Читать онлайн Во власти желания, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти желания - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти желания - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти желания - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Во власти желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Маркиз заглянул в столовую.
— Доброе утро. Как настроение?
— Спасибо, милорд, намного лучше, чем вчера утром, — ответила Керсти. — Я хорошо отдохнула.
Не правда. На самом деле она не находила себе места от волнения и усталости, но пыталась скрыть это. Вчера рано утром, после того как она ответила отказом на предложение Макса, они вернулись в замок и молча расстались. С тех пор она его не видела.
Маркиз вошел и налил себе чашку кофе. Потом подошел к буфету и принялся приподнимать крышки с блюд.
— Копченая рыба? Прекрасно!
Маркиз положил себе на тарелку рыбы, потом яичницу.
Керсти знала, что он уже завтракал: она заходила в кухню и видела, как Уилки моет посуду.
Усевшись за стол, Арран с улыбкой посмотрел на девушку.
— Как ты после… вчерашнего? — спросил он наконец.
— Ночью пришлось понервничать, — призналась Керсти.
Она имела в виду бал и то, что за ним последовало. — К счастью, я не заболела, хотя и провела столько времени на холоде и под дождем.
— А вот Макс заболел.
Она взглянула на маркиза, но тот отвел глаза.
— Мой брат, наверное, уже говорил с тобой об этом?
— Нет, я не видела виконта. Что с Максом… с мистером Россмара? Он простудился? Или у него воспалилась рана?
Маркиз вздохнул.
— Нет-нет. Рана заживет, а шрам сделает его еще более привлекательным в глазах женщин. Простуды тоже нет. У Макса крепкое здоровье. Но он не встает с постели и ни с кем не разговаривает. Уж не знаю, что между вами произошло.
— Совсем не разговаривает? — Керсти нахмурилась.
— Мы не добились от него ни словечка.
Странно. Проводив ее к замку. Макс туг же повернулся и пошел к охотничьему домику — там иногда жили его родители.
— Ему не надо было пить, — продолжал маркиз.
Керсти насторожилась.
— А он пил?
— Да.
Ей очень хотелось высказать свое мнение о тех, кто пьет, пытаясь забыться, но она сдержалась.
— Он еще скажет мне спасибо, — пробормотала Керсти.
— Что?.. — удивился маркиз.
Она посмотрела ему прямо в глаза.
— Я говорю — он еще скажет мне спасибо.
Родители учили ее всегда быть честной.
— Скажет тебе спасибо за то, что ты отказалась стать его женой?
Керсти в изумлении раскрыла рот. Откуда он знает? Неужели Макс ему рассказал?
— А вот и ты, Струан! — Маркиз искренне обрадовался приходу брата. — А мы с Керсти как раз говорили о твоем сыне. О том, что он не встает с постели, отказывается есть и молчит, а вчера напился до бесчувствия.
— Вы действительно об этом говорили? — спросил Струан. Он налил себе чашку кофе и взял тосты. — Надеюсь, ты не сказал ничего такого, что могло бы расстроить Керсти? И вообще, жив он или мертв — это не ее дело.
Керсти взглянула на маркиза.
— Что-нибудь слышно о моем брате, милорд? — спросила она.
— Да, чуть не забыл… — Струан смутился. — Есть вести от твоих родителей.
— Хорошо, что все-таки вспомнил, — улыбнулся Арран.
— Прости, что сразу не сказал, — пробормотал виконт. — У меня голова идет кругом. Макс выпил столько бренди, что хватило бы на целую армию. Напился и впал в исступление. У него на устах только твое имя, Керсти.
— Так что же с ее родителями? — напомнил маркиз. — Ты сказал — от них есть вести.
— Что? — Виконт уставился на брата. — Ах да… Они передали, что у Нилла все хорошо. Но Макс… Мне страшно за него, ведь пьянство может превратиться в болезнь.
— Я знаю, — сказала Керсти. — Он обещал мне, что больше не будет пить.
Виконт пожал плечами.
— Наверное, он обещал это до того, как ты ему отказала.
— Скажите, а сейчас мистер Россмара пьян?
— Нет.
— Струан отрицательно покачал головой. — Сейчас он абсолютно трезв. Если ему еще дорога жизнь, то он вряд ли притронется к бутылке. Макс говорил мне, что спиртное для него как яд, что он напивается только от отчаяния.
— Это он вас попросил поговорить со мной?
