ранга – кого именно, Минерва так и не поняла. – Они проникли в ее мозг, – заключил он. – Такой кошмар!..
Макс умолк, а Эльдора попросила:
– Продолжайте.
– Ну, если вы настаиваете… Беда в том, что эти паразиты ползают так быстро, что их очень трудно заметить и поймать. Они вонзают крохотные, но ядовитые челюсти в жертву и присасываются к ней. Постепенно паразиты раздуваются до невероятных размеров, а в теле жертвы образуется воронка…
– Макс, – перебил Грей, взглянув на часы, – зачем ты нарядился в маскарадный костюм так рано? У нас в запасе еще несколько часов.
– Эльдора попросила меня показать костюм, а в ответ пообещала надеть свой. Вот я и переоделся.
– А, тогда все ясно, – пробормотал Фэлконер.
– Грей, – вмешалась Эльдора, – вам известно, что Макс заражен гнойными тварями?
– Гнойными червями, – поправил Макс. – В шутку их иногда называют приживалами, потому что они селятся в теле своей жертвы. Единственный выход для тех, кто заразился этой мерзостью, – лечить проявления болезни и молиться, чтобы черви оказались не слишком прожорливыми.
– Да что ты говоришь! – отозвался Грей. – Кстати, для меня, случайно, нет известий?
– Нет. А я думал, всем уже известно о моей печальной участи.
– О Господи! – Эльдора прижала ладони к щекам, и мерцающий золотистый атлас ее костюма, который, впрочем, был не слишком пышным, затрепетал. – Значит, вам грозит смерть?
Вздохнув, Макс налил себе бренди.
– Со временем. Мой конец будет ужасен. Я умру в судорогах.
– Хотел бы я знать, с чего это Макс так разошелся, – пробормотал Грей Минерве. – Не припомню, когда в последний раз слушал его выдумки. Приятно вспомнить старые времена!
Россмара встал и выпрямился во весь рост, демонстрируя Минерве изумительное телосложение.
– Прости, Грей, я совсем запамятовал. Преподобный Памфри завернул сюда, объезжая окрестные фермы, и кое-что тебе передал. Этот конверт привез посыльный из Эдинбурга. Он заблудился и зашел в церковь, чтобы узнать дорогу.
Макс ослепительно улыбнулся и выжидательно взглянул на Грея.
– Очень любезно со стороны Памфри, – заметил тот. – Ну и где этот конверт?
– О, совсем забыл! – Макс принялся похлопывать себя по карманам черного одеяния. – Он где-то здесь, я точно знаю, потому что переоделся как раз перед приходом Памфри. Он сказал, что ему как-то неловко наряжаться в маскарадный костюм, но я заверил, что все мы будем чрезвычайно огорчены его отсутствием. Куда же я его подевал?
И он деловито принялся заглядывать во все карманы и раздвигать складки ткани.
– Не знала, что нас навещал преподобный Памфри, – заметила Эльдора.
– Навещал. Я встретил его на лестнице. Вы в это время как раз переодевались. Кстати, Грей, теперь я все знаю. А ты, оказывается, скрытный малый! Как же ты мог не предупредить меня, что через месяц отплываешь в Америку? Или ты хотел сделать нам всем сюрприз?
Наконец Макс достал откуда-то из-за пояса толстый конверт. Грей тотчас выхватил его из рук друга.
– Ты вскрыл адресованное мне письмо? – недоверчиво нахмурился он. – Признаться, я был о тебе лучшего мнения…
– Ничего я не вскрывал, Фэлконер! Просто Памфри разговорился с посыльным, который служит в судоходной компании, все разузнал и передал мне. Я же сказал, конверт привез посыльный.
– Давай не будем об этом. Я был бы весьма признателен, если бы ты забыл все, что услышал от преподобного Памфри.
– В Америку? – воскликнула Эльдора. – Но как же так? Конечно, это не мое дело, но что будет с вашим предприятием? Вы… решили продать его?
Разглядывая Эльдору, Минерва решила, что вопреки мнению соседей Кэдзоу выбрал отнюдь не самую глупую из женщин.
– Ни в коем случае, – покачал головой Грей. – Управлять предприятием можно, даже находясь в Америке. Просто я решил поискать новые возможности. И потом, я… точнее, мы будем часто бывать на родине. Нам предстоит восхитительный медовый месяц – верно, дорогая? – И он обнял Минерву.
– Разумеется, – ответила она, радуясь тому, как тонко Грей все рассчитал. До начала праздника в Модлин-Мэноре оставалось совсем немного времени – как раз столько, чтобы успеть оповестить все заинтересованные стороны о «восхитительном медовом месяце».
