Читать онлайн Жди меня, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жди меня - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жди меня - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жди меня - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Жди меня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Минерва принадлежит ему. Она останется с ним, что бы ни случилось, и горе тому, кто попытается их разлучить.
Прошло полчаса с тех пор, как любовники затихли. Оба молчали лишь изредка обмениваясь нежными поцелуями.
Грей сам усадил ее боком и застегнул лиф платья, опасаясь, что кто-нибудь застанет их в неподобающей позе и еще более непристойном виде.
Оставалось только найти выход из ловушки, в которую они попали.
– Грей, – еле слышно произнесла Минерва, – тебе грозит опасность. Мы оба в опасности.
– И что же ты предлагаешь? Чтобы мы встретили ее вместе?
– Да, – кивнула она. – Я хочу быть рядом с тобой, что бы ни случилось.
– Если мы попытаемся сбежать и шутки ради оповестим о своих намерениях всех своих знакомых, враги наверняка последуют за нами.
– Тогда давай так и сделаем.
Минерва сама не понимала, что говорит. Грей вдруг крепко обнял ее. Некоторое время посидев неподвижно, она отстранилась и уставилась ему в лицо.
– Я знаю, о чем ты думаешь, – сказала Минерва. – Ты считаешь, что в погоню за нами бросятся мои родители.
Улыбнувшись, он отозвался:
– А ты подозреваешь моего дядю.
– И еще мы оба думаем, что тут не обойдется без Макспорранов.
– И без Клака с Минером, – добавил Грей. – Как по-твоему, какую роль они играют в этой пьесе?
Минерва нахмурилась, но спустя какое-то время расплылась в улыбке. Она засмеялась, и Грей не смог оставаться серьезным. Так они и хохотали вдвоем, крепко обнявшись, чуть не плача и качая головами.
Наконец, совладав с собой, Грей произнес:
– Значит, нас будет преследовать целая толпа.
Эти слова вызвали новый взрыв хохота у Минервы.
– И в этом случае, – продолжил он, ободрившись, – они наверняка передерутся между собой, а нам не причинят никакого вреда.
Минерва уселась у него на коленях поудобнее и положила руки ему на плечи, вмиг посерьезнев.
– Ясно, что кто-то из них хочет получить деньги обратно, потому что работа не выполнена, потому что ты до сих пор жив, – пояснила она и поморщилась. – Неприятно говорить о таких вещах, но что поделать…
– Ты словно прочитала мои мысли, – откликнулся Грей. – Кто-то где-то заплатил за услугу, которая не оказана. Кем бы он ни был, он требует вернуть ему деньги. Или довести дело до конца. А может, и то и другое, поскольку он в ярости. В пятницу вечером все наши подозреваемые окажутся в одном месте. Все те люди, которые могли бы заплатить немалые деньги, лишь бы больше никогда не встречаться со мной. Что может быть удобнее, чем похитить человека среди шума и суеты? Он исчезнет без следа.
– Ты думаешь, что твой враг займется этим собственноручно? И на сей раз постарается убить тебя?
Грей позволил себе маленькую вольность: начал легонько поглаживать под юбкой ноги Минервы.
– У тебя изумительные ноги, Минерва.
– Прошу, не отвлекайся.
– Рядом с такими ногами трудно сосредоточиться.
– Грей, – Минерва взяла его за щеки, – подумай о самом важном.
Он улыбнулся:
– Только об этом я и думаю. О твоих ногах.
– Не шути.
– Уверяю, я настроен абсолютно серьезно. Твои ноги…
– Грей! Не надо смешивать плотские желания с реальностью. А если ты скажешь, что это одно и то же, я рассержусь. Хотя сегодняшние ощущения были приятными…
– Просто приятными?
– Ну хорошо, чудесными.
Но Грей не собирался мириться с такой несправедливостью.
– Чудесно бывает окунуться в реку в жаркий летний день. Или погладить котенка.
– Ты пытаешься отвлечь меня от серьезного разговора, болтая глупости. И совершенно напрасно. Только зря тратишь время. Послушай, вот как мы поступим. Покинув башню, мы снова будем холодны друг с другом, ясно?
