Читать онлайн Простые радости, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Простые радости - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Простые радости - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Простые радости - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Простые радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Либо Феникс до смерти напугана, либо она чертовски хорошая актриса.
– Кто тебя к нам подослал? – Он развернул ее к себе лицом и снова прижал к «лендроверу». Теперь с его губ не должно сорваться ни одного неверного слова. Ничего, что могло бы его выдать.
Она издала прерывистый хрип и свесила вперед голову.
Роман тряхнул ее:
– Кто? – Не в его правилах было запугивать женщин, но он поклялся, что добьется результата, приехав в Паст-Пик, а эта женщина может ему помешать.
Ветер, становившийся все сильнее, хлестал ветвями деревьев по бортам «лендровера». Феникс стояла наклонив голову, и волосы лезли ей в лицо.
– Посмотри на меня, – приказал он. В своем дешевом, черном свитере она казалась игрушечной. Узкие плечи, хрупкое тело. – Посмотри на меня, черт возьми.
– Меня тошнит, – пробормотала она, качнув головой, чтобы убрать волосы. – Я ударилась животом.
Судя по тому, что он видел, она не лгала. Даже в темноте было видно, как она побледнела. Но жалость была роскошью, которую он в данный момент не мог себе позволить. Те, на кого она работает, – убийцы.
Может, ей это и не известно, но у него нет времени просвещать ее на этот счет.
– Меня тошнит, – повторила она.
– Если ты берешься за большую и опасную работу, то должна знать, что тебе может достаться. – Ему пришло на память другое хрупкое тело, другое искаженное страданием лицо. Кто, черт возьми, есть кто во всей этой заварухе? Он ни в коем случае не должен терять терпение. Он приказал:
– Открой рот.
Ее глаза даже не блеснули в ответ.
– Дыши ртом. Вдыхай поглубже, тогда тошнота пройдет. Она разомкнула губы и прислонила голову к заднему стеклу «ровера».
Через несколько секунд он спросил:
– Лучше?
– М-м. По-моему, я поранила голову, – в замешательстве проговорила она.
Роман наклонился ближе, чтобы осмотреть ее. Обхватив ей шею одной рукой, чтобы зафиксировать голову, другой он поднял ее волосы. Из ссадины на лбу струилась кровь.
– Наверное, ты ударилась об обшивку, – сказал он, ругая себя за то, что не рассчитал силу удара. Он почему-то решил, что она гораздо крепче. – Сосредоточься, Ви Джи. Чем быстрее ты ответишь на вопросы, тем быстрее я отпущу тебя на все четыре стороны.
– Меня никто не посылал.
– Конечно. Начнем сначала. Кто послал тебя и зачем?
– Никто.
– Кто? Что они хотят доказать? Это что – конкурирующий клуб? – Произнеся это, он чуть было не улыбнулся. Отчитываясь, она расскажет, что он защищал интересы фирмы, и он надолго собьет их с толку.
– Я ехала домой. – Он удивился тому, как ясно прозвучал ее голос.
Роман улыбнулся:
– Придумай что-нибудь получше. Ты следила за мной. Вцепившись в его руку, она попыталась убрать ее со своей шеи.
– Бесполезно, – сказал он ей. – Я отпущу тебя, когда сам сочту нужным. Если сочту.
– Я пропустила свой поворот.
– Да ладно тебе. – Первые капли дождя, просочившись сквозь деревья, забарабанили по крыше машины. – Еще немного, и мы с тобой промокнем насквозь. Мне хочется домой, а тебе?
– Да. – От отчаяния голос ее поднялся до писка.
– Значит, с тобой все в порядке? Тебе не нужна помощь? В изобретательности ей не откажешь.
– Ты начинаешь выводить меня из себя, Феникс. Тебе приказали поехать за мной, так? Ты должна была составить отчет о том, что тебе удастся обо мне разузнать.
– Как я могла на это рассчитывать? – Она громко и часто задышала. – Я не знала, что ты сегодня собирался зайти к Морту и Зельде. Я ничего о тебе не знаю. Я тебя никогда не видела до сегодняшней встречи.