– Очевидно, на здоровье Кэдзоу сказалась перемена погоды, – сообщил Макс. – Эльдора говорит, сегодня он приедет в Модлин-Мэнор попозже, а может, и совсем не приедет.
Минерва тотчас опустила глаза. Судя по всему, Кэдзоу полегчает сразу же, как только Эльдора сообщит ему об отъезде Грея в Америку. Дядюшка не упустит случая лично проследить за племянником. Да, ему будет не до шуток. Если Грей мешал Кэдзоу, находясь в Вест-Индии и Англии, то наверняка помешает и в Америке.
План Грея был продуман с таким расчетом, чтобы выиграть время. Вряд ли кто-нибудь догадается, что молодожены покинут Бэллифог еще до свадьбы и задолго до отъезда из Шотландии.
– Эльдора выразила надежду, что я отвезу ее в Модлин-Мэнор, а я счел своим долгом поведать ей о жутком недуге. – Макс сунул указательный палец в левое ухо и энергично почесал там. – Если она случайно заразится гнойным червем, то… О, мне кажется… Эльдора, не будете ли вы так любезны заглянуть мне в ухо? Похоже, внутри что-то шевелится. Надо поскорее промыть рану.
Всплеснув руками, Эльдора заявила:
– Клянусь, я потеряла бы голову, если бы… Прошу меня простить. Я только что вспомнила об одном неотложном деле.
Через несколько секунд Грей, Минерва и Макс остались втроем. Россмара – весь воплощенная невинность – отпил бренди и удобно устроился в мягком кресле.
– Чем вызван этот спектакль? – осведомился Грей, едва за Эльдорой закрылась дверь.
– Леди задумала разыграть со мной мелодраму. А мне этот жанр не по душе.
– И прекрасная Эльдора тоже? – удивился Грей.
– Этого я не говорил, – возразил Макс. – Просто я решил убедиться, что не утратил дар красноречия, вот и все. В конце концов, я давно не развлекался, а этот случай показался мне подходящим. Насчет Америки… думаю, я правильно сделал?
– Разумеется.
– Вот и хорошо. Значит, все готово. Мавр сделал свое дело с помощью Айоны и Фергюса. Теперь вся шайка знает, что через месяц вы отплываете в Америку. Осталось только отправиться на вечеринку и как следует повеселиться.
Минерва призналась:
– Меня гложет беспокойство. Надеюсь, план Грея сработает.
– Ему порой приходят в голову неплохие мысли, – сообщил Макс. – Стало быть, сегодня ты вырядишься пиратом, Грей? Жаль, что не черным шейхом, как я. Черные шейхи – это так романтично! – Подхватив конец своего покрывала, он прикрыл им рот и подбородок.
– Вижу, – кивнул Грей. – Очевидно, ты произвел на Эльдору неизгладимое впечатление. Бедному Кэдзоу придется смотреть за своей собственностью в оба.
– Кстати, где это вы заразились гнойными червями? – осведомилась Минерва.
– Прямо здесь, – ответил Макс, указывая на кресло, где только что сидела Эльдора. – На этом самом месте, слушая, как Эльдора Мейквелл сулит мне райские наслаждения.


Пылающие факелы, воткнутые в снег вдоль подъездной аллеи, превратили Модлин-Мэнор в декорацию к волшебной сказке. Несмотря на мороз, парадная дверь была распахнута настежь – ожидалось, что от наплыва гостей в доме станет душно.
Сидя рядом с Минервой в экипаже Фэлконеров, Грей согревал ее холодные руки.
– Успокойся, любимая. Наш план безупречен.
– Ничто не совершенно, – возразила она.
Мисс Арбакл оставалась реалисткой, но Грею это нравилось. Пожалуй, реализм не помешает человеку, которому предстоит целую ночь рассчитывать каждый свой шаг и обдумывать каждое слово.
– Ты так и не сказала мне, какой костюм выбрала, – напомнил он. – Может, позволишь взглянуть на него хоть одним глазком?
– Нет. – Минерва вышла из дома закутанной в плащ, с надвинутым на голову капюшоном, и сообщила Грею, что ее родители уже уехали. Грей задумался: почему они покинули дом так рано? Неужели к чему-то готовились? Нет, скорее всего решили обсудить с сообщниками слухи об Америке – там, где их никто не услышит. Но кто их сообщники? Сайлас Минер? Или Макспорраны?
По аллее медленно двигалась вереница экипажей и всадников. Грей приоткрыл окно, и в карету ворвались отдаленные звуки музыки и взрывы смеха. Неподалеку несколько смельчаков катались на коньках по замерзшему пруду, освещенному факелами.