– Я весь внимание. – Грей не стал соглашаться, не позаботившись прежде о безопасности Минервы.
Высвободившись из объятий, Минерва вскочила на ноги.
– В салоне нам надо держаться на расстоянии, я буду наблюдать за гостями, чтобы выяснить, кто из них следит за тобой.
Возбуждение Минервы встревожило Грея. Она вновь стала прежней взбалмошной девчонкой, сломя голову устремляющейся к цели.
– Неудачная мысль, – заявил он. – Не понимаю, чего мы этим добьемся.
– Ты забыл про мою проницательность? Я сразу пойму, кому ты встал поперек дороги. В итоге я назову тебе имя злоумышленника, мы заманим его куда-нибудь в укромный уголок, и…
– И что дальше, Минерва?
– Разоблачим его, – заключила она, – и предадим суду. Конечно, если нам не придется… убить его самим.
Только серьезность момента помешала Грею рассмеяться. Последние слова Минерва произнесла, потрясая в воздухе сжатыми кулаками и сохраняя свирепое выражение лица. Она была на стороне Грея. Неужели дочь уже сомневается в невиновности родителей?
Неожиданно Минерва затихла и нахмурилась.
– Ты уже заметил недостаток моего плана? Ну разумеется!
Меньше всего Грею хотелось лишать Минерву уверенности в себе.
– И все-таки он неплох.
– Так, значит, ты ничего не заметил? Обидно. Слушай: я могу преследовать, подслушивать и обвинять в чудовищных преступлениях кого захочу, но где взять доказательства? По-моему, мало сказать: «Я видела, как вы смотрели на Грея, – значит, это вы решили убить его».
– Пожалуй, тебе никто не поверит, – послушно согласился Фэлконер.
– Вот именно. – Пощипывая подбородок, Минерва принялась вышагивать по комнате. – Мы спровоцируем нападение.
Грей ничуть не сомневался, что она и на такое способна.
– Ты стала чересчур независимой, Минерва.
– Я всегда была независима.
– Это я должен защищать тебя, а не ты меня. Но я благодарен тебе за заботу.
– Я просто хочу оправдать своих родителей, – ответила она, отводя взгляд.
– Не менее достойная причина, чем беспокойство о любимом.
– Ты забыл, что мы по-прежнему враги? – спросила Минерва. – Или ты надеялся, что пара случайных поцелуев что-то изменила?
– Ты считаешь, что между нами только пара случайных поцелуев? Может быть, объяснить тебе поподробнее, что здесь произошло?
– Ты же джентльмен. Нельзя.
– Лучше не выводи меня из себя.
Пропустив последние слова мимо ушей, Минерва посмотрела в окно.
– Мне в голову пришла одна мысль. Только не знаю, захочешь ли ты выслушать, – начал Грей. – Твои кузены-близнецы – славные ребята. Мне они нравятся.
– Мне тоже. Но в чем дело, я еще не поняла.
– И не могла понять – я не сказал самого главного. Я хочу попросить Айону и Фергюса об одном одолжении. Как думаешь, они согласятся?
Минерва между тем взялась руками за оконную раму, и ткань лифа тотчас обтянула грудь, подчеркивая ее совершенство.
– Для меня они готовы на все, – наконец ответила Минерва, взглянув на Грея. – И для тебя тоже. Они боготворят тебя.
– У близнецов хороший вкус, – улыбнулся он.
Минерва промолчала.
– Я задумал оповестить все заинтересованные лица в том, что собираюсь сбежать во время приема у Клака. По-моему, это лучше, чем следить за ними просто так. Пусть переваривают известие и исподтишка наблюдают за мной.
– Ты хочешь, чтобы слухи распустили Айона и Фергюс?
– Мне кажется, им это сделать проще всего – обронить слово там, слово здесь. Пусть поговорят с Брамби, который наверняка поделится новостью с родителями. Кто-нибудь из них сообщит о наших планах твоей матери.
– А еще Айона отвезет корзину свежевыпеченного хлеба в Драмблейд и намекнет о побеге Эльдоре, которая сразу же побежит к Кэдзоу.