— Нет! — в один голос воскликнули маркиз с виконтом.
Ничуть не смутившись, Струан сказал:
— Макс никогда «не простит нам, если узнает об этом разговоре. Но ты, конечно же, нас не выдашь. Однако он будет очень рад, если ты придешь в охотничий домик и скажешь ему, что он тебе небезразличен.
Сложив руки на коленях, Керсти проговорила:
— Я люблю мистера Россмара больше жизни, но никогда не скажу ему об этом. Мы с ним должны отказаться от подобных чувств.
Струан нахмурился.
— Пожалуйста, сходи к нему. Можешь говорить о чем угодно. Например, поздравь его с рождением второго сына в семействе его сестры. Теперь у Эллы и Сейбера одна девочка и двое мальчиков.
Керсти не знала, что Элла уже разрешилась от бремени.
— Я очень рада за них и надеюсь, что скоро увижу новорожденного. — Сердце ее болезненно заныло. Она мечтала родить Максу детей, но знала, что этим мечтам не суждено сбыться. — Мистер Россмара, наверное, тоже рад?
— Наверное, — кивнул Арран, — Правда, Макс не сказал по этому поводу ни слова, а ведь ты знаешь, как он любит Эллу.
— Она приедет сюда, как только оправится после родов, — сообщил Струан. — Элла не любит долго валяться в постели.
По ее словам, она слишком здорова, чтобы бездельничать, — с улыбкой добавил виконт. — Прошу тебя, сходи к Максу.
— Но зачем? Вы же знаете, что мы с ним не можем быть вместе.
— Ты слишком благоразумна, — сказал Арран. — Но сейчас нам надо прежде всего позаботиться о Максе. Он хочет тебя видеть. Кстати, ты очень помогла мне, когда разобрала корреспонденцию. Без тебя я бы не справился. Ведь Макс отлеживается в своей спальне…
— Очень плохо, что отлеживается, — ответила Керсти. — Нельзя решать личные проблемы в ущерб общим интересам.
Мистер Россмара поступает эгоистично, пренебрегая своими обязанностями. И все же, милорд… что именно вас беспокоит?
— Ты сама только что все объяснила. — Струан поморщился, сделав глоток остывшего кофе. — Ты сказала, что не следует забывать о своем долге.
Керсти вопросительно взглянула на виконта. Она не поняла, что он имеет в виду.
— Поговори с ним, — сказал маркиз.
— Похоже, он решил, что ты собралась уходить.
— Я никуда не ухожу!
Да и как она могла уйти?
— Мы со Струйном так ему и сказали, но ему нужно услышать это от тебя. И заодно узнать причину твоего отказа.
Щеки Керсти залились румянцем.
Наклонившись к ней, виконт спросил:
— Почему ты отвергла его предложение?
— Потому что мы с ним не пара. Женившись на мне, он в конце концов возненавидит меня, а я этого не переживу.
Струан пристально посмотрел на девушку.
— Возненавидит тебя? — переспросил он. — Этого никогда не случится. Но как же нам поступить?
Керсти молчала. Она не знала, какого ответа он от нее ждут.
— Может, заставить его подчиниться? — спросил виконт. — Или согласиться с любым его решением?
— Будем надеяться, — тихо проговорил Арран, — что Макс примет правильное решение.


По словам отца, новейший способ отучить человека от пьянства — это заставить пьяницу испытывать тошноту при виде спиртных напитков Ну что ж, его уже мутило, когда он смотрел на каминную полку своей бывшей комнаты — там, сверкая на солнце, стояли бутылки бренди. Это зрелище вызывало тошноту и спазмы в желудке.
Он не спал здесь уже много лет. Ложе было довольно просторным; в юности он сильно вытянулся, и родители поставили ему большую кровать с пологом на четырем столбиках. Слава Богу, все его игрушки хранились в соседней комнате — значит, ему не грозил гнетущий приступ тоски по ушедшему детству.
«Керсти отказалась стать моей женой… О Господи, сделай так, чтобы я заснул и больше не проснулся!»
Макс закрыл глаза в надежде уснуть навеки.
Во всем виновато бренди. Он начат пить — и уже не мог остановиться; без спиртного блаженное забытье отступало, и требовалась новая порция «лекарства».
Если бы Керсти была рядом, он поборол бы эту пагубную привычку. Она и отец помогли бы ему.
Но ее никогда не будет рядом.
