Читать онлайн Простые радости, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Простые радости - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Простые радости - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Простые радости - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Простые радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Насти крепко сжал плечо Феникс, когда они вошли в «Поворот». Все это он проделал молча, слышен был только звук от перекатываемой у него во рту жвачки.
Стоя в центре зала, она взяла его за руку:
– Я навещаю друзей, о'кей? Ты не должен так стоять около меня.
Он ничего не ответил. Накануне вечером Роман не вернулся из клуба, и, из-за нависшей над ними угрозы, Насти спал на диване у Феникс. Она долго слушала звук его жвачки, а в это время Мел, верный друг, ушел с ее коленей, – очевидно, он предпочел спать на животе у Насти.
– Послушай, я тебе очень благодарна. Ты так заботишься обо мне. Но сейчас день, и я среди друзей. Со мной будет все в порядке.
– Да. С тобой будет все в порядке.
Как может такой великолепный мужчина быть настолько непробиваемым?
– Почему ты должен быть со мной сейчас?
– Приказ Романа.
Она пристально взглянула на него:
– Он же не твой начальник, не правда ли?
– Сделай свои дела и вернемся туда, где ты должна быть.
– Должна быть? – Иногда надо суметь настоять на своем. – Извини. – И она пересекла зал и села за столиком в самом дальнем углу.
Зельда вышла из бара в зал, в руках у нее была тряпка и банка с чистящей пастой.
– Мне так стыдно, – запричитала она, увидев Феникс. – Какой позор! И это от людей, которых ты достаточно хорошо знаешь!
– Забудьте об этом, – с усмешкой сказала ей Феникс. – Это даже приятно, когда тебя окружают люди, умеющие сильно чувствовать. – Она кивнула в сторону Насти.
Зельда взглянула на молчаливого посетителя:
– Доброе утро, мистер Насти. Принести вам кофе?
– Нет, спасибо.
– Как пожелаете. – Зельда пожала плечами. – Морт себя не очень-то хорошо чувствует. Будь он здесь, он бы извинился перед вами за вчерашнее.
– Забудем об этом.
– Я вам принесу все, что вы хотите. Через час будет наплыв посетителей. А пока я полностью в вашем распоряжении.
Феникс не была голодна, но все-таки сказала:
– Пышку и кофе, пожалуйста.
– Вы собираетесь побыть здесь и помочь нам?
– Нет, – сказал Насти, опередив Феникс и заставив Зельду застыть с открытым от удивления ртом. – Феникс сегодня вечером занята. Она пришла сюда только поприветствовать всех.
Феникс решилась:
– Извините меня, пожалуйста. Я должна сходить в туалет.
– Ты уже ходила перед самым выходом.
– Я должна снова пойти!
– Лучше бы ты сначала выпила кофе.
Он ей не верил. Феникс подняла глаза на Зельду, которая усмехнулась и стала наливать кофе – две чашки. Вторую чашку она пододвинула Насти, затем, взяв щипчики для сахара, положила две пышки на тарелку и поставила ее между Насти и Феникс и, резко отведя руку, с размаху чуть не попала себе в глаз.
– Я собиралась позвать Розу и передать с ней вам записку. Из-за нытья Морта я обо всем забыла. Кто-то приходил и спрашивал вас.
Рука Насти мгновенно скользнула за пазуху. Он быстро осмотрелся.
– Какая-то женщина, – продолжала Зельда. – Рано утром.
– Расслабься, – сказала Насти Феникс, которую раздражало это постоянное ожидание опасности. – Кроме нас, здесь вообще никого нет.
К счастью, Зельда сделала вид, что ничего не замечает, и продолжала:
– Очень красивая женщина. Высокая, темноволосая. Выглядела очень таинственно.
Феникс нахмурилась:
– Иностранка? Черные прямые волосы? Не сказала ли она, что ее зовут графиня фон Лейден?
– Нет, этого она не говорила.
– Тогда я ее не знаю.
– Она знает вас, – сказала Зельда, перегнувшись через стойку. – Я бы дала ей ваш: адрес, но раз дело приняло такой оборот… – Она развела руками.
– Не давайте никому адрес Феникс, – ровным голосом произнес Насти, – понятно?
– Я же сказала, что не дала ее адреса, разве не так? – Зельда выпрямилась, и стала видна вся ее высокая фигура. Грубость здесь не приветствовалась.
