Читать онлайн Простые радости, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Простые радости - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Простые радости - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Простые радости - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Простые радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Лен был уже в машине, – сказал Морт. Он нахмурился, и его лоб избороздился глубокими морщинами, начиная от тяжелых седых бровей до блестящего бритого черепа. – Я встретил его во дворе. Он заедет к Розе и убедится, что она в порядке.
– Я должна была вернуться, – сказала Феникс, которую все еще била дрожь.
Зельда поставила перед Феникс кружку на покрытый лаком сосновый прилавок.
– Черный кофе с хорошей порцией бренди, – объявила Зельда. – Это взбадривает. – Нью-йоркский акцент не сочетался ни с ее экзотическим именем, ни с лицом. Зельда не скрывала своих семидесяти лет, но темно-зеленая водолазка и узкие брюки подчеркивали ее все еще легкую и подвижную фигуру, а черные волосы были заплетены в блестящую косу, сбегавшую по спине до талии.
Феникс сделала глоток и поморщилась:
– Ты забыла добавить кофе.
– Пей! – Зельда шлепнула по прилавку ладонью. – Ты просто сама не своя. Делай, как тебе говорят. Молодое поколение забыло, что нужно уважать советы старших.
В ноздри Феникс ударил запах дыма, смешанный с ароматом пива и чего-то жареного.
– Мне следовало вернуться, – мрачно повторила она.
– Да, – произнес Морт, закатив глаза. – Именно это тебе следовало сделать. Возможно, там никого и нет, так? Возможно, тебе просто что-то привиделось, так? Но давай предположим, что там был какой-то сумасшедший тип, замысливший убийство. Как бы ты с ним справилась? Положила бы на обе лопатки и разоружила?
Феникс покачала головой, но лучше ей от этого не стало.
– Нет, – согласился Морт, прижимая квадратный подбородок к мощной короткой шее. – Ты должна была поехать прямо сюда и предоставить нам во всем разобраться.
Мы присматриваем за Розой с тех пор, как она продала нам это заведение после смерти своего папаши.
– А я-то думала, как это вы познакомились? Зельда насильно поднесла кружку к губам Феникс:
– Надо было спросить. В этом разница между тобой и Эйприл. Она спрашивала обо всем. Она все время задавала вопросы.
Зазвонил телефон. Морт схватил трубку, рявкнул в нее свое имя и, несколько раз хмыкнув, положил на рычаг.
– Лен сейчас у Розы. Говорит, что с ней все прекрасно. Он собирается объехать разочек вокруг дома.
– А что если там кто-то есть? – Феникс нравился Лен Келли, племянник Морта и Зельды. – Это может для Лена плохо кончиться. Может, нам все-таки лучше вызвать полицию?
– Хм-хм. – Морт покачал блестящей яйцевидной головой. – Роза сойдет с ума. Разве я не прав, Зел?
– Она сойдет с ума, – согласилась Зельда и пошла за стойку, чтобы обслужить трех постоянных клиентов, шумно обсуждавших коммерческие возможности организации из Паст-Пик экспедиций в незаселенные места.
– Здесь был какой-то парень, – сказал Морт, повышая голос, чтобы перекричать Гарта Брука. – Разыскивал тебя, Феникс.
Она чуть не уронила кружку.
– Разыскивал меня?
Да. – Он взглянул на нее. – Поостынь, как говорят в таких случаях. Так сейчас говорят? В общем, успокойся. Он сказал, что найдет тебя позже.
– Никто не знает, что я здесь.
Он помолчал, размышляя, затем медленно проговорил:
– Этот парень не из тех, о ком тебе стоит беспокоиться. Поверь мне, я знаю людей. Он ничего не скрывает. Сказал, что ты забыла оставить адрес. Естественно, адреса твоего я ему не дал. Эй, очнись!
Феникс дунула на завитки, которые лезли ей в глаза.
