Читать онлайн Запретные удовольствия, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные удовольствия - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные удовольствия - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные удовольствия - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Запретные удовольствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Может, ты хочешь, чтобы я ушел? – спросил Нэсти.
Держа в руке ключи от квартиры, Полли смотрела себе под ноги и пыталась разобраться в своих чувствах. Вообще-то Нэсти за весь вечер ни разу даже не прикоснулся к ней, и она была благодарна ему за это. Ему ничего не стоило бы обхватить ее своими ручищами.
– Так мне уйти? – снова спросил он.
Полли отрицательно покачала головой. Он довольно долго размышлял, прежде чем задать этот вопрос, и она поняла, что он не совсем уверен в себе.
– Хорошо, – сказал Нэсти. – Знай: я бы ушел, если бы ты захотела этого. Но сначала я бы все вокруг проверил.
– Ты пугаешь меня, когда говоришь так.
– Пренебрегая осторожностью, нельзя устранить опасность.
– Может быть, никакой опасности и нет. Говорят, телефонные хулиганы никогда не приводят в исполнение свои угрозы.
Нэсти взял у Полли ключи и открыл парадную дверь ее трехэтажного дома.
– Это в тех случаях, – сказал он, – когда номера выбираются из телефонной книги наугад.
– Но…
– А твой хулиган знает о тебе все.
Полли промолчала. Она уже хотела войти в дом, но Нэсти придержал ее. Он подошел к двери первым и, переступив порог, сказал:
– Если бы этот тип не знал тебя, то он или его подруга – в общем, они не стали бы звонить твоей матери в Беллвью.
Полли снова охватил страх.
– Но ведь полиция, кажется, не беспокоится, – возразила она, следуя за Нэсти.
– Полицейские не влюблены в тебя.
На это возразить было нечего. Полли, остановившись в холле, обшитом панелями под красное дерево, с недоумением посмотрела на Нэсти. Он говорил страшные вещи, первым открыл дверь, чтобы войти и осмотреться, и делал все это с таким видом, словно рассуждал о погоде.
– А что, если я не хочу, чтобы ты влюблялся в меня? – спросила она, наконец.
– Скажи мне об этом сейчас, – ответил он, обходя ее и открывая дверь в спальню.
Немного помедлив, Полли последовала за ним. Нэсти прошелся по дорогому непальскому ковру голубых и зеленых тонов – ковер лежал на темных половицах – и остановился у кровати. У Полли была широкая кровать с балдахином из дорогой шелковой ткани – под старину. Ей показалось, что Нэсти слишком долго задерживается здесь.
– Так ты не хочешь, чтобы я влюбился в тебя, Полли? – спросил он дрогнувшим голосом.
– Не знаю. Я не думала об этом. – Она стояла, прислонившись к дверному косяку, и смотрела, как он проверяет ванную комнату.
– Я доверяю тебе и считаю тебя исключительно порядочной женщиной, – донесся из ванной голос Нэсти.
– Благодарю…
– Полагаю, у тебя было время подумать о нас с тобой.
Полли нахмурилась.
Нэсти раздвинул прозрачные стеклянные двери огромной душевой.
– Так или иначе, но ты хочешь, чтобы я влюбился в тебя, и ты думала об этом, – заявил он.
– Зачем открывать двери, сквозь которые и так все видно?
– Чтобы увидеть все, нужно открывать все двери, – ответил он без тени улыбки. – Так ты ответишь когда-нибудь на мой вопрос?
– Сомневаюсь. Я не готова к этому. Я сама отвечаю за все, что со мной происходит. Сама строю свою жизнь, по крайней мере, насколько это возможно. И я не думаю, что смогу отказаться от этого.
– Ты полагаешь, любовь к мужчине должна означать отказ от собственной независимости?
– Почему мы говорим об этом?
– Потому, что мне так хочется. Я ведь сам начал, этот разговор. А у тебя прекрасный дом.
Нэсти продолжил осмотр комнат, Полли же его сопровождала. Исследовав ее гардероб, он вернулся в фойе и наконец прошел на кухню. Кухня была очень удобно обставлена и отделана хромированными деталями и черными панелями; было очевидно: Полли любит повозиться здесь, когда у нее есть время.
– Я пока не знаю никого, кто действительно умеет хорошо готовить, – сказал Нэсти.
– Ну уж, наверное, твоя мама умела готовить.
Нэсти быстро взглянул на нее и отвел глаза, ничего не ответив.
Затем проверке подверглись «красная», «белая» и «голубая» комнаты – царство Бобби. Нэсти внимательно осматривал каждый шкаф.
– Ничего нет, – сказал он, наконец, возвращаясь в гостиную, окна которой выходили на озеро Вашингтон. – Швейцара там, внизу, тоже, кажется, нет.