Насти выпил кофе и стал пристально разглядывать чашку.
– Эта леди не пожелала назвать свое имя. Она сказала, что вы поймете, кто она. Ей нужно повидаться с вами. Она одета в восточном стиле. Черное с золотом.
– Илона, – выдохнула Феникс, внезапно заволновавшись. Она соскользнула со стула: – Я должна идти в клуб.
– Нет, – сказал Насти. – Ты слышала, что сказал Роман. Ты не должна даже приближаться к этому месту. У тебя есть причина, по которой можно не идти на работу: ты упала.
– Я должна повидать Илону.
– Ты позвонишь и скажешь, что ты не можешь прийти. Ты не можешь.
Она пойдет. Она пойдет сразу же, как ей удастся ускользнуть от Насти.
Зельда извинилась и отправилась на кухню.
Феникс надкусила пышку и стала думать, как ей сбежать.
Насти достал пластик жвачки. Разворачивая ее, он наблюдал, как Феникс ест. Затем он взглянул на часы и постучал по стойке.
– Мне нужно сходить в туалет, – сказала Феникс и показала ему свои липкие пальцы.
– Нет.
– Почему нет?
– Нет.
– Это смешно. Я пошла.
– Я пойду с тобой.
– Что случилось с тобой, Насти?
– Туалет – это предлог, чтобы незаметно исчезнуть.
Она улыбнулась:
– Как бы мне это удалось сделать?
Он взял ее за локоть и довел до дамской комнаты. Постучав, он широко распахнул дверь, и внутри они увидели раковину, туалет и высоко над ними окно.
Феникс фыркнула.
– Я был прав, – сказал ей Насти.
– Ты полагаешь, что я могла бы забраться туда?
– Да. Ты готова идти домой?
Феникс не успела ответить. Зельда выбежала из кухни, указывая на окна в холле:
– Пожар.
Она бросилась к двери:
– Позвоните пожарным из кухни, Феникс. Быстро. Скажите им, что это, возможно, бензин.
Обернувшись, Феникс увидела языки пламени, охватившие блестящий фургон, припаркованный напротив. Она пронзительно вскрикнула и бросилась к телефону.
– Черт возьми, – процедил Насти, устремляясь за Зельдой. – Моя машина.
Когда Феникс выбежала из кафе, Нелли уже ждала ее в ближайшем переулке в заведенном пикапе. До Пикового Клуба они добрались хоть и окольными путями, но очень быстро. Нелли все это ужасно не нравилось, но она последовала инструкциям, которые, как она сказала, дала ей Зельда, и провела Феникс через главные ворота. Феникс приняли сразу же, как только она назвала свое имя.
Что-то изменилось, но что – было еще не ясно.
Роман изучал Джеффри, сидевшего за стеклянным столом Ванессы:
– Она сказала, что хочет меня видеть. Срочно. Где она? Я не могу встретиться с ней с прошлого вечера.
Джеффри рассматривал свои ногти.
– Разве ты не должен был наблюдать за нашим другом, за Феникс?
– Я не могу наблюдать за Феникс и разговаривать с Ванессой о Феникс в одно и то же время. Чем раньше кто-нибудь скажет мне, что здесь происходит, тем быстрее я вернусь обратно.
– Где она сейчас?
– Спит, – солгал он. – Она поскользнулась на лестнице у своей квартиры. Очень сильно ушиблась. – Если Джеффри и Ванесса имели какое-то отношение к «падению» Феникс, лучше всего для Романа быть честным. Но он не думал, что это их рук дело, – это бы его весьма удивило.
Джеффри отодвинул стул Ванессы и сказал:
– Мы кое-чего ждем. Но вреда не будет, если я скажу тебе, что мы приняли важное решение. Мы хотим, чтобы ты полностью занимался клубом. Ты расширишь его. Этим же займутся Пьер и Майлс.
Почему?
– Звучит прекрасно. Я думал, что ты и Ванесса непреклонны в том, что избранными клиентами занимаетесь только вы сами.
– Да, прежде. Но теперь мы с Ванессой договорились о некоторых изменениях. Я теперь здесь всем руковожу и предпочитаю, чтобы все мои партнеры несли равную ответственность. У тебя есть в связи с этим какие-нибудь проблемы?