– Я поняла тебя, – произнесла она, стараясь, чтобы голос ее прозвучал равнодушно. На самом деле это сообщение ее сильно взволновало. Она уже думала над тем, как Роман Уайлд свяжется с ней, не зная ни ее адреса, ни телефона.
Она оглянулась через плечо. Еще одной встречи с Уайлдом она бы не выдержала, С другой стороны, она думала о том, что может никогда больше с ним не встретиться…
Обнаженный. Он лежал перед ней обнаженный и приглашал ее сделать ему массаж. Всего тела. Черт возьми, она неплохо с этим справилась. А он своими умелыми руками делал такое…
Феникс залилась румянцем и поблагодарила Небеса за то, что в зале темно.
Почему она краснеет? Ей тридцать лет, она – циничный, побывавший во многих переделках адвокат, а не невинный ребенок. С ее доходной должности ее выжил завистливый младший прокурор. Он настучал на нее за то, что она представила обвинению свидетельство, доказывавшее вину ее собственного клиента. Этот клиент, уважаемый психиатр, которого обвиняли в том, что он приставал к своей молодой пациентке, когда она была под гипнозом, закончил в тюрьме. Этот психиатр – настоящий денежный мешок, пользовавшийся немалой популярностью – пытался даже воздействовать на Феникс, когда она с ним беседовала. И она позволила своей страсти к справедливости помешай интересам ее клиента. И за это ее справедливо уволили, справедливо с точки зрения закона.
– Можно присесть рядом с тобой, Феникс?
Вздрогнув от неожиданности, она подняла глаза и увидела серьезное лицо Романа Уайлда. Он опустился на темный пластмассовый стул рядом с ней.
– Виски, – сказал Морту. – Неразбавленный. А тебе, феникс?
Морт поднял брови:
– Он тебе не мешает? Или…
– Нет, нет, – быстро ответила Феникс. – Мистер… Мы знакомы.
Роман улыбнулся – слишком ослепительно – и сказал:
– Мы очень хорошо знакомы друг с другом. Феникс, крошка, что тебе принести?
До нее не доходил смысл его слов.
– Ну вот, опять у нее это начинается, – довольным голосом произнес Роман. – Вроде бы ничего особенного не происходит, а на нее как столбняк находит. Принесите ей еще порцию того, что она пьет. – Он бросил деньги на стойку.
Морт отошел, и Феникс почувствовала, как Зельда изучает ее с другого конца бара.
– Я тебя искал, – сказал Роман. Их глаза встретились в запотевшем желтеющем зеркале за стойкой.
Феникс не собиралась первой отводить взгляд.
– Я так и поняла.
– Ты не оставила своего номера телефона.
– У меня его нет. – Лгать становилось легче.
– У всех есть телефоны.
– Нет, не у всех.
– Пускай будет по-твоему, Ви Джи Феникс. Я порекомендовал взять тебя на работу.
– Спасибо.
– Не слышу благодарности.
– Я тебе очень благодарна. И чертовски устала.
Морт принес виски и долил кофе в кружку Феникс. Ей захотелось попросить еще бренди.
Роман взял стакан и, прикрыв один глаз, взболтал виски.
– Как я понял, ты здесь работала.
– Я и сейчас здесь работаю, – ответила она. – И возможно, буду работать сегодня вечером. Пока я еще свободна. – В данную минуту она была не в силах даже подняться на ноги.
– Почему ты решила пойти в клуб просить работу?
– Я уже это делала.
– Не понял.
Она повернулась к нему:
– Графиня фон Лейден уже задавала мне формальные вопросы, и я на них отвечала. Но повторю для тебя – мне нужно больше денег, чем Морт и Зельда могут мне платить. Я услышала о клубе и подумала, что вам, может быть, пригодится хорошая массажистка, вот я и пришла.
– Ты лучше, чем просто хорошая. – Он взял стакан и сделал долгий, медленный глоток. – Ты великолепная, Феникс. Может быть, лучше всех. Ты сделала со мной такое, что ни одной другой массажистке еще не удавалось.