– Нет. Но без ключа сюда не войти.
– Я думаю, мне нужно остаться здесь, с тобой.
Полли взглянула на него. Лицо Нэсти выражало решимость.
– Я живу с сыном, – проговорила она твердым голосом.
– Комнат здесь хватит на всех.
– Но у нас только две спальни.
Он пристально посмотрел на нее. Полли, прочитавшая в его взгляде непреклонность, подумала о том, что лицо Нэсти трудно было бы назвать добрым.
– Спасибо, что проводил меня, – сказала она, не в силах более выносить его молчание. – Пойдем, я все здесь закрою. Мне нужно взять машину и съездить за Бобби.
– Я сам привезу его.
– Но я думаю…
– Не надо.
У Полли перехватило дыхание.
– Что не надо?
– Не надо думать. По крайней мере, об этом. Возможно, мы перестраховываемся. Я очень надеюсь, что так и есть. Но сегодня вечером уж разреши мне самому привезти Бобби домой и убедиться, что вы оба в безопасности.
Полли поняла, что спорить с таким человеком, как Нэсти Феррито, бесполезно.
– Хорошо, спасибо.
– Твоя кровать слишком велика для такой маленькой женщины, – проговорил он все с тем же бесстрастным выражением.
Полли взяла у него ключи и бросила их на туалетный столик у трюмо.
– Если ты предлагаешь то, что я подумала… в общем, сразу ясно, что у тебя нет детей.
– Верно, нет, – кивнул Нэсти.
– А у меня семилетний сын, и я не делю свою постель с мужчинами, – заявила Полли.
– Даже когда Бобби нет дома?
– Нет. – Она с усталым видом опустилась на серый диванчик. – Я не сплю с мужчинами, вот и все.
Нэсти пожевал передними зубами резинку. Затем присел рядом с Полли.
– Это хорошо, – сказал он. – Я именно это и надеялся услышать.
– А если бы я сказала иначе, тебе бы не понравилось? – в раздражении бросила Полли.
И тотчас же подумала: «с какой стати он интересуется подобными вещами?»
Нэсти, однако, промолчал. Он сидел рядом с ней, свесив к полу свои длинные огромные ручищи, и смотрел куда-то в сторону. От него исходили энергия и сила.
– У тебя есть кто-то еще, Полли? – спросил он, наконец.
– Нет, – растерялась Полли, не ожидавшая такого вопроса.
– Значит, ты совсем не хочешь, чтобы в твоей жизни появился мужчина?
Его вопросы были слишком трудными для Полли, потому что ей не хотелось задумываться над ответами на них.
– Знаешь, – проговорила она вполголоса, – у меня по-прежнему такое чувство, что я должна вырваться из этого круга.
– Из какого?
Полли передернула плечами и зябко потерла ладони – ей стало холодно в тоненьком платье из хлопка.
– Видишь ли, многие дети пытаются самоутвердиться, Протестуя против привычного уклада жизни, – стала она объяснять, немного нервничая. – Одни больше, другие меньше. Я была такой же… и разбила свою жизнь.
– Ты не разбила свою жизнь, ты добилась успеха, – возразил Нэсти.
– А ты сам разве считаешь, что твоя жизнь зависит только от тебя?
Он поджал губы и ответил, чуть помедлив:
– Я думаю, что сам строю свою жизнь, но умею принимать неизбежное. Разве это не одно и то же?
– Не знаю, – пожала плечами Полли, – я не психолог. Я знаю только, что не уверена в своей готовности к тем отношениям, которые ты мне предлагаешь.
– А ты уверена, что знаешь, какие отношения я предлагаю тебе?
Нет, она не была в этом уверена.
– Ну, возможно, я могу судить об этом по твоим словам и поступкам.
– В самом деле? Нельзя понимать мои слова однозначно. У меня никогда не было… опыта в таких делах. Когда я находился на службе, служба отнимала все мое время. А до этого… до этого я не знал, что мне надо, знал только одно: мне нужно было покончить со своей прежней жизнью. Нет, я не говорю, что у меня не было женщин, – были, конечно, но не такие, как ты, Полли.
Она забралась на диванчик с ногами и прикрыла их юбкой.
– Ну, хорошо… – сказала она. – Мы с тобой не маленькие дети, чтобы стыдиться друг друга. Конечно, я думаю о тебе, и очень часто думаю. Мне интересны твои мысли и твои поступки. Я вижу твое лицо и испытываю к тебе…. определенные чувства.
Нэсти повернулся к ней, положив руку на спинку дивана, и внимательно посмотрел ей в глаза.
– Теплые чувства, я надеюсь? – спросил он.
