Читать онлайн Простые радости, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Простые радости - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Простые радости - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Простые радости - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Простые радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

– Тебе это понравится.
Насти спокойно посмотрел на Романа и продолжил распаковывать бинты.
Роман лежал лицом вниз на слишком коротком для него кухонном столе Дасти, положив ноги на стул, принесенный из гостиной.
– Промой еще раз, – сказал Насти Феникс, которая послушно промыла еще раз глубокую рану между позвоночником и левым плечом. Насти надел резиновые перчатки и сказал:
– Не думаю, что тот парень собирался ранить тебя, – думаю, он хотел перерезать только трубку. Он, видимо, хотел продержать тебя подольше под водой, а затем заняться Феникс. Позже все решили бы, что это несчастный случай.
– А перерезанный шланг? – мрачно спросил Роман. Феникс провела рукой по волосам:
– Теперь это не имеет никакого значения. Тебе надо расслабиться.
– Расслабиться? – Его голос теперь звучал громче. – Мы с тобой чуть не погибли в заливе Эллиот. Только представь себе, какой смех это вызвало бы среди моих бывших друзей. Черт, я никогда бы этого не пережил.
Феникс с трудом смогла сдержать смех.
Дасти это все не волновало.
– Не мог бы это перенести, да? – повторил он с грубым смехом. – Но ты бы и не пережил. И только благодаря присутствию некой леди, чьего мизинца ты не стоишь, ты здесь нам всем надоедаешь. Заткнись и не мешай Насти зашивать тебя.
Роман поднял брови и осклабился.
– Хорошо, что вы оставили лодку там, где она была, и уплыли, – прокомментировал Дасти, наклонившись над раной Романа. – К счастью, парень, который вас атаковал, подумал, что ты пошел ко дну. И что, возможно, Феникс последовала за тобой. Этим вы выиграли время.
Насти поднял шприц к свету, затем сделал несколько уколов вокруг раны. Каждый раз при этом Роман скрежетал зубами от боли.
– Не так-то приятно было добираться сюда в мокром костюме, – сказала Феникс, чтобы снять напряжение. Она хотела скрыть улыбку в момент слабости Романа.
– В мокром костюме и с ножевой раной, – слабым голосом заметил он.
Дасти достал кусок стерильного бинта и наложил его на рану. Насти продолжал орудовать маленькой полусогнутой иглой.
– Прекрати ругать себя за проявление человеческих слабостей, – сказал Дасти Роману. – Я помню, как ты вытащил Билла Комптона из горящей машины, когда ее уже охватило пламя.
– Да, – сказал Насти, продолжая свою работу. – И у тебя была сломана нога. И я не слышал, чтобы раньше ты так себя вел.
– Тогда мне было море по колено, – сказал Роман. – Мне следовало выяснить, кто же этот пловец. Подумай я об этом прежде, я бы догадался, что это не Отто. Слава Богу, что Феникс не пришлось заплатить за мою ошибку.
– Отто, который так и не вернулся, да, так и не вернулся, – пропела Феникс, отстукивая в такт каблуками туфель. – И его судьба все еще не выяснена. А если серьезно, то это снова дело рук Ванессы и Джеффри. Это они все организовали. С помощью Отто они заманили нас в воду. И он выглядел достаточно забавным, чтобы мы попались на эту удочку. Он, должно быть, доплыл до танкера и был там, пока другой не добрался до нас.
– Разумно, – сказал Насти. Он быстро управился, сделав несколько внутренних стежков и перейдя к поверхности раны. – Мы должны надеяться, что он не видел, как вы оба уплыли.
– Мы не включали фонари, – сказал Роман, – и если он знает, что я езжу на «ровере», он найдет его на берегу, потому что мы с Феникс специально взяли ее «шевроле». Мне хотелось бы знать, кто это был.
– Джеффри? – спросил Дасти.
Роман пожал плечами и взвыл от боли.
Феникс стояла рядом и держала его за руку.
– Не думаю, что это Джеффри. Джеффри большой, сильный, но не спортивный. Думаю, вы понимаете, что я имею в виду. Он весь какой-то рыхлый.
– Готово, – объявил Насти. Он наложил повязку и немного отошел, чтобы полюбоваться своей работой. – Чертовски хорошо.
– Да, от скромности ты не умрешь. – Роман поднялся и сел на край стола. Он пожал Насти руку: – Спасибо, дружище. Ты умеешь хорошо работать. Поход в больницу мог бы нам сильно навредить. Они бы задали слишком много вопросов.
– Что теперь? – Дасти поставил чайник и достал из шкафчика над холодильником бутылку ликера. – Надо ли нам спрятать машину Феникс и посмотреть, что происходит?
– Я еду в Пиковый Клуб, – мрачно сказал Роман. – До того, как они найдут выход из создавшегося положения, мы, возможно, успеем кое-что предпринять. Если это случится прежде, чем я там окажусь, они исчезнут и мы, возможно, никогда их не достанем.
– Одиннадцатичасовые новости, – сказал Дасти, включая маленький черно-белый телевизор. Он приготовил четыре чашки растворимого кофе и добавил туда ликер. – В медицинских целях, – сказал он, передавая чашку Феникс.
