Читать онлайн Запретные удовольствия, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные удовольствия - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные удовольствия - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные удовольствия - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Запретные удовольствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Ну и болван… – ворчал Дасти Миллер. – Идиот влюбленный. В твоем возрасте пора бы уже кое в чем разобраться. Если бы Роман был здесь, уж он-то тебе объяснил бы…
– Мои отношения с женщинами, как и их отсутствие, – это мое личное дело, – заметил Нэсти.
– Это твое дело до тех пор, пока все в порядке. А когда дела принимают скверный оборот, то они становятся и моими тоже – вот так-то, компаньон.
Короткий ежик выгоревших волос и густые брови, казалось, делали лицо Дасти еще более красным – от многолетнего пребывания под палящим солнцем его кожа приобрела кирпичный оттенок. Также бывший подводник, он был инструктором Нэсти, когда тот впервые попал в отряд диверсантов-подводников. Роман Уайльд, лучший друг Нэсти, в то время тоже был проводником-новичком. Сейчас Роман работал у Дасти коммивояжером в отделе товаров для мужчин.
У Нэсти и без язвительных упреков Миллера кошки на душе скребли.
– Давай-ка лучше займемся работой, – проворчал он.
– Для работы нужна ясная голова, – нахмурившись возразил Дасти. – А сейчас все твои мозги – в штанах. Такой ты мне не нужен. Роман бы сказал…
– Роман бы сказал, что у тебя самого отношения с женщинами не лучше, – резко оборвал приятеля Нэсти и тут же пожалел об этом.
Он проговорил примирительным тоном:
– Не мешай мне сейчас, Дасти, хорошо?
Дасти с рассеянным видом просматривал лежавшие на прилавке брошюры о подводных путешествиях. Магазин открывался в десять, и у них оставался целый час свободного времени.
– У меня с женщинами отношения прекрасные, понял, болтун? – сказал он, не глядя на Нэсти. – Если бы какой-то сукин сын не бросил тогда гранату в школу, Сэмми была бы теперь здесь, со мной.
Сэмми была вьетнамкой. Дасти всю жизнь любил ее.
– Ну ладно, ладно! Мир, договорились? – произнес Нэсти. – Мне не следовало говорить об этом. Ты ведь ничем не мог помочь Сэмми.
– Оставь, – поморщился Дасти. – Это было давно, а я говорю о том, что происходит с тобой сейчас. Тебе надо остановиться, пока не поздно.
– Да ничего не происходит, – с нарочито равнодушным видом заметил Нэсти.
Он вскрыл ящик с клапанами и начал выкладывать их на прилавок.
– Может быть, в том-то и загвоздка.
Дасти похрустел пальцами, разминая пораженные артритом суставы. Затем вышел из-за прилавка.
– И что это значит? – спросил он.
Расположенный на периферии торговых рядов, напротив парка «Марина» в северной части порта, шикарный «Подводный мир» был просторным и светлым. Желтый цвет, фирменный цвет Дасти, преобладал в торговом зале магазина. Желтыми были полки с товарами, прилавки, пластиковые стулья, на которых могли посидеть покупатели, примеряя водонепроницаемые ботинки и ласты или болтая с Дасти. На стенах висели желтые шторы в складочку, а пол был вымощен желтым кафелем.
– Все желтое, – пробормотал Нэсти. – Это цвет ненависти.
– Я спросил: что это значит? – повторил Дасти, подходя ближе.
Ему шел шестой десяток, однако, несмотря на седину и резкие черты лица, он выглядел моложе своих лет. Впрочем, его лицо оживляли очень светлые голубые глаза.
– В чем же загвоздка, если ничего не происходит? В какое дерьмо ты вляпался?
– Я полагал, что ты хотя бы ради Джулии постараешься не сквернословить, – с укором заметил Нэсти.
Джулия была маленькой дочкой Романа и любимицей Дасти.
Старый подводник улыбнулся. Его худое лицо покрылось сетью мелких морщинок.
– К моему великому сожалению, Джулии здесь нет. Я не так часто вижу ее, как хотелось бы. Но ответь все-таки на мой вопрос.
– Да забудь ты об этом. Я и сам не знаю, что имел в виду. – Нэсти вдруг подумал о том, что лавочник из него никудышный, пусть даже он знает толк в товарах, которыми торгует.
Дасти, прищурившись, наблюдал за приятелем.
– Ты скучаешь по службе, – сказал он наконец.
Нэсти плюхнулся на один из желтых стульев и вытянул свои длинные ноги.
– Мы оба тоскуем по флоту, – ответил он, вскрывая пачку жевательной резинки.
– Тебя беспокоит нога?
Феррито равнодушно взглянул на рубцы шрамов, покрывавших его левую щиколотку.
– Она никогда не беспокоила меня так сильно, чтобы я надолго засел за стол.
Дасти хмыкнул:
– Ничего, привыкнешь.