— Милый Макс, можно войти?
Он решил, что голос леди Гермионы ему просто почудился. Но тут она склонилась над его постелью и положила ему на лоб руку в перчатке.
— Какого черта… — Он осекся. Стоит ли себя утруждать?
Эта женщина так поглощена собой, что даже забыла снять с руки перчатку.
— Знаю, ты не хочешь меня видеть, — проворковала она. — Не хочешь, потому что я тебе совсем не нравлюсь. Но пожалуйста, не гони меня. Я хочу за тобой поухаживать.
Это ему наказание за пьянство!
— Прости меня, Макс. Я думала только о себе и не замечала, что ты несчастен. Тебе нужна терпеливая женщина, которая будет мириться со всеми твоими прихотями.
О Боже, скорее бы она ушла!
— Скажи мне хотя бы одно доброе слово, и я буду хранить его в сердце до конца своих дней, вспоминая тебя в монастыре.
Уголки его губ дрогнули, но он все же удержался от смеха — Я решила уйти от мирской суеты, — продолжала Гермиона. — Решила укрыться в тиши святой обители и молиться за тебя, дорогой Макс.
— Ты очень добра, — сказал он, закрывая глаза.
— Отдыхай. А я буду сидеть здесь и смотреть на тебя.
— Полезное занятие, — пробурчал Макс. — Я хочу спать и предпочитаю делать это в одиночестве. — Последняя часть фразы прозвучала двусмысленно, но он надеялся, что Гермиона этого не заметит.
— Макс, ты кривишь душой. — Она тихонько засмеялась.
Все-таки заметила!
Макс по-прежнему лежал с закрытыми глазами. При этом пытался дышать ровно и глубоко.
Так прошло несколько минут.
Ни звука.
Он чуть разомкнул веки. Гермиона внимательно за ним наблюдала.
Наконец, решив, что Макс заснул, она отвернулась и на цыпочках вышла из спальни.
Макс ухмыльнулся, но тотчас же нахмурился. Из соседней комнаты донеслись какие-то странные звуки.
Он приподнялся, прислушался. Было очевидно, что гостья, стараясь не шуметь, что-то ищет.
Макс осторожно спустил ноги на пол. Сделанная на совесть кровать даже не скрипнула. В ночной рубашке (эту рубашку он видел впервые и не помнил, как ее надевал) он подкрался к двери и заглянул в щель. Здесь, за дверью, когда-то была его детская, потом — классная комната.
Леди Гермиона наконец-то сняла перчатки. Более того, она закатала рукава и подняла юбки, завязав их узлом, чтобы не мешали.
Стоя у двери. Макс наблюдал за гостьей. Она осматривала его старые книги — одну за другой снимала их с полок, быстро пролистывала и ставила на место. Макс видел в профиль ее сердитое пунцовое лицо. Потом Гермиона подошла к большому комоду с игрушками и принялась изучать его содержимое, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону. Она не притрагивалась к игрушкам — очевидно, боялась разбудить человека, за которого собиралась молиться до конца своих дней.
— Вы что-то ищете, миледи? — вежливо осведомился Макс. — Вам помочь?
Дама вздрогнула и схватилась за сердце.
— Больше никогда так не делай! — закричала она, хватая ртом воздух. Но тут же, пытаясь улыбнуться, добавила — О Боже, как ты меня напугал, милый Макс! Я думала, ты спишь.
— Охотно верю.
— А я туг разглядывала твои детские вещи, любимый.
Он молча кивнул.
Гермиона указала на комод.
— Твои игрушки… Как это трогательно! Ведь к ним когда-то прикасались твои детские ручки! — Она тяжко вздохнула. — Прости, что я тебя потревожила, дорогой. Ложись, спи. Я сейчас уйду.
— До свидания.
— До свидания, любимый. — Гермиона попятилась к выходу. — Надеюсь, мы скоро увидимся. Я буду за тебя молиться, Он тоже будет молиться — о том, чтобы она забыла к нему дорогу.


В конце концов Максу надоело валяться в постели. Можно пролежать здесь вечность, посылая Керсти мысленные призывы, но все равно ничего не добьешься.
Утро кончилось, наступил день. Макс отказался от ленча, который ему принесла Мэри. Эту горничную наверняка подослал в охотничий домик-отец — дабы иметь в ее лице надежную шпионку.