Зато при этой встрече она увидела довольно много, и это ее впечатлило.
– Почему ты решила уйти из бара вслед за мной?
– У них не было для меня работы.
– Да, ты говорила. А еще ты сказала, что поработаешь позже. Ты сказала мне, что не можешь уехать оттуда и поговорить в другом месте.
– А через пять минут после того, как ты спросил, могу ли я уехать, ты вдруг вспомнил, что тебе нужно быть в другом месте, – выкрикнула она в ответ, вытирая мокрое от слез лицо.
Он рассмеялся и приподнял ей большим пальцем подбородок – острый, красиво очерченный подбородок.
– И тебе стало досадно? Или это натолкнуло тебя на мысль выяснить, с кем у меня встреча? На случай если это заинтересует тех, кто тебя подослал? – Порыв ветра донес до него едва уловимый лимонный запах ее духов, который он уже отметил днем.
– Ты будешь чувствовать себя глупцом. – Теперь она крепко вцепилась в его руку. – Когда мы завтра увидимся, тебе захочется, чтобы этой встречи никогда не было.
– Я должен поверить, что ты снова появишься в клубе? И не надейся, детка. Если, конечно, ты не сделаешь чего-нибудь для того, чтобы мы тебе поверили. Почему бы тебе не выложить карты на стол и не рассказать мне всю правду? Если ты перейдешь на нашу сторону, я уверен, что смогу убедить своих партнеров, что ты будешь прекрасным пополнением нашего коллектива.
– Я не знаю, о чем ты говоришь! Завтра меня должны ввести в курс дела. Ты приехал в «Поворот» специально для того, чтобы мне это сообщить. Или ты все это наврал?
– Нет. – Он с интересом наблюдал, как она пытается выкрутиться.
– Как только ты ушел, Морт сказал, что я выгляжу усталой и мне следует поехать домой. Да отпусти же меня, черт возьми!
Повинуясь рефлексу, он придавил ее к машине, когда она попыталась его ударить коленом в пах.
– Стой смирно, – процедил он сквозь зубы. – А то схлопочешь.
Она не слушала.
– Пусти меня! – Она отчаянно дрыгала ногами. Повиснув у него на предплечье, она пыталась сохранить равновесие. – Я сейчас закричу!
– Кричи сколько тебе угодно, – спокойно произнес он, удерживая ее одной рукой. – Может, тебя услышит какая-нибудь одинокая сова.
Следующий удар она нацелила ему в голень – и не промахнулась.
– А ты с характером, Ви Джи. Но не стоит его показывать, иначе у тебя будет много неприятностей.
– Их и так уже хватает. Я заявлю в полицию, и тебя арестуют.
– За самозащиту?
Она докрутилась до того, что он приподнял ее над землей.
– Я же сказала тебе, я проехала свой поворот. Я ведь здесь всего несколько недель.
– Несколько недель. – Он прижал ее к себе. Нога у него здорово болела. – Несколько недель в небольшом городке, растянувшемся вдоль дороги, и ты все еще не запомнила дорогу домой?
– Я плохо ориентируюсь. Поняв, что заехала слишком далеко, я повернула и тогда увидела твою машину. Мои фары осветили ее.
У нее было достаточно времени, чтобы рассказ начал звучать логично. Но ему этого времени не хватило, чтобы начать верить ей.
– Твои фары осветили крыло незнакомой машины, и ты тут же свернула с дороги, чтобы посмотреть.
– Д-да. – Она лязгнула зубами.
– Значит, так и было? – спокойно спросил он. – На моем месте мог оказаться кто угодно.
– То есть тот, кто не получает кайф от драки с женщиной?
– Это называется самообороной.
По тому, как громко фыркнула дама, было ясно, что ей гораздо лучше.
– Самооборона? Против того, кто тебя в два раза меньше?
– Нет, не в два. Может быть, в три.
– Тогда убери руки.
Он ослабил хватку, но тут же произвел очень тщательный и приятный обыск, отклоняя все ее попытки освободиться.