Она поперхнулась кофе.
– Тебе попалась косточка? – Он похлопал ее по спине и склонился к ее уху: – Мы ждем тебя в клубе к десяти часам утра. Получишь инструкции и познакомишься с другими сотрудниками. Ну как?
Так, как будто она в коробочке, а коробочка становится все меньше.
– Прекрасно. Я буду в клубе.
– За то личное внимание, которое ты мне оказала, наши клиенты немало платят. Они в основном будут действовав смело.
– В основном? – Она посмотрела ему прямо в лицо. – Я не ожидала, что клиенты будут меня лапать, мистер Уайлд… Роман.
Уголки его рта опустились в циничной улыбке.
– Странно. У меня сложилось впечатление, что ты получила массу удовольствия.
Она не доставит ему радости своими возражениями – да к тому же она и не особенно вправе возражать.
Он положил руку на низкую спинку ее стула:
– Я чуть было не подумал, что ты вообще не хотела, чтобы я остановился. Но может быть, ты просто была ошарашена? М-м, я думаю, что именно так и было. Все ощущения были такими неожиданными… Так ведь?
Она не могла оторвать глаз от его рта.
– Я тоже хочу тебя поцеловать, – мягко произнес он. Он провел пальцами по ее подбородку: – Ты ведь очень страстная женщина, так? Нам придется с этим что-то делать.
Он ее гипнотизировал. Наклонившись к ней, поставив один локоть на стойку и держа другую руку позади нее, он оставил их вдвоем друг с другом, отрезая от остального пространства.
Ногтем большого пальца она провела по шву джинсов на ноге, перекинутой через другую.
– Что ты сказала? – Длинным указательным пальцем Роман сделал несколько легких, поглаживающих движений по ее бедру. – У тебя красивые ноги.
Феникс вспомнила, что ей нужно вдохнуть.
– У тебя тоже.
В ответ он закрыл глаза и улыбнулся.
– Скажи мне, почему такая женщина, как ты, желает мять чьи-то тела?
– Из-за денег, – сказала она, недовольная тем, как это прозвучало. – Ты отключаешься, и тело становится для тебя всего лишь куском мяса – или, может быть, теста.
Он приблизил свое лицо к ней вплотную и ждал, когда она снова на него посмотрит. Его язык прошелся по ровному краю зубов.
– Сегодня днем ты как раз этим и занималась? Отключилась и притворялась, будто я – кусок мяса?
Что ему нужно и почему?
– Вероятно, именно так оно и было.
– Вероятно? – Не отрывая взгляда от ее губ, он наклонился чуточку ниже. – Ха, просто кусок мяса? И больше ничего?
Мистер Брукс пел о том, что слабые не должны осмеливаться рисковать. Взгляд Феникс дрогнул под неотрывным взором Романа.
– Слушай, что поет этот парень, – сказал он ей. – Может быть, он говорит с тобой.
– То, о чем он поет, не имеет отношения к тому, что здесь происходит.
– Может быть, ты рискуешь влюбиться? Любовь. Вот уж на что это совсем не похоже.
– Почему ты здесь? – спросила она. – На самом деле? Кончики его пальцев, подрагивая, обвели контуры ее лица.
– Просто хотел сообщить тебе, что мы ждем тебя завтра утром.
– Ты это мне уже сообщил.
Ее уху стало щекотно.
– Сообщил.
– Так. Какие еще предлоги?
Улыбаясь, он увлеченно навивал пряди ее волос на пальцы.
– Не было других занятий – подходит?
– Спасибо.
Широкая улыбка не уменьшила ощущения Феникс, что она в ловушке и ей это нравится. Она задыхалась от этого чувства – и, продолжая задыхаться, наслаждалась каждым глотком.
– Волосы. Они рыжие.
– Я это успела заметить.
– Ты настоящая?
Сердце ее замерло.
– Что это значит?
