Читать онлайн Простые радости, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Простые радости - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Простые радости - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Простые радости - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Простые радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

– Друзья зовут меня Феникс.
А если бы кто-нибудь из них ее сейчас видел, то непременно назвал бы ее дурочкой с наклонностями самоубийцы. Она тихо закрыла дверь офиса и ждала ответа от его хозяйки.
Та величественно поднялась со стула, напоминавшего по форме кожаного ската светло-коричневого цвета. Взирая на Феникс, как на надувную змею в бассейне, она медленно вышла из-за письменного стола, которым ей служило толстое стекло, положенное на подставку.
Высокая, очень высокая и, определенно, очень женственная. Ее длинные черные волосы, гладкие и блестящие, были разделены пробором. В слегка поднятых к вискам глазах, казалось, не было зрачков. Тщательно нанесенная красная помада не скрывала тонких губ. Она придавала белой коже женщины некоторую прозрачность.
Феникс на мгновение увидела перед собой копию Мотрисии Адамс и отвернулась, чтобы скрыть нервную усмешку.
– Как ты сюда попала… Феникс?
Вот оно. Сейчас ее или вышвырнут отсюда, или, если очень не повезет, закуют в цепи и бросят в подземелье.
– Я слышала о вашем клубе, – бодрым голосом произнесла Феникс. – Ну, вроде того. Дело в том, что я… ну, мне здесь нравится и я хочу остаться в штате Вашингтон. Но в такой дыре, как Паст-Пик, для массажистки не очень-то много работы.
Ноги женщины, двигаясь под узкой юбкой серого шелкового костюма, издали легкий шелест.
– Тебе известно, кто я? – Она неторопливо обошла вокруг Феникс.
Тут уж ей надо было врать.
– Нет, – призналась Феникс.
– Я так и думала. Я графиня фон Лейден.
Феникс взглянула на нее с усилившимся интересом. Как там говорят – «Привет, графиня, какой на вас чудесный жемчуг», или надо сделать реверанс? или отдать честь? Феникс приосанилась:
– Приятно с вами познакомиться, сударыня.
– Графиня.
Ну что ж, на один вопрос ответ есть.
– Приятно с вами познакомиться, графиня.
– А мне будет очень приятно, если я пойму, зачем ты сюда явилась. Мы не берем на работу людей с улицы.
– Я услышала про клуб и попыталась позвонить. В телефонной книге вашего номера нет. Тогда я поехала по дороге и…
– По этой дороге просто так не проехать. Там ворота и охрана с собаками.
– Я это заметила. Наверное, очень неприятно, что приходится принимать такие предосторожности из-за всяких подонков? И правда, в наше время никому нельзя доверять. На моей последней квартире…
– Как ты проникла в ворота?
Феникс переступила с ноги на ногу на кусочке серого мраморного пола величиной с акр. Несколько миль простой серой драпировки заслоняло великолепный вид на подножие Каскадовых гор. Графиня ранней весной явно была минималисткой.
– В ворота? – повторила она, вплотную приблизившись к Феникс.
– Какой-то парень как раз оказался у ворот. – Он появился там по истечении почти двух часов, которые Феникс провела, напряженно ожидая кого-нибудь, кто проведет ее в ворота. – Я просто последовала за ним.
– Вас должны были остановить. Это непростительная небрежность.
Феникс положилась на волю слепого случая, и ей повезло.
– Надеюсь, что вы не раздосадованы, м-м-м, графиня. Когда я сказала этому симпатичному молодому человеку в проходной, что пришла на собеседование, он проводил меня сюда. – Она подкупающе улыбнулась: – Как мне кажется, он подумал, что я уже была на собеседовании. Как по-вашему, ведь он это подумал? – Ей было до смерти противно разыгрывать из себя инженю.
Непроницаемые глаза графини остались неподвижными. Красный рот – тоже.
– Кто рассказал тебе о Пиковом Клубе?
Усилием воли Феникс заставила себя не вспотеть.
– Кажется, Морт и Зельда.