– Вот именно, дорогая. Осталось только продумать детали.
– И если кто-нибудь из подозреваемых начнет следить за нами, мы все поймем. Правда, сделать ничего не сможем, пока противник не выдаст себя.
– Умница! Думаю, для начала наш план сгодится.
Минерва потянулась к любимому, а когда он поднес ее руку к губам, свободной рукой взлохматила ему волосы.
– У меня есть другой план, – сообщила она. – Ты уедешь отсюда, не дожидаясь пятницы. Завтра – последний шанс. Надо покинуть Бэллифог тайком, и как можно быстрее.
– И чего мы этим добьемся? – Он вновь ощутил возбуждение, хотя гнев тут был ни при чем.
– Твоей безопасности, Грей.
Холодная тесная комната стала его раздражать.
– Ты хочешь, чтобы я где-нибудь укрылся? И как долго мне предстоит прятаться? Может, до конца своих дней?
– Я еще не все…
– Да, ты еще не все продумала. Ты забываешь, что я борюсь не только за свою жизнь, но и за право жить так, как хочется. Я свободный человек и могу жить где пожелаю.
– Придет время, и ты вернешься сюда.
– Возможно, ты кое-что забыла. Больше я никогда не покину этих мест без тебя. Слышишь, Минерва? Никогда! – Кровь отхлынула от ее лица, глаза стали огромными. – И если уж на то пошло, ты не появишься на приеме у Клака. Ни на минуту. Поняла?
Ее губы вдруг задрожали, и Грей приготовился к яростной отповеди.
– Слышу ли я тебя? Поняла ли я тебя? – повторила Минерва. – Ты только вдумайся в свои слова! Ты ведешь себя как деспот, а я тебя все-таки люблю. – И она протяжно вздохнула.
– Так ты выполнишь мою просьбу?
– Нет.
Грей подтянул колени к груди, обхватил их обеими руками и склонил голову.
– Минерва, ты испытываешь мое терпение, но я готов объяснить еще раз. К Клаку ты не поедешь. У меня есть предчувствие, что в этом салоне произойдет что-то ужасное, а я не хочу, чтобы ты пострадала.
– Ты не имеешь никакого права приказывать мне, – громко фыркнула Минерва.
– Нет, имею и буду приказывать.
– Я могу тебе пригодиться, – напомнила она.
– Я не стану подвергать тебя опасности.
– Знаю, – следующая мысль смутила Минерву, – и мне нравится, что ты заботишься обо мне. Конечно, не всегда. А если ничего не произойдет потому, что я не приеду к Клаку?
Грей выпрямился и уставился на нее:
– Что это значит?
– Это значит, что ты не просто покинешь Бэллифог, а воспользуешься любезным предложением моих родителей. Мы убежим вместе. Именно об этом надо распустить слухи.
– Нет, ни в коем случае! Минерва, я запрещаю!
– Ты не вправе запрещать мне поступать, как я считаю нужным.
– Тогда я взываю к твоему рассудку и любви ко мне. Я ведь тебе небезразличен. Ужасно, что я сам подвергаю тебя опасности.
– Зато ты будешь точно знать, что со мной. – Минерва набросила на плечи свой плащ. – Потому что я буду рядом.
– Но ты сердишься на меня, полагая, что я несправедливо обвинил твоих родных. На таком фундаменте брак не построишь.
Нахлобучив на голову шляпу, Минерва принялась яростно завязывать ленты.
– А при чем тут брак? Мы просто убежим вдвоем. – Ее глаза лукаво сверкнули.
Итак, Минерва решила добиться своего, умышленно шокировав его. Нет, на такой крючок он не попадется.
– Ты думаешь, я соглашусь погубить твою репутацию?
– Я старая дева. Залежалый товар. Увядающий цветок. Мою репутацию вряд ли погубят разговоры о том, что я обманулась, считая тебя прекрасным принцем своей мечты. Меня все будут жалеть, но это не важно. Если я буду с тобой, мало кто из подозреваемых рискнет устроить засаду. А потом, когда ты окажешься в безопасном месте, я оставлю тебя в покое.
