Читать онлайн Запретные удовольствия, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные удовольствия - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные удовольствия - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные удовольствия - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Запретные удовольствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Итак, Полли обманула его. Или, может, ему кажется, что обманула. Но когда она говорила, что не станет ничего предпринимать, пока не посоветуется с ним, то уже задумала это. Вечер тянулся в томительном ожидании, но ничего особенного не произошло. Когда позвонил Дасти, Нэсти был один. Он ни словом не обмолвился Полли об этом звонке.
«Вы делайте то, что вам нужно делать, а мне необходимо уехать от Бобби» – вот как она, вероятно, рассуждала, думал Нэсти. Полли доверила ему сделать то, о чем не могла попросить свою мать. Он должен был обеспечить безопасность ее сына.
«Черт возьми, Нэсти придет в бешенство, когда поймет, что я сделала, – думала Полли в эти же самые минуты. – Он просто должен взбеситься».
Слава Богу, вечер прошел незаметно. Роза играла на своем белом рояле. Нелли слушала и улыбалась. Нэсти украдкой корчил забавные рожи Бобби, над которыми тот смеялся взахлеб.
В доме было совсем тихо. Роза предоставила Полли милую комнатку с двойными окнами, выходящими на внешнюю сторону поместья. Легкое стеганое пуховое одеяло и источавшее аромат роз льняное белье были великолепны. Так обидно, что Полли не могла расслабиться и насладиться ощущением комфорта.
Бобби спал этажом ниже, в комнате по соседству с комнатой Нэсти. Апартаменты Розы находились в противоположном крыле дома, а Нелли занимала комнату рядом со своей старой подругой.
Переодевшись в джинсы и футболку, Полли скользнула под одеяло. Она выжидала. Необходимые вещи – деньги, кредитные карточки, водительские права – лежали в кармане ее ветровки, висевшей на стуле перед дверью. Она больше ничего не собиралась брать с собой. Если повезет, то ее отсутствие утром обнаружат не сразу. Если кто-то придет за ней, то подумает, что она вышла погулять.
Решив наконец, что пора действовать, Полли скинула с себя одеяло, смяла постель, включила фонарь, загодя оставленный на прикроватном столике, и надела кроссовки. Потом, решив, что нужно беречь батарейки, выключила фонарь и завязала шнурки в темноте, на ощупь.
Осторожно ступая, Полли подошла к ближайшему окну и выглянула из-за легких занавесок с цветочками. Она невольно вздрогнула – так темно было за окном. Полли решила пойти в Паст-Пик и зайти в закусочную, чтобы вызвать по телефону такси. Нэсти говорил, что до дома Розы от города около трех миль. После утренней поездки она знала, что ей нужно выйти на дорогу за поместьем, повернуть направо, дойти до отметки «202», а затем повернуть налево.
Очень просто.
Ужасно просто, будь оно все проклято! Полли даже не знала, куда ей ехать на такси. Возвратиться в Киркленд? Поехать в Хоул-Пойнт к матери? Или, может, к Фаб?
Полли прижалась щекой к стене. Что скажет полиция, если она попросит их о помощи? В полиции захотят узнать, что изменилось со времени их последнего разговора. Она не сможет сообщить ничего конкретного.
Возможно, Белинда ей поможет. По крайней мере она могла бы сообщить Полли, появлялся ли Фестус.
– Вперед, – прошептала Полли. – Это нужно сделать.
Она оттолкнулась от стены и обернулась. В следующее мгновение чья-то широкая ладонь зажала ей рот, заглушая крик. Колени у Полли подогнулись, но тут же сильная рука обхватила ее талию, не позволяя упасть.
– Значит, я сделал правильный вывод, – прошептал Нэсти ей на ухо. – Все твои мысли отражались на твоем красивом личике. А я очень хорошо умею их читать.
Полли помотала головой.
Нэсти прижался подбородком к ее виску.