Она сморщилась, но выпила.
Роман заглотнул эту смесь несколькими глотками и попросил еще. Он взял стул и уютно устроился на нем.
По телевизору продолжали передавать новости.
Феникс почувствовала, как по всему телу приятно расходится тепло от ликера.
– Ничего не передадут, – сказал Насти, наблюдая за экраном и произнеся то, о чем все думали. – Слишком рано, да и особо не о чем сообщать, – если, конечно, нет чего-нибудь, о чем мы не знаем.
Сенсацией дня было сообщение о трех пропавших людях, которые, возможно, утонули в заливе Эллиот.
Роман резко подался вперед.
– Чертовщина, – пробормотал Дасти.
– Не ругайся, – рассеянно произнес Роман, его внимание было приковано к экрану.
– Кто-то другой, – сказал Насти. – Вас только двое.
– Уверена, это мы, – сказала Феникс, пересаживаясь на белую деревянную табуретку.
«Графиня фон Лейден из Пикового Клуба в маленьком городке Паст-Пик в Каскаде сообщила, что один из ее партнеров и служащий вместе с одним из клиентов клуба предприняли поездку в залив Эллиот».
На следующем кадре были показаны поисковые работы, проводимые в воде, там, где Роман, Феникс и Отто спускались в залив. Девушка-репортер, чьи волосы развевались на ветру, стояла на берегу среди полицейских.
Следующий кадр изображал Ванессу, крайне трагично выглядевшую во всем черном, сидящей за столом в своем офисе.
– Да, – ответила она на вопрос журналистки, – последнее время у нас произошли некоторые взволновавшие меня события. Больше других в них была вовлечена наша массажистка. К сожалению, сейчас я не могу назвать ее имя. Однажды на нее уже было совершено нападение.
– И вы полагаете, что тог случай каким-то образом связан с тем, что произошло сегодня вечером?
– Сегодня вечером она была вместе с моим компаньоном, – ответила Ванесса, поднимая руку к глазам. – Их лодка оказалась пуста. Полиция отвергает версию о розыгрыше. Они уверились в этом с того момента, как нашли улики, которые остались после Феникс. Боже мой, я так расстроена.
Журналистка сочувственно вздохнула:
– Улики, графиня?
– Я не могу сказать, что они какие-то особенные. Эти же улики появились после первого нападения и во время последующих событий, происшедших с другой женщиной, которая живет в том же районе. То же самое или нечто подобное было найдено на дне лодки моего компаньона.
Роман дотянулся до бутылки с ликером и добавил его в чашку с кофе, которую передал ему Дасти. Перед тем как поставить бутылку на место, он сделал большой глоток прямо из горла.
– Ты опьянеешь, – сказала ему Феникс. – Ты, возможно, пребываешь сейчас в состоянии шока и…
– Секунду, – произнес Роман, поднимая руку, – Они снова в студии. Посмотрите на это! Фотографии. Какого черта они их показывают?
– Мы думаем, что это, возможно, тот человек, которого мы ищем, – сказал представитель полиции о двух фотографиях, на которых был изображен светловолосый мужчина анфас и в профиль. – У нас есть повод предположить, что он очень опасен. Пожалуйста, позвоните по номеру на ваших экранах, если думаете, что видели этого человека.
Феникс осторожно поставила чашку на стол. Ее всю трясло.
– Откуда они его выудили? – нахмурившись, сказал Роман. – Ты видел его когда-нибудь, Насти?
– Нет.
– Возможно, он использует вымышленное имя, – продолжал представитель полиции, – его настоящее имя Руперт Сакстон. Он работал психиатром и был обвинен в сексуальных преступлениях в Оклахома-Сити два года назад. Уже несколько месяцев, как он сбежал из тюрьмы, и его настоящее местонахождение неизвестно. Однако у нас есть все основания полагать, что он находится в районе Сиэтла.
– Я должна уехать отсюда, – сказала Феникс. Она встала. Темно-зеленый свитер, в котором она была, принадлежал Дасти. Рукава полностью закрывали ее руки, а брюки волочились по полу. – Я должна сейчас же уехать.
– Успокойся, – сказал Роман. – Он не сможет добраться до тебя, пока ты с нами.
– Кто…
Роман оборвал Насти на полуслове:
– Позже. Парень, который имеет зуб на Феникс. Она взяла со стула ключи от своей машины:
– Он сумасшедший. Если он нас преследует, он может сделать то, чего мы совершенно не ожидаем. Я не могу подвергать опасности Джуниор, оставаясь здесь. Роман, все вещи Эйприл – для Джуниор. Особенно ваза «всех надежд». Если со мной…
– Слушайте, – скомандовал Дасти, показывая на телевизор. – Что-то новое.
– Нам только что позвонили, – произнес телекомментатор с неизменной улыбкой на лице. – Какая-то женщина говорит, что у нее есть важная информация, имеющая отношение к делу в заливе Эллиот, и она сообщит это только в прямом эфире.