Ему ужасно хотелось узнать причины этой перестановки.
– Совсем нет. Я сделаю все, что могу, для процветания нашего дела.
Джеффри улыбнулся своей обычной звериной улыбкой:
– Я знал, что могу на тебя положиться. Почему бы тебе не вернуться и снова не понаблюдать за нашей девочкой? Я хочу, чтобы ты был там. Звони нам регулярно, и мы сообщим тебе, когда нужно будет с нами встретиться. Идет? Роман с трудом подавил раздражение:
– Конечно. Ты хоть немного представляешь, сколько времени все это будет тянуться?
– Не очень-то. – Джеффри достал очки и водрузил их на нос, затем из внутреннего кармана пиджака извлек записную книжку в кожаном переплете и начал читать.
«Могу идти. Больше не нужен».
Роман вышел из офиса и закрыл за собой дверь. Вернуться обратно к Феникс было совсем не так уж плохо. Возможно, ему следует увезти отсюда прямо сейчас всех – Даста, Джуниор и Феникс.
Феникс не пойдет. Если, конечно, он не скажет, что Эйприл мертва.
Он бесцельно прогуливался по коридору, ведущему на нижние этажи.
Если бы он решился сказать, что Эйприл мертва, пришлось бы точно определить, что именно говорить и в каком объеме.
Черт, кого он обманывает? Она бы отказалась покинуть Паст-Пик, пока не была бы восстановлена справедливость.
Он горько улыбнулся. Черт побери, он влюбился. После того как в течение всей своей жизни он никогда не позволял ни единой женщине приблизиться к себе настолько, что заставило бы его остаться с ней навсегда, сейчас он оказался совершенно беспомощен. Она заняла все его мысли, проникла в его сердце и забрала себе. Отчасти это произошло из-за ее внутренней силы. Знай она, что произошло с Эйприл, она бы никогда не ушла отсюда, не выяснив сначала, кто убийца.
В комнате с тренажерами потело десятка два членов клуба. Пловцы методично имитировали движения в бассейне, – люди, которые хотели, чтобы их тела выглядели лучше. С отвращением Роман наблюдал за ними. Самоуверенные ничтожества с толстыми кошельками. Их пустота привлекла к себе еще большие ничтожества, самые худшие ничтожества в мире. Теперь он уже ни секунды не сомневался несмотря на все что он увидел и сделал: здесь было средоточие такого разрушительного зла, какое даже трудно себе представить.
Тренеры кружили между членами клуба, шепотом поправляя их и подбадривая.
Роман оглянулся – и увидел, как Феникс проскользнула в комнату и закрыла за собой дверь.
– Запри ее, – произнесла Илона. – Запри и иди сюда. Быстро. – Быстрыми, резкими движениями она нервно поглаживала шею.
Феникс заперла дверь и вздрогнула, когда кто-то стал поворачивать ручку, чтобы отпереть дверь.
– Я занята, – сказала Илона властным тоном.
– Это Роман. Впусти меня, пожалуйста.
Феникс быстро покачала головой. У нее от волнения забилось сердце.
– Подожди, – сказала Илона Роману. – Нам сейчас не прерваться. Мне позвать господина Джеффри? Возможно, он тебе поможет.
Роман прекратил свои попытки открыть дверь. Теперь были слышны только приглушенные звуки из зала.
Илона указала рукой наверх:
– Я уверена, что нас никто не видит и не слышит даже сверху. Но я не знаю, скоро ли снова сюда кто-нибудь придет.
Металлический цилиндр свисал на проволоке из отверстия в потолке.
Не работает? – спросила Феникс. Илона уютно устроилась на оттоманке.
– Забудь про это. Где камень, который я дала тебе? феникс не отрывала взгляда от поврежденного электронного глаза.
– Камень! У тебя его нет, не так ли?
Ее настойчивость просто давила на Феникс.
– Пожалуйста, скажите мне, что вы хотели сообщить, придя в «Поворот»? Вы что-нибудь слышали об Эйприл?
– Ответь на мой вопрос.
– Камень? Перидот? Он где-то есть.
– Где-то? – Илона потянулась так, что послышался какой-то хруст. – Я чувствую большую опасность. Я велела тебе держать камень у себя. Ты не восприняла это серьезно. Это было ошибкой.