– Да, Полли, да. Я профессионал, вернее, был профессионалом. Меня учили распознавать опасность по запаху в воздухе, различать ее в едва заметных движениях, в дрожании век. Когда ты пожелала Бобби спокойной ночи, твои веки не просто дрожали, малышка, ты очень быстро моргала. Я даже не был уверен, что ты сможешь разглядеть дорогу.
Полли что-то пробормотала в его ладонь. Она кожей чувствовала его горячее дыхание.
– Кричать бессмысленно. Ты среди друзей, моих друзей. Надеюсь, мы понимаем друг друга?
Ей хотелось заплакать. Но сейчас это было бы действительно глупо. Она утвердительно кивнула, и Нэсти сразу убрал руку с ее губ, но по-прежнему держал ее за талию.
Полли стояла неподвижно. Стояла так близко от Нэсти, что почувствовала тепло его тела.
– Я очень на вас обижен, леди.
Полли поморщилась.
– Что это за выходки?.. Что ты собиралась делать, сбежав отсюда?
– Ничего, – ответила она очень тихо. – Я просто выглянула из окна.
– Ты отвратительная лгунья.
– Нет, я никогда не обманываю.
– Ну-ну. – Нэсти встряхнул ее и так сильно сжал ее плечи, что она с трудом перевела дух. – Ты отвратительная лгунья. И как тебе не стыдно обманывать? На женщине, которая встает с постели, чтобы выглянуть в окно, обычно уже нет одежды. Кроме того, она при этом не надевает кроссовки и не завязывает так аккуратно шнурки.
Полли задрожала.
– Как ты узнал об этом?
– Ты вывела меня из дремоты.
– Из дремоты?
– Да, я дремал, когда ты сбросила одеяло.
– Ты не мог знать об этом, – сказала Полли. – Не обманывай меня. Где… Где ты был?
– Ты встала с кровати и включила фонарь, потом выключила его и завязала в темноте шнурки. Не имеет значения, откуда я это знаю и где я находился. Я ждал, что ты это сделаешь, поскольку был уверен, что ты должна это сделать. Я наблюдал, как ты воплощаешь свои планы в жизнь.
Полли охватил гнев.
– Поздравляю! Приятно узнать, что настоящих профессионалов готовят для того, чтобы они нападали на беззащитных людей. А ты не подумал о том, что я имею право в любое время вставать с кровати и смотреть?..
– Тише, – попросил Нэсти. – Не говори громко. Ты сказала мне, что не будешь ничего предпринимать, не поговорив сначала со мной.
– Я знала, что ты именно это скажешь.
– Ты обманула меня.
– И этот упрек я тоже предвидела, но ситуация изменилась. Когда я говорила о своих намерениях, то еще не знала, что этот сумасшедший уже нашел меня.
Полли услышала, как Нэсти скрипнул зубами и тяжело выдохнул:
– Черт возьми, Полли…
– Я должна иметь собственное мнение о…
– Нет, не должна. – Нэсти взял ее за плечи. – О, дьявол, ты думаешь, что такими вещами можно шутить? Что это – безобидные чудовища из твоего шоу? Это же все всерьез, пойми.
– Я знаю…
– Ничего ты не знаешь. Если бы знала, то не пыталась бы разыгрывать из себя мученицу.
Полли расправила плечи.
– Я не мученица.
– Ты стала бы ею, если бы ушла, и все бы закончилось твоей смертью. Ты подумала о нас? О Бобби и обо мне? Или мы для тебя ничего не значим?
Полли убедила себя, что не должна плакать.
– Я собиралась уйти, потому что… Ну, хорошо, это было глупо с моей стороны.
Нэсти кивнул:
– Да, действительно глупо.
– Прости меня.
– Хорошо. – Он погладил ее по спине. – Ладно, покончим с этим, ты же вся дрожишь. Замерзла?