– К чему идет этот наш мир? – проворчал Дасти. – На секунду отвлечешься, и все узнают новости раньше тебя.
– Трудно даже предположить, что вы сейчас услышите, но в интересах дела, которому мы должны помочь, предоставляем эфир этой леди.
– Ты имеешь в виду, что предоставите ей эфир в интересах охотников за сенсациями, – произнес Дасти и плюхнулся в кресло прямо перед телевизором.
– Здравствуйте, – произнес высокий и нервно-дрожащий голос.
Телекомментатор надел на лицо серьезную маску:
– Здравствуйте. Мы поняли, что у вас есть сведения, которые должны помочь следствию в деле о возможном исчезновении двух жителей Паст-Пик и еще третьего лица?
– Руперт Сакстон не мог участвовать во всем этом, – задыхаясь, произнес голос. – Это все, что я должна сказать.
– Сейчас полиция встанет на уши, – заметил Роман.
– Я все знаю об очках, которые, возможно, нашла полиция, но они не принадлежат доктору Сакстону.
Телекомментатор подобрался и спросил:
– Почему вы так в этом уверены?
– Потому что он был со мной.
Теперь дама и комментатор замолчали.
– Черт, – сказал Дасти, скидывая домашние шлепанцы.
Роман заметил ему:
– Не ругайся.
– Джуниор спит.
– Ты можешь забыться, когда она не будет спать.
– Замолчите, – сказал Насти, – оба.
– С вами? – наконец выдавил из себя комментатор. – И где именно вы были?
– В Паст-Пик.
Феникс поднесла руку к лицу и почувствовала, как начинает покрываться холодным потом. Она задрожала.
– Я уже знаю, что происходит, – произнесла она. Роман дотянулся до нее и посадил к себе на колени.
– Тебе будет больно, – сказала она ему. Он крепко взял ее руку:
– Мне станет больно, если ты будешь сидеть с таким видом, будто собираешься прямо сейчас отправиться в мир иной. Теперь все в наших руках.
– Он пришел ко мне сегодня вечером, – продолжала женщина. – Он пришел, чтобы извиниться.
Улыбка комментатора постепенно перешла в оскал.
– Не смогли бы вы объяснить нам причину? – При этих словах она приложила руку к уху так, будто кто-то еще с ней разговаривает. – Мой продюсер говорит, что мы не можем…
– Он хотел просить прощения за то, что меня похитил, – сказала женщина по телефону. – Он сказал, что никогда бы этого не сделал, если бы не переживал из-за того, что ему никак не удается восстановить свое доброе имя.
– Мэм…
– Он похитил меня среди бела дня. Могу сказать, что я была испугана до полусмерти. Но даже тогда он оставался джентльменом. И он извинился передо мной. Он был со мной…
– Мэм…
– Он был со мной весь вечер. Он только собирался уходить, и мы бы вообще об этом не узнали, не покажи вы эти фотографии по телевизору.
Радость и торжество засветились в глазах телекомментатора.
– Вы исполняете свой долг, – сказала она. – Не вешайте трубку, пожалуйста, чтобы мы смогли передать ваши слова полиции и помочь вашему другу.
Роман сжал руку Феникс.
Она взглянула ему в лицо и сказала:
– Евангелина?
На машине Дасти Роман довез Феникс до «Белла Розы». Уговорить Насти остаться было не так-то просто. Феникс пришлось умолять его охранять Джуниор, а Роман заверил, что с Розой будет все в порядке.
– Нам надо расспросить очень быстро, – сказал Роман, опасаясь, что они могут застать там полицию. – Быстро и незаметно. Если полицейские там, мы не сможем туда проникнуть.
– Я хочу как можно быстрее поговорить е Евангелиной, – сказала Феникс. – Что-то не так в ее звонке. Что-то не так уже в самом факте ее откровений. Она не относится к людям, которые стали бы по телевизору распространяться о своей жизни.
– Возможно, сейчас ей уже задают вопросы.
Он почувствовал на себе взгляд Феникс. Сможет ли он обеспечить ее безопасность? Ее и Джуниор? Если бы он имел дело только с клубом! Сакстон и Евангелина смешали все карты и могли сильно усложнить дело.
Он направился на Милл-Понд-роуд, но, увидев ехавшую им навстречу машину, свернул в первый же переулок.
– Оставайся здесь. – С этими словами он выскочил из машины и поспешил к ограде, чтобы что-нибудь увидеть. Там стояла уже какая-то машина. Он увидел полицейские знаки, которые бросились ему в глаза на проехавшей мимо него машине.
Когда снова наступила тишина, он вернулся к своей машине.
– Полиция, – сказал он Феникс. – Мы не знаем точно, сколько их. Когда мы доберемся туда, нам придется оставить машину у гаражей и пойти пешком.
– Ты обсуждаешь это, как военные маневры.
– Так и есть на самом деле.
«Белла Роза» выглядела необитаемой. Выйдя из машины, Роман и Феникс пошли мимо кустов по тропинке к дому. Не было видно ни единой полицейской машины.
Наверху в комнате из-за занавесок пробивался свет.