– Оружия нет, – произнес он, отступая назад.
– Как ты смеешь! – Попытавшись дать ему пощечину, она ударила по воздуху рядом с его левым ухом.
– Ах, ах, ах! – Увернувшись от удара, он погрозил ей пальцем. – Я не мог не ожидать этого. Если ты собираешься играть в такие игры, тебе следует вооружиться, Ви Джи.
– Я ненавижу оружие, – взорвалась она, угрожающе наступая на Романа. – Я вообще ненавижу насилие.
– Я тоже. Я тоже, Ви Джи. Что ж, резюмируем сказанное о сути происшедшего. Чтобы убедиться, что я правильно разобраться в обстоятельствах. Ты пропустила свой поворот, развернулась, увидела машину, стоящую в кустах рядом с этим безлюдным шоссе, и вышла проверить, в чем дело.
– Правильно.
– Порядочная глупость.
Она одернула свитер:
– Спасибо. Я думала… Неважно, что я думала.
– Нет, важно. И ради нашего процветающего бизнеса я хочу быть уверенным, что ты именно та, за кого себя выдаешь.
– То есть?
– Что ты не шпионишь на наших конкурентов.
Она была вся мокрая и промокала все больше и больше, но поза ее говорила о том, что она воспрянула духом.
– Может быть, я порядочная, – резко заявила она. – Может, я забочусь о том, кто попал в беду.
Он, прищурившись, взглянул на небо, почти полностью закрытое дождем.
– Ты можешь говорить что угодно, но я своего мнения не изменю. Если ты настаиваешь на своей версии, то ты – идиотка.
– Я знала, что это ты.
Он медленно наклонил голову и посмотрел в ее глаза, сверкавшие в темноте.
– Что это значит? Это что – признание?
– Но не то, о котором ты думаешь. Я не секретный вражеский агент. Но я ехала за тобой. И я свернула с дороги.
Он беззвучно присвистнул:
– Почему ты свернула? – Столь резкий поворот событий не застал его врасплох. – Почему ты поехала за мной?
– Я не знаю.
– Да ладно тебе. Объясни, в чем дело.
Он слышал ее прерывистое дыхание.
– Я иногда бываю импульсивна.
– Ну-ка повтори.
– Я иногда бываю импульсивна.
Он долго не мог отсмеяться.
– Разве твоя мама никогда не учила тебя осторожности?
– Моя мама ничему меня не учила. Я поехала за тобой, чтобы посмотреть, не домой ли ты едешь. Никогда не знаешь, – может, я как-нибудь надумаю к тебе заглянуть. Я всегда говорю, что я – самостоятельная, но даже такие женщины иногда чувствуют себя одиноко.
– Мне в жизни приходилось слышать нечто подобное, но ты всех переплюнула, Ви Джи. – Самым досадным было то, что она, возможно, говорила правду. Иначе, почему она так внезапно призналась, что следовала за ним?
– Почему ты заехал сюда?
– Ты думаешь, зов природы?
Она снова фыркнула:
– Я задала тебе вопрос.
– Я увидел, что ты едешь за мной, Феникс. Я свернул с дороги посмотреть, что ты будешь делать. Честно говоря, я не ожидал, что ты вернешься.
– Хорошо. – Она повернулась и пошла прочь. – Кажется, теперь все ясно.
Он догнал ее и пошел рядом.
– Да. Все ясно. Ты хочешь меня.
Она перешла на бег. Роман не отставал.
– Ненавижу банальные фразы, но у тебя или у меня?
Дойдя до обочины дороги, Феникс ринулась на другую сторону, даже не оглядевшись.
– Черт тебя побери! – Роман оказался у ее машины, когда она открывала дверь. – Гляди по сторонам.
– Вы слишком заботитесь о моей шее, мистер Уайлд. Он не дал ей закрыть за собой дверь.
– В десять утра, Ви Джи. А тем временем я буду думать о твоей шее – и о некоторых других частях тела. Очевидно, ты будешь делать то же самое в отношении меня. Не уезжай, пока я не буду позади тебя. Я хочу убедиться, что ты доберешься домой живая и невредимая.