– Замерзла?! – воскликнула Полли, но тут же прикрыла губы ладонью и тихо повторила: – Замерзла? Господи! Да я просто ужасно испугалась! Поэтому я и дрожу. Если кто-то подкрадется и схватит тебя в темноте, то хочешь, не хочешь задрожишь.
– Я всегда считал, что это очень вредно.
Полли почувствовала, что вот-вот расхохочется.
– Ты похож на героя кинофильма. На героя одного из тех фильмов, где мужчины с боевой раскраской на лицах пробираются сквозь джунгли. Только прокладывая путь через вязкую грязь с огромным ружьем наперевес, ты можешь остаться в живых. Дрожь очень вредна? – И она все-таки засмеялась.
– Ну, хорошо, – сказал Нэсти. – Успокойся. Все нормально, дорогая, будем считать, что это полезное упражнение, не так ли? Пойдем, присядешь на кровать.
– Мы будем считать, что это полезное упражнение? – Полли снова засмеялась. – Ты… ты совершенно невозможен.
Нэсти поднял ее на руки и прыгнул в сторону кровати. После короткого ощущения полета Полли оказалась на постели. Нэсти лежал под ней.
Они лежали тихо какое-то время, каждый из них прислушивался к дыханию другого.
– Как ты это сделал? – спросила Полли, не в силах дольше хранить молчание.
– Не помню.
Ее лицо находилось в нескольких сантиметрах от лица Нэсти, но она едва могла разглядеть блеск его глаз, а также выступающий подбородок.
– Твоя щиколотка снова в полном порядке, не так ли?
– Да, наверное.
Снова тишина.
– Ты красивый, Ксавье. – Откуда она взяла эти слова?
– Никто раньше не называл меня красивым.
– Почему?
– Потому что никто никогда не любил меня так, как ты.
У Полли от этих слов замерло сердце – действительно замерло, и не было никакой надежды на то, что оно снова забьется.
– Полли, разве ты еще не поняла этого? Просто скажи первое, что придет тебе в голову.
– Когда я решу, я буду с тобой. Получается, что ты… как бы хочешь дать мне лекарство, но не желаешь, чтобы я видела, какое это лекарство.
Полли почувствовала его смешок, почувствовала по колебанию его груди.
– Сыворотку правды, – сказал Нэсти. – Черт побери, вот уж не думал, что ты когда-нибудь подловишь меня.
– Сыворотка правды? Ты вбил себе в голову, что я люблю тебя. Но ты же этого не знаешь, Ксавье.
– Тебе удобно? – неожиданно спросил Нэсти. – А то мне немного жестковато на этой кровати.
Полли уткнулась лицом в его шею.
– Ты полагаешь, что лежать на жестком мужчине неудобно?
Тело Нэсти дернулось под ней.
– Что такое? – Она подняла голову. – Над чем ты смеешься?
– Да так, просто над той наивностью, с которой ты подходишь к некоторым вопросам. Извини, что я такой… неудобный для тебя. Мы это исправим.
Не обращая внимания на ее возражения, Нэсти снова пошевелился. В результате Полли мягко опустилась на кровать между ним и стенкой.
– Ты никуда не пойдешь, – сказал он. – Ни сегодня ночью, ни в дальнейшем. Пока я с тобой, этого не случится.
Полли постаралась собраться с мыслями.
– У меня другие планы.
– Естественно.
– Я собираюсь уехать от Бобби и считаю, что это правильно. Он будет в безопасности, находясь подальше от меня.
– Весьма логично. Если взглянуть на дело с этой точки зрения, то можно сделать вывод: Бобби грозит опасность в любом случае, независимо от того, находишься ты рядом или нет. Но я думаю, что ему ничего не грозит.
Полли замерла.
– Я лучше схожу вниз и проверю, как он.
– Сейчас с ним дежурит Дасти.
Полли пристально вглядывалась в лицо Нэсти:
– Он снова здесь?
– Да. Мы будем спать по очереди.
– Сейчас твоя очередь.