– Роза в спальне, – прошептала Феникс. – У меня есть ключ от дома. Воспользуемся им?
– Да, – кратко ответил он. – Ты должна все время оставаться со мной. Поняла?
Ему не очень-то понравилось, что перед тем, как ответить, она какое-то время колебалась.
– Если ты так считаешь…
– Да, я так считаю. Не думаю, что Сакстон выскочит из серванта. Полиция, конечно же, все тщательно проверила.. Но здесь что-то не так. Полагаю, если бы нам не нужно было точно знать, почему Евангелина рассказала всю эту историю, нас бы здесь не было.
– Может быть, она говорила правду.
– Но возможно, и нет. Сначала мы должны разузнать все здесь. Затем я постараюсь убедить полицию поддержать меня, когда я пойду в клуб.
– Когда мы пойдем в клуб.
Он не стал спорить. Если придется, он вернет ее в Иссакуа и оставит с двумя няньками.
– Мне не надо было вообще позволять тебе приходить сюда, – подумал он вслух.
– Евангелина не открылась бы тебе. Только мне.
Феникс осторожно отворила входную дверь и вошла в благоухающий розами дом. Она осторожно закрыла за Романом дверь. На первом этаже не было видно света. Приложив палец к губам и жестом прося Романа оставаться на месте, она начала подниматься по лестнице.
Роман поспешил за ней.
– Ты не должен идти за мной, – прошептала она.
– Попробуй остановить меня.
Все еще продолжая бормотать, она шла по галерее над прихожей. Комната Розы была сразу же над входом в дом. Феникс постучала в дверь:
– Роза? Роза, это я, Феникс.
Изнутри раздался крик, и Феникс распахнула дверь:
– Роза! С тобой все в порядке?
– Феникс! О, Феникс. Женщина в том ужасном месте назвала по телевизору твое имя. Я подумала, что ты утонула в том страшном заливе. О, моя дорогая, мне было так страшно!
Роза, в распахнутом розовом халате и шлепанцах, вскочила с темно-красной кушетки и бросилась к Феникс, чтобы сжать ее в объятиях.
Роман вошел в комнату и встал около двери. Евангелины здесь не было. А был Лен Келли. Лен, чье лицо сияло и чей взгляд далеко не сразу встретился со взглядом Романа.
– Проходи и сядь рядом, – настойчиво предложила Роза Феникс. – Полиция забрала Евангелину в какое-то ужасное место. Они собираются расспросить ее об этом Сакстоне, который, по ее словам, был с ней здесь сегодня вечером. Не знаю, что бы я делала, не будь здесь Лена. Звонили Морт и Зельда, но я сказала, что со мной все в порядке. Я не могу позволить себе отрывать их от дела из-за моих проблем.
Лен подошел к Роману и остановился в дверях.
– Я должен тебе кое-что сказать, – произнес он, понизив голос. Он взглянул на двух женщин: они близко наклонились друг к другу, и Феникс слушала бесконечный поток слов Розы. – Это все из-за меня. Мне были нужны деньги, и я получил их от него.
Роман пристально посмотрел на Лена:
– У кого ты взял деньги?
– У Сакстона, – прошептал Лен. – По крайней мере, так он себя назвал. Он пришел ко мне и показал фотографию Феникс. Представился сыщиком, который занимается пропавшими людьми. Он предложил деньги за информацию, и я дал ее ему. Мне было как-то не по себе, но, клянусь, я не знал, что он намерен делать. Никогда ничего не слышал о нем вплоть до последней недели.
Роман вопросительно взглянул на него.
Розовые щеки Лена густо покраснели.
– Сакстон прислал еще деньги – большие деньги, которые должны были помочь мне забыть, что я вообще с ним когда-либо встречался. Предполагалось, что я возьму деньги и исчезну, только я не смог этого сделать. Я люблю этих людей. Не могу продать их – никого из них. И не могу сделать это по отношению к Феникс – особенно к Феникс. Она не знает об этом, но это так.
– Я знаю. – Роман быстро принял решение: – Я хочу, чтобы ты опустился на землю. Ради твоей собственной безопасности. Понятно?
Лен сглотнул:
– Думаю, да.
– Иди к Морту и Зельде и попроси у них комнату. Ты это сделаешь?
– Да. Да, знаешь, Евангелину похитил не Сакстон. Роман ближе пододвинулся к Лену:
– Откуда ты знаешь?
– Я видел, как это произошло. Ее захватили, да, но не так, как она говорила. Это был Веб. Я не знаю, что случилось с Сакстоном после того, как он вломился и начал угрожать Розе и Евангелине. Здесь были только они. Я думаю, что он, должно быть, ушел. Но Евангелина выбежала из дома и залезла в грузовик Веба. Он уехал с ней.
– И ты ничего не сказал об этом? – Роман вскипел от ярости. – Ты же искал, черт тебя возьми. Ты сделал вид, что охотился за похитителем вместе с Мортом!
– Именно поэтому я и взял с собой бутылку. Так как подумал, что если займу Морта ликером, он не заметит, что я не очень-то занят поиском Евангелины и Веба.