– Противоречивые, – ответила Полли, не покривив душой. – Я не уверена, что когда-либо ощущала что-то подобное. Но это могут быть такие чувства, которые я не могу позволить себе сейчас, независимо от того, кто их вызывает. Я не сделаю ничего, что может повредить Бобби. Я не хочу, чтобы кто-то случайный вошел в его жизнь, а если кто-то появится в моей жизни, то, значит, и в его тоже. Я не могу рисковать.
– Возможно, ты боишься рисковать и из-за меня тоже?
– Я уже поняла, что ты предпочитаешь идти напролом. Но ты можешь так, а я нет. Я не готова…
Нэсти провел пальцем по ее плечу.
– Может быть, вернемся к чувствам, которые ты испытываешь, думая обо мне? – с улыбкой предложил он.
– Я не вижу здесь ничего смешного, – серьезным тоном ответила Полли. – Я достаточно сексуальна, и когда думаю о тебе, то испытываю соответствующие чувства, но не только… Вот это и сбивает меня с толку, этого я и боюсь.
– Но почему?
– Я не могу сейчас совладать с собой, не могу объяснить… поэтому ты собираешься оставить меня? – с грустью спросил Нэсти. – И потом ты будешь уверять себя в том, что ничего не потеряла?
– Нет, конечно, – улыбнулась Полли, она взяла его за руку. – Я не собираюсь утешать себя тем, что не много потеряю, расставшись с тобой. Но я не могу вступать в случайные – даже приятные, но все же случайные – отношения, по крайней мере, сейчас. А может быть, никогда не смогу. Однажды это произошло, но я с тех пор изменилась.
– Мне нравится, какой ты стала.
– И ты мне нравишься, – сказала Полли. – Действительно… Я никогда не верила в любовь с первого взгляда. Вероятно, и сейчас не верю в подобное, но что-то возникло между нами. Хотя все это очень сложно…
– Да, сложно, – согласился Нэсти, наблюдая, как она переворачивает его руку ладонью вниз и проводит по ней пальцами. – Если бы дело обстояло иначе, то и со всем прочим не возникало бы таких проблем, верно?
Проблемы действительно накапливались. Полли чувствовала, что совсем запуталась, а ведь ей хотелось лишь одного – покоя. Она со вздохом проговорила:
– Уже поздно, Бобби пора спать.
– Да, конечно. – Нэсти взял телефон с небольшого столика у дивана и набрал номер.
Несколько секунд спустя он сказал в трубку:
– Даст? Это Нэсти. Как там Бобби? Да, я собираюсь привезти его домой. Нет, не надо, не буди его пока. Я сам разбужу, когда приеду. – Он положил трубку на рычаг и о чем-то задумался, глядя прямо перед собой.
– Ты больше не должен тратить на нас свое время, – сказала Полли.
– Было бы лучше, если бы ты в дальнейшем воздержалась от подобных высказываний.
Его слова огорчили ее.
– Я не хотела показаться неблагодарной, – пробормотала Полли.
– А я и не жду от тебя благодарности. Я просто пытаюсь установить между нами определенные отношения.
– А я не могу… Ты уже предоставил мне подробный перечень событий сегодняшнего вечера. Более того, ты уже сделал все, что запланировал, осталось только затащить меня в постель.
– В твоих устах это звучит пошло, – поморщился Нэсти.
– Пошловат и способ, которым ты этого добиваешься.
– Черт побери! – воскликнул Нэсти, сверкая глазами.
Полли поежилась, по телу ее словно электрический разряд пробежал.
– Я не умею говорить красиво. Но я, по крайней мере, честен. Да, я действительно этого хочу. Хочу лечь с тобой в постель. Я думаю, мы подошли бы друг другу.
Полли вспыхнула:
– Подошли бы друг другу? Ну и выражения ты подбираешь… Что ты хотел этим сказать? Вероятно, имел в виду, что некоторые части твоего тела подошли бы к соответствующим частям моего? Так? И тогда ты бы почувствовал себя действительно подходящим для меня?
Не говоря ни слова, Нэсти усадил Полли к себе на колени. Она попыталась освободиться, но он еще крепче прижал ее к себе.
– Я ненавижу насилие, – сказала Полли, перестав сопротивляться.
– И я тоже, пока оно не становится необходимостью.
– Разве сейчас это необходимо?
– А я и не прибегаю к насилию.
– Не уверена.
Его бедра были могучими и крепкими, и Полли почувствовала, что таковы не только его бедра. Нэсти обхватил ее за талию, коснулся кончиками пальцев ее спины.