Тонкие, округлые брови графини нахмурились.
– Морт и Зельда?
– Владельцы «За Поворотом». Самый, знаете ли, людный маленький бар и лучший обед на Западе. – Она закатила глаза и захохотала. Может быть, все-таки не стоило так слепо доверять случаю?
– Это та дешевая забегаловка около старого депо?
Графине явно не суждено было попасть в число любимцев Феникс.
– Оттуда видно старое железнодорожное депо. У Морта и Зельды когда-то был цирковой номер. То есть они сами в нем участвовали. Были акробатами. У них полно всяких цирковых афиш и…
Графиня фон Лейден перебила ее:
– И эти Морт и Зельда говорят о Пиковом Клубе? Феникс облизала губы:
– Они упоминали о нем. Их племянник – то есть, по-моему, он их племянник, – у него стоянка для грузовиков за городом по дороге к Фолл-Сити. Вверх по ручью. Вы ее, наверное, знаете.
– Едва ли.
– Ее трудно не заметить. Лен – племянник, то есть когда-то был жокеем, но потом упал и расшибся и больше не может ездить верхом.
– Очень интересно.
– Лен тоже отзывался о клубе.
– Как? – Узкие ноздри графини затрепетали. – Что они все говорили?
Надо ей было послушаться Морта. Он умолял ее не делать этого. И Зельда тоже. И Лен.
– Они говорили, что слышали, будто это нечто шикарное и исключительное. Я делала для Морта и Зельды кое-какую работу, но мне нужно больше, чем они могут платить, вот я и решила прийти сюда и узнать, не нужен ли вам кто-нибудь.
– Мы не подаем гамбургеры и картофель водителям грузовиков.
Феникс почувствовала, как лицо ее заливает краска.
– А я этим занимаюсь – в баре. И мне это нравится. А сюда я пришла узнать, не нужна ли вам массажистка.
В улыбке графини было мало утешительного. Глаза ее сузились, а приподнявшиеся уголки рта обнажили острые глазные зубы.
– Да, ты – типичная рыжеволосая. Горячка. Некоторых мужчин это возбуждает. Где ты училась массажу?
Феникс собралась с духом и выпалила:
– В Швеции. – Она три месяца помогала по хозяйству одному массажисту и, сама того не желая, узнала о массаже очень много.
– В самом деле? – Брови графини, и так придававшие ее лицу удивленное выражение, поднялись еще выше. – Что же ты делаешь в Паст-Пик?
Не так-то просто было врать.
– Ищу место, где могла бы обосноваться. Местечко для жизни. Но такое, чтоб и слишком скучно не было. – Она бросила на графиню фон Лейден многозначительный взгляд: – Я имею в виду, что хочу применить свои таланты там, где их оценят по достоинству, – в таком месте, которое и я оценю по достоинству. Я хочу заниматься тем, что у меня хорошо получается, но так, чтобы это занятие не соприкасалось с моей частной жизнью.
В течение двух лет, с тех пор как она оставила Оклахому – и свою работу в юридической компании, где ее считали блестящим молодым адвокатом, доверяя ей вести дела сильных мира сего, – она каждую минуту заставляла себя помнить о том, что работа существует для жизни, не наоборот. Она набила много шишек, занимаясь любимым делом – юриспруденцией, – и ушибы до сих пор еще болели.
Феникс несказанно удивилась, почувствовав на своем лице холодные пальцы графини.
– Хм-м, – произнесла женщина, склонив голову набок. – Возможно… – Она в задумчивости погладила Феникс по щеке.
От волнения у Феникс перехватило дыхание. «Возможно!»
– Мы здесь очень разборчивы. Члены нашего клуба пользуются влиянием – огромным влиянием. Все до одного. Они платят немалые деньги – и ожидают немалого. Мы не имеем права на ошибку. И конечно, не можем допустить просчет, принимая людей на работу. Каждый из наших клиентов входит в элиту.
«Не дай ей почувствовать, что боишься».