– Что-то в тебе не сходится. Ты неплохо играешь, но все-таки чувствуется, что это игра.
Иными словами, она не полностью убедила его – или эту невыносимую графиню фон Лейден. Почему же тогда они опять пригласили ее, – вероятно, чтобы предложить ей работу?
– Я задел за живое?
– Ты много за что задел. – Конечно же, она сыграет так, как нужно. – Мы ведь это уже обсудили. Подробно.
– А нужно гораздо подробнее, крошка. Скажи-ка мне, что, по-твоему, значит работать в Пиковом Клубе?
Внезапно перед ними возникла приземистая, крепкая фигура Морта. Скрестив на груди крупные руки, он встал за стойку и внимательно посмотрел на Феникс:
– Здесь все в порядке? – Выпуклый шейный позвонок и небольшая жесткость в движении головой были единственным свидетельством того несчастного случая, которым закончилась его карьера акробата.
– У нас небольшое обсуждение, – сказал Роман, оборачивая застывшую на его лице белозубую улыбку к Морту. – Мы е Феникс кое-что вспоминаем, разве не так, Феникс?
Если она скажет «нет», Морт скорее всего окажется по другую сторону стойки, рядом с ней, не воспользовавшись дверкой. Тогда не останется никакой надежды вернуться в клуб. Что-то в ней говорило, что этого делать не стоит, к тому же логика подсказывала, что лучше не обрывать ту ниточку, которая могла навести на след Эйприл.
– Феникс? – повторил Морт.
Ее пальцы отбарабанили незамысловатую мелодию по обитому тканью краю стойки.
– Нам с Романом нужно многое наверстать. Я тебе пока не нужна, Морт? – Оглядевшись вокруг, она заметила, что единственными посетителями были хозяин магазина по продаже оружия, ростовщик из Дюваля и Нелли, полная миловидная белокурая добродушная владелица единственного в Паст-Пик салона красоты.
Морт проследил за взглядом Феникс.
– Спокойный вечер, – сказал он. – Мы справляемся без труда. – Но его надутые губы говорили о том, что он не убежден, что Феникс не понадобится спасать от этого большого темноволосого мужчины, рядом с которым она выглядела гномом.
– Итак, что ты думаешь? – произнес Роман, предоставляя Морту любоваться его затылком. – Мне в самом деле интересно знать твое мнение.
Она подождала, пока Морт отойдет; нервы ее были напряжены до предела.
– В какую игру ты играешь? Ты пришел сообщить мне, что я, возможно, получу работу. Прекрасно. Я не вижу причины продолжать разыгрывать этот спектакль.
– Не видишь?
– Нет.
– Будем считать, что это сверхурочная работа – я плачу. Или, скажем, мы начали кое-что сегодня днем и теперь время это закончить.
– Чушь. – Она положила руки на талию. – Скажи лучше, что ты хочешь, чтобы я заглотила наживку, не пойму только – какую и зачем.
– Не угадала. Послушай меня, Феникс. Я не шучу, и не играю, и не пытаюсь поймать тебя в ловушку. Я готов пойти на риск и заключить с тобой сделку.
– Почему? Ты же не…
– Выслушай меня. – Он схватил ее за запястье. – Если ты собиралась сказать, что я не знаю тебя, ты права. Но в тебе есть что-то такое… Черт, не знаю. Ты мне… ты мне понравилась. Не знаю чем, это трудно объяснить. Так что все получается довольно просто. Я хочу, чтобы ты была в клубе. Видишь, я выкладываю карты на стол. Думаю, ты будешь иметь успех у многих клиентов. Ты свежая, не похожая на других, им это понравится.
Она так напряглась, что у нее заболели мышцы. Она слышала, что он сказал, но знала, что не сказано гораздо больше.
– Я не проститутка. – Это слово застряло у нее в горле.
– Ты думаешь, я этого не заметил? Она покачала головой.
– Мы можем поговорить где-нибудь в другом месте?