– О чем это вы болтаете? – внезапно спросила Роза. – Хоть мужчины и уверяют нас в обратном, я постоянно замечала, что они сплетничают гораздо больше женщин.
Феникс остановила пронзительный взгляд своих зеленых глаз на Романе.
– Не думаю, что следует обобщать, – сказала она, – но я обнаружила, что мне требуется довольно много времени, чтобы узнать точно, что представляет собой тот или иной мужчина.
Черт. Все время как маятник: он ощущал себя то глубоко несчастным, то беспредельно счастливым человеком. Он героически сражался за жизнь – свою собственную и жизнь этой женщины, но несколько произнесенных ею слов, обжигающий взгляд ее глаз – и он, мгновенно ослабевая, полностью оказывается в ее власти.
Феникс прошла по узкому каменному парапету. Теперь все зависело от ее скорости, если она хочет сделать то, что должна, до того, как Роман осознает, что она уже слишком долго находится в ванной.
Глядя прямо перед собой, она продвигалась по направлению к балкону над входной дверью «Белла Розы». Левой рукой она держалась за каменную балюстраду. Через несколько мгновений она была уже на балконе и стала дергать ручку двери на верхнюю галерею. Дверь очень долго не открывалась, но наконец ручка поверглась, и это произошло так внезапно, что Феникс почти упала на пол.
Она пришла в себя, оставила дверь открытой и поспешила в дом. Во всей этой истории есть человек, который до сих пор молчал. Веб – друг Евангелины, если, конечно, Феникс не ошиблась, и они очень близки. Роман, возможно, напугал тихого Веба так, что тот ему ничего не сказал. Но Феникс-то знает, как вызвать на разговор застенчивого человека.
Лен почти сразу же исчез после того, как приехали Феникс с Романом, и они не смогли оставить Розу одну. Хорошо, если Веб быстро расскажет все Феникс и она сможет тут же вернуться в комнату Розы, еще до того как Роман что-нибудь заподозрит.
Половина Веба была пуста.
Феникс выскользнула на улицу и побежала по тропинке, огибающей дом. Она пошла медленнее, когда увидела, что окна мастерской освещены.
По небу плыли облака, временами загораживая луну, отчего сад то освещался лунным светом, то снова погружался во тьму. Ветер донес до Феникс слабый запах нарциссов, запах, который только подчеркивал всю тревогу этой ночи.
Она отбросила волосы с лица.
Видимо, то, что она вышла из дома, было ошибкой. Ha-верное, лучше все-таки было следовать советам того, у кого в подобных делах было больше опыта.
Она осторожно пошла обратно, как вдруг заметила какой-то свет: он шел из дальнего конца дома.
Оранжерея.
Феникс колебалась. Роман уже, наверное, хватился ее.
Она снова побежалаи не останавливалась до тех пор, пока не оказалась около белой деревянной двери. Она перевела дыхание. Веб сидел на старом железном стуле и перебирал инструменты в садовом ящике. Она бросилась к нему:
– Привет, Веб! Рада тебя видеть. Нто произошло с Евангелиной? Полиция уже расспрашивала тебя?
Не отвечая, он продолжал возиться с ящиком.
Феникс подошла к нему еще ближе:
– Извини, Веб. Я совершенно не хотела вот так налететь на тебя, но мне пришло в голову, что ты, возможно, что-нибудь знаешь.
– Знаю что? – Он буквально выдавил из себя этот вопрос. При этом он не предпринял никакой попытки поднять голову.
– О Евангелине, – мягко сказала Феникс. Она стояла теперь уже прямо над ним.
– А что с ней?
Феникс замерла. Она не могла оторвать взгляд от его волос. Он красил их в рыжий цвет! У пробора они были светлее. Не серые, не белые, но какие-то светлые.
Она заметила его неподвижность. Они оба не шевелились, чего-то ожидая.
Внимание Феникс переключилось на ящик у ног. Не ящик, а большая коробка – коробка, набитая дорогим фотооборудованием.
– Я задал тебе вопрос, – произнес Веб. Его голос утерял ту неуверенность, которую Феникс ожидала услышать. – Что о Евангелине?
Он закрыл футляр внутри коробки, но она успела заметить, что в нем.
Веб резко обернулся и взглянул на Феникс:
– Не такая уж ты говорливая теперь, Феникс, да?
Она сделала шаг назад.
– Не беспокойся, – сказал он, поднимаясь. – Ты не уйдешь отсюда, если я не позволю.
Его маленькие голубые глаза под рыжими бровями просто сверлили ее. Чистые голубые глаза, без какого-либо дополнительного оттенка, голубые диски с черными точками зрачков.
– Цветные контактные линзы, – сказала Феникс внезапно задрожавшим голосом. Она снова взглянула на коробку и футляр – футляр, в котором было несколько пар очков с толстыми линзами. – Почему я не заметила этого? Я чувствую себя такой дурой.
– Ты ничего не увидела, потому что ничего и не ожидала увидеть, – сказал Руперт Сакстон. – Если бы эта идиотка Евангелина не решила защитить меня от всего мира, ты бы ничего не заметила и теперь. Не сомневайся. Я такдолго предвкушал эту встречу. Сейчас мы поедем в моей прекрасной черной спортивной машине. Ты ее помнишь. Это будет забавно.