– Я уже привык. Какие у нас возможности для дальнейших занятий?
– Безграничные. Полным-полно постоянных и краткосрочных курсов. Кстати, поступили уже три заявки на курсы спасателей. – Он взял толстую книгу, лежавшую у кассового аппарата, и пролистал несколько страниц. – У тебя в запасе еще две недели. Но потом все твои шашни придётся отменить.
– Да пошел ты!
– Ты это мне говоришь? – Дасти придвинул к себе стул и уселся напротив Нэсти. – Хорошо, тогда займемся тобой прямо сейчас. И не вздумай махать руками, болван. Проклятие… – Он осекся, взглянув на своего непутевого компаньона. – У тебя такие холодные глаза…
Нэсти рассмеялся:
– С чего ты взял?
– Сердцем чувствую, – ударил себя в грудь Миллер. – Я просто привык к тебе и иногда забываю, какой ты бесчувственный ублюдок. На твоей роже никаких эмоций.
– Моей прежней работе это шло только на пользу, – пожал плечами Феррито. – А ты опять взялся за сигареты?
– Это шло на пользу тому делу, которым ты привык заниматься, – возразил Дасти, проигнорировав замечание насчет сигарет. – А при нашем теперешнем бизнесе не мешает время от времени изображать улыбку.
– Я не комик, – проворчал Нэсти. – Я должен внушать доверие, и я его внушаю.
– Да-да, конечно, – с усмешкой кивнул Дасти.
Его грудь тяжело вздымалась под плотной рубашкой цвета хаки.
– Ты угрюмый тип, и сам только что подтвердил это. Я втянул тебя в это дело, потому что надеялся, что таким образом ты избавишься от безумной тоски по флоту и всему прочему. Но видно, тебя не переделаешь. Мне придется свыкнуться с твоим сумасбродством. В деньгах ты не нуждаешься и не нуждаешься в этом месте. Не припомню случая, когда бы ты потратил на что-нибудь хоть десять центов – разве что на свою проклятую яхту, в которой прячешься. Только на нее да еще на эту злющую кошку, с которой не расстаешься.
Нэсти закинул руки за голову и уставился в потолок. Помолчав немного, он перекатил жвачку за щеку и сказал:
– Мне нравятся моя яхта и моя кошка. – «Однако этого недостаточно», – добавил он про себя.
– Мне, вероятно, придется сократить некоторые курсы, – задумчиво проговорил Дасти. – И нанять кого-нибудь приглядывать за магазином. Тогда я смог бы оставшиеся занятия проводить сам.
– Что это значит? – спросил Нэсти, взглянув наконец на своего хмурого компаньона.
– Это значит, что если ты хочешь уйти, то я тебя не удерживаю. Не собираюсь удерживать.
Солнце было уже высоко. Бледное и не дающее тепла, оно висело над далекими вершинами гор, и через озеро к нему протянулась дорожка серебристых бликов.
– Я вовсе не хочу уходить, – сказал Нэсти. – Дело в другом. Что-то во мне изменилось. Мне потребовалось… нечто большее, чем я всегда имел. Я всегда был предоставлен себе, ну, и у меня, конечно, был ты. Но теперь мне нужно больше. Ты понимаешь, что я имею в виду?
Вздох Дасти прервался надрывным кашлем. Уже несколько лет он пытался бросить курить, но от сорокалетней привычки оказалось не так-то просто избавиться.
– Я знаю, что ты имеешь в виду, – сказал он, откашлявшись. – Просто ты озабочен, и твой петушок давно поднимает головку.
Нэсти дернул головой и, поморщившись, спрятал лицо в ладонях.
– Ты совсем ничего не понял, – глухо проговорил он, досадуя на приятеля.
Впрочем, в словах Миллера была доля правды, и Нэсти пришлось это признать. Он насупился и проворчал:
– Ну ладно, допустим… где-то в глубине души я с тобой согласен.
– Заметь, ты сам это признаешь, – усмехнулся Дасти.
– Что ты хочешь этим сказать? – Нэсти озадаченно посмотрел на компаньона, затем откинулся на спинку стула и неожиданно спросил: – Послушай, почему бы нам не добавить в интерьер какой-нибудь другой цвет? Например, черный…
– Нет, ничего менять не нужно, – суховато ответил Дасти, он снова нахмурился.
– Но меня уже тошнит от этого дьявольски веселенького цвета, – не унимался Нэсти.
– Желтый – любимый цвет Джулии.
– Причем тут Джулия? Она, что ли, твой компаньон? Да и приходит она раз в год. А желтый – не ее, а твой любимый цвет.
– Да, верно. Желтый – мой любимый цвет. И Сэмми тоже, – тихо проговорил Дасти, и в голосе его прозвучала неизбывная боль утраты. – Мы с ней всегда хотели, чтобы в нашем доме было много детей и много желтого цвета.