Феникс уверенно посмотрела в черные глаза графини:
– Вам нужна очень хорошая массажистка? Первоклассная массажистка?
– А ты первоклассная? – На этот раз холодные пальцы коснулись лица Феникс тыльной стороной.
– Я хорошая.
– Хм-м. Посмотрим. Нам обычно приходится потрудиться, чтобы найти подходящего работника. Но… Хм-м. Не упускать же возможность, которая сама идет к нам в руки.
Феникс молча выдержала еще одно прикосновение.
– Безусловно, нам придется тщательно изучить твои рекомендации.
– Конечно. – Пока они здесь разговаривают, старый друг из Оклахомы без большого желания, но усердно собирает эти «рекомендации».
– Откуда ты?
– Вообще-то из Нью-Йорка. А за последние несколько лет я много где побывала.
– Тебе трудно обосноваться в одном месте? – Между тонкими бровями опять появилась складка.
– Скажем так: в определенный момент я поняла, что должна посмотреть мир, иначе рискую его вообще не увидеть. Теперь я на него посмотрела. А в будущем я собираюсь путешествовать иначе.
– Что это значит?
– Может быть, ничего. А может быть, то, что устала сама оплачивать проезд. Вам это кажется неразумным?
– Мне кажется, – пальцы пробежались по шее Феникс, – мне кажется, мы можем еще кое-что обсудить. Да. Да, мне кажется, что нам с тобой есть о чем поговорить. Твоя семья живет в Нью-Йорке?
Если бы Феникс стиснула зубы, мускулы на ее шее так напряглись бы от ненависти и отвращения, что разговор можно было бы не продолжать.
– Ну так как же твоя семья? – повторила графиня.
– Боюсь, что я – паршивая овца. – Почти правда. – Мы больше не общаемся. – Полнейшая правда.
Наградой Феникс была еще одна острозубая улыбка.
– Значит, ты сама по себе?
– Да, мне так больше нравится.
– Сильные женщины мне импонируют, Феникс.
– Я рада это слышать.
– Мягкая кожа. И так много веснушек.
Феникс не могла удержаться и вспыхнула:
– Боюсь, это у всех рыжих.
– Очаровательно. – Графиня приблизила к Феникс пахнущее духами лицо, чтобы внимательнее изучить ее очаровательные веснушки.
– Такая нежная кожа. А еще где? – Феникс сглотнула.
– «Еще где»?
– Веснушки. Где еще они у тебя? На груди?
Роман быстро просматривал стоящие на полках папки и был слишком поглощен этим занятием, чтобы прислушиваться к допросу, учиненному Ванессой какой-то взбалмошной девице.
Последний вопрос графини привлек его внимание.
Он захлопнул ящик, в котором только что рылся, и окинул взглядом набор телеэкранов, микрофонов и рулонов пленки, разместившихся в ряд над длинным столом, заваленным обрывками и обрезками всевозможной электроники. Помимо стола, занимавшего одну из стен, в комнате находились запертые на ключ стенные шкафы и стеллажи с папками – и лестница, ведущая наверх, к люку. На поиски этого люка ушло два бесконечных, утомительных месяца. Это заняло так много времени потому, что он никак не мог понять – то ли между двумя другими комнатами стена толщиной в двенадцать футов, то ли в этом баснословно дорогом строении есть помещение, вход в которое не бросается в глаза.
– Я смутила тебя. – Бесстрастный смех Ванессы оказал на Романа привычное воздействие. Он поджал пальцы на ногах. – Забудь, что я тебя об этом спросила. Где ты живешь?
Роман опустился на стул перед громкоговорителем, из которого шел звук. Привычным движением включил ближайший экран. При виде четкого изображения святилища Ванессы, которое она назвала своим офисом, губы его тронула довольная усмешка. Он давно знал, что где-то в клубе есть подобное оборудование. И когда он обнаружил настоящий рай для любителя эротических зрелищ и одновременно ту информацию, которой он никогда бы не получил – все это в одну ночь, – он почти поверил в существование Санта-Клауса.
