Читать онлайн Жди меня, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жди меня - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жди меня - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жди меня - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Жди меня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Тесная студия Портоса Арбакла восхитила Эльдору. Здесь, как нигде в Уиллиноке, царила атмосфера таинственности и неги. Эльдора решила, что именно такова истинная натура Портоса Арбакла. Правда, она не могла понять, почему в студии столько мебели.
– Какая прелесть! – благоговейно произнесла она, глядя на Портоса, по сравнению с которым казалась самой себе внушительной и рослой. Ну почему ей попадаются одни коротышки? – Сразу чувствуется ваш безупречный вкус. Студия просто великолепна! Какие тона! Какой налет меланхолии, Портос! Вы ведь сибарит, не правда ли? Любитель изощренных удовольствий?
Самодовольный живописец чуть не лопался от гордости.
– Ах, моя дорогая Эльдора, это у вас превосходный вкус, а вовсе не у меня. Вы – само великолепие! – Он плотоядно причмокнул, а глаза его за темными стеклами очков стали маслеными. – Мы с вами создадим истинный шедевр! – И Арбакл тотчас разразился громогласным и пронзительным хохотом.
Эльдора притворилась, будто ее увлекла драпировка в китайском стиле, висящая на стене. Склонив голову, она указала на женское лицо, выглядывающее из дверей храма.
– Похоже, она кого-то поджидает. Может, любовника? Но почему в храме?
Портос Арбакл снова рассмеялся, а Эльдора принялась исподтишка разглядывать его. Через руку Портоса был переброшен отрез тонкого шелка цвета спелого персика. Художник с удовольствием поигрывал тканью, изредка касаясь ее щекой.
– В этой комнате мало кто бывает, – заметил он, поднимая брови над оправой очков. – Сказать по правде, я почти никого не пускаю сюда.
– Кроме своих натурщиц?
Портос покачал головой, опять оглашая студию руладами смеха:
– Отнюдь! Им здесь не место. Посмотрите-ка вон туда. Пойдемте со мной. – Он подвел гостью вплотную к стене и отодвинул край драпировки. За ней обнаружилась дверь. – Они бывают только в соседней комнате. А о существовании этого райского уголка и не подозревают. Ха-ха-ха!
В двери был проделан круглый глазок, к которому послушно прильнула Эльдора. Перед ее взором предстала совсем крохотная комната, вмещающая только шезлонг, туалетный столик и зеркало во весь рост. Ни мольберта, ни других принадлежностей живописца Эльдора не заметила. Нахмурившись, она обернулась к Портосу и вздрогнула, обнаружив, что он приблизился к ней вплотную.
– Не верится, что вы там работаете, – воскликнула она. – Ведь там негде повернуться!
Портос осклабился:
– О нет! Это не рабочий кабинет. Там я изучаю свои модели. Пока они готовятся к сеансу, я настраиваюсь на работу. Лучше всего наблюдать за тем, кто не знает о присутствии наблюдателя. Оставшись в одиночестве, натурщицы ведут себя естественно, а я изучаю их движения и походку. Художнику важно изучить модель в движении. Мои картины пользуются успехом только потому, что у меня есть возможность наблюдать за натурщицами, оставаясь незамеченным.
Эльдора снова приникла к глазку:
– Значит, там ваши натурщицы раздеваются?
Портос хихикнул, а когда Эльдора обернулась, сцепил руки в замок и воодушевленно закивал:
– Вот именно! Поскольку натурщицы не подозревают о том, что я наблюдаю за ними, они ведут себя естественно, а я приобретаю бесценные знания о том, как движутся их мышцы и кости, улавливаю тонкие, бесконечно эротические нюансы жестов любующихся собой женщин. В такие моменты они не притворяются, а я постигаю саму сущность своих натурщиц.
Старый сластолюбец ловко маскировал свое нездоровое любопытство! Улыбнувшись, Эльдора снисходительно кивнула.
Разгоряченный своей речью, Портос продолжал:
– А затем я провожу с ними… предварительную беседу.
Эльдора попятилась.
– Зачем же вам нужна еще одна комната? – Эта комната, подобно всем владениям Портоса, располагалась в удаленном крыле дома, где не бывал никто из домочадцев. Здесь стояла изысканная мебель, причем в таком беспорядке, что невольно возникал вопрос: почему бы Портосу не выбрать более удобное место хотя бы для некоторых, самых эффектных вещей?
Портос надулся – не нахмурился, а именно надулся.
– Я обидела вас? – удивилась Эльдора.
– Нет, вовсе нет. – Он махнул рукой. – Откуда вам знать, что в этой обстановке, среди дорогих мне вещей я черпаю вдохновение? Я не могу позволить себе тратить такую роскошь на… Но надо ли пояснять? Вы же видели моих родных.
Эльдора решила действовать осторожнее. Успеха можно добиться, создав у Портоса впечатление, что она соглашается с каждым его словом, хотя это не соответствовало истине.
– Но вы не ответили на мой вопрос о девушке, выглядывающей из храма.
– А, вы про эту кокетку! – отозвался Портос. – Она просто спряталась в храме. Скрылась от преследователя, на самом деле желая, чтобы он поскорее нашел ее. Она ничем не отличается от других женщин – им всем свойственна хитрость. Они добиваются своего благодаря красоте. Моя задача – показать миру истинную сущность женщины, скрытую под маской плутовства, кокетства и опущенных ресниц.
– А я? В какой позе вы намерены изобразить меня?
– Вас? – Портос обошел гостью чрезмерно широкими шагами. – Вас я попрошу раздеться там, где не смогу наблюдать за вами. Дело в том, что я уже знаю, о чем вы мечтаете, чего хотите от жизни. И в особенности от мужчин.
Эльдора молча ждала продолжения.
– Ведь у вас большие запросы – не правда ли, Эльдора? Вам есть что предложить взамен, но не за бесценок. Интересно, насколько высока ваша цена?
Он оказался гораздо проницательнее, чем она предполагала. Эльдора задумалась, развязывая ленты розовой тюлевой шляпки, снимая ее и откладывая в сторону.
– По-моему, нам с вами следует заключить соглашение, Портос. Взаимовыгодное соглашение. – Эльдора впилась в собеседника взглядом. – Нам обоим есть к чему стремиться… и что терять. – Она многозначительно умолкла, ни на минуту не забывая о том, что сильно рискует, предлагая Портосу заговор.