– Я не верю в подобные вещи, – сказала Феникс. – Я не хочу быть грубой и обидеть вас. Это просто не мое.
– Что твое, а что не твое – не тебе выбирать.
– Возможно, так оно и есть. Камень очень красивый. Спасибо. Думаю, что положила его рядом с вазой Эйприл.
Илона закрыла глаза:
– Ваза ручной работы из комиссионного магазина. Ваза, которую она называла вазой всех? Ты держишь в ней свежие цветы?
Все тело Феникс покрылось гусиной кожей.
– Вы навещали Эйприл в ее квартире?
– Что-то ужасное случилось с тобой. И не прошлой ночью. Позавчера. Что-то страшное.
Феникс потерла руки, пытаясь унять дрожь.
– За тобой наблюдают. Ты знаешь, что за тобой наблюдают, потому что ты видела тому доказательство.
– Прекратите.
– Почему? Разве я говорю неправду?
– Вы им помогаете, да? Вы помогаете ему делать из меня жертву?
– Я не знаю, кто он. – Илона поднялась и помассировала виски. – Единственное, что я не видела, – его лицо. Но мы увидим его. Я знаю это. Ты не должна убирать камень.
– Я должна идти.
– Если бы ты не убрала камень, ты могла бы подождать несколько секунд, возможно, для того, чтобы решить, в какой карман его положить.
Феникс удивленно взглянула на Илону:
– Подождать немного? О чем вы говорите?
– До того, как ты выйдешь отсюда. Если бы ты хранила кристалл и… доверяла мне – ты бы не открыла свою дверь и не попала в ловушку.
Феникс с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Она провела языком по пересохшим губам, чтобы хоть слегка увлажнить их.
– Я должна выбраться отсюда, – сказала она Илоне. – Пожалуйста, не пытайтесь остановить меня.
Илона снова бросилась на оттоманку и закрыла лицо руками:
– Иди. Не обращай на меня внимания, если ты должна делать то, что делаешь.
Феникс отперла дверь, а затем открыла ее.
– Время истекло, – пробормотала Илона. – Они скоро будут здесь. Я приду к тебе.
Она должна поговорить с Романом, но не в клубе. Она должна уйти и переосмыслить все, что сделала.
– Что ваши люди надеются сделать? – спросила она спокойно. – Если угрожают мне, то зачем нужны все эти игры? Почему бы просто от меня не избавиться?
Илона посмотрела ей прямо в глаза:
– Никогда больше не говори так об этом. Иди домой и оставайся там. Я не знаю, когда снова увижу тебя. Я должна приготовиться. Когда придет время, я сообщу все, что тебе следует знать.
Бежать было бессмысленно. Но Феникс все равно побежала. И Роман поспешил за ней.
Звук ее каблучков, стучавших на камнях и комьях грязи, раздавался в небольшой рощице, окаймлявшей речку Сноквалми.
– Феникс! Остановись! Сейчас же остановись!
Она с трудом перевела дыхание. В тот момент, когда она увидела его лицо – через ветровое стекло «ровера», – гнев превратил его в незнакомца, с которым ей не хотелось бы встретиться.
Когда она ушла от Илоны и увидела, что Роман разговаривает с Джеффри, она тут же воспользовалась предоста-вившейся ей возможностью, чтобы ускользнуть и вернуться в «Белла Розу». Может быть, эта мысль и не была уж такой хорошей.
Над водой склонились ивы, и грубые красноватые корни земляничника пробивались сквозь усыпанный щебнем берег.
Феникс уже слышала дыхание Романа.
Она не в силах была сдержать крик:
– Уходи! – Она зацепилась ногой за корень дерева и упала коленями на острые камни.
Его рука опустилась на ее ногу.
– Нет! – Увернувшись, она вскочила и, прихрамывая, попыталась бежать. – Я уже сыта по горло всем этим сумасшествием. Уходи и оставь меня одну.
Резко развернувшись вправо, она натолкнулась на плот – стену елей и обернулась. Роман прекратил преследование. Он стоял, руки на поясе, и пристально смотрел на нее.
Слезы облегчения хлынули из ее глаз, и она направилась в гущу деревьев, преодолев которую оказалась перед отвесной скалой.
– О, проклятие! – Феникс прислонилась к камню. – Проклятие, проклятие!