– Была. Но не думаю, что мне придется спать.
Полли покраснела:
– Теперь все будет нормально. Я обещаю больше не делать глупостей.
– Ты думаешь, я тебе поверю после фокуса, который ты только что выкинула?
– Я была в замешательстве, теперь во всем разобралась. То, что я пыталась сделать, действительно было бы весьма глупым поступком.
– Допустим, ты любишь меня.
– Надо снять кроссовки, чтобы не испортить одеяло.
– Я тоже в ботинках и не волнуюсь за одеяло. Не уходи от темы.
– Ты стал слишком боек на язык, что весьма странно для такого молчаливого человека.
– Очень мило. Минуту назад ты говорила, что любишь меня, а теперь ворчишь.
– Я не говорила, что люблю тебя.
Его рука оказалась на шее Полли. Он провел большим пальцем но ее щеке.
– Но я не говорила, – повторила Полли слабеющим шепотом. – Не говорила.
– Скажешь потом.
– Ты не хотел увольняться со службы?
– Нет, – вздохнул Нэсти. – Но я не хотел заниматься канцелярской работой, которую мне предложили после ранения. Теперь я привыкаю к этой мысли.
– Почему?
– Ты подталкиваешь меня к этому. – Полли почувствовала теплое дыхание Нэсти.
Затем ощутила тепло его губ. Он поцеловал ее в подбородок, в уголок рта, в щеку, в ушко. Нэсти крепко обнял Полли, когда она вздрогнула.
– Но мне кое-что надо от тебя получить, поэтому я продолжу отвечать на твои вопросы, пока не добьюсь своего. Из-за этого я и готов свыкнуться с тихой гражданской жизнью на все оставшееся время. Из-за тебя. Я хочу тебя, хочу быть рядом с тобой. Я буду любить тебя и Бобби. Ты не пожалеешь, что полюбила меня.
– Кто-то пытался убить тебя, когда ты получил свое ранение?
Нэсти что-то проворчал себе под нос.
– Это не очень интересно. Да, кто-то пытался убить меня.
– И ты убил их?
– Одного из них. Его мне удалось достать ножом. Но остальные остались в живых. Эти люди зарабатывают очень много денег, торгуя наркотиками. И не только в Боготе или где-то еще в Южной Америке. В любой другой стране, которую ты назовешь. Поэтому я и выполнял свой долг. Мои друзья и сейчас продолжают выполнять его. А я теперь должен посвятить свою жизнь заботе о женщине, которая любит меня.
Полли кончиком пальца нащупала его губы.
– Женщина, которая любит тебя? Почему ты не добавил, что ты тоже любишь эту женщину?
– О, я тоже люблю ее, я уже ей об этом говорил.
– У тебя прекрасное тело, – сказала Полли, поглаживая его плечи.
– У тебя тоже, – ответил Нэсти. – Заметь, я сказал тебе, что не собираюсь спать, так?
– Ты самонадеян.
– Каким же мне быть? Ты только что сказала мне, что любишь меня.
– Я этого не говорила.
– Ну, теперь ты не сможешь отвертеться. Ты захотела, чтобы я сказал, что люблю тебя тоже, и я сказал это.
– Я… – Почему-то его заключение не показалось ей забавным. – Это очень серьезный вопрос.
Нэсти потерся носом о плечо Полли.
– Очень серьезный. Полагаю, мы должны обсудить мое предложение вместе.
Полли глубоко вдохнула:
– И что это означает?
– Мы больше не будем… пассивными. Я собираюсь подумать и решить, как наилучшим образом устроить свою семью. Ты никогда не мечтала о жизни на ранчо?
Он слишком торопится. Или умышленно пытается сбить ее с толку.
– У тебя же есть магазин для любителей подводного плавания.
– Магазин останется Дасти. У меня есть доля от прибыли, и я только мешаю ему. Но во мне вдруг пробудились амбиции.
– Ты убивал людей. – Нэсти осторожно приподнялся.