Портос уткнулся лицом в персиковый шелк, а когда снова поднял голову, его очки съехали на кончик носа, а глаза закатились в мнимом экстазе.
– Прошу вас, набросьте на себя вот это, – предложил он неожиданно резким тоном. – Только шелк, и больше ничего. И распустите волосы. А потом сядьте… вот сюда. – И он похлопал ладонью по седлу деревянной лошадки-качалки, некогда ярко раскрашенной, а теперь совсем облупившейся.
– О, да вы истинный артист! – воскликнула Эльдора, взглядом разыскивая место, где бы раздеться.
– Зайдите за комод, – подсказал Портос.
– Какая прелесть! – не удержалась Эльдора, получше рассмотрев указанный комод. – Настоящий шедевр!
– Маркетри работы Буля, – раздувшись от гордости, известил художник. – Отделан бронзой и черепаховым панцирем. Посмотрите на эти гирлянды листьев, на геометрический орнамент! Ему нет цены!
– Несомненно, – отозвалась Эльдора, сгорая от любопытства. – А вон тот шкафчик? С выдвижными ящиками, инкрустированный перламутром?
На ничем не примечательном лице Портоса появилось лукавое выражение.
– Прежде пообещайте забыть, что видели у меня эти сокровища. Есть люди, которые наверняка пожелают отнять их у меня, а я обязан сохранить их любой ценой!
– Клянусь!
Эльдора уже успела выяснить, что Портос – сын садовника. Ему посчастливилось жениться на Дженет, наследнице купца из Глазго, которому принадлежал Уиллинок. Другими словами, до женитьбы Портос не имел ни гроша, а Дженет едва ли могла похвалиться более чем солидным приданым в виде ценной антикварной мебели.
Между тем Портос выдвигал ящички шкафа, о котором спросила Эльдора.
– Корпусная мебель, – заметил он. – Роскошная вещь! Предположительно работа Пьера Голля. Отделка – эбеновое дерево и позолота, черепаховый панцирь и перламутр и даже слоновая кость. Обратите внимание на ножки эбенового дерева. А накладки на них изготовлены из золота. – Портос застыл в благоговейной позе, сложив руки перед собой.
– Прелестная вещица, – отозвалась Эльдора, стараясь не выводить Портоса из транса. Сама же она тем временем осматривала большую комнату с высоким потолком, заполненную ценной мебелью, которая была здесь совсем не к месту. Наконец Эльдора решила, что это помещение напоминает ей склад, и усмехнулась своей мысли. И верно – склад, где прячут все эти вещи.
– Я знаю, о чем вы думаете.
Слова хозяина испугали Эльдору. Портос снял очки и впился в гостью взглядом маленьких блестящих глаз.
Жеманно засмеявшись, она склонила голову набок:
– Вам только кажется, что любая женщина для вас – открытая книга. Меня вам так просто не разгадать, Портос Арбакл!
– Пожалуй, да. Вы загадочная женщина с туманным прошлым и будущим. Знаете, мы с вами могли бы поладить. Могу ли я рассчитывать на ваше молчание в обмен на мое?
Окинув Портоса многозначительным взглядом, Эльдора с расстановкой произнесла:
– Сомневаюсь, что у меня есть выбор. Но вам вовсе незачем было приводить меня сюда, в вашу сокровищницу. Мне ни к чему знать о ваших слабостях…
Портос сделал широкий жест рукой, оглядывая свои владения:
– У меня нет слабостей. Все вокруг принадлежит мне, все было куплено и оплачено. Эти вещи представляют опасность отнюдь не для меня, и все же забудьте о них – хотя бы потому, что я прошу вас об этом. А теперь раздевайтесь. Пора за работу. – И он, отвернувшись, стал готовить холст и расставлять орудия своего ремесла.
Дрожа от предвкушения, Эльдора зашла за комод и принялась раздеваться. Никто не привлекал ее сильнее, чем мужчина, наделенный воображением. Ей давно уже наскучил Кэдзи, тем более что он грозил разрушить ее планы. Она была не прочь развлечься.
Снимая один предмет туалета за другим, она задумалась о бесценной мебели, окружающей ее. Что бы это значило? Что имел в виду Портос, говоря об опасности, которую представляют эти вещи?
То, что Эльдора поначалу приняла за отрез шелка, оказалось самым удивительным нарядом, какой она когда-либо видела. Этот тонкий, полупрозрачный шелк был, несомненно, привезен из Индии. Он отливал золотом, мерцал на свету и был сшит в виде длинной туники без рукавов, которую следовало надевать через голову.
Хорошо бы сейчас взглянуть в зеркало.
Любуясь собой, она заметила, что соски соблазнительно проглядывают сквозь ткань, а большие отверстия для рук – два полотнища, из которых состояла туника, были сшиты на плечах и по бокам – открывают взгляду то, что наверняка воспламенит богатое воображение Портоса. Узкий, но глубокий вырез щедро обнажал грудь. По бокам туники Эльдора увидела разрезы, доходящие почти до бедра, но, поскольку одеяние было просторным, она без труда могла закутаться в него и выглядеть вполне благопристойно. Впрочем, Эльдора еще не решила, стоит ли разыгрывать невинность.
Распустив волосы, женщина вышла из-за комода и босиком направилась к большой лошадке-качалке.
– Как мне сесть? – спросила она.
Оторвавшись от своих кистей и красок, Портос расплылся в улыбке, недвусмысленно давая понять, насколько он доволен увиденным.
– Возьмите вот это, – предложил он, пододвигая к Эльдоре табурет, покрытый черным лаком.
– Вы позволите мне взглянуть в зеркало? – спросила она, стараясь не смотреть Портосу в глаза. – Чтобы проверить, все ли ваши требования я исполнила…
Портос молча пододвинул ей зеркало в оправе из нефрита и эбенового дерева.
Увиденное восхитило Эльдору, хотя сама она считала, что гораздо соблазнительнее выглядит без одежды.
– Может быть, мне снять ее совсем? – спросила она, указывая на тунику.
Портос покачал головой:
– Еще рано.
Встав на табурет, Эльдора боком присела в седло. К счастью, спина лошадки-качалки оказалась довольно широкой, иначе гостья не чувствовала бы себя так спокойно и уверенно.
– Так? – спросила она, приняв неестественную позу.