В дверь тихонько Постучали. Макс вздрогнул от неожиданности. Увидев же румяное лицо и пухлые губы Хораса Хаббла, удивился еще больше. Гость бочком протиснулся в спальню.
— Не возражаете, если я войду, приятель? — спросил он.
Притворяться спящим бессмысленно — ведь их взгляды уже ветре г ил и сь.
— Только ненадолго, — отозвался Макс. — Я очень устал.
— Разумеется. Ого, как вас исполосовали! — Хорас шагнул к кровати и принялся разглядывать щеку Макса. — О Боже… — пробормотал он наконец. — Чуть ниже — и вы могли бы улыбнуться горлом. Зарезали бы вас, как барашка. Да, неприятная отметина.
— Спасибо за комментарий, — съязвил Макс. Он уже смотрелся в зеркало, но не очень-то огорчился. — А вот леди Гермиона, кажется, вовсе не заметила, что мне чуть не отрезали голову Хорас промолчал. Деликатно откашлявшись, он приложил к уголкам рта носовой платок.
— Надеюсь, вы пришли не только для того, чтобы убедиться в моем добром здравии? Кстати, я прекрасно себя чувствую.
Просто лежу и отдыхаю.
— Вы правы. Я пришел, чтобы поговорить о моей бедной кузине Гермионе.
Макс молча ждал продолжения.
— Видите ли, поползли слухи. — Хорас выразительно взглянул на Макса. — О том, что случилось, знает уже вся Шотландия. А также Англия и Ирландия.
— Да, слухи… — пробормотал Макс, — Я рад, что вы со мной согласны, — сказал Хорас. — Предлагаю обсудить этот вопрос по-деловому. Договоримся о цене и разойдемся по-хорошему.
— О какой еще цене?
— Вы должны заплатить за унижение моей дорогой кузины. Вы опозорили невинную малышку перед всем светом.
— Неужели перед всем? — удивился Макс. — По-моему, речь шла только о Шотландии, Англии и Ирландии.
— И разумеется, об Уэльсе, — добавил Хорас. — Кузине понадобятся немалые деньги, чтобы привлечь состоятельного джентльмена — ему придется, не обращая внимания на сплетни, должным образом содержать нас… то есть ее.
— Если она будет хорошо обеспечена, ей уже не понадобится состоятельный джентльмен.
Хорас нахмурился.
— На что вы намекаете?, Гермиона мечтает выйти замуж, родить детей и посвятить себя семье. Но к сожалению — и вам это известно, — девушка не может найти себе достойного мужа, если она бедна. Я уверен, что вы позаботитесь о приданом для моей Гермионы — ведь вы ее публично опозорили.
Макс усмехнулся, — Видите ли, я и рад бы последовать вашему совету, но леди Гермиона, да спасет Господь ее ангельскую душу, уже была у меня.
— Что?.. — Хорас окинул взглядом комнату, словно ожидал увидеть Гермиону за каким-нибудь комодом. — Эта потаскушка меня опередила! Я хочу сказать… она уже приходила сюда?
— Да. — Макс, чуть приподнявшись, сложил на груди руки. — А что, разве она не сообщила вам о своих планах?
Хорас насторожился.
— О каких планах?
— Ну как же… Она ведь собирается покинуть мир грешников и уйти в монастырь, чтобы там молиться за меня до конца своих дней.
Хорас замер, выпучив глаза. Он так долго молчал, что Макс даже приподнялся на локтях, чтобы получше разглядеть Гостя — тот являл собой довольно любопытное зрелище.
Очнувшись наконец, Хаббл направился к двери. Он ушел не попрощавшись.
Макс повалился на подушки и, усмехнувшись, уставился на полог кровати. Разговор с Хорасом Хабблом позабавил его.
Тут к нему опять заглянула Мэри и, не удержавшись, сообщила:
— Мисс Керсти переживает за вас, сэр. Она, наверное, скоро придет.
Внезапно из соседней комнаты донесся какой-то шорох.
Макс снова приподнялся на локтях и прислушался.
Суля по всему, кто-то очень осторожно рылся в его вещах.
Стиснув зубы, Макс поднялся с постели и подкрался к приоткрытой двери.
Хорас Хаббл снимал с полок книги и просматривал их.
Время от времени он ощупывал заднюю стенку шкафа и сокрушенно покачивал головой.
— Вы что-то ищете? — с любезной улыбкой поинтересовался Макс. — Вам помочь?