Она наклонила голову и недоверчиво посмотрела на него:
– Спокойной ночи. – К сожалению, он держал дверь, и она не могла сдвинуть ее с места. – Пусти.
– Ты что, забыла, что я тот мужчина, за которым ты поехала в неизвестном направлении? А теперь ты меня спроваживаешь?
– Правильно сообразил. Я думала, что в тебе есть что-то особенное. Поэтому так стремительно и бросилась за тобой. Я ошибалась.
– Я собираюсь проводить тебя домой.
– Ничего подобного. – Она замолчала, чтобы включить зажигание. – Мотор не работает.
– Ты его не включила.
– Я его не выключала.
Он облокотился на дверь:
– Тогда он заглох.
– Какой ты умный, и что бы я без тебя делала?
– В данный момент? Ничего особенного.
Склоняясь над колесом, он порылся в моторе. Что-то щелкнуло. Потом еще раз и еще.
– Батарея села, – провозгласил он.
Феникс прислонилась лбом к рулю и тут же отдернула голову.
– Больно? – Роман широко распахнул дверь: – Пойдем. У меня есть аптечка, я промою тебе рану.
– Я останусь здесь. Эта проклятая батарея разрядилась от клетки Мела.
Он смутно вспомнил, как она говорила с Ванессой о коте по имени Мел.
– Мела? – спросил он.
– Моего кота. Провода попали в клетку, в которой я его перевожу. Если ты хочешь сделать мне что-нибудь приятное, подвези меня, хорошо?
– Конечно хочу. Оставайся здесь. Я схожу за машиной и отвезу тебя домой.
С прилипшими к голове волосами, в промокших насквозь куртке и джинсах, он трусцой побежал к «роверу», впрыгнул в него и вернулся на шоссе. Доехав до «шевроле», он вышел на посыпанную гравием площадку.
Она сидела на том же месте, глядя прямо перед собой. По крайней мере она держалась до последнего. Пока что они шли ровно. Оба наговорили друг другу кучу небылиц, ничего не выдав.
А теперь он попадет в квартиру Эйприл.
Наблюдая за тем, как Феникс медленно выбирается из машины и запирает дверь, Роман болезненно ощущал, как неистово бьется у него сердце. Больше года он пытался узнать хоть что-нибудь о женщине по имени Эйприл. И сегодня наконец он сильно продвинулся в своих поисках, узнав ее фамилию: Кларк. На это можно возразить, что он слишком поспешно сделал заключение, что она – именно его Эйприл, но очень уж многие детали сходятся.
Он потянулся, чтобы толчком открыть правую дверь, и предложил Феникс руку. Она лишь мгновение колебалась, прежде чем схватить ее и позволить ему буквально втащить себя в высокую машину.
– С тебя течет, – сказал он, когда она захлопнула дверь.
– Извини, – пробормотала она подавленным голосом. – Сиденья из кожи. С ними ничего не будет, если их вытереть.
Он тронулся с места.
– Я не о сиденьях беспокоюсь.
Она взглянула на него, но ничего не ответила. В тусклом свете приборов ее глаза сверкали, как бледно-зеленые турмалины.
– Где ты живешь?
– Я поеду обратно в «Поворот». Морт договорится с Леном, чтобы тот помог мне с машиной.
Опять она на один ход его опередила. Он побарабанил пальцами по часам и помычал, прежде чем сказать:
– Мой друг будет беспокоиться обо мне.
Она плотно обхватила себя руками.
– Он всегда беспокоится, если я опаздываю.
– Он?
– Парень, с которым мы живем в одной квартире.
– А где ты живешь?
– А ты где живешь?
– Высади меня на окраине города.
– Я не собираюсь так далеко ехать. – Дворники быстро двигались, пытаясь справиться с потоками дождя. Ливень шел сплошной пеленой. – Понятно, что ты живешь на этой стороне Паст-Пик. Может, кончим эту игру и ты дашь мне свой адрес? – Дождь под порывами ветра хлестал в окна машины.