– Ноги врозь, – коротко скомандовал Портос, продолжая перебирать кисти.
Эльдора нахмурилась, приоткрыла было рот, чтобы возразить, но передумала. Пожалуй, это требование выполнимо. По телу соблазнительницы пробежал легкий трепет. Несомненно, старый сластолюбец задумал нечто особенное.
– Кэдзоу до сих пор не знает про ваш подарок? – спросил Портос.
– Нет, что вы! – Эльдора рассмеялась и тряхнула густыми волосами, волнами спадающими почти до талии. – Я хочу сделать ему сюрприз.
– В брачную ночь или до нее?
На что он намекает?
– Еще не решила.
– Наверное, все зависит от того, как быстро вы сумеете подвести его к алтарю?
Эльдора замешкалась с ответом, вскипая от гнева.
– Он пойдет к алтарю, когда я буду к этому готова, – заявила она. – Решение принимаю я, а не он.
– Это вы так считаете.
– Так оно и есть.
– Вам только кажется.
Оглядев Эльдору, Портос подошел к ней и взвесил на ладони густую прядь волос. Он поднес эту прядь к лицу, как шелк, и с закрытыми глазами вдохнул ее запах.
Открыв глаза, Портос через шелк прикоснулся к груди Эльдоры, взвесил ее на ладони, вздохнул и сжал в пальцах сосок.
Эльдора вскрикнула от неожиданности. Предусмотрительно подстеленное на седло шелковое полотнище – чтобы не сидеть на холодном, – к ее изумлению, вдруг мигом повлажнело.
– Так как я должна сесть? – задыхаясь, спросила Эльдора, ощущая смутное беспокойство.
– Молчите!
Закрыв рот, Эльдора уставилась на Портоса как завороженная. Он продолжал касаться щеками ее волос, попеременно ласкать ее груди, не пытаясь, впрочем, проникнуть под тонкий шелковый покров.
– Позвольте мне снять его, – прошептала Эльдора, чувствуя, как в ней нарастает желание. – Так будет удобнее…
– При чем тут удобства? Откуда вам знать, как устроено мышление артиста? Вы будете делать то, что я велю. А теперь молчите, пока я не разрешу вам говорить.
Эльдора сдержанно улыбнулась, позволив ему любые вольности во имя искусства.
– У вас есть план, – вдруг заявил Портос. – Нет, не отвечайте. Это просто мысли вслух. Ваша грудь будет великолепно смотреться на полотне. Я сделаю так, чтобы она выглядела пышнее, чем на самом деле.
– Это ни к чему, – возразила Эльдора.
Портос открыл глаза – блестящие, ясные, без малейших признаков творческой отрешенности.
– Да, она должна быть пышнее, чем на самом деле! – торжественно повторил он и сжал пальцы.
Эльдора ахнула, но протестовать не стала.
– Немного отодвиньтесь к крупу коня и наклонитесь. Обнимите его голову обеими руками, закройте глаза ладонями. Не хотите же вы, чтобы он увидел вас в зеркале.
Удивленная Эльдора безропотно покорилась. Лежать на твердой спине лошадки было неудобно, но эта поза позволяла продемонстрировать те потаенные местечки, которых Портос еще не видел.
Однако он не прикоснулся к ее приоткрытой груди. Вместо этого его ладонь прошлась по ягодицам, погладила каждое полушарие, задержалась на ложбинке между ними.
Несколько минут спустя, когда тело Эльдоры стало затекать в неудобном положении, она раздраженно заерзала. Портос отдал должное всем ее прелестям, лаская их через шелк.
– Что это с вами? – спросила Эльдора, не в силах дольше хранить молчание. – Что по-вашему, вы делаете?
– Стараюсь запечатлеть в сознании ваш облик, – объяснил Портос. – Во время работы я должен точно знать, как вы выглядите.
– Если вы разрешите мне сменить позу, я покажу вам, как именно выгляжу. Уверяю, это зрелище вы никогда не забудете!
– А теперь садитесь в седло боком, – велел Портос. – Пожалуй, не хватает только шляпы… Минуточку. Усаживайтесь.
Раздраженно бормоча, Эльдора грузно села боком, высоко подняв согнутое колено, словно на игрушечной лошадке и вправду было дамское седло.
Вернувшись с огромным током,
type="note" l:href="#n_2">[2]
Портос водрузил его на голову натурщицы. Шляпа была сделана из твердого красного атласа, украшена закрученными алыми перьями и длинной красной газовой лентой, свисающей на левое плечо. Эльдора сразу заявила, что в такой шляпе будет выглядеть нелепо.
– Ошибаетесь, – возразил Портос. – Рисовать вас я буду без туники. А изысканная шляпка придаст вам оттенок порочности, презрения ко всем условностям. Все будет выглядеть так, словно вы прибыли на бал обнаженной, в одной только шляпке и с распущенными волосами.
Эльдора растерялась. Ведь Арбакл сам помешал ей раздеться!
– Я почти готов сделать первый набросок, – заявил Портос. – Во время работы я буду задавать вам вопросы, а вы – отвечать на них.
– Я буду говорить то, что захочу, и когда захочу, черт возьми! – выпалила Эльдора, которой надоели выходки художника.
– Вот как? А если я отправлюсь к Кэдзоу Фэлконеру и объясню ему, что вы обманом проникли сюда и попытались меня соблазнить?
Эльдора вытаращила глаза:
– Он вам не поверит.
Портос неторопливо направился к ней. Протянув руку вперед, он приподнял кистью подол туники.
У Эльдоры приоткрылся рот, однако она не издала ни звука.
Портос Арбакл принялся щекотать кистью самые чувствительные местечки тела Эльдоры, при этом не сводя глаз с ее лица. Он ласкал ее уверенно и не спеша, пока она не стала задыхаться от возбуждения и не попыталась схватиться за кисть.
Портос немедленно отдернул руку.
– Нет! – взмолилась Эльдора. – Прошу вас, не останавливайтесь!
– Нравится? – Портос вдруг пронзительно расхохотался. Его голос взвивался все выше. – Само собой! Я охотно сделаю то, что вам нравится. Это поможет мне запечатлеть ваш облик на холсте.
Встав в позу фехтовальщика, Портос вновь нашел кистью то же местечко и начал работать ею усерднее. Эльдора принялась подскакивать на деревянном седле.