– Оставишь в покое? Ты говоришь, тебя будут жалеть? Боже милостивый! Вся округа знает, что мы в конце концов поженимся. И я с нетерпением жду минуты, когда смогу назвать тебя своей.
– Ты хочешь сказать – того момента, когда твоя плоть проникнет в святилище ни с чем не сравнимого блаженства?
Грей закрыл глаза.
– Так я и думала, – заключила Минерва. – Не бойся. Я скажу, что решилась на такой шаг только потому, что не надеялась выйти замуж.
– Я хочу жениться на тебе! – взревел Грей, надвигаясь на Минерву, но боясь прикоснуться к ней и вновь испытать возбуждение. – Немедленно прекрати разговоры о том, что произошло! Это неприлично.
– В жизни не заботилась о приличиях. Мне нравится вгонять тебя в краску. Вот потому-то мы и должны заключить сделку – кажется, это именно так называется. Ладно, об этом потом. Какой костюм ты выбрал для салона?
– Черт бы его побрал, этот проклятый салон!
– А по-моему, любопытная затея. Она нам поможет. Так какой костюм ты наденешь? – Минерва задумалась, поджав губы, затем выпятила их. – Придумала! Блестящая мысль! Ты нарядишься пиратом. И я – пиратом. Посмотрим, что на это скажут гости.
Грей был вынужден в очередной раз признать, что Минерва неглупа. Очень неглупа.
– Пожалуй, придумано неплохо… Да, я наряжусь пиратом. А ты – крошкой Бо-Пип… нет, лучше пастушкой.
Непроницаемый взгляд Минервы встревожил Грея так же, как и ее тихий ответ:
– Разумеется, пастушкой. Как оригинально! А теперь давай обсудим детали, иначе мне попадет от мамы. Она поручила мне согласовать меню и заказать все необходимое. Наверное, придется съездить в Эдинбург. И разумеется, решить вопрос с прислугой, хотя бы временной. Нам понадобится несколько пар рабочих рук. Здесь повсюду царит запустение. Я даже не подозревала об истинном положении дел. Чаще всего я бывала в гостиной, там, где Макспорраны принимают гостей. Гостиная выглядит вполне благопристойно, но что касается остальных комнат… Понадобится целая армия слуг, чтобы преобразить дом за два дня. Все необходимое мы можем привезти из Уиллинока и Драмблейда.
Грей ничего не смыслил в подобных вещах, но понимал, что предстоит серьезная и напряженная работа.
– В Драмблейде отличные слуги. Они будут предоставлены в твое распоряжение, как, впрочем, и вся необходимая мебель.
– Благодарю. Я охотно приму твое предложение. Ты не согласишься отвезти меня в деревню?
– Разумеется, – отозвался Грей, невольно улыбаясь. – Я готов отвезти тебя куда угодно.
– В том числе и в пятницу вечером? – уточнила Минерва деловитым тоном.
– Может, больше не стоит об этом?
– Как хочешь. Но в пятницу мы уедем отсюда – вернее, мне следовало бы сказать, сбежим. – Минерва направилась к лестнице, но на пороге остановилась и, явно обеспокоившись, повернулась к Грею. – Вопрос весьма щекотливый, но… мне кажется, нам надо поговорить.
– Не сомневаюсь: ты выскажешь все, что задумала.
– Сначала я хотела бы убедиться, что не шокирую тебя своими словами.
Судя по всему, Грею предстояло услышать нечто особенное.
– Постараюсь выслушать тебя спокойно.
– Видишь ли, я читала об одном приспособлении… точнее, изобретении специально для самого важного мужского органа. С его помощью предотвращают болезни и другие… нежелательные последствия. Видимо, под этими «последствиями» подразумеваются дети?
Об этом Грею еще не случалось задумываться.
– Кажется, да.
– Грей, – Минерва подошла поближе и поджала губы, – ты утверждаешь, что твой сок безвреден, поскольку он не попал мне внутрь. И все-таки меня мучает вопрос: может ли женщина оказаться в интересном положении, если мужчина слился с ней в первый раз?
Грей заставил себя поднять глаза.