– Я не прибегаю к насилию и никогда бы не применил его по отношению к тебе. Я просто хочу, чтобы у тебя все было хорошо, чтобы ты была счастлива. Конечно, я желаю тебя, и в этом смысле я эгоист. Но ты, вероятно, полагаешь, что я только об этом и думаю. А я хочу смотреть на тебя, разговаривать с тобой, находиться с тобой рядом. Бобби же… Ему сейчас хорошо у Даста. Он сладко спит, и рядом с ним лучший в мире телохранитель.
– И ты хочешь, чтобы я легла с тобой в постель?
Нэсти бережно взял ее лицо и привлек к себе.
– Если бы ты захотела лечь со мной в постель – это было бы замечательно. Я бы отнес тебя туда прямо сейчас. Но если бы ты захотела остаться со мной навсегда, я был бы на седьмом небе от счастья, любовь моя. Ты сказала, что часто обо мне и я тебе нравлюсь. Не хочешь ли узнать, что я думаю о тебе?
Полли не была уверена, что хочет узнать об этом, но уже не пыталась освободиться.
– Если мы проявим деликатность, – продолжал, не дождавшись ответа, Нэсти, – если не травмируем Бобби и не станем раздражать друг друга, то, возможно, мы будем счастливы вместе, как ты думаешь?
Полли чувствовала, как он возбужден. И тут что-то произошло с ней: желание вспыхнуло в ней огнем, она ощутила теплую влагу между ног и поняла, что уже не сможет остановиться.
– Мы доставили бы друг другу удовольствие, Ксавье, – проговорила она со страстью, глядя прямо в его вспыхнувшие глаза. – Могу я называть тебя этим именем? Мне оно нравится.
– Мне все равно, – ответил Нэсти таким тоном, словно ему было совсем не все равно. Полли решила, что обязательно узнает о нем побольше.
У нее уже накопился целый список вопросов, ответы на которые следовало бы получить.
– Мы могли бы наслаждаться друг другом целую вечность, – продолжала Полли. – Даже на расстоянии мы чувствовали это. Именно это приводило тебя на пристань всякий раз, когда ты знал, что там появлюсь я. Именно это заставляло меня приходить туда и искать тебя. Можешь назвать это чувство страстью… или любовью с первого взгляда, но мы приходили, смотрели друг на друга и желали друг друга.
– Ты умеешь красиво говорить, – пробормотал Нэсти. – А для меня всегда проблема – выразить словами свои мысли.
– Я как-то не замечала.
– Да, кажется, с тобой все мои проблемы исчезают. – Нэсти прижал ее к себе покрепче и стал гладить ладонью по спине. – Поцелуй меня, Полли, – сказал он, с минуту помолчав.
«Поцелуй меня, Полли». Такая простая просьба, а так трудно выполнить!
Полли уткнулась носом в его шею и ощутила, как по телу Нэсти пробежала дрожь. Она обняла его за плечи и снова взглянула на него. Он закрыл глаза, и она молча разглядывала его мужественное, суровое лицо – лицо сильного и решительного человека. Но сейчас его глаза были закрыты, они не сверкали, как янтарь в лучах солнца; он ждал, он не давил на нее, предоставив ей самой сделать выбор.
Полли прикоснулась губами к его губам. И услышала его вздох, почувствовала вкус мяты.
– Жвачка? – спросила она, отстранившись. – Я целую мужчину, у которого во рту жевательная резинка?
Нэсти рассмеялся. Он замечательно смеется, подумала Полли, радуясь в душе, что Нэсти не часто это делает в присутствии посторонних. Она тут же разозлилась на себя за эти мысли, потому что теперь стало ясно: она желает его, он нужен ей.
– Я проглотил ее, – сказал Нэсти и коснулся кончиком пальца ее носа.
– Жвачку?
– Ага.
– Но у тебя же внутри все слипнется.
Он снова рассмеялся и произнес сквозь смех:
– Молчи и целуй меня, пока у меня есть настроение.
Полли многозначительно взглянула на его джинсы и заметила:
– Я бы сказала, что ты уже давно в настроении.
Нэсти перестал смеяться и проговорил нравоучительным тоном:
– Кажется, я как-то раз сказал тебе, что порядочные женщины не замечают подобных вещей.
– Имеется в виду, что они все замечают, но помалкивают? Еще хорошо, что мы оба одеты.
– Ты так думаешь? – проговорил он бархатным голосом.
Она закрыла глаза и запустила пальцы в его волосы. Затем прижалась губами к его губам.
Полли никогда раньше так не целовалась. Последовав примеру Нэсти, она воспользовалась не только губами, но также и языком. Ее наполняла чарующая музыка, которая, казалось, лилась прямо из сердца. Полли могла бы поклясться, что слышит ритмичную мелодию, от которой вибрировала каждая клеточка ее тела.
Когда она, наконец, отстранилась от него, чтобы перевести дух, Нэсти осторожно взял ее за подбородок и, приподняв его, уткнулся лицом ей в шею. Бережно, словно опасаясь причинить боль своими огромными руками, он обнял ее за плечи.