– Чудесно! – восклицал Портос. – Лучше, чем я рассчитывал! Какая посадка! Какой темп! Осторожнее, не сломайте мне кисть, душенька! Посидите-ка смирно минутку, и я покажу вам, на что еще способен.
Эльдора с трудом заставила себя успокоиться. Ее грудь тяжело вздымалась. Неожиданно Портос схватил со своего стола одну из самых тонких кистей, ввел ее рукоятку туда, где только что прохаживалась щетина другой кисти, и привел ее в такое движение, что Эльдора рухнула на пол.
– Вот так! – взвизгнул Портос. – Вот так! И вот так! – С каждым «вот так» он наносил удар и тут же отступал, не спеша заканчивать изысканное представление.
Вскрикивая, Эльдора цеплялась за качалку.
– Восхитительно! – задыхалась она. – Портос, нельзя ли нам где-нибудь лечь? Где угодно, только бы… – И тут нахлынувшие на нее чувства лишили ее дара речи. Отметив это, Портос преспокойно убрал кисть и направился к холсту.
Дрожа от вожделения, Эльдора схватилась за потрепанную уздечку и мельком взглянула на себя в зеркало: нелепая красная шляпа съехала набок, волосы разметались, грим потек. Она напоминала клоуна в ярком шелковом балахоне и малиновом колпаке. Однако отражение неопровержимо свидетельствовало о том, что обладательница этого причудливого туалета – женщина, переживающая сладостные муки оргазма.
– Это не займет много времени, – уверяла она Портоса, стаскивая дурацкую шляпу. – Уверяю, вы об этом никогда не забудете!
– Давайте приступим к работе. И к разговору.
– Я пожалуюсь Кэдзоу!
– На что?
– На то, что вы пытались соблазнить меня. Что согласились написать мой портрет и воспользовались моей слабостью.
– Полагаю, ничего подобного вы не сделаете. Потому что моим свидетелем будет Дженет. Поскольку при изображении натуры возможны щекотливые моменты, жена всегда присутствует во время сеансов.
– Дженет?
– Да, моя жена. Дженет, дорогая, будь любезна, защити мою добродетель!
К унижению и стыду Эльдоры, из-за китайской ширмы вышла Дженет Арбакл в скромном сером платье и простом белом чепце. Не глядя на натурщицу, Дженет чопорно присела на прекрасный позолоченный стул, обитый парчой.
– Негодяй! – прошипела Эльдора сквозь зубы, поудобнее усаживаясь в седле и убеждаясь, что ее грудь и другие интимные части тела прикрыты шелком.
– Это всего лишь мера предосторожности, – отозвалась Дженет. – А теперь перейдем к разговору, дорогая. Насколько мне известно, у вас есть свои цели, а у нас – свои.
Вздернув подбородок, Эльдора презрительно молчала.
– Вот и хорошо, – любезно продолжала Дженет. – Вы уже сообщили нам, что недовольны своей участью. Вы замышляли выйти замуж за наследника обширных плантаций. А после злополучного возвращения Грея все ваши мечты рассыпались в прах. Так?
Происходящее вызывало у Эльдоры не только смущение.
– Я не желаю тратить время на пустые разговоры, – заявила Эльдора. – От Грея Фэлконера надо избавиться.
– Какая прямота! – покачал головой Портос. Отложив кисть, он подошел поближе и остановился перед Эльдорой, пристально глядя на ее грудь. – Начинают опадать… Досадно, но при пышных формах такое часто бывает. Сейчас мы это исправим…
Эльдора с вызовом подбоченилась и выпятила грудь.
– По-моему, здесь нечего исправлять.
Портос усмехнулся:
– Вы чересчур непритязательны. На мой взгляд, ваши возможности еще не исчерпаны.
Тем временем Дженет ждала продолжения «сделки», скромно сложив руки на коленях и опустив глаза.
– Итак, говорите. Что вы задумали? – потребовал Портос.
Эльдора с ненавистью обвела взглядом перехитривших ее супругов.
– Решившись на один-единственный шаг, мы все только выиграем. Я уже объяснила, как будет оплачена эта услуга. За портрет вы получите кругленькую сумму.
– Он будет того стоить.
– Ну это мы еще посмотрим!
– Вы не объяснили только одного, – негромко вмешалась Дженет, – как именно убрать Грея с нашего полотна?
– И еще я хочу попросить вас об одной услуге, – добавил Портос. – Некогда между мной и Кэдзоу возникла размолвка. Мы поссорились из-за сущего пустяка, но я до сих пор жалею об этом. Не могли бы вы от моего имени предложить Кэдзоу мир?
Эльдора несказанно изумилась:
– Но почему?
– Потому что таково мое желание, – отрезал Портос, энергично работая кистью. – Остальное вам знать незачем. Отправляйтесь к Кэдзоу и попросите его не поминать прошлое. Объясните, что я уже все забыл и был бы признателен ему за такую же любезность.
– Что же между вами произошло?
– На этот вопрос я не стану отвечать. Просто-напросто, если вы хотите добиться своего, вам придется помирить нас с Кэдзоу.
– Но он никогда не упоминал о ссоре с вами.
– И не станет. На то у него есть свои причины. Сделайте, как я сказал.
Эльдора заерзала в седле.
– Значит, я должна передать жениху, что вы хотите забыть прошлое? И снова стать его другом?
– Вот именно. Вы совершенно верно поняли меня, дорогая. Так вы выполните мою просьбу?
– Да, – нерешительно отозвалась Эльдора, – если это так важно.
– Чрезвычайно важно. А еще важнее, чтобы Кэдзоу узнал о моем намерении забыть все былые обиды в обмен на такую же услугу с его стороны. Запомнили?
– За кого вы меня принимаете?
– Отлично. Значит, все мы вправе рассчитывать на спасение.
Эльдора перевела взгляд с Портоса на Дженет Арбакл. На лице супругов отражалось беспокойство.
– Как думаешь, мы справимся? – шепотом спросила Портоса Дженет.
– Тс-с! – успокоил ее муж. – Уверяю тебя, это совсем другое дело. Оно не стоит ломаного гроша.
– Даже если они опять попытаются…
– Замолчи сейчас же! Больше ни слова!
– Хорошо, Портос, – отозвалась Дженет и опустила глаза.
Эльдора не понимала да и не старалась понять, о чем они говорят.