– По-моему, так тоже бывает.
– Вот как?
– А тебя это тревожит?
Минерва принялась теребить ленту шляпки.
– Не совсем, но… Понимаешь, неудобно очутиться в таком положении, будучи не замужем. Конечно, случается. Но, насколько мне известно, последствия бывают самыми трагическими. Надеюсь, что процесс идет постепенно, начинаясь только после того, как накопится достаточно вот этого… – Она разгладила свою юбку, и Грей понял, что на ее белье остались следы его неосмотрительного поступка. – А пока этого… вещества слишком мало, беспокоиться нечего.
Грей устыдился своей слабости.
– Нет, любимая, это не так. Я все объясню, когда у нас будет время. – Или когда они с Минервой окажутся в одной постели, в объятиях друг друга и решат поговорить о будущих детях. – Но можешь мне поверить, одного раза бывает вполне достаточно.
– Без того самого приспособления?
Мысль о жесткой, грубо сшитой овечьей коже не обрадовала Грея.
– Вот именно, – невнятно пробормотал он.
– Тогда нам следует приготовиться к пятнице: я слышала, волнение усиливает мужские потребности. Волнение и предчувствие опасности. При этом мужские соки бывают особенно обильными и горячими. – Она сделала паузу. – Кстати, как ты думаешь, стоит ли включать в меню сандвичи с огурцом? Это легкая, но аппетитная экзотическая закуска.
Грей совсем растерялся.
– И разумеется, разнообразные сладости, – продолжала Минерва. – А еще какое-нибудь затейливое сладкое блюдо или даже несколько блюд. Например, торт с сахарной глазурью, изготовленный в виде большого замка. Не забыть бы про ледяные скульптуры – чтобы поразить тех, кто приедет из Эдинбурга. А рыба, приготовленная целиком? Она всегда придает столу особую торжественность. И несколько видов сыра… Фрукты – самые лучшие, какие только можно найти в это время года. Паштет из оленины. Но прежде всего мне следует попросить знакомых предоставить в наше распоряжение слуг. Нам понадобится целая армия прислуги.
От жарких объятий – к сандвичам с огурцом и ледяным скульптурам? От такого резкого перехода у Грея закружилась голова.
– Идем, – позвала она. – Надо найти Макспорранов и попросить их подготовить побольше стульев и другой мебели. И обеденные столы. Пусть привезут их из Уиллинока и Драмблейда. А потом выберем приз для игры в поиски клада. По-моему, мысль на редкость удачная. Вот только как быть с призом?
– Приз приготовлю я, – пообещал Грей неожиданно для самого себя. – Ценный приз. Какой именно – это секрет.
– Как мило с твоей стороны, Грей! – просияла Минерва. Под маской холодного равнодушия и невозмутимости ты прячешь доброе сердце. Спасибо. А теперь мне пора разыскать хозяев дома.
Она начала спускаться по лестнице, но Грей догнал и остановил ее:
– Сначала поцелуй меня.
– Сейчас не время.
– Время у нас есть. Целых четыре года я ждал, когда смогу поцеловать тебя, и теперь не намерен упускать удобный случай.
– Скажи, твоя плоть реагирует и на поцелуи?
Несмотря на свою многоопытность, Грей густо покраснел.
– О чем это ты говоришь?
– Ты что-нибудь чувствуешь во время поцелуев?
Неужели она имела в виду… Скорее всего. От Минервы можно было ожидать чего угодно.
– Минерва, это чрезвычайно чувствительный орган. Поцелуй может иметь для него самые заметные последствия. Одного прикосновения нежных губ к нему достаточно, чтобы…
– Хватит! Оказывается, вот ты какого мнения обо мне! Я неточно выразилась: разумеется, я вовсе не имела в виду поцелуй этого органа. Нет, Грей, я не настолько испорчена. Просто я хотела узнать, чувствуешь ли ты что-нибудь, когда мы целуемся, касаясь друг друга языками?
Грей порадовался тому, что Минерва ошибочно истолковала румянец на его щеках: она сочла, что Грею стыдно за нее.