– Это было восхитительно, – проговорила Полли грудным голосом. – Мне нравится целоваться с тобой. Ты… словно зажигаешь меня.
Нэсти усмехнулся:
– Зажигаю? Моя милая Полли, да я и сам весь в огне. А некоторые части моего тело прямо-таки готовы взорваться.
Полли покраснела от удовольствия.
– Ты считаешь, что нам следует притушить наши костры? – спросила она.
– Но ты ведь понимаешь, что мы горим не оттого, что в доме слишком жарко, – ответил Нэсти, прижимаясь носом к ямке над ее ключицей. – Тебе не кажется, что причина стара как мир? По-моему, это называется страстью.
– Может быть, это только ее пробуждение? – предположила Полли.
– Да ты, оказывается, скромница. А я-то уже хотел разоблачиться.
– Даже не верится, что мы сейчас могли бы раздеться, – усмехнулась Полли. – Как все странно…
– Милая, ты и представить себе не можешь, как я счастлив…
– А тебе не кажется, что мы слишком много говорим?
– Такое бывает иногда. От волнения.
Она глубоко вздохнула, так что ее бюстгальтер плотно обтянул набухшие соски.
– Я заставила тебя поволноваться? Прости…
– Но это очень приятное волнение. Во всяком случае, я так считаю. И все же… хотелось бы снять рубашку, прежде чем я заживо сгорю.
– Да, конечно. Но ты, наверное, хотел бы пойти в спальню?
Нэсти пристально посмотрел на нее:
– Очень хотел бы.
Полли затаила дыхание.
– Знаешь что, – сказала она, наблюдая за его реакцией, – ты сними ее прямо здесь. Мне кажется, будет не хуже.
– А почему бы тебе самой не снять ее с меня?
– Ну, если ты этого хочешь…
– Я очень этого хочу.
Полли стала медленно и осторожно расстегивать пуговицы на его рубашке: казалось, она внимательно разглядывает каждую из них. Когда ее пальцы оказались уже у пояса его джинсов, она замешкалась, не зная, как поступить.
– Вытащи ее, – предложил Нэсти.
Она взглянула на него с сомнением.
– Не бойся, просто вытащи рубашку из джинсов.
– Да, конечно…
Полли поспешно выполнила его просьбу. Манжеты на его рубашке были завернуты. Она отвернула их, затем распахнула на нем рубаху… и снова замерла. Полли никогда не задумывалась над тем, что именно заводило ее в мужчинах. Она слышала, что некоторым женщинам нравятся мужские ноги или грудь, как многим мужчинам, например, нравятся пышные женщины. Но теперь она поняла: ее, Полли Кроу, сводила с ума именно мужская грудь.
– Какие проблемы? – спросил Нэсти.
– Проблема – твоя грудь.
Нэсти в недоумении сдвинул брови и взглянул на свою грудь.
– Твоя грудь заставляет меня чувствовать… О, это ужасно! Она заводит меня, даже если я просто гляжу на нее. Нам лучше остановиться.
– Нет-нет, не надо. – Он чуть наклонился, стащил с себя рубашку и швырнул ее в угол. – Мужчина должен максимально использовать свои преимущества. Если моя грудь является таким пунктиком для тебя, я всегда буду ходить без рубашки.
Потрясенная своими ощущениями, Полли уткнулась лицом в его плечо.
– Эй, – позвал Нэсти; поглаживая ее по волосам. – Полли, что с тобой?
– Ничего.
– Ничего? Ты полагаешь, я не вижу, что с тобой происходит?
– Я смущаюсь.
– Ну, хорошо, я попробую помочь тебе. Станет ли тебе лучше, если я скажу, что в тебе нет ничего, что не возбуждали бы меня?
Она не ответила, еще крепче прижимаясь к его груди.
– Если ты обещаешь не кричать, Полли, я помогу тебе немного поостыть. Я мог бы снять с тебя платье, ну… и все прочее, и тебе стало бы не так жарко.
Полли завизжала в ответ. При этом она чувствовала себя круглой дурой.
– Это значит «нет»? – спросил Нэсти.
– Да, – ответила она, уткнувшись в его обнаженную грудь.
– Да? То есть ты хочешь, чтобы я раздел тебя?
– Нет.
– Этого я и боялся, – вздохнул Нэсти. – Полли, ты можешь просто прижаться к моей груди и думать о чем-нибудь сексуальном. Это будет прекрасно: как если бы я говорил тебе о сексе.
Он не понимал, какая это ужасная пытка, пытка, которую Полли, однако, не желала прерывать: она привязалась к своему «мучителю».