Затем повернул Полли таким образом, что она снова оказалась на его груди.
– Я был солдатом. Ты можешь это понять? Солдат подчиняется приказам, это его долг. Если ты солдат и не подчиняешься приказам, то можешь навредить своим товарищам.
Полли распирало от переполнявших ее чувств. Эти чувства вот-вот грозили перейти в слезы.
– Я ненавижу насилие. А как же Бобби? Я переживаю…
– Бобби будет самостоятельным человеком. Он хочет, чтобы ты гордилась им. Бобби, вероятно, попытается каким-нибудь способом убедить тебя, чтобы ты ему не мешала, независимо от того, буду я с вами или нет. Впрочем, он скоро узнает, что человек, которого любит его мать, честен и хочет, чтобы другие тоже были честными.
– Политика, – сказала Полли.
– А?..
– Тебе надо заняться политикой, ты такой искренний. Ты смог бы сам раздавать наркотики, а папа римский поверил бы, что это прекрасно для человечества.
– Я говорю правду, любовь моя.
Полли почувствовала: еще немного – и она забудет о своих опасениях, полностью доверятся этому человеку.
– Ты такой деятельный, а я скучная женщина.
Губы Нэсти коснулись ее шеи.
– Такой мужчина, как ты, добивается любви слабой и пугливой, словно кролик, женщины. Женщины, которая… – Полли собралась духом, – которая даже не умеет плавать, потому что всегда боялась воды. Мне кажется, что там, на глубине, кишат разные твари.
– Ну что ж, давай обсудим все это – пункт за пунктом. Только поскорее.
Полли покраснела:
– Конечно, тебе все это кажется скучным, я вообще для тебя как обуза.
Грудь Нэсти снова заходила ходуном.
– Что?!
– Ты просто невозможна, хотя и имеешь полное право капризничать. Ты совсем не скучная, а одаренная и невероятно талантливая певица. А также выдающаяся личность. Да, я думаю, это самое подходящее слово. Я не привык к высокопарным речам, но женщина, которая меня любит, наверняка поймет, что я хотел сказать.
Нэсти неизменно превращал решение Полли – любое ее решение – в чепуху.
– Нам надо разуться, иначе мы испортим одеяло.
– Мы уже его испортили. Ты такая славная на экране… Неудивительно, что многие люди поражаются, глядя на тебя. Они не смогут поверить, что есть еще кто-нибудь, достойный составить тебе конкуренцию. Кругом одно дерьмо.
– Мне жарко.
– Мне тоже, дорогая. Ох, и мне тоже!
Нэсти явно дразнил ее.
– Нет, я пошутила, просто сказала это, чтобы сменить тему.
– Но это такая интересная тема, сладкая моя. Полли гадала: то ли засмеяться, то ли ударить его?
– Никогда не называй меня так, если тебе дорога жизнь.
– А я думал, что это я здесь ужасный убийца. Какие же еще твари могут быть там, внизу?
– Твари? Ах, там, в воде? Там их множество. Я всегда чувствую, как они подплывают и застывают в ожидании жертвы. Гнусные твари.
– Такие, как я?
– Ты не гнусный, ты красивый.
– Спасибо. Ты тоже красивая. Но в плавательных бассейнах обычно нет никаких тварей.
– У нас поблизости не было никаких бассейнов, там, где я росла. – Полли предпочла бы не вспоминать свое детство.
– Ну что ж, достаточно честно. Я помогу тебе справиться с этим. Ты должна научиться плавать.
– Не должна. И я не собираюсь учиться. Давай закончим этот разговор.
– Сейчас. Только скажи мне, что любишь меня.
Полли стало жарко, так жарко, что, казалось, она вот-вот растает.
– Надо снять обувь…
– Забудь про обувь, – сказал Нэсти, касаясь пальцами ее щеки. – Мужчинам не часто приходится слышать, как женщины называют их прекрасными или красивыми.