Она молчала.
– Я не просил тебя ехать за мной и напугать меня до смерти.
– Напугать тебя? Я тебя не пугала.
Ему надо быть поубедительней.
– А ты разве не испугалась бы, если бы поняла, что за тобой по этой дороге едет машина? Особенно если ты пытаешься оторваться, а тебя продолжают преследовать?
– Ну, если бы меня преследовала… – Она прокашлялась. – Сдаюсь. Сверни на Милл-Понд-Роуд. Я живу над гаражом в «Белла Розе».
– Это многоквартирный дом?
– Это вилла.
Роман полагал, что знает все окрестности вдоль и поперек, но не мог припомнить виллы под названием «Белла Роза». Он вообще не знал, что здесь есть виллы. Но он знал, однако, где находится Милл-Понд-Роуд, – надо свернуть налево с шоссе 202 недалеко от клуба. Он свернул.
– Поезжай до конца, – сказала Феникс. – Ее не видно с дороги.
Они ехали молча, пока Феникс не дотронулась до его руки.
– Вон там, впереди, белые ворота, – сказала она. – Большое спасибо. Извини, что доставила столько хлопот.
Он притормозил, и она сделала движение, чтобы открыть дверь.
Роман щелкнул замком и влетел в открытые ворота прежде, чем она успела сообразить, как ей выйти из машины.
– Подъехать к дому?
– Нет! Ни в коем случае. Роза рано ложится спать. По этой дорожке я дойду до гаража.
– Я довезу тебя.
– Нет…
– Да. Не спорь, пожалуйста. Я тебя здесь одну не оставлю. Я доведу тебя до квартиры, и, кстати, я слишком молод для Джека-Потрошителя.
– Уже очень поздно.
– Ты сама это сказала. Поздно и темно, как в угольной шахте. Я тебя одну не пущу.
– Ладно. Будь добр, подожди внизу, а я поднимусь и помашу тебе рукой.
Ах, черт! Перед ним показался большой белый гараж для трех машин. С левой стороны здания крутая лестница поднималась к двери, ведущей прямо в квартиру на втором этаже.
– Ну, вот мы и дома, – сказал он, разворачиваясь у подножия лестницы и отпирая двери. – Советую тебе поскорее просохнуть. У тебя завтра трудный день.
– Да. – Волнение в ее голосе было совсем не к месту. – Я буду там завтра в десять.
– Слушай, – бросил он ей вслед, когда она выскользнула из «лендровера», – давай я утром за тобой заеду.
– Спасибо. Я сама доеду.
– На чем? На чем ты поедешь?
– На моем…
– Вот именно. За ночь его не починят.
Он видел, что она подыскивает подходящий ответ.
– Не беспокойся. Моя хозяйка меня выручит.
Забавно, еще ни одна женщина так упорно не избегала его общества. При иных обстоятельствах это могло бы задеть его за живое.
Феникс захлопнула дверь машины и взбежала вверх по ступеням. Она задержалась перед дверью лишь для того, чтобы махнуть ему рукой.
Хмуро улыбаясь, Роман проехал по гравию и выехал обратно на дорогу. Через сотню ярдов он выключил мотор, вышел из машины и сунул ключи в карман.
В несколько минут он покрыл расстояние обратно до гаража.
Ступени заскрипели под тяжестью его веса. Напрягшись, Роман ждал, что Феникс закроется на замок и откажется впустить его.
Из-под двери проглядывала полоска света. Она что, не удосужилась закрыть ее?
Изнутри не доносилось ни звука.
Даже безрассудная Феникс не оставит входную дверь незапертой.
От знакомого чувства опасности у Романа мурашки пробежали по спине. Надо было настоять на своем и проводить ее внутрь.
Окинув взглядом находящуюся внизу площадку перед гаражом, он вплотную прижался к стене, затем ударом ноги широко распахнул дверь. Держа «беретту» в вытянутых руках, он шагнул внутрь комнаты, раскачиваясь и переводя взгляд из стороны в сторону.
– Феникс!