В таком месте, где он будет уверен, что никто не придет ей на помощь?
– Мы и здесь неплохо разговариваем.
– Пусть будет по-твоему. Я предлагаю тебе заключить соглашение. Приходи работать в клуб в качестве моего друга. Ты понимаешь, о чем я говорю?
Она потянула за ворот своего черного просторного свитера.
– Понимаешь? – повторил он.
– Не очень. Почему я нужна тебе в качестве друга?
– Может быть, ты мне понадобишься.
– Как партнер?
– Да.
– Ты имеешь право привести кого-то в клуб как своего друга?
Он усмехнулся:
– Я имею право привести кого-то в клуб как работника, но дать всем понять, что работник этот будет выполнять лишь определенные обязанности в отношении клиентов.
Феникс прищурила глаза:
– Мистер Уайлд, вам придется все очень медленно и подробно объяснить, чтобы менее сообразительные из нас все ясно поняли.
Его поцелуй, неожиданный, жгучий, чуть не сшиб Феникс со стула. Она схватилась за его джинсовую куртку, чтобы не упасть. Она все равно не упала бы, потому что Роман тотчас посадил ее к себе на колени.
– Не надо кричать, – прошептал он, прежде чем снова поцеловал ее. – Если тебе не нравится, скажи, и я остановлюсь.
Феникс не произнесла ни слова.
– Хм. – Он вновь коснулся ее рта своими умелыми губами и чуть раздвинул ее губы, чтобы она почувствовала между ними его язык.
Он целовал ее пылко и многообещающе, как школьник. Но она не ответила на поцелуй. Обхватив ее лицо ладонями, он откинулся назад – так, чтобы видеть ее.
– Я знаю, что я в тебе нашел, крошка. В тебе скрыто нечто такое, отчего мы оба долгое время будем счастливы.
Она отдернула голову и, оттолкнув его, пересела на свой стул.
– Я не знаю, что ты во мне нашел, – произнесла она сквозь зубы. – Мне нужна работа. Я хочу работать, а не следить за твоими ощущениями.
Он поднял брови:
– Ты просто загадка, дорогая моя.
– Я тебе не «дорогая». И не называй меня крошкой.
– Хорошо, сдаюсь. – Он поднял руки. – Постараюсь быть предельно ясным. Завтра утром я хочу сообщить своим партнерам, что ты – массажистка. Ни больше ни меньше. Тебе это подходит?
Он приводил ее в замешательство.
– Тут какая-то западня.
– Никакой западни. Я скажу им правду. Между нами сегодня что-то произошло, и у меня нет желания ни с кем этим делиться.
Феникс медленно соскользнула со стула.
Роман быстро подскочил к ней и, расставив руки, прижал к стойке.
– Это не в твоем стиле? Ванесса говорила, что ты ей призналась…
– Могу себе вообразить, что она тебе сказала.
– По-твоему, это неправда? Если это так, то ты ей солгала, и, значит, мы не можем взять тебя на работу. Тебе по вкусу большой секс. Мне тоже. Но мне не нравится секс с женщиной, которая не отказывает и другим. Я ясно все объяснил?
Феникс не могла вымолвить ни слова.
– Думаю, что да. Ты будешь мять тела – доставлять людям маленькие радости, – когда тебя об Этом попросят. Мы будем тебе за это хорошо платить. Но все остальное – мое. Ну как, мы заключили соглашение?
Все это происходит с кем-то другим. Если она крепко зажмурит глаза, то, когда откроет их, – все исчезнет.
Он зажал ее между своими бедрами и дышал ей в шею.
– Мы заключили соглашение?
Надо что-то сказать или сделать, чтобы это не помешало тому, ради чего она и заварила всю эту кашу.
– Я никогда не была в… Я привыкла всегда сама делать выбор. Сама решать, когда и как мне добраться туда, куда я хочу попасть. Понимаешь?
Теперь он проводил языком по нежной коже у нее за ухом. Она прерывисто задышала.