– Любая женщина, которая бы тебя увидела…
«Надо научиться сначала думать, а потом говорить», – решила Полли, замолчав на полуслове.
Ксавье коснулся губами ее шеи, потом поцеловал в плечо.
– Так что случилось бы с любой женщиной, которая бы увидела меня?
Полли была обыкновенной женщиной, не более того. Но она испытывала непреодолимое влечение к этому человеку – влечение, выходившее за пределы разумного.
– Если бы она увидела тебя голым… – пробормотала Полли.
– Ах, вот оно что… А я думал, ты не заметила.
– На тебе же тогда ничего не было, – пропищала Полли, тотчас почувствовав себя идиоткой. – Я не знала, что и делать: то ли остаться, то ли уйти?
– Но ты же осталась.
Ей не надо было смотреть в его лицо, чтобы понять: он молча смеется над нею.
– Ты бы тоже остался.
– Ты действительно подсматривала, значит, ты грешная женщина. Я был бы рад, если бы Семерка прикрыла все неприличные части моего тела.
Полли зажала рот ладонью, сдерживая смех. Уткнувшись лицом в ее плечо, Нэсти запустил руку ей под футболку и начал гладить по спине.
– Неприличные части? – прыснула Полли. – Она не смогла бы ничего закрыть… достаточно быстро.
– Неудивительно, что ты едва дождалась, когда можно будет прикоснуться ко мне. Довольно впечатляющий вид, да?
Полли молчала. Ей нужна была тишина, тишина, вселявшая уверенность и усиливавшая желание.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она, наконец.
– Что я люблю тебя и собираюсь отныне быть с тобой. Я имел в виду это. А ты?
– Да, но…
– Нет-нет, Полли. Ни слова больше. Я не могу больше сдерживаться.
– Я тоже не могу. – Резко приподнявшись, Полли оперлась на локти, прижав свой лоб к его лбу. – Я люблю тебя.
Рука Нэсти замерла у нее на спине.
– Я никогда до этого не любила мужчину. Я поняла это, поскольку никогда не чувствовала раньше того, что я чувствую сейчас с тобой.
– Полли… – пробормотал он.
– Ты можешь перебить меня, если я говорю что-то… очень сентиментальное.
– Пожалуйста, продолжай. От твоих сантиментов я схожу с ума.
Его желание выслушать до конца поразило Полли.
– Хорошо. Так вот, я никогда не любила раньше мужчину, потому что не встретила тебя. Я просто не могла полюбить, понимаешь?
– Мы прекрасно понимаем друг друга. Что ты думаешь насчет ранчо?
Полли страстно поцеловала его. Потом поцеловала снова, уже не так неистово, чуть, приоткрыв его рот и легонько касаясь его языка своим язычком, а затем она рухнула на грудь Нэсти и услышала сгон, вырвавшийся из его горла. Задыхаясь, Полли медленно приподнялась.
– Не пытайся заставить себя принять решение, которое ты не должен принимать в спешке.
– О-о! Так сложно… И так долго… Но мне ужасно жарко в одежде…
– Прекрати!
– Извини. Я имел в виду… Ладно, забудем про это. Хотя нет, не забудем, я уже готов.
Полли улеглась на него и крепко обняла.
– Ты смущаешь меня, – пробормотала она.
– Я себя иногда смущаю. Но мне показалось, что ты хотела узнать другое. С тех пор как я понял, что ты полюбила меня, я был к этому готов.
– Не повторяйся, – прошептала Полли.
– Ты хочешь завести еще детей?
Полли закрыла глаза и крепко зажмурилась.
– Ты должен узнать об этом прямо сейчас?
– Ты любишь меня?
– Да.
– Этого сейчас достаточно.
– Поцелуй меня.
Нэсти некоторое время лежал совершенно неподвижно. Затем поднял Полли, уложил на спину и сел рядом ней. Она увидела, как белая футболка обтягивает рельефные мышцы Нэсти. Потом заметила, как эта футболка промелькнула в воздухе. Ее глаза привыкли к темноте, и она заметила, как поблескивает кожа Нэсти.