Ничто не шелохнулось. Она не отвечала.
Он протянул руку к двери и бесшумно закрыл ее за собой. Он был в большой комнате под крышей, с резким скатом и открытыми балками. На неровных, покрытых лаком досках стояла удобная старомодная мебель, не относящаяся ни к какому определенному периоду времени.
Вдоль стен по всему периметру стояли низкие книжные шкафы, за исключением того места, где была высокая ниша, служившая тесной кухней.
Может быть, Феникс пошла прямо в душ и не слышит его?
Он не мог не окинуть книги беглым взглядом и не спросить себя, принадлежат ли они Эйприл. На незатейливой для нее самодельной подставке стояла сверкающая стеклянная ваза, наполненная ветками с набухшими почками. При виде выстроившихся в ряд на коричневом диване плюшевых медвежат у него перехватило дыхание. Чьи они – Феникс или Эйприл?
В углу, облицованном терракотовыми плитками, стояла старая, покрытая голубой глазурью печь, а рядом с ней – плетенная из ивы корзина. Большой разноцветный потрепанный коврик прикрывал доски между печью и твидовым диваном, перед которым стояли два стула.
– Феникс! – Он, нахмурившись, прошел через комнату к закрытой двери. Остановившись, он прижал к ней ухо и прислушался. Если там и лилась вода, то он этого не услышал.
Роман постучался и повторил:
– Феникс? – Она могла опять выскользнуть из дому, пока он возвращался на шоссе, но это вряд ли. Что бы она стала делать в темноте? Она должна быть где-то в доме. – Ты здесь?
Переложив пистолет в другую руку, он повернул ручку и толкнул дверь, принимая при этом боевую стойку.
Это было излишней предосторожностью: двое обитателей комнаты никакой угрозы не представляли.
Феникс сидела на полу рядом с покрытой лоскутным одеялом кроватью, скрестив ноги и обхватив голову руками.
Посредине кровати лежала, свернувшись клубком, маленькая черная кошка. Кошка медленно моргнула голубыми глазами в направлении Романа, поднялась, повернулась и улеглась мордой в противоположном направлении.
Отвергнут – кошкой.
– Входная дверь открыта, – произнес он ровным голосом. – Тебе никто не говорил, что это может быть опасно?
– Я забыла закрыть, – пробормотала она. – Посмотри, что здесь творится.
Роман огляделся. Поцокав языком, он качнулся, чтобы прислониться к стене рядом с дверью.
– У тебя, похоже, был посетитель, – мягко проговорил он.
Глаза ее были закрыты. Если она слышала, что он сказал, то не показала этого.
– Эй, – очень тихо произнес он, пряча пистолет за спину. – Эй, взгляни на меня. Я друг, а не враг.
Ее глаза раскрылись, вызвав у него непривычные спазмы в ряде чувствительных мест.
Она напоминала красивую бледную куклу, созданную руками умелого мастера. Ее лицо обрамляла копна ярко-рыжих непослушных тугих завитков. Вокруг носа отчетливо проступили веснушки.
На ее коленях лежал большой желтый плюшевый медвежонок, местами потертый до блеска. Вокруг было разбросано содержимое выдвинутых ящиков и двух выпотрошенных стенных шкафов. Осколки стекла говорили о том, что пришедший смел все с высокого туалетного столика. Украшения перемешались с рамками от картин и флакончиками из-под духов. Несколько квадратных ярдов пола, включая горы скомканной одежды, были покрыты белым пухом. Запасная перина вынута из кедрового ящика и разодрана.
– А гостиная выглядит довольно прилично. – Роман постарался произнести эти слова обнадеживающим тоном. Окинув комнату быстрым взглядом, чтобы проверить, не спрятался ли здесь непрошеный гость, он обошел Феникс и направился в ванную размером не больше платяного шкафа. Снова ему попалось битое стекло. Им – вперемешку с таблетками, мылом и выдавленной зубной пастой – была наполовину заполнена обколотая раковина. Все это вывалилось из висевшего в нише аптечного шкафчика. На стершейся розовой керамической плитке лежала крышка туалетного бачка, разбитая на три части.