– Очень забавно, – согласился неприятно знакомый мужской голос. – Итак, Отто прав, Ванесса. Наша маленькая Феникс совсем даже не кормит рыбок в заливе Эллиот.
Сэр Джеффри Фуллертон тяжелой рукой обнял Феникс за плечи и улыбнулся. Ей показалось, что она теряет сознание. Рядом с ним стояла графиня фон Лейден, все еще в том черном платье, в каком выступала по телевидению, но, правда, теперь уже не такая элегантная. Ее помада стерлась, губы были бледны и напоминали тонкий шов на ее поношенном лице, волосы же были затянуты в неаккуратный узел на затылке.
– Вы именно та женщина из клуба, – сказал Сакстон. – Та женщина, которая платила Евангелине за информацию о ней. – Он кивнул в сторону Феникс.
– Нет необходимости раскрывать наши маленькие секреты, Руперт, – сказала Ванесса. – Полагаю, вы Руперт Сакстон. И теперь не имеет значения, что вы говорите, – правда, Джеффри?
Он согласно кивнул:
– Я бы сказал, это очень удобно. Нам остается только спокойно ждать, когда появится Роман. Пьер не справился со своей задачей в Сиэтле. Тогда все было бы проще. Слава Богу, у Отто хватило ума не сесть в самолет, не сообщив нам, что вряд ли Пьеру удалось убить вас обоих.
Ванесса обратилась к Феникс:
– Евангелина сказала мне о Вебе. Мы подумали, что вы, возможно, придете сюда, если сумеете спастись от Пьера, и увидите телевизионное расследование.
Феникс попыталась вырваться из рук Фуллертона. Сердце ее бешено билось. Но ее ненависть к ним уничтожила страх.
– Вы удивительно хороши в убийстве людей, – произнесла она, сжимая и разжимая руки. – Вы ведь и Эйприл убили, не так ли?
Последовала короткая напряженная пауза, после которой Ванесса громко рассмеялась, ее рот и глаза широко открылись.
– Заткнитесь! – Феникс рванулась убежать, чтобы предупредить Романа. – Заткнитесь!
– Мы не знаем никакой Эйприл, так ведь, дорогая? – спросил Фуллертон. Он крепко взял Ванессу за руку и притянул ее к себе. – Да?
– Что ты имеешь в виду?
– Мы ведь не знаем ее, да? – повторил Фуллертон. Ванесса пришла в себя и отрицательно покачала головой:
– Теперь нет. Мы собираемся заполучить Романа, и трое из нас непременно умрут. – Усмехнувшись, она перевела взгляд с Феникс на Руперта Сакстона, который, прищурившись, наблюдал за Ванессой, не выказывая ни малейшего признака страха.
Он наклонился, чтобы развязать ремни на коробке.
– Джеффри! – пронзительно закричала Ванесса. – Останови его!
Фуллертон обоими кулаками нанес удар по шее Сакстона.
Феникс не стала ждать, что же произойдет дальше, рванулась прочь. Дверь в оранжерею все еще была открыта, и она устремилась туда – в сад, на свободу. В неясном предрассветном освещении она смогла разглядеть кусты, которые едва были видны в утреннем тумане.
Дверь, сад, свобода – и Роман.
Внезапно она увидела Честера Дюпре, а секундой позже он нанес ей удар в живот.
– Куда вы направляетесь, маленькая леди?
Последние слова донеслись до нее уже откуда-то издалека, когда она начала падать.
Дюпре поднял ее за рукав свитера и перевернул на спину:
– Прекрасно. Я устал ждать вас в машине.
– Осторожно, – сказал Джеффри, – мы должны… Звон разбитого стекла не дал ему договорить. Феникс разбила стекло парника.
Сотни мелких иголок впились ей в руку, проникли сквозь одежду и впились в тело. Ударившись головой о железную перекладину, она застонала.
От страшной боли у нее все поплыло перед глазами.
Роман. Она должна предупредить Романа.
Почти ползком, всхлипывая при каждом движении, которое причиняло ей боль от многочисленных порезов, она еще раз попыталась добраться до двери.
– Ты, дура, оставайся там, где мы тебе сказали, – произнес Честер Дюпре и с силой, умноженной весом его толстой ноги, ботинком ударил ее в спину, – вниз, оставайся внизу, сука.
Пол в оранжерее был выложен кирпичом. Головой Феникс ударилась об эти кирпичи. Она увидела песок между кирпичами, он заскрипел у нее на зубах.
Дюпре пнул ее еще раз.
Феникс начало рвать. Но она все-таки поползла снова.
Дюпре ударил ее снова.
Уже почти потеряв сознание, она услышала, как Фуллертон воскликнул:
– Заткни ее наконец.
А затем началось какое-то движение вокруг нее.
Голос, который она услышала и который звал ее по имени, был именно тот, который в этой жизни ей хотелось бы еще раз услышать.
Она перекатилась на спину, но не смогла встать.