– Жарко, – сказал он, поворачиваясь и наклоняясь к ней. – Так немного лучше, кроме того, я знаю, что тебе нравится мужская грудь.
– Только твоя грудь, – ответила Полли, чувствуя, что задыхается.
Прикосновение его губ было ласковым и как бы пощипывающим. Он оставался неподвижным, а желание его между тем разгоралось. Полли почувствовала, как увеличивается напряжение во всем ее теле, и догадалась, что Нэсти испытывает нечто подобное. Она осторожно пошевелилась, и тотчас же из груди Нэсти вновь вырвался сдавленный стон.
Она ощущала под своими ладонями его гладкую кожу. Спина Нэсти вздымалась под ее руками. Его грудь прижималась к ее груди. Полли захотелось обнажиться, чтобы его кожа касалась ее кожи.
Взяв в ладони ее лицо, Нэсти страстно поцеловал Полли в губы. Он целовал ее снова и снова и шептал слова любви, разжигавшие в ней страсть, слова, имевшие для нее гораздо большее значение, чем все, что она когда-либо слышала.
– Ты плачешь? – прошептал Нэсти.
– Нет, не плачу.
Губы и язык Нэсти прикоснулись к ее левому виску.
– Плачешь, любимая, я попробовал твои слезы.
– Я счастлива, я так счастлива, что боюсь этого.
– Не бойся, это чувство не исчезнет. – Нэсти снова приник к губам Полли и снова поцеловал ее. – Наша любовь не оборвется, Полли. Я знаю это.
– Благодаря твоим замечательным инстинктам?
– М-м-м… Да.
– Мне тоже жарко.
– И что ты хочешь сделать в связи с этим?
– Снять футболку.
Упав на подушку, Нэсти вздохнул:
– Если все прямо сейчас прекратится, то это будет самым страшным наказанием для меня.
– Ты не хочешь, чтобы я сняла футболку?
Полли услышала его смех.
– Я имел в виду… что хочу, чтобы ты сняла все. И будет прекрасно, если мы никогда больше не выйдем из этой комнаты.
Ксавье снял с Полли футболку и бюстгальтер.
В комнате было довольно прохладно, но они не чувствовали этого. Он ласкал ее груди кончиками пальцев, затем принялся целовать их.
Когда он отстранился, Полли уперлась локтями в мягкий матрас. Запрокинув голову, она пыталась поглубже проникнуть языком в рот Нэсти.
Он не стал торопиться. Приподнявшись, он опустился рядом с ней на колени. Затем снова приник к ней губами и начал покрывать поцелуями все ее тело. Его ладони скользили по ее плечам, по груди.
– Ксавье, я люблю тебя. – Сейчас она с легкостью произнесла эти слова. – Ты собираешься… Нет, я не могу этого представить. Я люблю тебя.
– Ты и я – мы любим друг друга. А я ведь и не знал, чего ждать от жизни, пока не встретил тебя.
Полли почувствовала влагу и тяжесть между ног, а также сладостную истому в груди.
Ксавье свел ее груди вместе и уткнулся в них лицом. Потом поцеловал сначала один ее сосок, затем другой, снова заставив Полли затрепетать.
Навязчивая мысль не оставляла Полли. Она взглянула на дверь.
– Заперто, – успокоил ее Нэсти и снова своими ласками начал сводить ее с ума.
Энергия должна в конце концов получить выход. Полли расстегнула джинсы Нэсти и глубоко вздохнула. Нэсти хмыкнул и затих.
– Такой твердый, – пробормотала Полли. – Благодаря тебе я узнала новое значение этого слова. Тебе, наверное, больно.
– Теперь уже меньше. Такая боль мне нужна. Постоянно.
– Ты убьешь нас обоих. – Полли взяла в руки его пенис. – Я хочу тебя.