– Я тебя подогреваю?
Феникс резко отвернула лицо.
– Да, моя горячая. Пусть будет так, как ты пожелаешь. Я могу быть очень терпеливым, не стану тебя торопить. Просто дай мне знать, когда будешь готова продолжить с того места, на котором мы остановились.
Если бы он не заставлял ее чувствовать себя так, будто она задыхается, и если бы некоторые потайные места на ее теле не были горячими и влажными – ей было бы куда легче рассуждать логически.
– Ну так как же наше соглашение, Ви Джи Феникс? Я буду оберегать тебя и делать счастливой. А ты осчастливишь меня – когда будешь готова.
Они познакомились сегодня днем – если то, что произошло между ними, можно назвать знакомством, – а теперь он предлагал ей завести с ним роман.
– Конечно, я бы понял, если б ты предпочла заключить подобную сделку с графиней.
– Не говори гадостей! – У нее руки чесались дать ему пощечину. – Ладно, давай посмотрим, что из этого выйдет. Но все-таки я не могу понять, почему ты выбрал меня.
Когда он встал и положил руки ей на плечи, Феникс пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть ему в лицо.
– Ну, скажем, я думаю, что мы чудесно друг другу подойдем. – Он поглядел на часы и, по-видимому, что-то вспомнил: – Завтра утром, хорошо?
– Хорошо.
– Прекрасно, тогда до завтра, – он усмехнулся, – но не заставляй меня ждать, только чтобы почувствовать свою власть надо мной, моя сладкая.
Прежде, чем она смогла ответить, он повернулся и направился к двери: он вспомнил, что должен быть еще в одном месте.
– Морт, – сказала Феникс, быстро пройдя вдоль стойки. – Ты можешь без меня сегодня обойтись?
– В чем дело? – Он бросил подозрительный взгляд на удаляющуюся спину Романа. – Кто этот тип?
– Старый знакомый, – солгала Феникс.
– По тому, как он к тебе прилепился, я бы подумал, что вы женаты.
В ответ она сморщила носик:
– Ты старомоден, но в этом одна из твоих самых сильных сторон. Нам надо кое-что обсудить с Романом. Ты сказал, что в баре сейчас спокойно. Я забегу перед закрытием. Ладно?
– Все в порядке. Ты ничего от меня не скрываешь? Она опять не сказала правды.
– Конечно нет, слишком уж ты беспокоишься. – Если она не уйдет сейчас, то будет слишком поздно. – Ну пока.
– Значит, перед закрытием.
Феникс поспешила к двери в соседний затемненный обеденный зал. Она оказалась там как раз вовремя, чтобы увидеть, как входная дверь закрывается за Романом.
Не будучи уверенной в том, чего она надеется достичь, она последовала за ним. Стоя неподалеку, она наблюдала, как он влез в автомобиль и отъехал с узкой полоски для парковки перед «Поворотом».
Через мгновение Феникс выскочила наружу и села за руль «шевроле». Она повернула ключ зажигания и возблагодарила Небеса, когда мотор немедленно заработал.
Он ехал по шоссе 202 в направлении Пикового Клуба. Если он поедет прямо туда, то она выждет некоторое время и вернется в «Поворот». По крайней мере она, возможно, узнает, где находится второй вход в клуб. Это может оказаться полезным. Но может быть, Роман едет в другое место, и, если это так, Феникс хотела узнать куда.
Она держалась позади на большом расстоянии.
Эйприл описала мужчину, который запросто мог оказаться Романом Уайлдом. Может быть, сейчас он едет к ней.
Только лишь по этой причине Феникс была здесь – на темной, пустынной, извивающейся горной дороге… Только ли поэтому?
Завтра она начнет искать в клубе кого-нибудь, кому можно доверять, кто хоть что-то знает об Эйприл и готов этим с ней поделиться. Но чем больше она могла узнать об этих людях – а значит, и о Романе тоже, – тем лучше.