– Я согласен на все твои условия, – продолжал Нэсти. – Я привык выполнять свои обещания. Я говорил тебе, что собираюсь лечь с тобой в постель. Знаешь, я и сейчас не отказался от этой идеи, но только если ты не против. Если же ты не захочешь, я не стану настаивать.
Ничего подобного с Полли Кроу прежде не случалось. Она сумела выбиться в люди, и теперь новая Полли Кроу пела песни детям всей страны и олицетворяла материнство, теплые пирожки, холодное молоко и многие другие вещи, то есть то, что связано с представлением о счастливом детстве.
– А тебе известно, – прервал ее размышления Нэсти, – что прямо под твоей круглой попкой, там, где твои трусики прикрывают наиболее интересное местечко, находятся мои джинсы, и только они мешают мне забраться под твои трусики и пробраться дальше, в тебя?
Полли вздрогнула, почувствовав, как интересное местечко между ее ногами дрогнуло; сладкая истома распространилась по всему ее телу.
– Но твоя подруга Белинда, – продолжал он, – поделилась со мной мешочком «Вдохновения». Помнишь ее заветные слова? «Предварительные игры». Я собираюсь поиграть с тобой, Полли. Как ты к этому относишься?
Полли, казалось, не подавала признаков жизни.
– Ты не против, да? – спросил Нэсти.
Она не ответила.
– Я бы хотел расстегнуть твой корсаж. Можно?
На сей раз он не стал дожидаться ответа. Чуть отстранив Полли, Нэсти опустил ее руки себе на бедра и стал расстегивать ряд маленьких кнопок на ее груди.
– Белый, – пробормотал он, глядя на ее скромный бюстгальтер. – Красиво. Но уверен: ты чувствуешь себя более комфортно без него. Твои груди словно просят, чтобы их поддерживали мои руки. Ты не думаешь, что им так будет приятнее?
«Когда Нэсти сказал, что будет говорить о сексе, он, наверное, имел в виду именно такие слова», – подумала Полли.
– Где он расстегивается?
– На спине, – услышала она свой голос и не узнала его.
Нэсти призадумался: что же делать дальше? После минутной заминки он приспустил рукава ее платья, так что Полли едва могла шевельнуть руками, и попытался на ощупь расстегнуть бюстгальтер.
– Должен признаться, – заявил он, когда ему наконец это удалось, – что мне пришлось потрудиться. – Его руки скользнули под бюстгальтер и легли на ее груди.
Полли невольно отметила контраст – его загорелые руки на фоне ее белой кожи. Она попыталась высвободить руки и скинуть с себя платье. Нэсти помог ей опустить его пониже, затем стащил с нее бюстгальтер и бросил его на свою рубашку.
По-прежнему держа Полли на коленях, Нэсти посмотрел на ее грудь и сказал:
– Мои мечты сбываются. У тебя превосходная грудь, как раз для меня. В тебе все как раз для меня.
Как бы подтверждая свои слова, он принялся ласкать ее, поглаживая по плечам и спине. Затем свел ее груди вместе и прижался к ним лицом. Вдохнув восхитительный аромат ее плоти, Нэсти стал покрывать ее грудь поцелуями.
Полли выгнула спину и откинула назад голову. Нэсти, целовавший ее грудь, соски, однако же, не трогал. Он видел, что сводит ее с ума, но хотел еще раз в этом убедиться.
– Ляг, – неожиданно сказала Полли; ее глаза открылись, но по-прежнему были подернуты поволокой.
Нэсти послушно улегся на диван и вытянулся во весь рост.
Скинуть расстегнутое платье было несложно – несколько секунд спустя оно упало на смятую рубашку и бюстгальтер. Полли, оставшаяся в одних белых трусиках, снова забралась на Нэсти, усевшись верхом ему на живот.
Нэсти Феррито расплылся в блаженной улыбке, изобразив нечто такое, что запомнилось Полли навсегда, – однако словами этого не описать. Пресекая попытку Нэсти обнять ее, она сцепила свои пальцы с его пальцами и подняла руки высоко над головой.
– Полли… – простонал он.
– Молчи, – сказала она. – Слушайся меня, доверься мне, тебе это понравится.
Подтянув колени к подбородку, она принялась покачиваться из стороны в сторону, так чтобы он не смог дотянуться губами до ее колышущейся груди. Нэсти пытался ухватить то один, то другой сосок, но они каждый раз ускользали от его губ.
– Ах ты, маленький дьявол! – воскликнул он. – Ну, дай же мне их.
– У тебя был шанс заполучить их, – ответила Полли. – Я полагала, что ты просто не хотел этого.
– Я хочу все, что есть в тебе, постоянно хочу. Позволь же мне добраться до тебя, я изголодался…
Полли тоже истосковалась по мужчине – она только сейчас это поняла. Что ж, она не ребенок и не невинная девушка. Она была женщиной, остро нуждавшейся в мужчине, именно в этом мужчине.