– Роза Смодерс? – говорила Ванесса. – Кажется, я что-то припоминаю.
Джеффри Фуллертон – сэр Джеффри Фуллертон, потомственный валлийский гвардеец, возможно, не был бы польщен таким сравнением с Санта-Клаусом, но Джеффри невольно привел Романа в эту пещеру Аладдина. И очевидно, Джеффри шпионил за Ванессой, а уходя, по небрежности не выключил один из громкоговорителей.
Рыжеволосая была уже не ребенком – за исключением разве что умственного развития. Тридцатник, наверное. Может, моложе.
– Роза Смодерс – просто лапушка – сказала она. – Со странностями, но лапушка.
Роман осветил фонариком кнопки у экрана и взял лицо женщины крупным планом.
Он уселся поудобнее и откинул голову на спинку стула. Она напугана. Испуганные зеленые глаза. Ну и вампир же эта чертова Ванесса фон Лейден. Неужели, черт побери, ей доставляет удовольствие играть в кошки-мышки с этой… дурочкой, по ошибке забредшей не в ту дверь?
– Где можно найти Розу Смодерс?
– Она не любит незнакомых людей. – Что-то еще мерцало в этих широко расставленных глазах. Золотые ресницы дрогнули, бросив подвижную тень в зеленую глубину.
– Но если я буду с ней, она согласится разговаривать. В самом деле, удивительно, но она мне доверяет. Я живу там только месяц. Морт и Зельд а предложили мне сходить к ней и попытаться снять жилье. И я получила чудную квартирку над гаражом, у нее там стоит машина, на которой никогда не ездили. Можете себе такое представить?
Роман покачал головой. Напугана и всеми силами пытается это скрыть. Ей что-то нужно, и готов спорить на что угодно, что это не работа – не только работа.
Он подался вперед и взял в кадр спину Ванессы; к его удовольствию, на экране появилась ее похожая на песочные часы фигура, опирающийся на письменный стол округлый зад. Затем она вытянула вперед руки ладонью вверх и пошевелила пальцами.
Другая женщина, Феникс, как она себя назвала, сглотнула так громко, что из динамика донесся щелчок.
– Я хочу взглянуть на твои руки. – Ванесса продолжала шевелить пальцами, пока не получила того, что хотела. – Хорошо. Они сильные. Мне нравятся сильные руки. Они многое могут. Они способны на такие милые штучки, правда?
Роман испытал смешанные чувства. Приятное – сексуальную встряску, неприятное – кисловато-горький привкус во рту. Фон Лейден вызывала у него тошноту. Хотя какое ему дело до ее маленьких слабостей и того, какие способы она находит, чтобы потакать им.
– Это «астон-мартин». Модель ДБ-2. Представляете? Ярко-голубой ДБ-2 – и так и стоит в гараже с тех пор, как его доставили. Она всю свою одежду заказывает по каталогам. Все как с картинки, начиная с туфель и заканчивая украшениями. Все, что нужно, ей доставляют на дом, она никуда не ходит, но любит поболтать, с прибабахами, но…
– Лапушка? – закончила за нее Ванесса. – Могу себе представить, ты ее первая – м-м-м – квартирантка?
– О нет. Я знаю, что нет.
Роман еще раз взял крупным планом эти зеленые глаза и полные, не накрашенные, все еще слегка дрожащие губы. Он прищурил глаза. Возможно, Ванессе нравится участвовать в этом спектакле. Но она явно не купилась на то, что Феникс ей пытается продать.
Она улыбнулась.
Теперь была очередь Романа сглотнуть. Улыбка ангела. Широкая, уголки рта приподняты и обрамлены двумя симметричными ямочками на мягких, круглых щеках. Зря она сюда пришла. Ей следовало бы держаться подальше от зла и опасности, которыми пропитан каждый дюйм Пикового Клуба.
– Роза сказала мне, что ее прежняя квартирантка непременно вернется, но какое-то время будет отсутствовать. Так что я пока могу не беспокоиться.