– Да, пожалуй. А почему ты спрашиваешь?
– Потому что я тоже кое-что ощущаю – там, внизу. В том месте, куда стремится твое естество, в самой глубине. – Минерва приложила ладонь к низу своего живота. – Я чувствую приятную тяжесть, хотя звучит это не слишком вразумительно.
– Напротив. – Грей понял, что умрет от переполняющих его чувств, если Минерва не будет вскоре принадлежать ему. – Может, ты подаришь мне еще один поцелуй?
Минерва смежила веки, приоткрыла губы и просунула между зубами кончик языка.
Грей осторожно коснулся его своим языком и медленно втянул в рот. Поцелуй длился бесконечно, Грей приподнял Минерву и поставил ее на цыпочки, чтобы она сумела обнять его за шею. Он прижимал ее к себе так крепко, что ощущал все округлости женского тела.
К тому времени как Грей решил перевести дух, губы Минервы припухли, а волосы растрепались. Осторожно, почти благоговейно Минерва просунула ладонь между ног Грея, глядя ему прямо в глаза.
– Нам пора, – процедил он сквозь зубы.
– Кажется, я кое-что поняла. Если бы он не был таким твердым, то не смог бы проникнуть внутрь, верно?
У Грея подкосились ноги.
– Да, да. Прошу тебя, пойдем отсюда.
Минерва лукаво усмехнулась и направилась вниз по лестнице.
– Осторожнее! – Грей придержал ее за рукав, обошел и начал спускаться первым. – Твои юбки не созданы для таких лестниц.
– Само собой. Когда мои фасоны войдут в моду, женщины перестанут чувствовать себя так скованно.
– Может быть, – согласился Грей, стуча подошвами по ступенькам.
Минерва шла следом. Грей слышал ее учащенное дыхание, чувствовал нежный запах лаванды. Он упивался ею, ибо она олицетворяла собой все, чего только можно было желать.
А винтовая лестница была чертовски крутой и узкой.
Никто не предупредил Грея об опасности. И он, ничего не заметив, споткнулся о какое-то препятствие.
– Минерва, назад! – крикнул он. – Не двигайся! Сядь на… Черт!
Раскинув руки, он цеплялся за каменные стены, пытаясь найти хоть какую-нибудь опору, и повалился на бок, сильно ударившись о лестницу плечом. При падении он рассек лоб о зазубренный край камня.
– Грей! Грей!
Он почувствовал, как Минерва схватила его за воротник, и скрипнул зубами. С таким же успехом бабочка могла попытаться предотвратить падение орла.
Он кубарем покатился по ступенькам, перелетев через препятствие, о которое споткнулся. В узком пространстве лестницы Грей казался самому себе огромным мячом неправильной формы, прыгающим из стороны в сторону.
У него перед глазами все вращалось, мелькали яркие пятна. Он был словно камень, погружающийся в воду, тяжелый и беспомощный.
Минерва вскрикнула и вновь попыталась схватить его за воротник, но преуспела только в одном: Грей ощутил рывок, от которого его голова резко дернулась.
Мир у него перед глазами вновь пришел в движение. Он летел от стены к стене, цепляясь каблуками за края ступеней только для того, чтобы каждый раз срываться и падать. Ему не удавалось даже смягчать удары.
– Стой! – послышался сверху повелительный голос Минервы. – Остановись немедленно, или ты погибнешь! Сию же минуту!
Пролетев еще один виток, Грей сумел повернуть голову и увидел перед собой ступеньки.
А потом на него налетело что-то огромное, синее, расплывчатое и с яростью вцепилось в шею.
Минерва!
Она навалилась на него всем весом своего тела, толкнула в сторону и заставила упасть на бок.
Он перестал падать.
Любимая сумела спасти его, оставшись невредимой. По крайней мере Грей надеялся, что она не пострадала.
Схватив Минерву в объятия, Грей привлек ее к себе так резко, что она ахнула. Но это не смутило его.
– Господи, ты жива!
– Какой же ты неуклюжий!
Грей никак не мог отдышаться и успокоить грохочущее сердце. Он с трудом выговорил:
– Напрасно ты взялась меня спасать. Могла и погибнуть.