Нэсти понял, что пора закрыть эту тему.
– Ну ладно, Даст, у нас ведь все о'кей. И дела идут неплохо.
Дасти только вздохнул в ответ.
– Поверь, я очень рад за нас обоих, – продолжал Нэсти. – Мне кажется, тебе следует пригласить в гости Розу. Можно было бы действительно нанять на время помощника – присмотреть за магазином, как ты сказал, а самим гульнуть, а?
Эксцентричная Роза Смазерс, жившая отшельницей в соседнем городке Паст-Пик, у подножия Каскадных гор, уже несколько лет была их приятельницей. Одно время Нэсти заменял ей сторожевую собаку. Да и сейчас они с Дасти продолжали опекать ее.
– Пригласить Розу – все равно что поджечь бочку с динамитом, – сказал Дасти. – Ты сам это знаешь. И потом… ты опять пытаешься что-то изменить?..
– Ладно, кофе будешь? – Нэсти рывком поднялся на ноги и подошел к кофейнику, который всегда был горячим. – Мне нужно взбодриться с утра.
– Я уже пил кофе, – ответил Дасти, барабаня узловатыми пальцами по костлявому колену. – Что произошло вчера вечером? Ты сказал, что поговорил с девушкой.
– Полли Кроу – женщина, а не девушка. Женщины теперь не любят, когда их называют девушками. Ты отстал от жизни, приятель.
– Черт, ну пусть будет женщина.
– Можно уговорить Розу, чтобы она оставила свою лачугу, – снова ушел от ответа Нэсти. – Она могла бы получить теплое местечко у тебя. К тому же она способна уютно обустроить любое место. Пусть постарается для твоего магазина.
– Вообще-то, – сказал Дасти, избегая пристального взгляда Феррито, – Роза была бы лучше всего. Она знает, что со мной не пропадет. Но я не могу… ну, понимаешь, сомневаюсь, что она согласится перебраться ко мне только потому, что я ее об этом попрошу.
– Ну раз ты так считаешь… – пожал плечами Нэсти. – Но все же подумай об этом. Ты мог бы позвонить ей на днях и повернуть дело так, чтобы она считала себя обязанной приехать. Скажи ей, например, что обижаешься на нее из-за того, что она до сих пор не удосужилась посмотреть твой магазин. Дасти досадливо поморщился.
– Может, и позвоню, – сказал он без особой уверенности. – Так ты видел эту женщину вчера вечером? Ее зовут Полли Кроу, так?
– Я уже говорил…
– Ну и?..
– Нам нужна эта партия декомпрессионных таблиц? – Нэсти отодвинул от кофейника толстую пачку картонок с цифрами.
– Да, черт возьми! Что у тебя произошло с той женщиной?
– Ничего, – сказал Нэсти, стараясь подавить ощущение пустоты в душе, возникающее всякий раз при мысли о Полли.
– Послушай, плесни-ка и мне кофе. – Дасти протянул руку, распрямляясь на стуле.
– Пожалуйста. – Нэсти наполнил вторую чашку. – Этой бурды мне не жалко.
– А мне нравится, – сказал Дасти, делая большой глоток и закрывая глаза от удовольствия. – Ты все испортил, не так ли? Небось попросил автограф, а больше не смог и двух слов связать.
– Да брось ты, Даст! – Нэсти принужденно рассмеялся. – За кого ты меня принимаешь?
– Ты не просил у нее автограф? И вы долго и мило беседовали?
– Ну, поговорили…
– Она вблизи так же хороша, как на телеэкране?
– Куда лучше!
– Ха! – Дасти вскинул вверх руку, расплескав кофе. – Отлично! Ты сражен. В твоих глазах сверкают звезды. И откуда ты только взялся, такой дурак? Я бы рассмотрел ее получше.
– Думай лучше о своем деле. Во всяком случае, я ей не понравился.
Дасти взял бумажное полотенце и наклонился, чтобы вытереть пролитый кофе.
– Да они только и делают, что спят с кем попало, уж я-то знаю, – проговорил он с презрительной усмешкой.
До Нэсти не сразу дошел смысл этих слов.
– Ты что, думаешь, что Полли спит со всеми подряд? – пробормотал он. – Думай что говоришь, Даст.
– А что? Я просто беспокоюсь за тебя, и все. Эти киношники все спят друг с другом, готов поспорить. Она окрутит тебя, а потом найдет себе другого. Уж я-то знаю.
Нэсти охватило нервное возбуждение, на скулах его заходили желваки. Но все же ему удалось взять себя в руки. Он глубоко вздохнул и отпил из своей чашки.
– Даст, что ты знаешь об этом? – спросил он несколько секунд спустя. – И откуда?
– Я же читаю газеты. Статейки о том, как они, выскочив замуж за какого-нибудь олуха, заводят шашни со своим партнером по съемкам. Оженят его, а в следующем фильме крутят с новым партнером. – Дасти запнулся и оценивающе взглянул на друга. – Ты, Нэсти, красивый парень. Как раз то, что они называют плейбоем.