– Очень разумно. Я и мои партнеры взяли за правило никогда не нанимать нового работника, не попробовав, каков он на вкус. – Ванесса усмехнулась в своей бесстрастной манере. – Сегодня выдался очень трудный и беспокойный день. Посмотрим, сможешь ли ты снять с меня напряжение.
Ванесса все еще как клещами сжимала руки Феникс.
– То есть вы хотите, чтобы я сделала вам массаж?
– Возможно. Сначала я хочу еще кое-что узнать о твоих жилищных условиях. Мы немногим предоставляем жилье прямо здесь, в клубе, но если мы высоко ценим работника и если у него нет подходящего жилья, ну тогда…
Воспользовавшись паузой, Роман более подробно изучил Феникс. Насколько он успел узнать, фигура не совсем в стиле графини. Худенькая, но все округлости на месте. Рыжеволосой не хватает роста и того атлетически-мальчишеского вида, что во вкусе Ванессы.
Феникс не заполняла стратегических пауз в расспросах. Роман почти физически чувствовал, как раздражена Ванесса, и ему не нужно было видеть ее безжизненные черные глаза, чтобы знать, сколько в них накопилось яда.
– Как насчет мужчин?
Роман улыбнулся. Он знал, какое направление примет беседа.
– Они мне нравятся.
Он перенес тяжесть тела на подлокотники и выпрямил спину: такая реплика не укладывалась в привычную схему диалога.
Ванесса передернула плечами под серым пиджаком от Живанши.
– Они тебе нравятся, – ледяным голосом произнесла она.
– Очень. – Рыжая голова энергично кивнула. – Собственно говоря, работать массажисткой – мое спасение.
Роман придвинулся ближе к экрану.
– Может, объяснишь поподробнее? – предложила Ванесса.
– Ну… Я вас не очень шокирую?
Роман фыркнул и покачал головой. Хотел бы он сейчас поглядеть на лицо Ванессы.
– Ты меня заинтриговала, Феникс. Ну продолжай. Феникс сдвинула тонкие рыжие брови и доверительно понизила голос:
– Это дает выход некоторым моим… э-э… сексуальным побуждениям. Я поняла, что когда я вкладываю всю энергию в то, чтобы доставить удовольствие телу мужчины, это отвлекает меня от мыслей о… Ну вы понимаете.
– Не уверена. Может, ты мне скажешь?
– Да, – пробормотал Роман. – Может, ты нам скажешь?
Феникс высвободила руки из рук Ванессы и запустила их в свои мягкие кудряшки. Ее грудь поднялась под свободной темно-зеленой футболкой. «Ходит без лифчика. Симпатичная грудка».
Она рассмеялась (несколько неловко, подумал Роман) и сказала:
– По-моему, секс – это здорово, правда же?
– Да, – проговорил Роман в один голос с Ванессой.
– Некоторым людям это нужно больше, чем другим, – продолжала Феникс, все еще теребя волосы. – Они испытывают большую потребность и большее наслаждение. Я много читала о сексоманах, – по-моему, я как раз такая и есть.
– Тогда это местечко как раз для тебя, – изрек Роман и позволил себе несколько секунд пофантазировать, как он помогает Феникс избавиться от сексомании.
Трудно поверить, но Ванесса просто лишилась дара речи.
– Правда, – сказала Феникс, делая большие бесхитростные глаза. – В самом деле, вы увидите, что «я прекрасно работаю. Я знаю, как доставлять людям удовольствие – огромное удовольствие. И они не догадываются, что я… ну что я разряжаюсь, когда трогаю их руками. Вы понимаете, что я имею в виду. Правда, бывают такие, которые очень хотят догадаться.
Ну и девчонка!
Ванесса медленно выдохнула воздух, и в динамиках послышался свист.
– А как насчет женщин?
– Конечно, я и женщинам могу делать массаж. Роман подавил смешок, но потом вспомнил, что можно не бояться. Он проверял – комната не прослушивается.