С другой стороны, может, полезнее для здоровья прямо сейчас развернуться и обо всем забыть. Но она не отступится от того, что задумала. И она будет в полной безопасности, если просто поедет за ним и проследит, куда он направляется. Если он остановится, она просто проедет мимо, и он ни о чем не догадается. В конце концов, он не знает марку ее машины, и в такой темноте он ее вряд ли разглядит.
Колеса «шевроле» скрипнули, проехав по щебню, недавно обвалившемуся с одной из скал, окаймлявших дорогу во многих местах. Феникс немного сбавила скорость и наклонила голову, чтобы взглянуть на остроконечные кроны сосен, силуэты которых, еще более темные, чем ночное небо, стояли, как часовые вдоль дороги. Задние фары едущей впереди машины были единственным признаком жизни в ночи.
Феникс провела рукой по лбу. Пальцы ее были влажными. Когда они были детьми, Эйприл была лидером. Они вдвоем противостояли миру, где те, кому больше повезло при рождении, автоматически были более важными. Только Эйприл не признавала этого закона и не смирилась с ним – ни в отношении себя, ни в отношении Феникс, чьи родители редко были настолько трезвыми, чтобы их волновало то, что с ней происходит. Она с тринадцати лет начала подрабатывать в аптеке, куда ее наняли уборщицей за мизерную плату. Но Джон и Хедда Феникс считали, что чем раньше их ребенок найдет постоянную работу и увеличит доходы семьи, тем лучше. А школа была пустой тратой времени, заговором против родителей, мешавшим им получать от детей то, что они были им должны.
Фары скрылись за поворотом.
Феникс прибавила газу.
«Чего ты хочешь? – Красное лицо ее отца покраснело еще больше. Он почесал грязную футболку, обтягивавшую его обвисший живот.Колледж? Кто мы, по-твоему, такие, черт возьми? Богатеи, у которых денег куры не клюют?»«Нет, папа. – Она показала ему аттестат с отличными оценками за последний год учебы в школе.У меня высокие баллы. Я могу получать материальную помощь. Есть деньги».«Мы не эти проклятые богачи!» – От удара его кулака она перелетела через стул, стоявший у нее за спиной, и врезалась в стену их крохотной кухни в Бронксе. Последнее, что она видела перед тем, как потерять сознание, было вязкое пятно от застывшего кетчупа на когда-то в прошлом бледно-зеленой стене.
Шрам над ее верхней губой был уже едва заметен, но, проведя пальцами по лицу, Феникс нащупала его. Когда она в тот вечер выбралась из квартиры, оставив отца в бесчувственном состоянии склоненного над кухонным столом, именно Эйприл была тем человеком, который успокоил Феникс и отвел ее к врачу.
Эйприл была также тем человеком, который вынудил Феникс подать документы в несколько лучших колледжей на Восточном побережье.
«Они примут тебя. – В чудесных голубых глазах Эйприл светилось прямодушие и уверенность. – Вот увидишь. Ты самая большая умница в школе. Ты получишь стипендию».
И Феникс получила эту стипендию – в Джорджтауне.
Феникс с горечью улыбнулась. Еще раз Эйприл пришла ей на помощь, когда отец побил Феникс и не хотел выпускать из дома. Эйприл пришла вместе с социальным работником, и Джон Феникс скрылся из города, чтобы избежать ареста.
Джорджтаун, потом Гарвард. Затем – стремительная карьера. Но ею Феникс была обязана Эйприл. Ей она обязана почти всем, и время возвращать долг давным-давно просрочено.
Красные фары, четко видные впереди, миновали Пиковый Клуб и повернули направо, в узкий проулок. Феникс крепче сжала в руках руль и прервала воспоминания. Сейчас нужно было думать только о том, как найти Эйприл.
Машина повернула дважды, и фары скрылись из виду. Феникс повернула еще раз, и у нее засосало под ложечкой. Машина съезжала с дороги, сворачивая на колею, которая, казалось, смыкалась вслед за ней.