– Здесь нам никто не помешает? – спросила она, беспокойно оглядываясь. По мнению гостьи, за стоявшей в комнате мебелью мог бы спрятаться целый отряд шпионов. – Больше здесь никого нет?
– Ни души, – ответил Портос. – Поверьте на слово.
Как будто это заверение могло успокоить Эльдору!
– Отлично. Вам уже известно, какое обстоятельство имеет особое значение – для вас и для меня.
Супруги переглянулись, и Дженет кивнула.
– Вы бы предпочли, чтобы Грей Фэлконер перестал быть наследником фамильного состояния.
Эльдора попыталась устроиться поудобнее и расправила под собой влажный шелк.
– Так будет удобнее не только для меня, но и для вас. О причинах упоминать не станем. Надо обсудить, каким образом добиться цели.
– Мы готовы выслушать ваши предложения, – сообщил Портос, продолжая наносить на холст резкие мазки. При этом он ни разу не взглянул на Эльдору.
Эльдора привыкла, что люди с уважением относятся к ее желаниям и исполняют их. Такое оскорбительное поведение Арбакла отнюдь не радовало ее.
– Расскажите мне о чудаках из Модлин-Мэнора, – попросила она, надеясь, что супруги встревожатся. – Что они здесь делают?
Портос нахмурился:
– Откуда мне знать? Клак арендовал поместье у владельца на неопределенный срок. Похоже, у него денег куры не клюют. Он намерен не только жить на широкую ногу, но и познакомиться со всей местной знатью. Вот и все, что мне известно.
Эльдора не поверила ему, но медлить было опасно. Визит Клака и его приятелей весьма встревожил Кэдзоу. Очевидно, святоша почуял приближение зла, чуждой стихии, которая представляла для него опасность, если вовремя не укротить или не уничтожить ее.
– По-моему, нелепый салон, который собрался устроить Клак, самый подходящий случай для осуществления нашего плана.
– Какого плана? – встрепенулась Дженет. – Что еще за план? Нет у нас никакого плана. Здесь прозвучали только пустые и глупые заверения в том, что вы щедро заплатите, если мы поможем вам отделаться от Грея Фэлконера. А еще вы сказали, что в этом деле нам поспособствует Минерва.
– Стало быть, мы поняли друг друга, – слегка приободрилась Эльдора. – Смысл сделки нам уже ясен. Осталось только обсудить детали, сущие пустяки. Похоже, Грей и Минерва без ума друг от друга. Вот мне и пришло в голову заставить их сбежать…
– Арбакл! – Дженет вскочила. – О чем она говорит? Побег – это катастрофа!
– Напротив – наше спасение, – возразила Эльдора, метнув на Дженет яростный взгляд. – Чтобы добиться этого, вы должны сделать вид, будто противитесь браку Грея и Минервы. Обдумав положение, они решат, что салон Клака послужит для них прикрытием.
– Но я не хочу, чтобы моя дочь сбежала с мужчиной! – простонала Дженет. – Какой стыд!
– Это мы уже слышали, дорогая, – перебил Портос. – Притом несколько раз. Как вы намерены добиться своего, Эльдора?
Та уже успела тщательно обдумать план действий.
– Мы убедим Грея, что Минерве опасно здесь оставаться. – Эльдора улыбнулась, довольная собственной проницательностью. – Услышав о той дурацкой истории с семечком дурмана, я поняла, что запугать его проще простого. Сначала вы сделаете вид, будто вы в отчаянии оттого, что Минерве грозит смертельная опасность, а потом заявите, что и слышать не хотите о ее браке с Греем, – потому что считаете его сообщником тех, кто чуть не отравил ее. Тут уж влюбленные наверняка начнут готовиться к побегу.
– Это всего лишь предположение, – возразила Дженет. – В таком деле следует сомневаться во всем. Моей дочери присуще чувство долга, она ни за что не станет огорчать свою мать.
– Портос, у меня есть одна любопытная мысль… – невозмутимо продолжала Эльдора. – Мне не хотелось упоминать о ней, но, видимо, придется…
Портос по-прежнему чуть ли не лихорадочно работал кистью.
– Вам надо встретиться с Греем и объяснить ему: вы опасаетесь, что ваша жена найдет способ помешать браку.
– Портос! – возмущенно воскликнула Дженет. – Ничего подобного ты не сделаешь!
Ничуть не смутившись, Эльдора продолжила:
– Скажите Грею, что считаете его спасителем Минервы, что без него она никогда не будет счастлива и что вы поможете им сбежать.
– Еще чего! – фыркнул Портос.
Эльдора стиснула зубы.
– Если вы откажетесь, все пропало.
– Мы и так пропали, – заскулила Дженет. – Портос, это конец!
– Придержи язык, Дженет!.. Хорошо, допустим, я пойду к Фэлконеру. Но где гарантия, что он поверит мне, тем более что я уже дал ему понять – я не желаю расставаться с… Словом, я не хочу, чтобы Минерва вышла за него замуж.
– Вы не хотите потерять дочь, – мягко поправила Эльдора. – Надеюсь, я правильно вас поняла? Минерва вам необходима. Кэдзи рассказывал, что только благодаря уму и педантичности Минервы вы до сих пор успешно избегаете разорения. Впрочем, это не мое дело. Минерва останется с вами.
– А вы не забудете напомнить Кэдзоу о нашей размолвке? И о том, что прошлое следует оставить в прошлом? – спросил Портос.
– Я же пообещала.
– Итак, мне предстоит поговорить с Греем о побеге, утверждая, что я забочусь только о благополучии своей дочери?
– Именно.
– Не вздумай, Портос! – захныкала Дженет. – Наверняка есть другой выход…
– Так назови его, – посоветовал ее муж. – Ты забыла, что мы на волосок от гибели?
– Но почему ты так уверен, что, даже если все пойдет как по маслу, мы сумеем заполучить все деньги и…
– Если понадобится, мы примем дополнительные меры. Но по-моему, это ни к чему.
Дженет взволнованно выпрямилась.
– Я знаю, ты предпочел бы забыть о страшной истине, Портос. Но так или иначе, через несколько дней нам придется столкнуться с ней лицом к лицу!
– Сколько вы хотите? – спросила Эльдора, не надеясь получить ответ.
– Двадцать тысяч гиней, – мгновенно отозвался Портос, оторвавшись от работы. – Нам понадобится ровно двадцать тысяч, и ни на грош меньше.