Нэсти взглянул на часы.
– Пора открывать.
– Да-да! – Довольный удачно найденным словом, Дасти повернулся к Феррито и уперся ногой в его стул. – Именно плейбой. Женщины любят таких… красивых, мускулистых, высоких блондинов с холодными глазами.
– Я не мускулистый…
– Роман всегда говорил, что ты мог бы иметь любую женщину, какую захочешь.
– К черту Романа!
Дасти усмехнулся:
– Так, ты начинаешь нервничать, значит, я тебя достал. Сегодня вечером ты снова собираешься глазеть на эту Полли?
– Если она поступит по-своему, то нет.
Белые брови Дасти приподнялись:
– Так она сразу не клюнула, да? Девчонка не промах.
– Она женщина.
– Ну, хорошо, она умная женщина. Послушай… Умные не хотят казаться слишком доступными. Пора бы знать. Они сначала немного подразнят. Сразу отдаваться им неинтересно. Но она хочет тебя.
«Лучше бы не было этого разговора», – подумал Нэсти. Неудача с Полли больно ранила его. Он находился так близко от нее и испытывал такое острое желание, но сумел лишь напугать ее до смерти.
– Но она ведь была там, не так ли? – прервал его раздумья Дасти.
– Да. – Феррито все никак не мог забыть ее глаза, полные безумного страха; тот же страх был в каждом ее слове, в каждом движении.
– Ты ведь говорил, что она всегда приходит туда в одно время с тобой.
– Может, это я прихожу, когда приходит она.
– Ну хорошо. – Дасти вскочил и прошелся к двери и обратно, но это его не успокоило. – Вы оба приходите туда в одно и то же время. Вчера ты заявил, что считаешь такое совпадение неслучайным. Теперь ты так не думаешь?
Нэсти, немного подумав, проворчал:
– Не уверен.
– А я уверен. Послушай меня, я знаю толк в таких делах. Я изучал людей всю свою жизнь. Вы оба хотите одного и того же и устраиваете выкрутасы, чтобы заполучить то, что вам хочется. Но время…
– Не смей говорить так о Полли! – прервал приятеля Нэсти.
– Ах, извините. – Отвесив шутовской поклон, Дасти отошел к прилавку, взял половую щетку и, размахнувшись, швырнул ее на баллоны со сжатым воздухом. – Это моя ошибка. Я не должен говорить о принцессе как об обычной самке.
– Она не такая. В ней есть что-то еще.
– Ах, не такая? И в чем же разница? Что у нее, титек, что ли, нет?
– Да заткнись ты! – Нэсти отставил пустую кружку и поскреб пятерней подбородок. – Ну ладно, – сказал он, подавив вспышку гнева, – я потерпел неудачу с Полли и слишком близко к сердцу принимаю эти разговоры. Но, Даст, она… она действительно другая. Я не знаю, как это описать. Она не такая, как все, и я хочу ее.
Дасти, прищурившись, взглянул на друга, однако промолчал.
– Помнишь, ты говорил, что она слишком тощая? – Дасти по-прежнему молчал. – Так вот, ты прав. Она еще более худая, чем на телеэкране.
– Значит, действительно тощая? – откликнулся Дасти.
Нэсти стиснул зубы и пробурчал:
– Да, худенькая.
– Ты ведь не любишь стройных женщин.
Крыть было нечем. Нэсти задумался. Наконец заговорил:
– Знаю, я всегда говорил, что люблю женщин… Ну, возможно, я сказал…
– Ты всегда говорил, что тебе нравятся женщины, у которых есть за что подержаться.
– Спасибо, Дасти, – усмехнулся Феррито.
Пожалуй, отыскать брод в незнакомом месте ему было бы легче, чем сформулировать свои мысли так же просто и ясно.
– Да, я действительно люблю… в определенном смысле… более крепких женщин. Но Полли… Она…
– Другая, – закончил за него Дасти, смахивая щеткой пыль с кассового аппарата.
– Точно. – Нэсти вдруг словно обрел дар речи и заговорил быстро и сбивчиво: – Ты знаешь, ее волосы оказались не такими светлыми, как я думал. Они скорее золотистые. Но это все не важно. У нее удивительная фигура. А глаза такие синие, что просто ослепляют. Но знаешь…
– Это все тоже не важно, – догадался Дасти.
– Точно. А важно то, что я чувствую ее душу, ее внутренний мир…
– Уверен, что чувствуешь. Она – та самая незнакомка, которую ты видишь в «ящике» и за которой украдкой следишь из ялика.
Нэсти давно уже научился держать себя в руках – он слишком часто оказывался в ситуациях, когда несдержанность могла стоить ему жизни. «Терпение», – сказал он себе и на этот раз.