– Это… – Ванесса поднялась и повернулась – прямо к камере. – Ты получаешь сексуальное удовлетворение, когда работаешь с женщинами?
Ванесса прищурилась. Кончик языка она держала между зубами, а в глазах горел жадный огонек, который Роман уже научился распознавать.
Он переключил внимание на Феникс. Она оставила в покое волосы и медленно опустила руки, крепко сжав пальцы в кулаки. Он нахмурился. Либо она силилась скрыть отвращение, либо недавно заразилась гриппом и сейчас упадет и отключится.
Женщину будто бил озноб.
– Ну так как же? – спросила Ванесса.
Феникс вытерла ладони о джинсы.
– Мне нравятся женщины.
Но не в постели, подумал Роман.
– Что это значит – нравятся?
– Приятно посмотреть на красивое женское тело. И я, конечно, ничего не имею против того, чтобы поработать с ними. Но они не помогают мне решить… мою проблему.
Продолжая стоять спиной к Феникс, Ванесса улыбнулась тонкой улыбкой:
– Ты когда-нибудь занималась любовью с женщиной?
– Нет!
– Слишком быстро, радость моя, – прошептал Роман. Улыбка Ванессы стала хищной.
– Прекрасно. Как я уже сказала, мы очень тщательно отбираем сотрудников для Пикового Клуба.
Роман знал, что значит этот тщательный отбор. Он мог прочесть ее мысли о том, как она собирается пополнить сексуальное образование Феникс. Ванесса любила развлекаться и с мужчинами, и с женщинами, но никогда не скрывала, что отдает предпочтение последним, особенно если они никогда раньше не были с женщиной.
– Может быть, вы назначите другое время, и я приду еще раз, когда вам будет удобнее.
Сексоманка Феникс начинает терять самообладание. Роман снова вгляделся в ее лицо. Умные глаза. Что-то не сходится. За годы, что он привык действовать по инстинкту, отточенному серьезнейшей тренировкой, у него развилось гипертрофированное чувство обстановки. Феникс была ненастоящая. Сплошное притворство.
И он достаточно долго проторчал в этом месте. Его это уже перестало развлекать.
– Я думаю, мы можем пойти на нечто большее, – сказала Ванесса, повернувшись наконец лицом к посетительнице. – Я горжусь тем, что у меня чутье на людей, и сейчас оно мне подсказывает, что ты, возможно, как раз то, что мы ищем.
Судорога отвращения пробежала по телу Феникс.
– Да, – продолжала Ванесса, – вероятно, ты именно то, что мы ищем. Конечно, я должна получить окончательное одобрение от моих четырех партнеров, но, думаю, нам не следует упускать такую возможность.
Роман пробормотал сквозь зубы:
– Беги отсюда, малышка. – С помощью очень убедительных методов воздействия ему не так давно удалось из простого члена клуба сделаться одним из партнеров Ванессы и Джеффри. В число этих пяти человек входили еще достопочтенный Майлс Вилбертон, бывший капитан английской конной гвардии, и Пьер Борж, отставной офицер швейцарского альпийского корпуса и сын швейцарского банкира французского происхождения Боржа, но Джеффри и Ванесса правили здесь безраздельно. Роман уже был свидетелем «церемонии одобрения» одной нанимавшейся на работу. Эта счастливая – и удачливая – претендентка раньше работала в Лас-Вегасе и проявила недюжинное желание и способности, участвуя в некоторых весьма доходных играх.
Феникс, кем бы она ни была, – совершенно другого поля ягода.
– У тебя серьезные намерения работать на нас, Феникс?
– Очень серьезные.
Роман заметил, как Феникс судорожно сглотнула.
– Хорошо. Кто-нибудь будет беспокоиться, если ты сегодня вечером не вернешься домой?
– Нет. – Феникс ответила не сразу.
– Тогда все прекрасно, – сказала Ванесса, превращаясь в деловую женщину. – Я, собственно, хочу, чтобы ты осталась здесь на ночь. Тогда мы сможем завершить все формальности, связанные с собеседованием.