– Полли!.. – в нетерпении вскрикнул Нэсти.
Она улыбнулась и чуть наклонилась над ним, так чтобы он сумел дотянуться кончиком языка до ее твёрдых, как галька, сосков.
Полли раз за разом подвергала себя и Нэсти этому сладкому мучению, настолько сладкому, что прервать его было невозможно. Но в какой-то момент она утратила инициативу. Нэсти расцепил пальцы и приподнялся, добравшись, наконец, до ее грудей так, как ему хотелось. Он ласкал ее, пока она не закричала, то ли требуя продолжить ласки, то ли умоляя сжалиться над ней.
– Что-то джинсы жмут, – заявил Нэсти. – Ужасно жмут.
– Ну так сними их! – воскликнула Полли. – Сними немедленно.
Он поднялся с дивана. Полли смотрела в его янтарные глаза, смотрела на мускулистую грудь, покрытую темно-каштановыми волосами с золотистым отливом. Точно такие же волосы она увидела чуть пониже его живота, когда он освободился от джинсов.
И увидела огромный, налившийся кровью и покрытый синими прожилками пенис.
– Что-то не так? – осипшим голосом проговорил Нэсти.
– Просто я вижу такое… – пробормотала Полли. – И вообще мы слишком много говорим.
– Ты полагаешь, что нужно только делать это, а не говорить об этом?
– Я говорю, что хочу тебя, Ксавье. – Она не могла отвести взгляд от его плоти. – Но то, что мы хотим, и то, что может получиться, не обязательно одно и то же.
– Иди ко мне, – сказал он.
Полли протянула к нему руки, и Нэсти поднял ее с дивана.
– Ты можешь сказать мне, что еще, кроме Бобби, удерживает тебя?
Но Полли не находила слов для своих смутных ощущений. Тряхнув волосами, она сказала:
– Лучше поцелуй меня. И не заставляй меня думать.
Нежность его объятий удивила ее – теперь ее еще сильнее влекло к нему. Его поцелуй был сладким и неистовым одновременно. Полли приподнялась на цыпочки и обхватила руками его шею. Они стояли у дивана, чуть покачиваясь, легонько касаясь друг друга губами. Волосы на его груди касались ее набухших сосков.
Полли чувствовала давление на свой живот, но она могла только догадываться, каких усилий ему стоит просто стоять и обнимать ее.
– Со мной ничего подобного не случалось, – сказал Нэсти. – Я не искал тебя. Я даже не догадывался, что могут существовать такие женщины. Но ты, оказывается, жила совсем рядом.
Нежность и страсть, звучавшие в его голосе, воспламенили Полли.
– Да вот же мы, рядом, посмотри! – воскликнула она, еще крепче прижимаясь к нему.
Он едва заметно улыбнулся и поцеловал ее.
– Это замечательная идея. По крайней мере, на тебя стоит посмотреть. Но ты ведь еще не готова заняться Любовью, верно?
«Как я могла быть не готова?» – удивилась Полли.
– Ты хочешь секса, но не хочешь соития, – пояснил Нэсти.
– Как это ужасно звучит! – воскликнула она.
– Я пытаюсь понять тебя, Полли. И ты должна знать, что я хочу понять. – Он вздохнул. – Господи, как все сложно! Я даже не представлял, что окажусь в такой ситуации.
Нэсти положил руки ей на плечи. Потом осторожно коснулся большими пальцами ее сосков. Полли вздрогнула.
– Мы просто мучаем друг друга, – простонала она.
– Ты можешь предложить что-нибудь другое?
– Нет. – Полли провела ладонями по его широким плечам.
И снова прижалась к нему.
– И ведь тебе это нравится.
Нэсти рассмеялся:
– Так чего же ты хочешь?
– Я просто дразню тебя.
– И я тоже. – Он погладил ее по спине, потом пальцы его коснулись ее ягодиц. – Я самый обычный мужчина.
– Самый обычный? – эхом отозвалась Полли.
Она медленно опустилась на колени.
– Ты какой угодно, но только не самый обычный.
Она взяла в руки его пенис.
– Я думаю, лучше не делать этого, – с трудом выдохнул Нэсти.
– Я хотела бы, чтобы ты мне позволил, – сказала Полли.
С ощущением нереальности происходящего она прижалась грудью к его мужской плоти.
– Полли! Пожалуйста, Полли! – Нэсти не мог удержаться от крика.
Она поднесла его плоть к своему соску. Нэсти покачнулся, с трудом устояв на ногах.
– Все в порядке, Ксавье? Можно мне сделать это? – спросила Полли, поднимая на него глаза.