– Полли Кроу сильная женщина, но ее что-то угнетает.
– Черт возьми, значит, ты теперь и мысли читать умеешь?
– Ты не собираешься заканчивать этот разговор? – спросил Нэсти, стараясь казаться спокойным. – Может, лучше проверим накладные?
– Но почему ты решил, что ее что-то угнетает?
Взглянув в окно, Нэсти заметил, что на стоянку перед магазином въехал бежевый «мерседес» с опущенным откидным верхом. Машина остановилась, и из нее вылез мужчина. Нэсти бессознательно наблюдал за ним, думая о своем.
– Я почувствовал это, – сказал он. – Она очень напугана.
Дасти кивнул. Они оба прекрасно знали, что такое интуиция.
– Я думаю, – продолжал Нэсти, – что кто-то преследует ее. Она намекала на какую-то смену номеров.
– Да? – В живых глазах Дасти промелькнул интерес. – Что за номера?
– Я думаю, телефонные. Она говорила, что знает, как можно менять номер телефона, чтобы сохранить анонимность. Я не понял, что она имела в виду, но, видимо, кое-кто из таких анонимных абонентов блокирует ее определитель номера.
– Но почему она говорила о номерах именно тебе?
Нэсти и сам ломал над этим голову добрую часть ночи.
– Вероятно, она решила, что это я звонил ей. И оставлял на автоответчике какие-то сообщения. По крайней мере, так я ее понял. Может, ей звонит какой-нибудь сумасшедший?
Дасти долго разглядывал приятеля. Наконец сказал:
– Может, ты и прав. Что-то у вас не заладилось. Видимо, это как раз тот случай, когда нужно отойти в сторону, пока ничего не случилось.
– Так ведь не случилось же…
– Ну и не стоит жалеть, даже если она умнейшая из женщин.
– Она не умнейшая, Даст. Она чего-то боится.
Дасти нахмурился:
– Скорее всего, она просто шизофреничка. Послушай, если у тебя зудит, почешись. Найди себе лучше хорошенькую женщину и затащи в постель. Тогда забудешь свою маленькую певчую птичку.
Мужчина, вылезший из «мерседеса», тем временем подошел к магазину и принялся изучать рекламные проспекты, выставленные в витрине.
– Но я не собираюсь забывать ее. Впрочем, тебя это не касается. Это мое дело, и я сам с ним справлюсь.
Дасти ухмыльнулся и тихонько пропел куплет из «Дома Полли»:
– «Каждому нужен кто-то. Каждый является кем-то. Все мы нужны друг другу». – Голос у него был не сильным, но он верно передавал мелодию. – Знаешь, ты мог бы просто сказать ей, что тебе понравились ее песни, и ты решил, что она именно та женщина, которая тебе нужна.
– Спасибо, Даст. Если я не придумаю что-нибудь получше, я так ей и скажу.
Парню за окном, коренастому и крепкому, на вид было чуть за сорок. Его неторопливые, уверенные движения свидетельствовали о том, что он, если потребуется, сумеет пустить в ход кулаки.
– Может, откроем магазин? – предложил Дасти, кивнув на посетителя.
Незнакомец по-прежнему разглядывал витрину. У него была бритая голова и темно-карие, почти черные глаза. Читая рекламу, гость шевелил губами, обнажая при этом крепкие крупные зубы, сверкая многочисленными золотыми коронками.
– Наверно, считает себя пупом земли, – усмехнулся Нэсти. – Сбить бы с него спесь.
– Самодовольный индюк, – в тон приятелю заметил Дасти. – В форме, но не перенапрягается.
Нэсти взглянул на руки гостя.
– Да, ты прав. С чего бы это нормальному парню брить голову?
– Может, он хочет показать, что не боится потерять золотые кудри.
Нэсти едва заметно улыбнулся:
– Похоже, он нам не нравится, да?
– Похоже, – рассмеялся Дасти. – Привычка составлять мнение о любом незнакомце – это на всю жизнь.
– Ладно, пусть войдет.
Дасти медленно отодвинул засовы и снял замок.
Посетитель тотчас же переступил порог и остановился посреди магазина. Резкий запах его одеколона заглушил ароматы прохладного утреннего воздуха, ворвавшегося в открытую дверь.
– Доброе утро, – приветливо, но вместе с тем несколько суховато произнес Дасти.
– Доброе, – буркнул гость, по-хозяйски осматривая интерьер.
«Надутый ублюдок», – подумал Нэсти.
– Можем чем-нибудь помочь? – обратился он к посетителю.
– Возможно. – Темные глаза незнакомца оглядели Дасти.
Затем уставились на Нэсти. Бритоголовый рассматривал его долго, без всякого стеснения.
– Ты, что ли, ныряльщик? – спросил он наконец.
Нэсти покоробило это «ты».
– Да, я иногда ныряю, а вы? – спросил он, спокойно выдерживая тяжелый взгляд гостя.