Деревья не пускали ее назад, впереди был обрыв. Мгновением позже вслед за ней пробрался Роман, и теперь он стоял на расстоянии только фута от нее.
Феникс фыркнула и скрестила руки.
– Проклятие? – пробормотал он. – Я уверен, что это ты организовала поджог машины Насти – или сделала так, чтобы все подумали, будто это она горит. Ты отменяешь все мои приказы. Приказы, которые отдаются для твоего же блага. Затем ты ускользаешь и начинаешь разгуливать по шоссе, где тебя элементарно могут схватить. И все это ты проклинаешь?
– Я ничего не обязана говорить тебе.
– Ты видишь, что я следую за тобой. Ты видишь, что я останавливаю машину, чтобы забрать тебя. И ты бежишь? Ты уже совсем ничего не соображаешь?
Феникс огляделась в поисках пути для бегства.
– Даже не думай об этом, – сказал Роман. Своей громадной рукой он обхватил ее скрещенные руки и задрал юбку, достаточно высоко, чтобы рассмотреть ее колени.
– Нужно ли было падать на уже пострадавшее лицо, да к тому же разбить себе колени?
– Это мои колени.
– Это мои колени, черт возьми. – Его лицо теперь было так близко, что она могла даже разглядеть черные точечки в его голубых глазах.
– Ты моя. Каждый твой кусочек – мой! Ты понимаешь меня?
От каждого его слова она вздрагивала, затем ее охватила неуемная дрожь.
– Что случается с тобой, случается и со мной, – сказал он, став к ней так близко, что она чувствовала его дыхание на своих губах. – Я никогда не позволю тебе уйти. Я не могу. Я не просил судьбу, чтобы так случилось, но так случилось, и я не могу сдержаться. Я должен обладать тобой, Феникс.
Теперь она конвульсивно вздрагивала.
– Скажи хоть что-нибудь, черт тебя возьми! Феникс попыталась откинуть со лба волосы.
– Ты разъярен.
– Я влюблен.
Ей показалось, что земля уходит у нее из-под ног.
– Скажи что-нибудь. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Значит ли это что-нибудь для тебя?
– П-п-почему?
– Почему это должно что-нибудь значить для тебя? – Свободной рукой он обнял ее.
– Почему ты любишь меня?
Он пристально посмотрел на нее:
– Не могу поверить, что ты спрашиваешь об этом. Сотня мужчин, должно быть, любила тебя…
Она не смогла сдержать слез:
– Никто не любил меня. Никто, кроме Эйприл. Его глаза потемнели.
– Ты думаешь, что никто тебя не любил? В это невозможно поверить.
– Моя мать и отец всегда были пьяны. Они ненавидели меня. Мать просто не разговаривала со мной. Отец повторял, что я безобразна и что он вообще сожалеет о моем появлении на этот свет. – Зачем она ему все это рассказывает? – Теперь это не имеет значения.
Он горько улыбнулся:
– Уверен, что так. Когда-нибудь я расскажу тебе о своем счастливом детстве. Это может сильно расстроить тебя. Но я надеюсь, что ничего подобного никогда не произойдет с Джуниор.
Феникс тряхнула головой:
– Ты не позволил бы этого.
– Я не позволил бы перевернуть жизнь моих детей. Что-то непонятное вдруг охватило ее, и она покачнулась.
Роман отпустил ее руки и крепко обнял ее за плечи.
– У тебя есть дети? – Казалось, ее голос доносится откуда-то издалека.
– Еще нет. Но у нас ведь будут, да?
Многие женщины слышали подобное. Другие женщины слышали, как мужчины, похожие на Романа, говорили им, что они любимы, что у них будут дети. Но такого никогда раньше не случалось с Феникс.
Он нежно встряхнул ее:
– Феникс, можешь ли ты любить меня? После всех страхов кровь ударила ей в голову.
– Нет, – ответила она. – Не играй со мной.
– Я не…
– Ты думаешь, я совсем дурочка? Думаешь, я не знаю, что ты можешь заполучить любую женщину, какую захочешь? Почему ты выбрал для этого меня? Дай мне уйти! Или уходи сам!
На какое-то мгновение ей показалось – он уйдет. Он опустил руки и отступил в сторону.
С трудом раздвигая ветви, Феникс начала продираться сквозь чащу.