Роман засунул пистолет за пояс джинсов, под куртку. Он возвратился в спальню и окинул взглядом Феникс:
– Знаешь, кто мог это сделать?
Она покачала головой.
– Что они взяли?
Она опять покачала головой.
Он опустился рядом с ней на колено:
– Послушай… Черт, как нехорошо. Нужно вызвать полицию.
– Нет.
– Тебе придется. Тебе придется сделать заявление о…
– Я все это знаю, – произнесла она в голову медвежонка. – Если ничего не пропало, то о чем же мне делать заявление?
– Проклятье, я не знаю. Злостное… Ничего не пропало? Как ты можешь быть уверена?
Когда она подняла лицо, слезы застилали ей глаза.
– У меня ничего нет. Ничего стоящего. – Она кивнула в сторону сваленной в кучу одежды. – Только вот это и еще кое-какие вещи. Все это гроша не стоит. Никому в голову не придет это украсть.
Ему очень хотелось разобрать эти вещи, чтобы найти что-нибудь связанное с Эйприл и выяснить, кем она была до того, как стала новоявленной матерью, умершей у него на руках на дне канавы в Мексике.
– А драгоценности?
– Это не мои. Несколько приличных вещей, которые она… Женщина, жившая тут до меня, оставила многие свои вещи.
…Несколько приличных вещей, которые она… что? Он пристально посмотрел на Феникс. Кто эта женщина? Что именно она знает об Эйприл? Он, черт возьми, хочет это знать. И он хочет выяснить, что она настоящая и порядочная.
Ее лицо опять склонилось к голове медвежонка.
Великолепно. Сейчас – в первый раз за Бог знает сколько времени – в нем пробудился интерес к женщине, настоящий интерес. И он выбрал лохматую, плохо одетую, нищую массажистку, которая иногда подавала гамбургеры в дешевой забегаловке – в свободное от слежки за ним время.
– У тебя здесь твои мишки. – Роман чувствовал себя неловко. – Они тоже все целы и невредимы?
– Они не мои.
Непонятный холодок скользнул по его позвоночнику.
– Понятно. – Ему ничего не было понятно, кроме того, что перед ним – еще одна крошечная деталь из жизни Эйприл. Она собирала мишек, – очевидно, очень долго.
– Феникс, очень важно заявить в полицию. Им нужны сведения о мерзавце, который это сделал.
– Нет, не нужны.
Она удивляла его.
– Нет, нужны, – настойчиво повторил он. – А что если это не единственный взлом, а ты им ничего не сообщишь? Ты можешь помочь предотвратить новое преступление.
– Хорошо. Я позвоню им. После того как ты уйдешь. – Улыбнувшись ему неестественно яркой улыбкой, она вскочила на ноги и аккуратно пристроила медвежонка на подушки, – Спасибо за… Почему ты вернулся?
Он буквально видел, как она перебирает в уме возможные ответы.
– У меня возникло странное ощущение. Со мной иногда такое бывает, поэтому я доверился интуиции и вернулся проверить, все ли с тобой в порядке. – Это было лучшее, что он мог придумать, так как о том, чтобы сказать правду, не могло быть и речи.
Феникс оправила свой ужасный свитер и сделала совершенно бесполезную попытку пригладить рукой волосы.
Ожидая отказа, Роман обнял ее за плечи:
– Моя интуиция меня не обманула. – Она не сделала попытки стряхнуть его руку. – К сожалению, – добавил он.
Она ответила:
– Все равно до утра я ничего не могу сделать.
Он провел ее в гостиную.
– А все это тоже оставила твоя предшественница? – Он показал на книги и украшения.
– Угу. – Она выскользнула из-под его руки и подошла к стеклянной вазе. – Настоящая ручная работа. Она экономила…
Он ждал, когда она договорит. Она замолчала. Он наблюдал, стоя к ней вплотную, наблюдал, как по горлу пробегает комок и подергиваются уголки округлого рта. Безошибочный инстинкт не раз выручал его в трудную минуту. Благодаря ему он до сих пор жив. Либо сейчас инстинкт его подводит, либо Ви Джи Феникс не враг.