– Мое имя Спиннел, Джек Спиннел.
Это было сказано таким тоном, словно посетитель не сомневался: на Нэсти – да и на любого другого – его имя произведет огромное впечатление.
– Рад видеть вас, Джек, – довольно равнодушным тоном проговорил Нэсти, решивший, что в некоторых случаях ложь простительна.
Джек Спиннел упругим шагом прошелся вдоль ряда масок, небрежно подцепив сначала одну, потом другую.
– Как бизнес? – полюбопытствовал он.
– Замечательно, – с вызовом в голосе ответил Дасти, неприязненно взглянув на посетителя.
Он выразительно посмотрел на Нэсти и обратился к Спиннелу:
– Вы ищете что-то конкретное?
– И как давно вы здесь? – вопросом на вопрос ответил Спиннел.
Нэсти насторожился. У него возникло знакомое ощущение – предчувствие опасности.
– Второй год, – ответил он, следя за гостем.
– Зимой, должно быть, торговли нет? – задал Спиннел очередной вопрос.
– Некоторые ныряют и зимой.
– Да? – Спиннел бросил маску в лоток с трубками для дыхания. – Я полагал, что зимой слишком холодно.
– Мы рассказываем об аквалангах и водолазных костюмах, но, конечно, избегаем подледного плавания. – На лице Дасти не было и намека на улыбку. – Человек может пострадать, даже погибнуть, плавая подо льдом.
Спиннел взглянул на озеро.
– Дьявольщина, я даже не думал, что здесь может быть так холодно.
Нэсти переместил резинку за другую щеку, однако промолчал.
– Вы бывали здесь зимой? – спросил Дасти.
– Да, последнюю зиму, – ответил Спиннел не очень уверенно. – По крайней мере, большую часть зимы.
– Неужели? – Дасти подчеркнуто медленно вытащил маску из лотка с трубками и вернул на прежнее место. – И вы собираетесь заняться этой зимой подводным плаванием?
– Нет, я продюсер.
Нэсти проглотил остатки давно остывшего кофе. Он не стал спрашивать, что именно снимал Спиннел. Дасти тоже промолчал.
Выдержав паузу, гость продолжил:
– А также директор программы и автор сценария. Я из Лос-Анджелеса.
– Впечатляет, – почмокал губами Дасти.
Джек Спиннел нахмурился. Покопавшись в ящике с резиновыми прокладками, он заметил:
– Возможно, мы в состоянии освоить это место. Вашему бизнесу это пошло бы на пользу.
Нэсти почти не спал ночью, к тому же сказывалось напряжение вчерашнего вечера.
– Будьте так любезны, объясните нам, кто вы и чего хотите? – сказал он, заметно нервничая. – Похоже, вы полагаете, что мы это знаем. Если так, то вы ошибаетесь, мистер Спиннел.
– Зовите меня просто Джек. – Он снова ослепил их блеском золотых коронок. – Я продюсер, автор сценария и директор программы «Дом Полли». Извините, но мое имя в титрах – на первом месте, и я полагал, что вы меня узнаете.
– Да, конечно. – Дасти, нахмурившись, смотрел, как прокладки рассыпаются в разные стороны. – Вероятно, это неплохая идея. Моя внучка смотрит вашу программу, когда приходит в гости. – Он выразительно посмотрел на Нэсти, предупреждая взглядом, чтобы тот держал рот на замке. Так как у Джулии не было деда, Дасти взял эту роль на себя.
– У меня есть и соавтор, Мэри Риз. Некоторые программы мы делаем вместе, – снисходительно усмехнулся Спиннел. – Вы, возможно, видели ее имя в титрах. Но в целом это мое шоу и моя идея.
Нэсти медленно опустился на стул и сцепил «замком» пальцы. «Этот парень, – подумал он, – кажется, подбирается к главному».
– Я расспрашивал о тебе в городе, – сказал Спиннел, обращаясь к Нэсти. – Все тебя видели, но никто не знает.
Нэсти медленно поднял глаза.
– Да, – кивнул он, – согласен, я человек не очень общительный…
– Говорят, ты тихоня, хотя я бы так не сказал.
Нэсти сделал глубокий вздох – он пытался держать себя в руках.
– Очень жаль, что я не произвел на вас благоприятного впечатления.
– Мне сказали, у тебя дорогая яхта и ты живешь на ней.
– Просто поразительно, как легко вам удается получать ответы на свои вопросы.
– Я всегда получаю ответы на свои вопросы, – сказал Спиннел. – В этом городе любят меня и мое шоу. Люди рады, что мы выбрали именно это местечко; они считают, что шоу привлекает в Киркленд деньги.
– Браво! – криво усмехнулся Нэсти. – А вы тоже так считаете?
– Знаешь, возможно, не только я тобой интересуюсь.
– Кому же еще я интересен?