– Двадцать тысяч гиней… – отвернувшись, пробормотала Эльдора. У Кэдзоу наверняка найдутся такие деньги. Стоит только убрать Грея с дороги, и в его распоряжении окажется целое состояние. Но как выманить у Кэдзоу такую сумму? Эльдора задумалась. – Вы их получите.
Дженет вскрикнула и зажала рот ладонями.
Метнув на нее торжествующий взгляд, Портос произнес:
– Полно, полно, дорогая! Все уладится.
– В самом деле, – подтвердила Эльдора. Ей надоело сидеть в жестком деревянном седле, и она, решив размяться, прошлась между рядами мебели. – У нас в запасе всего несколько дней. Чтобы план сработал, вам придется изобразить ссору. Вы, Портос, должны сделать вид, будто жестокость Дженет по отношению к влюбленным неприятно поразила вас.
– А почему бы нам с ним не поменяться ролями? – спросила Дженет. – Если я сделаю вид, что смягчилась, это будет гораздо правдоподобнее.
– Ничуть, – возразил Портос.
Поразмыслив, Эльдора заявила:
– Дженет права. В конце концов, это вы боитесь потерять дочь. Вы сами поручили ей распоряжаться вашим состоянием с тех пор, как она подросла. Об этом мне рассказал Кэдзоу.
– Его мои дела не касаются, – буркнул Портос, однако втайне он одобрил мысль о том, что способствовать побегу должна Дженет, а не он.
– Значит, – подхватила Дженет, – я сама поговорю с Минервой как ее мать и старшая подруга и намекну, что мне понятны чувства влюбленных. Тем более что так оно и есть. Я объясню, что бегство – единственный способ помешать отцу расторгнуть помолвку.
– Именно, – подтвердила Эльдора.
– А затем добавлю, что удобнее всего будет сбежать во время приема у Клака.
– Да. Пусть отъедут подальше от Бэллифога. Несомненно, они найдут удобное место, разыщут свидетелей и поженятся.
– Мы могли бы остановить их и обвинить Фэлконера в похищении, – возразил Портос. – Разве этого недостаточно?
– Конечно, нет! – воскликнула Эльдора, теряя остатки терпения. – Ведь он останется жив и когда-нибудь вновь окажется на свободе. А это нам ни к чему. Он должен исчезнуть навсегда. Мертвецы безобидны. Это вы пытались отравить его?
– Семечком дурмана? – уточнил шокированный Портос. – Откуда бы мне знать об этом растении, если оно и вправду существует?
– Грей утверждает, что оно растет в Вест-Индии.
– Может, Грей сам выдумал всю эту историю с покушением? Чтобы вызвать благодарность Минервы?
– Очень может быть, – откликнулась Эльдора, хотя так не думала. Мысль о том, что они с Арбаклами не единственные обитатели Бэллифога, которым Грей встал поперек дороги, сильно тревожила Эльдору.
– Я помогу Грею и Минерве сбежать из Модлин-Мэнора, – сказала заметно побледневшая Дженет. – И что же дальше?
– За ними будут следить. При первом же удобном случае мы разлучим влюбленных. Пусть Минерва узнает, что Грей собирается не жениться на ней, а только погубить ее репутацию – из ненависти к ее родителям.
– Какой ужас! – ахнула Дженет, вероятно, слишком живо представив себе последствия. – Моя несчастная дочь!
– Помолчите. Тем временем Грея схватят и убьют. Все будет выглядеть так, словно он стал жертвой грабителей. Вот и все. Мы окажемся ни при чем.
Супруги вопросительно уставились на нее.
– Для нас это единственный способ добиться своего, – заключила Эльдора.
– Убийство… – выговорила Дженет.
– Убийство! – эхом повторил Портос. – Радикальное средство, – добавил он.
– Слишком радикальное, – подтвердила Дженет.
– А вы можете предложить другой выход?
– Ума не приложу, почему он вернулся? – воскликнула Дженет.
Эльдора пренебрежительно окинула ее взглядом:
– В том-то и дело. Должно быть, где-то была допущена ошибка… Но, насколько я понимаю, вы не хотите, чтобы я вдавалась в подробности…
Схватив за руку, Портос подтащил ее к себе.
– Что вы имеете в виду?
Эльдора поморщилась от боли.
– Ничего особенного. Просто мне кажется странным, что вы охотно согласились уничтожить его за тысячи миль от Бэллифога. А когда надо избавиться от него здесь, вы колеблетесь.
– Вы хотите сказать, что мы причастны к тому, что случилось с Греем?
Эльдора умела уклониться от опасного вопроса.
– Ни в коем случае! Я всего лишь сравниваю события – предстоящее и то, что произошло вдали отсюда.
– Портос, нельзя допустить, чтобы его убили здесь, в Бэллифоге! – встрепенулась Дженет.
Портос вновь уставился на Эльдору:
– Не припомню, чтобы вы объяснили, как именно намерены осуществить последнюю часть замысла.
С трудом изобразив недоумение, Эльдора покачала головой.
– Выкладывайте, – настаивал Портос.
Дженет подошла к мужу и взяла его под руку.
– Да, будьте любезны объяснить, что вы задумали.
– Я же сказала, – раздраженно начала Эльдора, – вскоре Клак устраивает прием, или, как он выражается, костюмированный салун. Вы посоветуете Грею и Минерве устроить побег как раз во время приема и дадите им лошадей и экипаж. Где и как перехватить их – решим позднее. Пожалуй, удобнее всего подкараулить беглецов там, где они остановятся на ночлег, прежде чем отыщут священника, который согласится обвенчать их. Если они покинут Модлин-Мэнор поздно вечером – о чем вы должны позаботиться, – им понадобится где-то переночевать.
– Мы должны позаботиться? – негодующе повторила Дженет. – Портос, слышишь, как она командует? Хочет свалить на нас всю ответственность!
– Ради нашего общего блага. – К сожалению, разговор шел не так гладко, как рассчитывала Эльдора. – А найти человека, который согласится застрелить Грея, – пара пустяков.
Дженет зажала рот руками.
– Застрелить Грея! Господи! Нет, в таком злодействе я участвовать не желаю!
– Даже чтобы спасти все, что вам дорого? – осведомилась Эльдора.
– Мы никогда не… видите ли, мы никогда и никого не убивали…
– Своими руками? – приторно-сладким голоском уточнила Эльдора.