– Ублюдки, – прогремел Роман.
В одной руке он держал свою «беретту», а в другой – нож с длинным узким лезвием.
Ванесса закричала, а затем умоляющим тоном стала объяснять, что она здесь ни при чем.
– Вы, ваше преподобие, – сказал Роман, – жирный, отвратительный ублюдок. Я убью тебя и получу от этого большое удовольствие.
– Роман, – прошептала Феникс, вытирая рот тыльной стороной ладони, – не делай этого.
Если он и услышал ее слова, то не подал и виду. Правая нога его резко пошла вверх пяткой и вонзилась в грудь Дюпре, который мгновенно сжался, схватился за грудь и, открыв рот, начал издавать какие-то булькающие звуки.
Роман оторвался от земли, и на этот раз удар пришелся по носу Дюпре.
Феникс услышала страшный хруст, и у него из носа хлынула кровь.
– Остановите его! – взмолилась Ванесса в тот момент, когда Роман бросил Джеффри на груду перевернутых цветочных горшков. – Остановись, говорю тебе. И так ясно, что мы уже вне игры. Прекрати это!
Сакстон упал на Джеффри.
– Какой вид смерти ты предпочитаешь? – спросил Роман Сакстона, перекидывая свое оружие из одной руки в другую, подобно жонглеру, и затем вонзая блестящее лезвие ножа ему между ног. – Например, так? Я слышал, тебе нравится им пользоваться, особенно по отношению к женщинам, которые этого совершенно не хотят.
Сакстон выругался и попытался отползти в сторону.
– Тебе нравится это, – спокойно продолжал Роман, следуя за своей жертвой, – особенно сейчас.
– Отстань от меня, – воскликнул Сакстон, и в его руке блеснул пистолет.
– У него пистолет, – произнесла Феникс, кашляя при каждом слове. Руки у нее были в крови. – Пистолет.
Сакстон уже не смог выстрелить: нож Романа опустился, и Феникс услышала хрип Сакстона. Пистолет выпал из ослабевших рук Сакстона и закатился за деревянную перегородку. Роман нанес удар по его руке и разорвал мышцы и сухожилия. Сакстон согнулся пополам, пытаясь другой рукой остановить брызнувшую кровь.
Феникс увидела пару блестящих черных ботинок и стрелки синих форменных брюк. Еще одна пара черных ботинок, и еще. Все поплыло перед ней. Она закрыла глаза.
– Полиция, – произнес женский голос. – Никому не двигаться.
Ванесса разрыдалась и начала бормотать, что она случайно оказалась здесь, что она просто жертва. Феникс села и вытерла ладони о свитер.
– Да, мэм, – обернулась женщина-полицейский к Ванессе, – я хочу увериться, что все утихомирились. Вызови еще людей, – сказала она третьему прибывшему офицеру.
Второй полицейский склонился над Феникс:
– Вы сильно ранены?
Она попыталась улыбнуться:
– Не очень. Выглядит хуже, чем есть на самом деле.
– Почему вы ворвались сюда? – спросил Джеффри, поднимаясь на ноги и обращаясь к вооруженным полицейским. – Это частное владение.
– Мы ищем руководство Пикового Клуба, сэр, – объяснила женщина-полицейский. – Не вы ли это?
Джеффри переводил взгляд с одного полицейского на другого.
– Я сэр Джеффри Фуллертон. Это второй владелец клуба – графиня фон Лейден, – Он посмотрел на Романа, но больше ничего не добавил.
– И вам принадлежит Пиковый Клуб, сэр?
– Сэр Джеффри, – сказал Фуллертон, взъерошив волосы. – Да, мы владеем этим клубом.
– И вы знали, что Паркер Нэш был клиентом вашего клуба?
Феникс удалось поднять голову и сделать несколько глубоких вдохов.
– А что из этого? – спросил Джеффри. – У нас много клиентов.
– Да, сэр, – произнесла женщина. – Элен Макнаэр очень помогла в нашем расследовании. Актриса Элен Макнаэр. Она пыталась обналичить чек на крупную сумму, подписанный мистером Нэшем.
– Боже мой, – пробормотал Джеффри.
– Молчи, – сказала ему Ванесса. – К нам это не имеет никакого отношения, господа. У нас тут небольшие домашние разборки. Мы ничего не можем…
Сакстон своим сумасшедшим смехом заглушил ее. Когда понемногу он стал успокаиваться, второй офицер продолжил разговор, как будто их никто и не прерывал:
– Мисс Макнаэр заявила, что она была вместе с мистером Нэшем в Пиковом Клубе всего за несколько часов до его смерти. Она заявила, что он находился под воздействием алкоголя и наркотиков и никак не мог самостоятельно вести машину.
– Не говори ни слова, Джеффри, – сказала Ванесса, впиваясь пальцами ему в руку. – Они пытаются поймать нас.
– Не могли бы вы проводить графиню в дом? – попросила женщина-полицейский своего коллегу. Она указала на Честера: – Мистера Дюпре тоже. Думаю, кухня подойдет, пока не прибудет подкрепление.