– Таинственная картина, – заметил Грей. – Точнее, нереальная.
– Мне страшно, – призналась Минерва. – Конечно, мы все предусмотрели, и тем не менее опасность слишком велика, а нам известно о ней так мало!
– Только глупцы на нашем месте не испытывали бы страха. Наши планы способна порушить любая мелочь. Но я все-таки надеюсь, что нам повезет, любимая.
– Твоя уверенность сегодня очень кстати. Хорошо, что ты честный и решительный человек. – Минерва взглянула на Грея из-под капюшона. – Из тебя получится обворожительный пират. Ты заплел волосы в косицу? Жаль, что скоро ее придется отрезать.
Грей улыбнулся. С каждым ярдом его напряжение нарастало, впрочем, и решимость тоже. Сегодняшняя ночь станет для них с Минервой началом новой жизни. Сегодня же он увезет любимую отсюда, не теряя бдительности и каждую минуту ожидая нападения врага. Или врагов.
– Кстати, а где изобретение, о котором ты говорила? – спросил он у Минервы.
– Там, где ему и следует быть, – ответила она. – По-моему, удалось на славу.
Экипаж остановился у крыльца. Кучер открыл дверцу, спустил подножку и помог Минерве выйти. Грей последовал за ней, подал невесте руку и повел ее к двери.
Из дома неслась рождественская песенка в исполнении скрипок, фортепиано, флейты и арфы. Прежде унылый и пыльный холл сиял чистотой и был украшен венками остролиста с ярко-красными ягодами. В воздухе пахло сосновой смолой.
– Боже милостивый! – ахнул Грей. – Невероятно! Кто сотворил это чудо?
– Множество рук, терпение и труд, – ответила Минерва. – Скоро Рождество, вот мы и решили начать праздник пораньше. И потом, жители Бэллифога и окрестностей давно не собирались все вместе.
Наклонив голову, Грей поправил черную полумаску.
– Я предпочел бы созвать их на нашу свадьбу, – тихо признался он, поднимаясь по лестнице. – В церковь Святого Олдхелма. А потом на свадебный пир в Драмблейд.
– Заурядная свадебная церемония – это не для нас, – возразила Минерва, не скрывая сожаления. – Я всегда и во всем стремилась к оригинальности.
На этом им пришлось прервать разговор. В холле их окружила толпа гостей в маскарадных костюмах и масках.
– Боже мой! – всплеснула руками Минерва. – Миссис Памфри! Грей, ты знаешь, кем она нарядилась?
Очевидно, миссис Памфри обладала острым слухом. Придерживая маску, отделанную белыми перьями и прикрепленную к ручке из слоновой кости, она протиснулась поближе, улыбнулась Грею и Минерве и объяснила:
– Я Каролина Брансуик.
type="note" l:href="#n_3">[3]
– С густо нарумяненными щеками, в декольтированном ярко-розовом платье и напудренном белом парике она производила впечатление особы легкого поведения. Указав на крупное черное пятнышко в виде сердечка на щеке, миссис Памфри добавила: – Это мушка. Я чувствую себя ужасной озорницей! Преподобный Памфри утверждает, что святой Петр не стал бы даже разговаривать со мной. Подумаешь! – Радостно вскинув головку, она скрылась в толпе.
– И долго нам придется ждать? – спросила Минерва.
– Еще немного, любимая. Пожалуй, пусть гости сначала развеселятся – надеюсь, ты меня понимаешь – и начнут громко требовать игры в поиски клада. Вот тогда мы и приступим к осуществлению своих замыслов.
– Похоже, они уже развеселились, – возразила Минерва.
Грей почувствовал, насколько она взволнована. А что, если у нее не хватит терпения?
– Давай пройдем в бальный зал. Должен признаться, я не предполагал, что в округе живет столько народу.
– Ты думал, жители Бэллифога – нелюдимая и скучная деревенщина? По-моему, всех их привело сюда любопытство.
– Любопытство?
– В Модлин-Мэноре это первый праздник за последние сто лет. К тому же устроенный чужаками, на которых всем не терпится взглянуть. К тому же сюда приглашен ты.
Минерва умолкла, словно надеясь, что Грей не заметит намека.
– То есть? – потребовал объяснений он.
Вскинув подбородок, она улыбнулась. Ее глаза лукаво сверкнули под серебристой маской.
– Прежде всего ты – загадка. Человек, которого считали умершим, а он воскрес. Во-вторых, ты просто лакомый кусочек, наследник-холостяк, каких в округе – по пальцам пересчитать. И не надейся, что маска спасет тебя от знаков внимания. Гости захотят узнать, кто ты такой.