– Потому что тебе кажется, что ты в долгу передо мной, или по другой причине?
– Потому, что я так хочу. – Она едва дышала от волнения. – Впрочем, я хочу не только этого.
– Но ты, с твоей-то силой воли, ты не позволишь себе зайти слишком далеко.
– Возможно. Но я хотела бы доставить тебе удовольствие.
Руки Нэсти легли ей на голову, и Полли поднесла к губам его восставшую плоть, поглаживая другой рукой его набухшую мошонку. Сладострастный стон, вырвавшийся из горла Нэсти, еще больше возбудил ее.
Она хотела чувствовать его в себе. Но если бы это произошло, то какая-то частица ее «я» стала бы принадлежать ему, а она не желала этого.
Нэсти качнул несколько раз бедрами, и Полли закрыла глаза, почувствовав солоноватый привкус во рту, когда он достиг пика. Ей прежде никогда не хотелось сделать то, что она делала сейчас.
– Еще! – крикнул он. – Давай же!
Она, казалось, стала вместилищем его страсти и его силы. Его энергия перетекала в нее, и она с готовностью принимала ее, и слышала его страстные крики, и чувствовала содрогания его тела. И она довела его до изнеможения. Нэсти медленно опустился на колени рядом с ней.
Потом они улеглись на пол, Нэсти приподнял ее и уложил на себя. Его грудь тяжело вздымалась.
Казалось, что им совершенно нечего сказать друг другу.
Их руки и ноги переплелись; они долго лежали на мягком сером ковре, отдыхая и чувствуя, как сливается воедино их пот, как переливается тепло из одного тела в другое. Наконец Нэсти пошевелился.
Быстрым уверенным движением он перевернул ее на спину и заглянул ей в глаза:
– Я хочу тебя всю, и ты знаешь это.
Полли ничего не ответила. Она не могла отвести от него глаз.
– Не сегодня вечером, – продолжал Нэсти, – но скоро. Ты будешь моей.
Она по-прежнему не находила слов.
Ему не составило труда сдернуть с нее крохотные белые трусики. Нэсти приподнял ее ноги, словно они были невесомы, и забросил их себе на плечи.
Полли по-прежнему молча смотрела в потемневшие глаза.
– Восхитительнейшее зрелище, – сказал Нэсти, оглядев ее.
Он принялся ласкать языком ее груди, доводя до безумия.
Затем его большой палец коснулся влажных складок между ногами Полли – он нежно массировал ее плоть, приближая наступление оргазма, которого так жаждало ее тело.
Полли выгнулась дугой, всецело отдаваясь наслаждению. Она наконец почувствовала себя женщиной, стать которой всегда боялась. Бессмысленный детский протест в те годы, когда она еще была почти ребенком, – это было не в счет. Это означало лишь одно: не очень-то она себя тогда уважала.
– Я ждал тебя, – глухим грудным смехом рассмеялся Нэсти. – Ждал именно такую. Хотя даже не знал, что ты существуешь.
– Я счастлива, что все так произошло, – пробормотала она, вконец обессилев, чувствуя, что находится за гранью реальности. – И я рада тебе…
Она осеклась и судорожно забилась, затрепетала, приподняла бедра, не в силах укротить свое извивающееся тело. Нэсти отвел палец от ее трепещущей плоти. Затем припал к ее женскому естеству губами. И тотчас же услышал крик, вырвавшийся даже не из горла Полли, а откуда-то из глубины ее тела. В этом крике наслаждение выразилось столь откровенно, что Полли с ног до головы, казалось, залилась краской смущения.
Конечно, языком Нэсти сумел сделать гораздо меньше, чем сделал бы своей еще твердой мужской плотью. Однако сейчас Полли испытывала такое наслаждение, которого прежде не знала: ей казалось, что она умирает, растворяясь в блаженстве.
– Хочу тебя… – прошептала она, наконец. – Пожалуйста, возьми меня, давай займемся любовью!
– Этим мы с тобой и занимаемся.
– Ты знаешь, что я имею в виду, чего хочу.
– Да, знаю. – Он дождался, когда она успокоится, затихнет.
Потом сказал:
– И я хочу того же, но не сегодня, любовь моя.
– Почему, Ксавье?
– Не сегодня. Не предлагай мне заняться с тобой любовью, пока я не заставлю тебя забыть о том, что ты не хотела этого делать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретные удовольствия - Камерон Стелла



Интересный роман любовно-детективного плана, до конца не можеш понять кто друг, кто враг. Правда психопатов и извращенцев слишком много, к счастью конец хороший. В общем все кому нравятся книги подобного жанра читайте и не пожалеете.
Запретные удовольствия - Камерон СтеллаМари
13.03.2012, 3.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100