Нэсти расстегнул джинсы Полли и начал стягивать их вместе с трусиками.
Он уже почти снял с нее джинсы, когда Полли принялась раздевать его. Ей не терпелось увидеть Нэсти обнаженным.
Процесс раздевания затянулся.
Полли едва сдерживалась, пока Нэсти надевал презерватив.
Потом они потянулись друг к другу, но Ксавье осторожно отвел ее руки.
Полли напряглась, разводя ноги, приготовившись принять его. Но Нэсти лишь коснулся своей отвердевшей плотью ее женского естества. Он снова принялся целовать ее груди, склоняясь над ней и выжидая. Полли понимала, как трудно ему сейчас удержаться – так же трудно, как и ей. Именно эта способность и нравилась ей в Нэсти: она восхищалась его выдержкой.
Подушечка его большого пальца проникла между ее влажными складками и задвигалась внутри.
– Ксавье! – воскликнула Полли, сдерживая рыдания. – Ну, пожалуйста, Ксавье…
– Тише, любимая. Хорошо, все хорошо. – И он вошел в нее.
Полли приняла его, приподняв бедра. Она приняла его еще и еще раз. И стиснула зубы, затрепетав в экстазе.
Она ощущала его каждой частичкой своего тела, и продолжала ощущать, пока не достигла пика наслаждения. Ксавье же раз за разом устремлялся ей навстречу; в какой-то момент он проник в нее так глубоко, что она резко вздрогнула и вскрикнула.
– Все хорошо? – тихо спросил он, остановившись, терпеливо ожидая, чего не смог бы сделать в его состоянии ни один мужчина.
– Все в порядке, – прошептала Полли и снова приподняла бедра. – Люби меня, Ксавье.
Нэсти издал короткий стон и вновь устремился ей навстречу. Он что-то невнятно пробормотал, но она не поняла, что именно. Когда же он затих, лежа на ней, Полли почувствовала, как на глаза ее навернулись слезы.
– Черт возьми, слишком быстро, – пробормотал Нэсти, тяжело дыша.
– В этот раз да, – сказала Полли. – Подожди немножко, и мы сделаем это еще раз, помедленнее.
– О Полли, дорогая…
Проходили секунды и минуты. Нэсти ласкал ее грудь, сначала чуть лениво, потом со страстью.
Полли почувствовала, как его плоть начала твердеть в ее лоне.
– Это волшебство. Я же сказала тебе, что все получится.
– Да, конечно. Может, останемся в таком положении навсегда? – спросил Нэсти. – Мы могли бы заниматься этим снова и скова.
– Да, бесконечно, – согласилась Полли.
Она свела ноги вместе.
– Пощади! Я прошу пощадить меня, любовь моя. У нас еще есть время, если ты помнишь.
– Думаю, что это не в наших силах. Не переживай, нам просто нужно побольше практики. Рано или поздно у нас это будет прекрасно получаться. Я думаю, что все дело в кроссовках.
– А?..
– Кроссовки. В этом что-то есть. В занятии любовью с джинсами вокруг щиколоток. Очень сексуально. Делает процесс жестким, ограничивая движения.
– Ах да… – Нэсти тяжело задышал и вошел в ритм, который она предложила. – Сексуально, сексуально. Так сексуально…
– Чувствуешь, что занимаешься чем-то запретным.
– Да. Полли, меня сейчас разорвет на части.
– Ох! Да, да. Вечно эти кроссовки. Ты, наверное, не можешь снять свои джинсы вместе с ними.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретные удовольствия - Камерон Стелла



Интересный роман любовно-детективного плана, до конца не можеш понять кто друг, кто враг. Правда психопатов и извращенцев слишком много, к счастью конец хороший. В общем все кому нравятся книги подобного жанра читайте и не пожалеете.
Запретные удовольствия - Камерон СтеллаМари
13.03.2012, 3.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100