– Как вы смеете! – Дженет с достоинством выпрямилась.
– Надеюсь, вы не откажетесь подставить Грея под чужой выстрел?
Супруги Арбакл переглянулись.
– Как насчет Макспорранов?
– А при чем тут Макспорраны? – удивился Портос. – Почему вы спрашиваете о них?
Эльдора пожала плечами:
– Просто мне кажется, что они менее щепетильны. Я слышала, что в мужья Минерве прочили не Грея, а Брамби.
– Порядочный молодой человек, – со слезами на глазах откликнулась Дженет. – Брамби с пониманием относится к родителям.
– Тем более. Может, вы с Макспорранами вынашивали планы поженить Минерву и Брамби, пока Грей не соизволил вернуться?
– Да! – рявкнул Портос. – Именно на это мы и рассчитывали. Брамби – достойный жених для нашей дочери. Все шло согласно плану!
– Отлично, – мягко отозвалась Эльдора. – Тем более что есть еще одно обстоятельство…
– Какое?
Эльдора не спешила с ответом.
– Брамби влюблен в Минерву, не правда ли?
– Он обожает ее. – Слезы заструились по пухлым щекам Дженет. – Потеряв Минерву, он не выживет.
– Значит, беспокоиться не о чем. Брамби спасет честь Минервы. Кстати, ваша милая миссис Хэтч сообщила мне, что как-то подслушала бурную ссору Фэлконера и Макспоррана-младшего, во время которой последний вызвал соперника на дуэль.
– У миссис Хэтч вода во рту не удержится, – проворчала Дженет. – С ней надо поговорить.
– Она только повторила то, что услышала от близнецов. Кстати, вы очень добры, раз терпите в доме два лишних рта. Подумать только, какие неудобства!
– Это дети моего брата, – сухо объяснила Дженет. – Я не могу бросить их на произвол судьбы.
– Разумеется! – Эльдора сразу поняла, что таким способом ничего не добьется. – Как я уже сказала, Брамби вызвал Грея на поединок или по крайней мере попытался вызвать, но отказался от своих намерений, поддавшись уговорам Минервы. Очевидно, Брамби без ума от нее. Вот он нам и поможет. Отведите его в сторонку и намекните, что Минерва с Греем решили сбежать. Скажите, что вы предчувствуете недоброе, и снарядите Брамби в погоню, снабдив его пистолетом. Конечно, чтобы защищаться.
– Неплохо придумано! – заметил Портос. – Брамби покладист и доверчив.
– Славный мальчик! – всхлипнула Дженет. – Никогда бы не подумала, что у Друсиллы Макспорран вырастет такой сын.
– Он отомстит за честь обманутой девушки, – продолжала Эльдора. – Избежать неприятных последствий будет очень просто. Безутешного дядю Кэдзоу надо убедить простить Брамби. Мы просто расскажем ему, какой славный малый этот Брамби и как отважно он защищал бедняжку Минерву.
– У моей дочери железная воля, – напомнил Портос.
– Падая навзничь, любая женщина теряет волю, – усмехнулась Эльдора, одновременно думая о том, что сама она никогда не лишалась способности рассуждать здраво. – Итак, решено?
Супруги попятились и зашептались друг с другом. Эти переговоры продолжались так долго, что Эльдора уже засомневалась в успехе, но тут Портос объявил:
– Решено!
– Надо немедленно привести план в исполнение, – добавила Дженет. – При первом же удобном случае я поговорю с Брамби.
– Судя по тому, как ведут себя Грей и Минерва, никаких трудностей не предвидится. А где сейчас Минерва?
– Наверное, у себя в кабинете, – ответил Портос. – Дочь давно вернулась. Когда она занята своими изобретениями, мы ее почти не видим.
– Вечно она тратит время на глупости, – добавила Дженет, сокрушенно вздохнув. – Если мы будем сидеть сложа руки, я окончательно потеряю терпение.
– Тогда переходите к действиям, – посоветовала ей Эльдора. – Идите и сообщите дочери, что намерены помочь ей и Грею. А потом возвращайтесь сюда – нам интересно будет узнать, как прошел разговор. – Заметив кисть в руках Портоса, она прикинула, как долго может отсутствовать Дженет. – Дженет, дорогая, я понимаю ваше беспокойство. Не торопитесь, как следует убедите свою прелестную дочь, что ваши симпатии на ее стороне.
Дженет глубоко вздохнула, распрямила плечи и заявила:
– Я немедленно отправлюсь к ней, пока не ослабела решимость. – Вскинув подбородок, она выплыла из комнаты.
Эльдора вскочила на деревянную лошадку и подняла колено.
– Не будем тратить время попусту, Портос. В конце концов, я обещала заплатить вам за портрет. – Она не собиралась посвящать Кэдзоу в свои намерения, зная, что он сочтет цену непомерной. Но супруги Арбакл должны надеяться на щедрую плату и усердно помогать ей.
– Лиха беда начало, – пробормотал Портос.
– Мы вполне можем позволить себе отвлечься. – Эльдора скромно потупилась, – и… поработать кистью. – Ей не хотелось упускать случай. Развлечения никогда не повредят.
Кэдзоу наверняка даст ей денег, а она заявит Портосу и Дженет, что он отказал ей наотрез. И наследство тоже достанется ей. Арбаклы вряд ли отважатся пожаловаться на то, что им не заплатили за подстроенное убийство.
Портос впился в нее таким пристальным взглядом, что Эльдоре стало неловко.
– Идите сюда, – позвала она, – и прихватите кисть. Или что-нибудь другое, если забавы с кистью вам уже наскучили.
– С этим можно подождать, – возразил Портос. – Мы только что приняли чрезвычайно важное решение. Посмотрим, как будут продвигаться дела Дженет.
Он бесцеремонно стащил Эльдору с лошадки-качалки и повлек за собой к двери. Ей пришлось долго идти по какому-то на редкость длинному коридору. Эльдора даже озябла в своем откровенном шелковом наряде.
– Ни звука! – предостерег ее Портос, остановившись перед одной из дверей, и потушил ближайшую лампу. – Слушайте молча!
– Но я не могу появиться на людях в таком виде. Что обо мне подумают?
– Вас никто не увидит.