Она медленно проехала еще немного, дернула за рычаг и выключила мотор. Скрестив руки на руле, она положила на них голову и попыталась решить, что ей делать дальше. Ничего.
Ехать обратно в «Поворот».
Повернуться, убедиться, что сможет снова найти это место, и ехать обратно в «Поворот».
Приблизившись к колее с противоположной стороны, она поняла, что он ехал не от дороги, а параллельно, на некотором расстоянии от нее. В свете ее фар сверкнуло крыло машины.
Феникс подъехала к противоположной обочине и остановилась. На этот раз она оставила мотор работать.
Он припарковался так, что его можно было заметить только из встречного транспорта. Да никто бы и не заметил – если бы не имел на то особой причины. У Феникс такая причина была.
Надо продолжать.
Прижав кулак к груди, как будто это могло замедлить биение сердца, она щелкнула дверью и выскользнула наружу, встав на покрытые грязью булыжники.
Никто не поедет по тихой горной дороге, чтобы спрятать рядом с ней в темноте машину, если ему нечего прятать – не только машину, но и кое-что еще.
Феникс перешла через дорогу. Ветер разметал ей волосы, и пришлось держать их, чтобы они не закрывали глаза; свитер прилип к спине. Она дошла до низкорослого кустарника, росшего между деревьями, которые, раскачиваясь, скрипели у нее над головой.
Сгорбившись, она стала пробираться вперед так, чтобы между ней и тропинкой, по которой поехал Роман, оставалась полоса высокой травы и кустарника. С каждым шагом приходила уверенность, что он не зря посмотрел на часы в «Повороте», – видимо, вспомнил о какой-то встрече. Может быть, он где-то здесь спрятал Эйприл? Зачем?
Феникс придумывала и отбрасывала версии одну за другой. Чужая душа – потемки, ей это хорошо известно: она не раз пыталась в них заглянуть.
Она добралась до колеи и присела на корточки. Раздвинув траву, она смогла разглядеть вблизи «лендровер» темного цвета.
Согнувшись почти пополам, она прокралась вперед, пока не добралась до сиденья водителя. Пусто. Он оставил «лендровер» здесь, потому что колея кончалась и удобнее было двигаться дальше пешком, чтобы…
Ей нужна помощь.
Если она поднимет тревогу, не будучи уверенной, куда ушел Роман и что Эйприл с ним – и в беде, – от этого будет больше вреда, чем пользы. Либо она отрежет себе путь к поискам своей подруги, либо выставит себя на посмешище.
В любом случае ей нужно действовать не одной. Морт и Лен согласятся с ней пойти. Она без труда найдет сюда дорогу.
Она выпрямилась – и упала, брошенная вперед, на крыло «лендровера».
Вытянув руки, она натолкнулась на твердый, холодный металл и вскрикнула.
Большие, тяжелые руки обхватили ее запястья, и массивное тело навалилось на нее.
Феникс раскрыла рот, чтобы закричать. К горлу подступила тошнота, и вместо крика ее вырвало.
– Тебе придется выучить правила, крошка. И побыстрее.
– Пожалуйста… – У нее потемнело в глазах. – Пожалуйста.
Он вдавил челюсти ей в шею.
– Что – пожалуйста? Попроси кого-нибудь другого, Ви Джи. Тебе очень скоро предстоит выяснить, что это ошибка – связываться с людьми другого круга. – Он раздавил ее своим весом. – После сегодняшней ночи ты поймешь, как опасно совать нос куда не следует.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Простые радости - Камерон Стелла



Интересный роман остросюжетного плана.
Простые радости - Камерон СтеллаМари
14.03.2012, 23.46





отличная книга
Простые радости - Камерон Стелланаталья
13.05.2012, 21.24





Прямо триллер какой-то...
Простые радости - Камерон СтеллаStefa
12.12.2013, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100