– Если ты не умеешь смотреть под ноги, мне придется отныне быть начеку.
– Упав сверху, я мог бы насмерть раздавить тебя.
Минерва фыркнула:
– Я не фарфоровая.
Грей осторожно ощупал собственную голову, лицо и тело и обнаружил обилие шишек и ссадин. Он нахмурился, глядя на Минерву:
– Наверное, ты ушиблась. Где у тебя болит? Говори сейчас же!
– Я просто не успела ушибиться. – Она слегка отстранилась и поморщилась. – Нет, все-таки успела, но не так сильно. А вот ты выглядишь ужасно. Тебя надо привести в порядок.
– Ты ударилась лбом. – Грей тотчас опустил глаза на руки Минервы. – И расцарапала руку.
– Какая досада! – притворно засокрушалась Минерва. – Значит, сегодня я не смогу заняться рукоделием!
Грей усмехнулся и стиснул зубы, ощутив резкую боль в бедре.
– Должно быть, у тебя переломаны кости, Грей. Что же нам делать? В таком состоянии надо лежать, а нам нельзя оставаться здесь.
– В пятницу я увезу тебя отсюда. Мы уедем ненадолго – главное, выманить врагов из логова и пожениться. А потом вернемся домой, в Драмблейд, и заживем в мире и согласии.
Минерва скривила губы:
– Вот скука-то!
– Полагаешь? – Грей со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы. – Досадно.
– Надеюсь, никто не помешает мне продолжать работу.
Грей представил себе изобретенную Минервой юбку, поднимающуюся и опускающуюся на подтяжках, но говорить ничего не стал.
К его горлу вдруг подкатила тошнота, он зажмурился. Терять сознание было нельзя.
– Попробуй встать, – попросила Минерва.
Грей послушно поднялся, ощупывая конечности.
– Все кости целы, – наконец сообщил он, бесконечно благодарный за это судьбе. – Надо выяснить, почему я споткнулся. Ведь в пятницу здесь соберутся гости, нельзя же допустить, чтобы кто-нибудь из них сломал себе шею.
Минерву передернуло.
– Само собой!
Грей позволил ей взять его под руку и повести вверх по лестнице.
– Стой! Вот она! – Он не поверил своим глазам. Да и кто в здравом уме поверил бы в такое? – К чему она привязана?
– К железным кольям, – объяснила Минерва. – Наверное, отверстия в стене были пробиты заранее, иначе мы услышали бы стук. Да, кто-то все хорошо рассчитал. И надеялся на успех.
– Но кто мог предполагать, что я появлюсь здесь, в поместье? – возразил Грей.
– Твой приезд и вправду был неожиданным, а вот меня явно ждали. Я заранее предупредила хозяев поместья.
Грей взялся за тонкую крепкую бечевку и провел по ней пальцами. Бечевка была привязана к металлическим кольям, вбитым в трещины между камнями, и туго натянута. Располагалась она как раз на высоте щиколотки спускающегося по лестнице человека.
– Бечевку натянули, пока мы были в башне, – сказал Грей скорее самому себе, чем Минерве. – Значит, тот, кто сделал это, мог нас подслушать.
– Наверное, он считал, что я начну спускаться первой. – Минерва вдруг смертельно побледнела. – Значит, эта ужасная ловушка предназначалась для меня.
– Но кто бы предположил, что я допущу такую оплошность? Нет, злоумышленник считал, что первым пойду я. Или надеялся, что пострадаем мы оба. Пожалуй, это вполне убедительное объяснение. Мне все равно, кто это сделал и в кого метил, – главное, что нас пытались уничтожить раньше, чем мы разоблачим преступников.
– Теперь им известны наши намерения. – Минерва присела на ближайшую ступеньку и, положив голову на колени, заплакала.
– Милая, прошу тебя, не плачь, – взмолился Грей. Несмотря на кровоточащие раны на пальцах, он обнял Минерву и пригладил ей волосы. – Все будет хорошо. Мы выстоим в этой борьбе…
– Ты хочешь сказать – устоим на ногах? – сдавленным голосом откликнулась она. – Должно быть, при падении ты полностью утратил ощущение реальности…
В голосе Минервы сквозили истерические нотки.