Портос приоткрыл дверь, и на пол коридора легла полоска тусклого света. Порывисто втолкнув Эльдору на галерею, проходящую под потолком просторной комнаты, Портос вошел следом, прикрыл дверь, сел на пол и подполз к перилам галереи.
– В чем…
Жесткая ладонь хлопком зажала Эльдоре рот. Она почувствовала на языке привкус крови.
– Молчите! – прошептал ей на ухо Портос. – Иначе все пропало! Вы всех нас погубите!
Она кивнула, опасаясь, что в раздражении он нанесет ей новый удар.
По его примеру Эльдора прижалась к полу, подползла к перилам галереи и посмотрела вниз. Повсюду в комнате виднелись книги – в шкафах, на полках, на столе, на полу. Они заполняли и комнату, и галерею.
Внизу Эльдора увидела Минерву и ее мать. Дочь сидела спиной к матери, перебирая прямоугольники какого-то жесткого темного материала. Издалека он напоминал блестящее черное дерево.
– Минерва, – долетел до Эльдоры голос Дженет, – брось эти глупости и послушай меня!
– Мама, я устала, – отозвалась Минерва. – Я пришла сюда, чтобы отдохнуть и забыться. Может, перенесем разговор на завтра, когда я немного успокоюсь?
– Что тебя тревожит? – насторожилась Дженет. – Ответь, пожалуйста! Что случилось? Надеюсь, вся эта история с ядовитым семечком тут ни при чем? Все уже в прошлом…
– Мама, прошу, оставь меня в покое.
– Непременно, но сначала послушай, как я намерена поступить. Дорогая, я хочу помочь тебе.
– Очень убедительно, – прошептал Портос. – Дженет умеет выбрать верный тон.
Но Эльдору не интересовали похвалы в адрес Дженет Арбакл.
– Признаться, мы с твоим отцом не проявили должного сочувствия к вам с Греем.
– Только не это! – застонала Минерва, продолжая раскладывать в ряд непонятные прямоугольники.
– Я не виню тебя за недоверчивость. Дорогая, постарайся простить меня! Я желаю тебе только добра – ведь если говорить начистоту, прежде я была плохой матерью. Я думала только о себе и потому мешала твоему счастью.
– Об этом не стоит говорить.
Эльдора застыла. Ей не понравилась категоричность тона Минервы.
– Что это с ней? – шепотом спросила она у Портоса, но ответа не дождалась.
– Ты любишь Грея Фэлконера, а он любит тебя. Мы совершили ошибку, помешав вам быть вместе.
– Мама…
– Нет, выслушай меня! Дело в том, что мы просто боялись. Боялись за тебя. Грей отсутствовал так долго, а вернулся совершенно неожиданно… Прости, мы оказали тебе медвежью услугу. Нам надо было сразу помочь вам вдвоем уехать отсюда.
– Мама, дай мне сказать…
– Сначала я закончу. Эта история с ядом перепугала нас. Кто-то явно пытался разделаться с Греем. Какой ужас!
Минерва всхлипнула, и Эльдора ахнула от изумления. Портос тотчас снова зажал ей рот ладонью.
– О, дорогая! – воскликнула Дженет, привлекая дочь к себе. – Мы заставили тебя страдать! Но теперь все позади. Я непременно помогу вам. Прием, который устраивает Клак, – самый удобный случай! В суматохе вы с Греем сможете улизнуть. Когда вас хватятся, будет уже поздно. Отец все поймет, как только я объясню, почему решила вам помочь. А потом, когда отец с Кэдзоу разоблачат злоумышленников, вы сможете вернуться в Бэллифог. Чудесно, не правда ли?
Всхлипывания Минервы переросли в рыдания. Раскрыв матери свои объятия, она уткнулась лицом ей в плечо. Дженет понадобилось несколько минут, чтобы успокоить дочь.
– Дорогая, что с тобой? Скажи маме. Может, это слезы радости?
– Ты так добра ко мне, – рыдала Минерва. – Ты лучшая мать в мире, я такой не заслуживаю!
– Неправда. Это ты лучшая из дочерей.
– Я всего лишь стараюсь…
– Ну конечно! А теперь поезжай к Грею и оповести, чтобы готовился к пятнице. Только не упоминай обо мне. Расскажешь потом, когда все будет кончено, – по-моему, Грей мне не доверяет.
– Мама! – снова разрыдалась Минерва. – Милая мама!
– Она всегда больше любила меня, – раздраженно прошептал Портос.
Эльдора в изнеможении закатила глаза:
– Почему бы Дженет не поторопиться?
– Мы позаботимся о том, чтобы заранее подготовить экипаж, – пообещала Дженет, – и выберем для бегства самый удачный момент.
Минерва попятилась, шмыгнула носом, вытерла лицо скомканным платком, а затем заявила:
– Мама, с Греем Фэлконером я никуда не поеду. Никогда!
– Черт! – прошипел Портос.
Поначалу Эльдоре показалось, что она ослышалась. Маленькая дурочка что-то напутала.
– Поедешь, дорогая! Я ведь пообещала тебе! Ты любишь его, вы должны быть вместе!
– Да, я люблю его. Больше жизни.
– Так в чем же дело? Все будет так, как ты хочешь.
– Мама, я люблю Грея, но он упрямый, бессердечный, бесчувственный, черствый, несносный…
– Чем он обидел тебя?
– Блеск! – не удержалась Эльдора.
– Тише! – оборвал ее Портос.
– Он обидел меня? Мама, ты ничего не понимаешь, и слава Богу!
– Дорогая, будь благоразумна. Вы ведь любите друг друга. Ради своей безопасности он должен покинуть Бэллифог и переждать где-нибудь, пока мы не разоблачим злоумышленников. Узнаем, чем он заслужил такую страшную участь.
– Вероятно, своей злобой и подозрительностью, – отозвалась Минерва.
– Минерва, предоставь это нам, – молила Дженет. – Доверься мне и уезжай вместе с Греем в эту же пятницу. Отныне в твоей жизни все пойдет по-другому. Тебя ждет чудесное, новое будущее…
– Мама, послушай меня внимательно, – прервала Минерва. – Если ты пророчишь мне чудесное будущее, тогда лучше заранее подыщи мне подходящего мужа. Потому что я никогда и ни за что не выйду замуж за Грея Фэлконера!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жди меня - Камерон Стелла


Комментарии к роману "Жди меня - Камерон Стелла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100