Досадная помеха… Грей об этом не подумал.
– Видишь ли, претендентка на мою руку должна быть на редкость умна, остроумна, миловидна. Подойдет только особа с каштановыми волосами, синими глазами, единственный ребенок в семье по имени Минерва, ловкая и проворная.
– Как черви, выдуманные Максом? – усмехнулась она.
– Вот именно, – улыбнулся Грей.
– А значит, – продолжала она, не сводя с него глаз, – что существует только одна возможная кандидатура: это я. Однако нам пора показать костюмы.
Грей снял свой плащ и стал поспешно помогать Минерве. Она откинула капюшон. На голове ее красовался шлем из какого-то серебристого материала, украшенный чем-то вроде рыбьих плавников. Потрясающее впечатление! Даже под маской глаза Минервы казались огромными, черты лица – выразительными, а уши – на удивление миниатюрными.
– Ты выглядишь изумительно, – заявила Минерва. – И все-таки я считаю, что медлить нам не следует. Боюсь, тебя начнут осаждать поклонницы, а я ужасно ревнива.
Грей перевел взгляд на свои поношенные коричневые бриджи и длинные темные чулки. Чтобы дополнить костюм, он разыскал на чердаке старинные туфли с пряжками.
Проходящие мимо гостьи тут же застыли разинув рты. Одной из них оказалась древняя миссис Годдард; она то и дело пожевывала беззубым ртом, но тем не менее была в маскарадном костюме. Он состоял из повседневного черного бомбазинового платья и рогатого колпака желтого бархата. Запастись маской она не удосужилась.
– Кто это такой? – громогласно поинтересовалась миссис Годдард.
Ее спутница, бывшая деревенская учительница и старая дева, смутилась и крикнула старухе на ухо:
– Кажется, мистер Грей Фэлконер.
– Незачем так кричать, – взревела миссис Годдард. – Я только хотела бы знать: как он посмел появиться в обществе полураздетым? Неужели вы не можете позволить себе купить рубашку, юноша? Какая бестактность! В моей молодости такого не случалось!
– В то время и ваша шляпа была новой, – отозвалась Минерва.
– Что вы сказали? – спросила миссис Годдард. – Повторите!
– Я сказала, что у вас чудесная шляпа. Только слишком уж ветхая, того и гляди развалится.
– И чему только учат нынешнюю молодежь? Если бы эта юная леди училась у вас, Мьюриэл, она бы знала, что такие головные уборы носили в начале четырнадцатого века. Да-да, постарайтесь запомнить. В то время Англией правил Генрих V.
– Вы были с ним знакомы? – осведомилась Минерва, и глаза ее лукаво блеснули.
Миссис Годдард фыркнула и потеряла интерес к разговору. Она позволила Мьюриэл увести ее прочь, лишь высказав напоследок свое нелестное мнение о костюме Грея.
– Подумать только – раздеться в присутствии дам! – ворчала старуха. – Вся грудь нараспашку! Боюсь, я никогда не оправлюсь от такого потрясения. Я была замужем сорок лет и ни разу не видела собственного мужа без рубашки!
Грей усмехнулся, а вместе с ним и еще несколько гостей, стоящих рядом. По правде говоря, рубашка на нем была, но она почти целиком состояла из прорех, сквозь которые виднелось тело.
Помогая Минерве снять плащ, Грей ахнул и затаил дыхание, а затем попытался снова набросить плащ ей на плечи. Но она гневным взглядом пригвоздила его к месту.
– Напрасно ты появилась здесь в таком виде, – мрачно упрекнул он.
– Уже поздно говорить об этом. Мы все равно скоро уедем отсюда. Такой костюм я выбрала не случайно.
– Чтобы все мужчины таращились на тебя, а женщины снедали ненавидящими взглядами? На тебя уже глазеют. Минерва, что это за костюм?
– По-моему, это ясно каждому образованному человеку. Я – Боадицея.
type="note" l:href="#n_4">[4]
Положи куда-нибудь плащи и пойдем в зал. – Она с улыбкой оглянулась. – Нас заметили. И теперь наверняка запомнят.
– О, в этом нет сомнений! – заверил Грей, отдавая плащи подоспевшему слуге. – Но скажи, неужели ты не могла чем-нибудь прикрыться?
– Я редко мерзну.
Ее распущенные волосы волнующе падали на плечи из-под искусно сшитого шлема, красная свободная туника ложилась живописными складками.
– Минерва, в таком виде тебе нельзя входить в зал.
– Не глупи. На меня никто и не взглянет.