Двигаясь так, словно его не было в комнате, она провела пальцами по замысловатому узору на вазе. Окно было приоткрыто, и врывавшийся в щелку ветер разносил по комнате свежий запах распускавшихся почек.
Возможно, Феникс известно об Эйприл Кларк больше того факта, что та жила до нее в этой квартире.
Ей, должно быть, много известно, если его возлюбленные партнеры по бизнесу использовали ее, чтобы устроить ему проверку. С какой стати они будут его проверять? Абсолютно исключено, что им известно о нем в связи с Эйприл. Он прокрался в клуб сначала как гость, потом стал его членом и наконец партнером – с предложением обеспечить клиентам те грубые и захватывающие дух развлечения, которые некоторые ассоциируют с отборными американскими войсками. И с деньгами. Он явился с деньгами – частью наследства, к которому у него еще ни разу не было повода прикоснуться. Вот как все это было.
– Твоя хозяйка, безусловно, захочет, чтобы об этом заявили. Если хочешь, я провожу тебя до дома, и ты оттуда позвонишь.
– Роза только расстроится. – Ее внимание было полностью поглощено вазой. Даже появление черного кота, который пришел, чтобы потереться о ее ноги, не отвлекло Феникс.
– У меня в «ровере» есть мобильный телефон, – сказал он, чувствуя неловкость за то, что прерывает ее размышления. – Я принесу его. А тебе теперь стоит провести сюда телефон.
Внезапно оживившись, она повернулась спиной к вазе и поспешила к нему.
– Правильно. – Она взяла его за руку. – Я и так уже причинила тебе столько хлопот. Если не возражаешь, сейчас я лягу спать, а позвоню завтра утром. Если бы ты не вернулся, мне все равно пришлось бы ждать до утра.
– Но я же вернулся.
Она настойчиво тащила его к двери.
Роман нехотя двигался.
– Я тебе в самом деле благодарна за заботу, но, возможно, это дело рук какого-нибудь маленького проказника.
– Маленький проказник решил обыскать твою квартиру? И ничего не украл? Ты в этом уверена?
– Уверена. Увидимся утром.
– И ты что-нибудь придумаешь с телефоном?
Она уже довела его до двери.
– Да, обещаю.
Роман сам открыл дверь. И тут он его увидел. Наверху книжной полки, рядом с плитой, стоял черный телефон.
Он встретился глазами с Феникс. Она отвела взгляд.
Высвободив свою руку, он прошел по комнате к аппарату и похлопал ладонью по трубке:
– Так, значит, у тебя нет телефона?
На ее скулах проступил румянец.
– Я не люблю, когда меня беспокоят. То есть когда нарушают мой покой.
Роман поднял трубку и протянул ее Феникс:
– Хорошо. Я не буду спрашивать, какой у тебя номер. По 911 дозвонись в полицию. Тогда я уйду с чистой совестью. – В конце концов, нежелание сообщать свой номер телефона не преступление.
– Ладно, – сказала она, сдаваясь.
Он набрал номер и поднял телефон, чтобы высвободить зацепившийся за что-то провод.
– Полиция, – проговорила в трубку Феникс. – Нет, я могу подождать.
Роман от нечего делать перевернул телефон подставкой вверх. Прежде чем Феникс успела возразить, он нажал на рычаг, разъединив ее.
– Зачем ты это сделал?
Он протянул к ней руку с телефоном:
– Знаешь, что это такое?
– Что?
Он показал ей маленький черный предмет:
– Вот это. Телефон, которого у тебя нет, прослушивается.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Простые радости - Камерон Стелла



Интересный роман остросюжетного плана.
Простые радости - Камерон СтеллаМари
14.03.2012, 23.46





отличная книга
Простые радости - Камерон Стелланаталья
13.05.2012, 21.24





Прямо триллер какой-то...
Простые радости - Камерон СтеллаStefa
12.12.2013, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100