Хорас пронзительно взвизгнул. Макс вздрогнул и зажал уши ладонями.
— Вы меня до смерти напугали! — закричал Хаббл, прижимая руки к груди. В следующее мгновение гость выбежал из дома.


Сам собой напрашивался вопрос: что искали у него эти люди?
Впрочем, Макса волновало другое. После ухода Хораса прошло уже несколько часов, а Керсти так и не появилась.
Конечно, он мог и сам к ней пойти, но Мэри накануне говорила, что Керсти хорошо себя чувствует и ходит по замку, тогда как он, раненый, лежит в постели…
Он сделал ей предложение, но она ему отказала…
Почему ее так долго нет?
Может, послать записку? Может, вежливо справиться о ее самочувствии?..
И все же она придет! Не удержится!
— Мистер Россмара, — пропел женский голосок, — к вам можно?
Макс закрыл глаза. О Господи, кто еще пожаловал? Если он заговорит, его непрошеная гостья поймет, что он не спит, и тогда будет крайне невежливо отказать ей в приеме. Нет, надо молчать. Единственный выход — это притвориться спящим.
— Мой бедный мистер Россмара!
Макс услышал шуршание дорогого шелка и почувствовал запах… неужели, нафталина?!
— О Боже! Какой ужасный шрам! Неудивительно, что ты не в состоянии принимать разумные решения, милый мальчик. Ладно, спи, так даже лучше.
Максу стоило большого труда сохранять неподвижность и держать глаза закрытыми.
— Тебе нужно время, чтобы прийти в себя. Если бы Гермиона описала мне твое состояние, я бы сразу поняла, почему ты так неучтиво с ней обошелся.
Он приоткрыл глаза. В этот момент вуаль графини Грэбхем задела его щеку. Поджав губы, пожилая дама внимательно разглядывала рану Макса. Выпрямившись, наконец пробормотала:..
— Интересно, есть ли у тебя другие, более серьезные ранения? Может быть, ты прогнал бедняжку Гермиону, потому что боялся, что уже никогда не сможешь… э-э… — Она с усмешкой щелкнула пальцами и снова склонилась над кроватью.
Макс продолжал следить за действиями графини. Не замечая этого, она приподняла край одеяла…
— Черт возьми, что вы делаете? — Он натянул одеяло до самого подбородка. — Хотите меня изнасиловать?
Графиня отшатнулась.
— Как вы могли такое предположить?.. А впрочем, я забыла… ведь вы не в себе, мой бедный мальчик! Я просто смотрела, много ли у вас увечий.
— Много! — рявкнул Макс.
— Да-да, — закивала гостья. — Я так и думала. Примите мои глубочайшие соболезнования, — Я ранен, но не убит.
Сложив перед грудью ладони, графиня проговорила:
— Да, но порой, когда боль особенно нестерпима, человек мечтает о смерти. Впрочем, это не важно. Я пришла сказать, что, учитывая ваше состояние, мы, естественно, дадим вам больше времени на подготовку.
— На подготовку — к чему?
— К венчанию. Ведь вы женитесь на Гермионе. А она…
Будь Гермиона постарше, она бы все поняла. Ей, бедняжке, показалось, что вы ее не любите.
Макс мысленно усмехнулся!
— Мистер Россмара, могу я попросить вас об одном одолжении?
Макс медленно закрыл глаза и, чуть приоткрыв рот, издал тихий храп.
— Я знала, что вы согласитесь, — прощебетала графиня. — Пусть Гермиона придет и поухаживает за вами. Ей надо чувствовать себя полезной. Она вас так любит!
Макс продолжал похрапывать, дожидаясь, когда эта ужасная женщина покинет спальню.
Как только она вышла, он приподнялся и прислушался.
Вскоре из соседней комнаты донеслись уже знакомые звуки — шуршание книжных страниц.
Макс застонал и натянул одеяло на голову.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти желания - Камерон Стелла



Получается, что виконт с женой спасли и усыновили маленьких Эллу и Макса, чтобы подыскать им , взрослым, в супруги сексуальных извращенцев? Хорошо, что судьба вмешалась...
Во власти желания - Камерон Стелланадежда
2.10.2015, 17.42





Когда-то давно читала этот роман , неплохой , но слишком для меня удручающий , герой хмурый , строгий ...не мой, короче, тип роман ...
Во власти желания - Камерон СтеллаВикушка
10.12.2015, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100