Но внимание окружающих тотчас приковало ее изобретение, прикрывающее грудь и сделанное из того же серебристого материала, что и шлем.
– А эта штука… разве нельзя было обойтись без нее? Та, что под туникой?
– Это нагрудник, – невозмутимо объяснила Минерва, входя в зал с высоко поднятой головой и надменной улыбкой на губах. – Вот если бы я сняла его, то действительно произвела бы фурор.
– А я надеялся, что ты придумаешь, как нам разоблачить врагов…
Туника имела длинные разрезы по бокам, почти до самых бедер. Сквозь разрезы проглядывали высокие черные сапоги, обвитые серебристыми ремешками.
Женщины таращились на Минерву разинув рты.
Мужчины проталкивались поближе, чтобы как следует разглядеть новую гостью.
Грей готов был вызвать их на дуэль – всех сразу. И прикончить одного за другим. Как они посмели так дерзко разглядывать его невесту?
Из толпы вышел Макс и взял Минерву под руку.
– Великолепно! – заявил он. – Именно то, что нужно. Теперь все будут смотреть только на вас и навсегда запомнят этот костюм.
– Придержи язык, Макс, – предупредил Грей.
– Ты тоже постарался, – продолжал Макс, не обращая внимания на раздраженный тон друга. – Такого пирата гости вряд ли забудут. Дамы питают пристрастие к запретному плоду, – усмехнулся он и зашагал к двери зала. Черные одеяния развевались у него за спиной.
– Кого ты уже видел? – спросил Грей.
– Преподобный Памфри нарядился древним римлянином. Закутался в простыню – простенько, но со вкусом. Я заявил, что римлянин из него получился бесподобный.
– Ты прекрасно знаешь, что я спрашиваю не про Памфри.
– Эльдора в бальном зале, – продолжал Макс, входя в упомянутый зал. – Возлежит рядом со статуей Рамзеса, которую где-то ухитрилась раздобыть.
Окинув Эльдору внимательным взглядом, Минерва заметила:
– Она эффектно выглядит.
– Статуя фараона – удачная находка, – добавил Грей. – На всякий случай, если кто-нибудь не поймет, что Эльдора изображает Клеопатру. Будем держаться от нее подальше. Времени у нас мало.
– Макспорраны! – предупредила его Минерва и закусила губу.
– А что с ними? – удивился Грей, но тут же увидел приблизившуюся пару.
– Добрый вечер, – поздоровалась Минерва.
Друсилла брезгливо поджала губы:
– Насколько я понимаю, ваша бедная мать еще вас не видела.
– Что у вас за костюм, миссис Макспорран? – вмешался Грей. – Надеюсь, я не оскорбил вас этим вопросом.
Супруги явились в гости в простых черных одеждах, в глаза бросались высокий жесткий воротничок и черный галстук Энгуса, а также белый кружевной чепец и связка ключей на поясе Друсиллы.
– Костюмы дворецкого и экономки, – объяснил Макспорран. – Мы решили, что больше до такого никто не додумается.
Грей был слишком поглощен своими мыслями, чтобы оценить идею находчивых супругов. Но тут перед ним остановился мужчина огромного роста, с обветренным грубоватым лицом и громко произнес:
– Добрый вечер. Наконец-то мы встретились!
Его черные волосы были заплетены в косицу, превосходящую по длине косицу Грея. В прорезях маски поблескивали белки глаз.
– Позвольте представиться: капитан Смит. Я был знаком с вашим отцом, мистер Фэлконер.
Грей кивнул:
– Рад познакомиться. Это моя невеста, Минерва Арбакл.
Смит шаркнул ногой на старинный манер и взмахнул шляпой с плюмажем, дополняющей синий с золотом мундир некой ушедшей эпохи.
– Как вы познакомились с моим отцом, капитан Смит? – спросил Грей.
– Когда-то мы с ним поддерживали деловые связи. Правда, не очень долго, но я искренне восхищался вашим отцом.
– Благодарю.
– Вот вы где! Кэдзи, они здесь. – К собеседникам подбежала Эльдора, вся в сверкающем атласе, волоча за собой бледного Кэдзоу в обычной вечерней одежде. – Кэдзи еще не совсем выздоровел, но он собрался с силами и решил меня сопровождать. Мило, не правда ли? – Эльдора старательно отводила глаза от Макса, а капитана Смита удостоила только беглого взгляда.
– Я приехал исключительно потому, что услышал от Рэтли тревожные вести, – объяснил Кэдзоу. – Очевидно, Рэтли их передала миссис Хэтч, которая подслушала разговор родителей Минервы. Откровенно говоря, Грей, я надеялся, что подобные вопросы ты будешь обсуждать прежде всего со мной.