Спиннел скорчил гримасу и пожал плечами:
– Не важно. Я, может быть, и не назову ни одного имени. Но если ты наживешь себе врагов в этом городишке, то это плохо отразится на вашем бизнесе.
– Что, угроза? – вмешался в разговор Дасти. – Ты кто такой, чтобы вваливаться сюда и угрожать нам? Убирайся отсюда, дерьмо собачье!
– Как мило, – с невозмутимым видом произнес Спиннел. Он взглянул на Дасти. – Я все-таки посоветовал бы вам не высовываться и стараться ладить с людьми.
– Иначе вы не покажете нас в своем шоу? – спросил Нэсти, наслаждаясь изумлением, промелькнувшим в глазах посетителя.
– Чтобы участвовать в «Доме Полли», нужно заслужить такое право, – принялся объяснять явно задетый за живое Спиннел. – Зато, например, в местной типографии говорят, что, после того как их показали в программе, оборот у них возрос в четыре раза. Да спросите хотя бы у психов, которые занимаются колдовством и предсказанием будущего. У Белинды с Фестусом. Ведь не так просто приучить людей к домашнему мылу и свечам, к якобы полезному для здоровья травяному чаю и прочим подобным вещам. Но у них никогда еще дела не шли так хорошо.
– Очень рад за них, – сказал Нэсти. – Значит, именно так вы собираете материал для своих передач?
– Ну, вы-то пока можете не рассчитывать на участие в шоу. Я просто хочу, чтобы вы задумались, не наживали себе врагов. Со мной лучше не враждовать. Но со мной очень легко ужиться, если есть желание.
– А может, мне все равно, как мы с вами уживемся? – пожал плечами Нэсти.
Ему уже надоел этот разговор.
– Может, я по своему характеру не очень дружелюбен?
– Но тебе нравятся красивые женщины.
«Итак, все ясно, ситуация прояснилась», – подумал Нэсти.
– Кому же они не нравятся? – спросил он, по-прежнему стараясь держать себя в руках.
Спиннел рассмеялся:
– Я не об этом. Я говорю именно о тебе. Потому что уже видел тебя… как и некоторые другие из нашей команды. Ты родился под счастливой звездой.
Нэсти подумал, что последнее замечание Спиннела столь же уместно, как танк на кладбище.
– У каждого своя звезда и своя судьба. И я не один такой в Киркленде, – ответил он невозмутимо.
– Но только твоя звезда приводит тебя к пристани. – Карие глаза Спиннела пристально смотрели на Нэсти. – Она вечерами прогуливается у берега. И каждый вечер в то же самое время появляешься там ты, Феррито.
– Эй, поосторожнее! – подал голос Дасти, поднимаясь со стула.
– Не беспокойся, Даст, – остановил приятеля Нэсти. – Это наше с Джеком дело, и мы сами разберемся.
– Она очень впечатлительная… – проговорил Спиннел примирительным тоном.
Нэсти вопросительно посмотрел на Спиннела:
– Действительно впечатлительная?
– Я знаю ее очень хорошо.
«Интересно, насколько хорошо?» – подумал Нэсти, однако промолчал.
– То, что беспокоит ее, беспокоит и меня, – продолжал Спиннел. – Ты понимаешь, о чем я говорю?
– Конечно. Вы заботитесь о благополучии вашей телезвезды. Не будет Полли, не будет и шоу. Другими словами, вы хотите получить гарантию, что я не собираюсь однажды вечером пристукнуть ее у пристани и утопить.
Нэсти заметил краем глаза, что Дасти едва удерживается от смеха.
Спиннел приосанился и спросил:
– Полагаешь, остроумно?
– Не исключено. Впрочем, я никогда не слыл остряком.
– Полли для меня не просто телезвезда, – сказал Джек, несколько смутившись. – Она для меня значит намного больше. И что мне теперь с тобой делать?
Нэсти внимательно смотрел на стоявшего перед ним Спиннела, разглядывая продюсера с таким же любопытством, с каким тот несколько минут назад изучал его самого.
– Послушайте, Джек, – сказал он наконец. – Я попытаюсь быть с вами откровенным. Я хочу понять, о чем вы говорите или, возможно, только пытаетесь сказать.
Нэсти не мог представить себе Полли Кроу рядом с этим клоуном. А если бы и смог – подобное зрелище ему не понравилось бы.
– Не напрягайся, со временем поймешь, – криво усмехнулся Джек, вертя массивное золотое кольцо на пальце левой руки. Он снова взглянул на Нэсти. – Я считаю своей обязанностью заботиться о том, чтобы ничто не расстраивало Полли. Она впечатлительна и темпераментна, как и большинство актрис. И она слишком много для меня значит. Я должен заботиться о том, чтобы никто не нарушал ее душевный покой.
Этот продюсер, возможно, крепкий парень, подумал Нэсти. Но Спиннел никогда не смог бы стать достойным противником Феррито. Нэсти медленно поднялся со стула.