Ей никогда не добраться до берега реки.
– Так и есть. – Роман догнал ее, обнял и приподнял над землей. – Я не знаю, в чем дело, но я собираюсь выяснить это и все уладить. И начать надо прямо сейчас.
Он снова прижал ее к скале:
– Взгляни на меня. Взгляни повнимательнее. Она сделала, как он просил.
– Что ты видишь?
– Ты рассержен, – выдохнула она. – Я не хочу, чтобы ты сердился.
Его глаза блеснули.
– Рассержен… Это все, что ты видишь?
Она не в состоянии была что-либо воспринимать. Держа ее голову обеими руками, Роман поцеловал ее в губы – крепко, долго, властно.
– Теперь скажи мне, что ты видишь?
– Я не знаю, чего ты хочешь от меня.
Его лицо исказилось. Он крепко прижал ее к себе.
– Скажи мне, что я должна сказать, – попросила она.
– Черт тебя побери, – процедил он сквозь зубы. – Черт тебя побери за то, что позволяешь им делать это с тобой. Я хочу тебя, Феникс. Я хочу любить тебя.
Дрожащими пальцами она дотронулась до его губ.
Он положил обе руки ей на грудь, и почувствовал, как она начала твердеть.
– Я хочу любить тебя всеми возможными способами. Дорогая, существует так много разных способов, а мы еще толком не попробовали и одного.
Феникс расстегнула пуговицу на его рубашке, затем еще одну и еще.
Ей казалось, что она смотрит на себя, на них обоих как бы со стороны.
– Сними блузку, – резко сказал ей Роман. – И скинь лифчик. Я хочу видеть твое тело.
– Здесь?
– Здесь. Деревья никому ничего не расскажут. Феникс проникла под его рубашку и стала поглаживать волосы на его груди. Она прижалась к нему и поцеловала ямочку у него на шее. Большим пальцем она дотронулась до его плоского соска.
Холодный воздух охватил ее ноги. Роман до пояса задрал ее голубую ситцевую юбку и навалился на Феникс всем своим весом. Она обхватила его обеими руками и уцепилась за шею, раскачивая его бедро, уже начиная дрожать от охватившей ее страсти.
Роман отодвинул девушку от себя и прижал к скале.
– Делай так, как я тебе сказал. Сними это, – указал oн на кофточку.
Пальцы Феникс оказались у верхней пуговицы. Она не поддавалась, но он не предпринял никакой попытки помочь ей. Одна за другой пуговицы покинули петли. Дюйм за дюймом тот же холодный ветер, что гладил раньше ее неги, теперь скользнул по ее обнаженным плечам, груди. Ем пришлось прогнуться, чтобы снять кофточку.
Не отрывая глаз от ее открывающейся плоти, Роман схватил ее за талию и медленно начал раскачивать ее вперед и назад. У нее перехватило дыхание, увлажнились губы. Слишком мало ткани отделяло ее теперь от его кожи – или слишком много.
Наконец кофточка упала на землю.
Роман наклонился. Языком он провел по кружевам, обрамлявшим ее бюстгальтер:
– Сними его.
Она все еще колебалась.
– Сделай это, Феникс.
Передняя застежка расстегнулась, и чашечки лифчика отскочили в разные стороны. Она попыталась как-то прикрыться, но он остановил ее.
Его рот устремился к одному из сосков, и он начал посасывать его.
У Феникс перехватило дыхание. Она вцепилась ему в волосы.
Роман взял в руки ее груди. Он гладил их, бормоча что-то при этом, водил по шее языком, пока она не застонала от переполнявшего ее желания. Только после этого он снова схватил ее набухший сосок.
– Я люблю тебя, – услышала она свои собственные слова и с усилием открыла глаза.
– Я…
«Никогда не выгляди глупой перед мужчиной», – предупреждала ее Эйприл, когда они были еще совсем молоденькими девушками.
– Скажи это еще раз, – потребовал Роман. Он нащупал влажную впадину у нее между ног и разорвал на ней уже испорченные колготки. – Я хочу слышать тебя.
Если она дура, так тому и быть.
– Я люблю тебя.
Тонкий капрон лопнул, порвались и ее шелковые трусики.
– О, мы уже готовы, любовь моя. Дорогая, мы должны полностью принадлежать друг другу.