Грей взглянул на Эльдору, которая старательно поправляла рукава. Значит, Эльдора не стала делиться с Кэдзоу планами Грея. Но почему?
Вместо того чтобы деликатно удалиться, как это сделал Макс, капитан Смит по-прежнему стоял рядом с Греем и вертел на мизинце кольцо с печаткой. Этому человеку недостает обаяния и хороших манер, решил Грей. Как бы потактичнее его спровадить?
– Грей, почему я обо всем узнаю последним? – спросил Кэдзоу.
Племянник уже раскаивался в том, что подверг дядю такому унизительному испытанию, но другого выхода у него не было.
– Я вообще хотел умолчать о случившемся, – стал оправдываться он. – Но не беспокойся: когда ты все узнаешь, то одобришь мой план. А здесь говорить о нем не стоит.
– Нет, давай поговорим прямо сейчас, – возразил Кэдзоу, лицо которого вдруг приняло зеленоватый оттенок. – Я не собираюсь вновь взваливать на себя всю ответственность.
Грей взял дядю за руку:
– Послушай, я не… Положись на меня. Мне не обойтись без твоей поддержки. Предстоит немало важных дел, я буду часто обращаться к тебе за помощью и советом.
Именно в этот момент к ним приблизились Портос и Дженет Арбаклы. Затейливо поклонившись, Портос объявил:
– Я решил продемонстрировать свои мыслительные способности и выбрал костюм знаменитого художника. Другими словами, не изменил самому себе!
Смит переступил с ноги на ногу и окинул Портоса пристальным взглядом, а затем повторил ту же процедуру с Дженет Арбакл. Последняя была более чем достойна таких усилий.
– Подождите, я попробую угадать, – попросил Смит, подняв указательный палец. – Вы – Молль Флендерс?
Лицо Дженет вмиг приобрело свекольный оттенок, не сочетающийся с зеленой маской.
– Я – Елизавета I, – надменно заявила она, покачивая высоким кружевным воротником, подпирающим шею сзади и сходящим на нет по обе стороны от глубокого выреза, открывающего грудь. Облегающий лиф был лишен каких бы то ни было украшений, а между отворотами воротника красовались нитка жемчуга и большая часть содержимого лифа.
– О Боже! – воскликнула Эльдора, принимая соблазнительную позу. – Почти как у натурщиц на картинах мистера Арбакла!
– Почти! – Дженет фыркнула. – Да будет вам известно…
– Ты выглядишь обворожительно, – заявил Портос жене, расшитые жемчугом юбки которой производили впечатление истинного шедевра. – Правда, Минерва, твоя мать – просто прелесть?
– Конечно, – подтвердила дочь. «Интересно, заметила ли она, что ни ее отец, ни мать не упомянули о том, что им известно о предстоящей свадьбе и отъезде в Америку?» – подумал Грей.
Почувствовав на себе пристальный взгляд, Грей обернулся. Смит! Кивнув, капитан отвернулся. Лицо его, казалось, застыло. Когда он говорил, его тонкие губы едва шевелились. Капитан был безбровым, на лбу не виднелось ни единой морщинки. Удивил Грея и цвет кожи Смита: этот грязно-желтый оттенок очень непривычен в Шотландии.
Вновь грянула музыка, многие гости запели. Грей решил, что подходит время финальной сцены – главное, чтобы все действующие лица собрались поблизости.
– Кто это? – вдруг спросил подошедший Макс. – Вон тот человек?
Грей сразу понял, кого он имеет в виду.
– Не знаю. Похоже, он требует тишины.
Человек, о котором шла речь, пододвинул к себе один из стульев, собранных по всей округе, и плюхнулся на него. Этот гротескный персонаж был наряжен в длинную белую тунику, средневековый шутовской желто-зеленый колпак с золотыми бубенчиками и такую же двухцветную маску. Вскинув руку вверх, он что-то прокричал.
Из-за шума никто не разобрал ни слова, тогда преподобный Памфри, державший в руке бокал шампанского, поставил его на пол и заколотил кочергой по медной жаровне.
В зале сразу воцарилась тишина.
– Спасибо, спасибо, сэр, – закивал оратор, обращаясь к священнику.
Минерва взяла Грея под руку и указала на одного из гостей, стоящих неподалеку. Несмотря на превосходный костюм нищего, перепачканное сажей лицо и рваный шарф на голове, Фэлконер тут же узнал Брамби Макспоррана. Но его спутницу, невысокую молодую женщину с прекрасным безмятежным лицом, одетую в черную монашескую рясу и белый апостольник, Грей видел впервые. Брамби крепко держал незнакомку под руку.