Перспектива заполучить женщину, объявившую себя сексоманкой, разожгла Ванессу. Она хотела ее и торопилась получить.
– Звучит очень заманчиво, – ответила Феникс. По тому, как дернулись уголки ее губ, было понятно, что она лжет. – Но сегодня мне нужно вернуться к Розе. Иначе она будет беспокоиться.
– По-моему, ты сказала, что она старая маразматичка и что ты с ней едва знакома. – Когда Ванесса нервничала, ее преувеличенно четкая дикция давала сбой.
– Она всего лишь со странностями, – быстро произнесла Феникс. – Но очень добрая.
– Это гораздо важнее. – Ванесса подошла к стене, перед которой стояла черная мраморная скульптура, изображавшая две безголовые, бесполые, но тесно сплетенные друг е другом фигуры, и открыла шкаф. Обернувшись, чтобы взглянуть на Феникс, она выбрала одну из юбок длиной ниже колена, с перекрещенными бретелями, какие носили женщины, работавшие в клубе. – Тебе пойдет зеленый, – произнесла она, закрывая шкаф, и подошла к Феникс.
– Роза расстроится, если меня не будет.
– Почему? И какое тебе до этого дело?
Феникс чуть было не выронила униформу, которую швырнула ей Ванесса. Она скомкала ее и держала перед собой, словно щит.
– Собственно, никакого дела, но там все мои вещи – и кот, мой кот, а я не люблю сцен.
– Заберешь свои вещи утром. Тебе ведь даже не обязательно видеться с ней, правда?
Феникс, казалось, задумалась.
– Я очень польщена. И мне нужна эта работа. Но я хочу сохранить за собой это жилье. Мел – это мой кот – Мел не будет есть, если я сама его не покормлю, а Роза похожа на мою единственную тетушку. Она была так добра ко мне. Она скончалась. – Ванесса нетерпеливо хмыкнула.
– Роза говорит, что уверена в скором возвращении прежней квартирантки, но здесь что-то не так.
– Не так?
– Ой, да. По-моему, когда она уезжала, то ничего не смогла с собой взять. Мне пришлось разобрать ящики и освободить в шкафах место для одежды. Она оставила в ванной всю свою косметику и туалетные принадлежности. И еще украшения, которые обычно куда-нибудь прячут.
Внимание Романа опять привлекли полки с бумагами. Он получил столь скудную информацию, что ему ничего не оставалось, как перерыть каждую папку. Работа предстояла утомительная, но он был терпелив – умел быть терпеливым, когда речь шла о деле такой важности, как то расследование, которое он сам решил провести.
– Роза притворяется. Я в этом уверена.
Теперь он слушал разговор вполуха. Если сейчас вздумает вернуться Джеффри, предстоит непростое объяснение.
– Насчет чего притворяется? – спросила Ванесса.
– Что она уверена в возвращении той женщины. Ее уже полтора года как нет.
Роман медленно повернулся к экрану.
Ванесса опять присела на краешек стола.
– Полтора года? Она что-нибудь о ней слышала?
Поколебавшись, Феникс произнесла:
– Не думаю. По-моему, Роза просто решила, что эта квартирантка должна когда-нибудь вернуться.
Ванесса откинулась назад, опершись на ладони, отчего пальцы ее слегка побелели.
– Но ты так не думаешь?
– Я не знаю, – сказала Феникс. – Роза все время говорит о ней. По ее словам, это очень красивая блондинка! Но на самом деле она почти ничего о ней не знает, кроме того, что она из богатой семьи и что ей нет необходимости работать – разве что занять себя. И что ее зовут Эйприл Кларк.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Простые радости - Камерон Стелла



Интересный роман остросюжетного плана.
Простые радости - Камерон СтеллаМари
14.03.2012, 23.46





отличная книга
Простые радости - Камерон Стелланаталья
13.05.2012, 21.24





Прямо триллер какой-то...
Простые радости - Камерон СтеллаStefa
12.12.2013, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100