Она хотела его, ей необходимо было почувствовать его. Очень неловко она расстегнула его ремень, а затем и молнию на брюках. Он опустил ее на землю, и она достала его восставшую плоть. Грудь его поднималась и опускалась. Его живот стал удивительно упругим. Феникс опустила руку под ткань оставшейся на нем одежды и начала ласкать его гладкий и очень приятный на ощупь член, пока не коснулась его напрягшейся головки.
– Так и есть, – сказал он слабеющим голосом. – Я начинаю терять контроль над собой.
Он развернул ее лицом к скале:
– Дай отдохнуть рукам, подожди немного.
Она вдруг почувствовала, как он вошел в нее, а затем заполнил ее всю, отбросив в сторону остатки ее разорванной одежды.
– Но ты?.. – Что она говорит? Она знала о тех способах, о которых он говорил, – о способах заниматься любовью. Она очень много прочла об этом.
– Я – что? – спросил он, прижимая ее груди к своему телу. – Я умираю от того, что мне так хорошо. Ты права, Феникс, ты должна убивать меня так снова и снова.
– Роман!
– Обещай, что ты это будешь делать и впредь.
– Роман! Я чувствую… – Каждый его толчок вызывал конвульсивные движения всего ее тела. – Я так много всего чувствую.
– Слишком много?
– Никогда не бывает слишком много.
Он пронзительно вскрикнул.
– Роман! О, Роман! – Она не могла думать ни о чем другом, кроме его имени, ни о чем другом, кроме той части их тел, которой они соприкасались. – Не останавливайся.
– Я не останавливаюсь, дорогая.
Одна его рука лежала у нее на груди. Другой рукой он гладил ее промежность, почти дотрагиваясь при этом до своей пульсирующей плоти.
Феникс застыла. Она вытянула руки и откинулась назад. Затем, когда она уже совсем забыла обо всем на свете, Роман снова притянул ее к себе.
В первые божественные секунды после того, как она испытала величайшее наслаждение, Феникс потянулась, чтобы обнять его за шею. Смех Романа сначала удивил, а затем напутал ее. Он смеялся и снова играл ее грудью.
Ему нравилось чувствовать ее, ее руки, обвивавшие его шею, ее груди, которые он продолжал ласкать, ее ноги, обвивавшие его бедра. Их тела слились в одно, и казалось, это будет длиться целую вечность.
– Я ничего не использовал, – наконец произнес он.
Феникс не сразу поняла, что он имел в виду. Она с наслаждением потянулась:
– Ты и не думал об этом.
– Разве? Хотелось бы мне это и самому знать.
Она открыла глаза:
– Я не очень-то понимаю, о чем ты говоришь, Роман.
– По-моему, все понятно. – Медленно он начал притягивать ее к себе, пока не дотянулся до ее губ и не поцеловал их. – Гм. Я люблю тебя. Ты любишь меня. И мы не только что об этом узнали.
– – Мы не очень-то долго знаем друг друга.
– Мы знаем друг друга столько времени, сколько знаем.
– Что ты имеешь в виду?
Он снова поцеловал ее и медленно погладил ее руку:
– Не спрашивай меня, как все это происходит, но, если ты забеременеешь, я умру от счастья.
Она рассмеялась:
– Не бери на себя слишком много. Это не мыльная опера. Женщины не беременеют с первого раза.
– А это и не первый раз.
– Ты знаешь, что я имею в виду.
Он встал перед ней на колени так внезапно, что она, не думая, опустилась рядом с ним.
– Если я не лягу, то просто-напросто упаду, – произнес он.
– Я тоже.
Роман положил ее на постель из хвои. Он прижал ее к себе, и все началось снова. И тогда, во время неистовства любви, он сказал:
– Выходи за меня замуж.
А Феникс ответила:
– Это звучит так банально, но все равно – да. Да.
И Роман добавил:
– Я обожаю банальности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Простые радости - Камерон Стелла



Интересный роман остросюжетного плана.
Простые радости - Камерон СтеллаМари
14.03.2012, 23.46





отличная книга
Простые радости - Камерон Стелланаталья
13.05.2012, 21.24





Прямо триллер какой-то...
Простые радости - Камерон СтеллаStefa
12.12.2013, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100