– Именно это и заставило вас прийти сюда? – спросил он, добродушно глядя на Спиннела; тот был почти на голову ниже Нэсти.
– Сейчас я задаю вопросы, – с вызовом ответил продюсер.
– Вы уже задавали вопросы, – заметил Нэсти. – А теперь моя очередь. Нет закона, запрещающего гулять в порту.
– Зато есть закон, запрещающий преследовать женщин.
Нэсти подошел вплотную к Спиннелу, так что тому пришлось запрокинуть голову.
– Вы не хотите взять свои слова обратно?
– Ты меня не запугаешь! – закричал Спиннел предательски дрогнувшим голосом.
Нэсти улыбнулся:
– Ну конечно, не запугаю. Такого храбреца, как вы, ничем не испугаешь. Вы слишком важная персона, верно? Вы привыкли получать все, что захочется. Привыкли помыкать людьми и требовать от них благодарности за своё благородство.
– Я пришел сюда не драться.
Дасти, по-прежнему сидевший в углу, прыснул в кулак.
– Вот и хорошо, – кивнул Нэсти. – Иначе вам пришлось бы испытать разочарование. Но я взял себе за правило не связываться с более слабым противником. Поэтому уходите и больше не возвращайтесь.
– Ты что же… – начал было Спиннел, но тут же осекся.
Нэсти повернулся и, открывая дверь, выпалил:
– Вон!
Незваный гость пытался сохранить достоинство, но это плохо у него получалось. Спрятав трясущиеся руки в карманы, он сказал:
– Я уйду. Но потому, что я сам этого хочу. Я сказал вам все, что собирался сказать. И пеняйте на себя, если у вас начнутся неприятности. Запомните мои слова.
– Кажется, я не совсем вас понимаю, – сказал Нэсти, окинув Спиннела презрительным взглядом.
– Держись подальше от пристани, или мне придется предупредить Полли, чтобы она не гуляла там.
– Это Полли просила вас прийти сюда?
– Ты понял? Держись подальше от нее, – сказал продюсер, проигнорировав вопрос.
– Значит, не просила, – сделал вывод Нэсти. – Вы лгали, когда говорили, что она расстраивается из-за меня. Но вы боитесь, что я раскрою вашу ложь. Так чего же вы боитесь?
– Я не из тех, кого можно запугать, – снова приосанился Спиннел.
Солнце нимбом сияло над его бритой макушкой. Повернувшись, он вышел из магазина. Прежде чем Нэсти закрыл за ним дверь, продюсер с угрозой в голосе добавил:
– За тобой следят, имей в виду. Мне будет известен каждый твой шаг. И не крутись около Полли.
Либо Полли рассказала о встрече с ним накануне вечером, размышлял Нэсти, либо ее босс действительно считал своей обязанностью следить за каждым шагом телезвезды. Джек Спиннел неожиданно обернулся – Нэсти по-прежнему стоял у порога – и совсем другим тоном проговорил:
– Вот что, мой ассистент позвонит тебе… Договоришься с ним о своей доле. Идет? – Продюсер замер в ожидании ответа.
Похоже, он действительно очень не хотел, чтобы кто-то увивался вокруг Полли.
Нэсти никогда не отмахивался от деловых предложений. Он улыбнулся и сказал:
– Был бы рад побеседовать с вашим помощником. Надеюсь, мы договоримся. – В этот момент Нэсти склонялся к мысли, что Полли по душе такой телохранитель, как Джек Спиннел.
Джек облегченно вздохнул:
– Отлично. Просто замечательно. Я знал, что ты правильно поймешь меня.
– О да, теперь я прекрасно все понимаю, Джек, – снова улыбнулся Нэсти.
Спиннел ухмыльнулся:
– Очень… очень приятно было познакомиться. У меня ведь огромные возможности, Феррито, уж поверь.
– Не сомневаюсь, что так и есть.
– Люди всегда делают то, что я им говорю. – Размахивая на ходу руками, Спиннел направился к своей машине. – Они знают, что это лучше, чем связываться со мной! – крикнул он, обернувшись.
Затем пнул ногой крыло «мерседеса», криво ухмыльнулся и уселся за руль.
Нэсти закрыл дверь, заглушив рев ожившего автомобильного двигателя. Затем повернулся к Дасти. Тот сидел на стуле, с усмешкой глядя на приятеля.
– Лучше не связываться с Джеком, – проговорил Дасти. – Он может напакостить тебе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретные удовольствия - Камерон Стелла



Интересный роман любовно-детективного плана, до конца не можеш понять кто друг, кто враг. Правда психопатов и извращенцев слишком много, к счастью конец хороший. В общем все кому нравятся книги подобного жанра читайте и не пожалеете.
Запретные удовольствия - Камерон СтеллаМари
13.03.2012, 3.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100