– Нет! Они хотят разделить нас, – закричала Ванесса, – не… – Револьвер второго офицера, нацеленный на нее, заставил ее замолчать.
Что касается Честера Дюпре, то после невероятных с его стороны усилий подняться стало понятно, что он не в состоянии даже ползти. Ванессу увели одну.
Дюпре разрыдался. К слезам примешалась и кровь из неузнаваемого теперь носа.
– Я выполнял благородное дело, – опухшими губами произнес он. – Я заботился о твоей маленькой «ошибке», Фуллертон.
– Заткнись, – прошипел Джеффри. – Ничего не говори.
Роман все еще стоял рядом с Сакстоном, а женщина-полицейский пока молчала.
– Они ведь даже не знают, что она была твоей ошибкой до того, как оказалась у меня. Позже это выяснится.
– Заткнись, – приказал Джеффри.
Дюпре уже было не остановить.
– Беременная. Могу сказать, что мне не так-то просто было объяснить все это людям, которые были со мной. Беременная женщина, доверенная моей заботе, и никаких признаков отца ребенка.
– Я не был этим отцом, – парировал Джеффри. – Никто не может сказать, что я отец.
– Она сама это сказала, – заметил Дюпре, – и вместо тебя я заботился о ней. Я сделал все, о чем ты меня попросил. Ты можешь быть уверен, что я хорошо с этим справился, Фуллертон.
– Я не знал, что она беременна, – захныкал Джеффри. – Ей понравилась эта идея – отправиться с тобой. Возможно, чтобы скрыть свою беременность.
Они разговаривали об Эйприл. Феникс повернула раскалывающуюся от боли голову к Роману и увидела, что он тоже смотрит на нее, – глубокая печаль смягчила гнев последних минут.
– Думаю, неплохо бы вернуть сюда графиню, – сказал он женщине-полицейскому. – Сейчас вы сможете услышать то, что вам нужно.
Она кивнула:
– Если вы так считаете, командир.
– Больше уже не командир, – сказал Роман. – Я понял, что это вы разговаривали с Дасти Миллером?
– В том числе. – По радио она попросила привести графиню.
Снаружи на тропинке послышались шаги. Дневной свет проник в оранжерею. Теперь, когда графиню привели обратно, в новом освещении она выглядела страшно изможденной.
– Можно мне сказать несколько слов графине? – спросил Роман разрешения у офицеров. После одобрительного кивка он продолжал: – По словам сэра Джеффри, все причастны к убийству Паркера Нэша.
Лицо Ванессы исказилось. Она указала на Джеффри:
– Он убил его. Он убил его потому, что Паркер запросил слишком много. Джеффри был уверен, что сможет избавиться от Паркера и сохранить его деньги. Джеффри также украл и мои деньги.
– Нет…
Роман спокойно остановил Джеффри.
– Он также убил и Эйприл Кларк?
Ванесса отшатнулась и обхватила себя руками.
– Они заставили меня отвезти ее в Мексику, – простонал Честер Дюпре. – Я не хотел этого. Фуллертон сказал, что там он собирается на ней жениться.
– Она угрожала мне, – голос Джеффри зазвучал громче, – она требовала, чтобы я женился на ней или же она сообщит в газеты, что происходит в… Я пообещал, что женюсь. Все это произошло по вине Ванессы.
– Объясни, – потребовал Роман.
– Он убил ее, – пробормотала Ванесса, переступая с ноги на ногу. – Он заставил Честера переправить ее через границу, затем Джеффри убил Эйприл и оставил ее там.
– Это неправда, – запротестовал Джеффри. – Честер, скажи им, что все было не так.
Честер наклонил голову, будто готовился к прыжку.
– Не так, – выдавил он. – Я вел машину. Джеффри сидел рядом со мной. Графиня ненавидела эту молоденькую девочку. Именно она и убила ее. Била ее, пока та была связана. Затем она стала резать ее, буквально разрезать на куски. – Его избитое лицо исказилось, все как-то съежилось. Показались слезы. Резким движением он достал из кармана маленькую бутылку, открыл пробку и вылил ее содержимое себе в рот. Серебряная капля соскользнула с уголка его губ.
– Остановите его, – сказал один из полицейских, – что это?
– Чтобы обезопасить себя, – закашлявшись, произнес Честер. – Илона сказала, что это обезопасит меня.
Офицер наклонился над Дюпре.
– Ртуть, – явно удивленный, констатировал он, – вызовите «скорую помощь». Он выпил бутылку ртути.
Феникс слегка улыбнулась: очевидно, Илона их еще не совсем покинула.
– Она, – задыхаясь, сказал Честер, – убила этого маленького ребеночка тоже. Бог поможет нам. Это сделала она.
Он указал на Ванессу фон Лейден.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Простые радости - Камерон Стелла



Интересный роман остросюжетного плана.
Простые радости - Камерон СтеллаМари
14.03.2012, 23.46





отличная книга
Простые радости - Камерон Стелланаталья
13.05.2012, 21.24





Прямо триллер какой-то...
Простые радости - Камерон СтеллаStefa
12.12.2013, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100