– Добрый знак, – заметила Минерва.
Грей охотно согласился.
– Мистер Клак просил меня передать вам искренние извинения, – объявил полушут-полуримлянин, позванивая бубенчиками. – Кое-кто из вас уже знает, что он получил ранение в Индии. Так вот, старые раны напомнили о себе. К сожалению, он не смог присутствовать на празднике.
По залу пронесся сочувственный ропот.
– Если поверить ему на слово, – прошептал Грей, – значит, все уже в сборе.
– Кроме Микки Финиша, – напомнила Минерва и огляделась. – Его нигде не видно.
– Черт! – Почему он сам этого не заметил? – А может, его просто уложили в постель и сказали, что детское время кончилось?
– Может быть, – откликнулся из-за спины Грея Макс. – Может, он и вправду спит. Но лучше бы убедиться в этом.
Прежде чем Грей успел ответить, странный шут продолжил:
– Но мистер Клак просит всех гостей забыть о нем и повеселиться на славу. И конечно, мистер Грей Фэлконер, без которого этот праздник не состоялся бы, присоединяется к его просьбе.
И тотчас множество горящих от любопытства глаз уставилось на Грея, кое-кто зааплодировал. Грей слегка поклонился и невольно проследил за взглядом капитана Смита. Тот смотрел на Кэдзоу. Кэдзоу так же, взглядом, ответил ему, опустил глаза и отвернулся.
– Сегодня мы приготовили для вас необычный сюрприз, – продолжал шут, приглаживая черные усы и бороду. – Он снова взмахнул рукой, и Грей заметил у него на пальцах следы черной краски. Должно быть, шут недавно покрасил растительность на своем лице.
Это Минер, неожиданно осенило его. Сайлас Минер! Перекрасив усы и бороду, он совершенно преобразился. Как ни странно, черные усы и борода шли ему больше, чем светлые.
– Мы будем играть в поиски клада!
Зал загудел от всеобщего ликования.
Минер жестом попросил тишины.
– Мистер Грей Фэлконер любезно согласился предоставить нам сам клад и заверил меня, что это действительно сокровище!
Последние слова тоже были встречены радостными криками.
– Это правда? – спросила Минерва, не глядя на Грея.
– Сама увидишь, – отозвался Грей и громко произнес: – Не забудьте про подсказки, Сайлас!
Минер уставился на него хмурым взглядом.
– Про подсказки! – повторил Грей, у которого гулко забилось сердце. – Поначалу они поведут всех вас в одном направлении, а потом ваши пути могут разойтись потому, что вы по-разному поймете мои слова. Думайте как следует! Доверьтесь внутреннему голосу – или, если вам угодно, своей логике.
По бальному залу пронесся смех.
– Будьте внимательны к ближнему. В конце игры каждому достанется приз. Поосторожнее на лестницах! Вот вам первая подсказка. – Грей незаметно пожал руку Минервы. – Ищите там, где вода превращается в камень.
Гости зашумели, оживленно переговариваясь.
Кто-то крикнул:
– До реки слишком далеко! Да и ночь выдалась морозная!
Эти слова были встречены новым взрывом хохота.
– Вода есть не только в реке, – возразил преподобный Памфри, который пребывал в прекрасном расположении духа. Он ринулся в холл, увлекая за собой целую толпу. – К фонтанам!
Грей глубоко вздохнул и сказал:
– Пора!
Вместе с Минервой и Максом – и, что самое важное, с некоторыми из гостей – он затерялся среди спешащих к парадным дверям.
В холле их подхватил водоворот толпы, устремившейся к фонтанам.
– Иди, – прошептал Грей Минерве, отпуская ее руку. – Будь осторожна, дорогая.
Минерва обогнала его, словно торопилась к фонтанам, а Грей обернулся к Максу, смеясь, бурно жестикулируя и одновременно проверяя, на месте ли все «заинтересованные лица». Убедившись, что все они следует за ним, он успокоился. Кэдзоу с тревогой наблюдал за племянником, а остальные, возбужденно переговариваясь, следили за происходящим.
Макс ни на шаг не отходил от Грея.
– Пожалуй, нам тоже пора браться за дело, – заметил он и, когда Грей кивнул, поднялся на цыпочки и огляделся по сторонам. Наконец Россмара, ничуть не таясь, направился к густым зарослям остролиста, с которого для украшений были сорваны все ягоды.
Грей остался на месте, обмениваясь мнениями с Портосом Арбаклом, хваля эффектный костюм его жены и во всеуслышание объявляя, что их дочь, должно быть, унаследовала красоту матери.