– Успокойся, – попросил Грей, пытаясь улыбнуться. – Победа все равно останется за нами.
Она слабо улыбнулась:
– Это дело рук Минера. Не напрасно же он так настойчиво советовал нам осмотреть башню. Да, Минер наверняка замешан в этом преступлении.
– Ты права. Никак не могу вспомнить, где я видел этого человека. Наверное, в каком-нибудь лондонском клубе. Его серебряная трость кажется мне знакомой, но лицо… Нет, ничего не помню.
– Грей, эти злоумышленники… – Минерва осеклась и прикрыла рот ладонью.
– Продолжай, дорогая.
– …самые невезучие преступники в мире. Посуди сам: сколько раз они уже терпели фиаско!
Грей невольно усмехнулся и понизил голос:
– Тише! Не стоит привлекать к себе внимание.
– Мне все равно, – отозвалась Минерва, содрогаясь в приступе истерического смеха. – Пусть только появятся! Я сумею преподать им урок злодейства. Они вряд ли откажутся. Слишком уж часто им изменяет удача.
– Да, – согласился Грей, прислоняясь к стене и вытягивая перед собой окровавленные руки. – А может, им просто не хватает таланта?
– Или и таланта, и удачи. Если они выбрали жертвой тебя, то я стала для них серьезным препятствием.
– Это уж точно! Мне не о чем беспокоиться: ты не оставляешь меня без присмотра. Надеюсь, теперь ты понимаешь, что без тебя мне отсюда не сбежать?
– Что ты имеешь в виду, Грей? Наверное, ты слишком сильно ударился головой.
– С головой все в полном порядке. Ты мой талисман. Я просто не в силах расстаться с тобой. Если ты останешься здесь, меня обязательно отравят и сбросят с лестницы. Неизвестно, что взбредет им в голову в следующий раз. – Грей придвинулся к Минерве и прошептал ей на ухо: – Давай снова поднимемся в башню. Возможно, другого случая нам не представится, а я должен посвятить тебя в свои планы.
Минерва немедленно встала, взяла Грея под руку и вместе с ним поднялась в башню.
– Выкладывай, – распорядилась она, усевшись на скамью подальше от лестницы.
Присев рядом, Грей зашептал:
– Нам известно, что нас подслушивали. Преступники ждут, что мы изменим планы.
Минерва медленно кивнула, рассматривая запачканную кровью правую руку Грея.
– Они надеются, что мы сбежим до пятницы или после нее. Поэтому мы не будем менять планы. Мы будем неукоснительно следовать им, а Айона и Фергюс нам помогут. Я позабочусь только об одном: постараюсь убедить преступников, что мы сбежим после того, как закончится прием у Клака.
– Но как…
– Тише, Минерва! – перебил он. – Так надо. Положись на меня. У тебя ведь будет немало хлопот. Макс поможет мне подготовить все необходимое. В пятницу вечером мы уедем отсюда вдвоем, дорогая. А к тому времени как нас выследят, я успею подготовить достойную встречу.
– А что прикажешь делать мне? – поинтересовалась Минерва.
– Собрать самое необходимое и ждать. Вот и все. Нет, не все. Тебе придется принести жертву.
– Если я смогу – пожалуйста.
– Сможешь. Ты должна быть рядом со мной, дорогая, – днем и ночью. Не спускать с меня глаз ни на минуту.
– Пожалуй, это будет нелегко…
– Не важно. – Он нетерпеливо покачал головой. – Если ты имеешь в виду такие мелочи, как купание, мы просто будем принимать ванну вместе.
– Грей, ты спятил!
– Поверь мне, это забавно.
– Но я говорила вовсе не о купании…
– А, вот ты о чем! Мы же взрослые люди. Чтобы заглушить звуки, я буду петь. Если ты помнишь, я неплохо пою.
– Ты сошел с ума! – пробормотала Минерва.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жди меня - Камерон Стелла


Комментарии к роману "Жди меня - Камерон Стелла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100