Оба супруга были явно польщены.
Так кто желал ему смерти?
Неужели он ошибся в своих подозрениях?
Или что-то упустил?
В толпе послышались радостные крики, и Грей понял, что кто-то увидел следующую «подсказку». Фэлконер тотчас невозмутимо устремился вслед за Максом и уже из зарослей остролиста принялся наблюдать за своими собеседниками. Судя по всему, его исчезновение никто не заметил.
Под прикрытием густых веток остролиста он немедля поменялся одеждой с Максом. Переодевшись, оба продолжили наблюдение за гостями.
– Вижу! – вновь крикнул кто-то. Грей знал, что этот голос принадлежит Фергюсу Драммонду.
– Что там? – отозвалось сразу несколько голосов.
– Не торопите! Это надпись, высеченная на льду… Я прочел ее!
– Ну? Ну? – послышались возбужденные крики.
– «Об этом вы узнаете от дамы», – объявил Фергюс. – Вот и все. «Об этом вы узнаете от дамы».
– Черт! – выпалил кто-то.
Гости заворчали, один из них громко спросил:
– Что толку от подсказок, если их знают все?
– Дама, мы слушаем! – выкрикнул другой гость, и все вокруг засмеялись.
Внезапно вдалеке на аллее показалась сияющая колесница. Толпа оживленно загудела. Гости расступились, объясняя друг другу, что в этой колеснице и едет та самая дама.
– Ты только посмотри! – прошептал Макс, когда Минерва приблизилась к собравшимся, стоя в колеснице – бывшей садовой тележке, задрапированной золотистой тканью. – Настоящая Боадицея!
– Она скрыла от меня, что хочет нарядиться Боадицеей – вероятно, чтобы сделать мне сюрприз. Если бы я раньше увидел ее костюм, то ни за что не позволил бы ей войти в дом.
Умело правя белой лошадью, Минерва объехала вокруг фонтана, крикнула: «На этом вы сидите!» – и устремилась к аллее.
Грей с трудом удержался, чтобы не броситься вслед за ней. Насколько он мог судить, все шло согласно плану. Супруги Арбакл и супруги Макспорран по-прежнему стояли на крыльце, не желая упускать ни единой мелочи необычной игры.
Через несколько минут «колесница» вновь показалась на аллее. Теперь лошадь двигалась шагом. Ею правила девушка в красном наряде и серебристом шлеме. Когда она подъехала к дому, гости уже успели разойтись.
Грей проследил, как Макспорраны и Арбаклы вошли в дом следом за Максом в пиратском костюме. Вскоре туда же хлынула вся толпа.
Девушка, правящая колесницей, не смотрела по сторонам, но прежде, чем остановиться возле дома, она коротко махнула рукой. Как и говорила Минерва, Айона Драммонд ради нее была согласна на все.
Взмах рукой служил условным знаком. Грей тотчас сорвался с места, выскочил из-за кустов и углубился в сосновый лес за домом. Он точно знал, где находится протоптанная слугами узкая и почти неприметная тропа.
Грей Фэлконер изучил ее как свои пять пальцев.
Через несколько минут он услышал тихое ржание и звон сбруи, а затем цокот копыт по замерзшей земле.
– Минерва!
– Я здесь, – послышался ответ, и она выбежала навстречу Грею, раскрыв объятия.
Тот бросился к ней, поднял и закружил над землей.
– Дорогая! Единственная моя! Получилось! Нас хватятся, когда мы будем уже далеко. Тогда записка объяснит, что мы сбежали и вернемся в Бэллифог, только когда сочтем нужным. Те, кто боится моего возвращения, примутся за поиски. Это займет немало времени, но зато я успею подготовиться к встрече. Ты понимаешь, что это значит, Минерва? Ждать будет нелегко, но в конце концов мы встретимся с врагами лицом к лицу и разделаемся с ними раз и навсегда.
– Да, – радостно согласилась Минерва. – Но больше всего меня радует то, что отныне мы всегда будем вместе.
Набросив припасенную теплую одежду, они вскочили в седла.
В последний раз оглянувшись на Модлин-Мэнор, Грей пропустил Минерву вперед и направил коня следом.
– В Эдинбург! – победно объявил он. – Вот увидишь, тебе понравится дом Россмара на площади Шарлотты!
Грей ликовал, ему казалось, что в эту минуту он способен выдержать любую борьбу. Враг остался позади, а впереди их ждала уютная крепость, где Грей надеялся спасти свою жизнь и любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жди меня - Камерон Стелла


Комментарии к роману "Жди меня - Камерон Стелла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100