Читать онлайн Нежданная любовь, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная любовь - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.22 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная любовь - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная любовь - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Нежданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Дженнингс объявил, что мисс Финч Мор нужно преподнести сюрприз. С этой целью ленч был подан в оранжерею.
Стол накрыли с особой тщательностью – постаралась Алиса, одна из служанок, добровольно вызвавшаяся это сделать. Окинув его критическим взглядом, Росс решил, что все в порядке. Особенно ему понравился стоящий посередине букет белых роз. Финч обязательно решит, что это его идея.
Взглянув на часы, он опустил их в жилетный карман. Уже первый час. Перед завтраком он собирался немного поговорить с Финч, но теперь это не удастся. Росс принялся нервно расхаживать по комнате.
Она может не прийти.
Почему она вызывает у него такие чувства?
– Суфле, милорд! – сказал Дженнингс, входя з оранжерею с вазой фруктов, которую он поспешил поставить между папоротниками в кадках. – Суфле с бренди. Повар говорит, что такое суфле даже пуританина превратит в обжору.
Дело не в том, что он будет чувствовать, если Финч не придет, решил Росс. Главное – почему возникла необходимость отвечать на этот вопрос.
Сейчас, по идее, он должен испытывать только раздражение. Если он говорит ей прийти – значит, она обязана прийти. Она должна помнить о разнице в их положении.
– Вы чем-то недовольны, милорд? Не одобряете меню?
– Что? Нет-нет.
Подойдя к столу, Росс тщательно осмотрел серебро, хрусталь и фарфор.
– Что ж, неплохо, Дженнингс. Что-то вроде домашнего пикника, а? Наверное, это ваша идея. Очень остроумно!
– Элегантная трапеза в экзотическом окружении – да, это моя идея, милорд.
– Гм! – Росс посмотрел в сторону лестницы, ведущей в редко используемый большой салон. – Элегантная трапеза, говорите? Да, пожалуй. – Он снова достал часы.
– Двенадцать тридцать, – сказал Дженнингс.
– Спасибо, я могу сам определять время. – Ожидание Финч Мор вызывает у него чертовскую раздражительность, и это ему совсем не нравится.
– Вы не в себе, милорд. Возможно, ваша голова...
– С моей головой все в порядке – благодарю вас, Дженнингс!
– Ну, если я не могу ничего сделать для вас, милорд, позвольте удалиться. Миссис Хастингс весь дом подняла на ноги. Такого давно не было. Людям нужна практика.
– Ну хорошо, – сказал Росс. – Идите же!
Зачирикал длиннохвостый попугай, который сидел в золоченой клетке, по форме напоминающей пагоду. Росс просунул между прутьев клетки указательный палец. В ответ птица пронзительно закричала и клюнула его. Росс поспешно отдернул руку, разглядывая окровавленный палец.
– К вам мисс Финч Мор, милорд, – сказал из-за спины Дженнингс.
Повернувшись, Росс увидел спускающуюся по ступеням гостью. Видимо, сегодня Дженнингс взял на себя функции дворецкого.
– Здесь вам будет достаточно тепло, мисс Мор. Но если нужно, я принесу накидку на колени.
– Нет, спасибо, – кивнув Дженнингсу, сказала Фиыч. – Но все равно благодарю.
Дженнингс прямо-таки подпрыгнул на месте.
– Мне доставляет удовольствие вам услужить. Принести скамеечку для ног?
– Нет, спасибо.
– Тогда, может, сядете?
Она снова в зеленом. Отлично! Единственное перо на шляпке... что ж, вполне элегантно в своей кажущейся простоте. Раньше Россу нравились более яркие, более откровенные платья. Пожалуй, он ошибался. В конце концов, если женщина по-настоящему красива, зачем ей пышные уборы?
Отклонив предложение сесть, Финч продолжала стоять.
– Милорд?
Нахмурившись, Росс посмотрел на Дженнингса. Подняв густые брови, дерзкий малый понимающе усмехнулся. О чем он думает? О том, что Росс, который так ценит свою независимость, может прельститься какой-то дочерью корнуолского торговца – к тому же старой девой – и сделать выбор в пользу семейного счастья?
– Спасибо, Дженнингс, – сказал Росс. – Сообщите, что пора подавать завтрак.
Все еще ухмыляющийся Дженнингс поспешно вышел, оставив Росс и Финч молча смотреть друг на друга. В любом случае ему надо сделать первый шаг.
– Я рад, что вы снова в зеленом, я... – Нет-нет, не надо упоминать о вчерашнем. – Я очень рад, что вы пришли.
Она как будто хотела заговорить, но вместо этого только плотнее сжала губы.
– Моя кухарка, миссис Хастингс, приготовила нам великолепный завтрак. – В искусстве говорить банальности он никогда не был силен. Почему она кажется такой огорченной? – Надеюсь, вы проголодались? – Да.
– Я сегодня не видел вашего мистера Оука. Он ушел еще до завтрака. Надо сказать, он производит впечатление приятного и знающего человека.
– Это хорошо. Но сама я его не знаю.
– Понятно. – Что за неуклюжая беседа! – Не хотите чего-нибудь выпить?
– Нет, спасибо.
Проклятие! Если бы он мог заключить эту женщину в объятия!
Птица громко зачирикала, и губы Финч слегка раскрылись. Она смотрела на нее с явным удовольствием.
– Неблагодарное существо! – сказал Росс, снова поднося ко рту палец. – Только что хотел откусить от меня кусочек.
Подойдя к клетке, Финч издала воркующие звуки.
– Это опасно! – предупредил Росс.
– Ерунда! – оглянувшись, возразила она. – Такой громадный мужчина, как вы, называет опасной крошечную птицу! У него же, кроме клетки, ничего нет. Он должен защищать ее и себя. Несомненно, вы сунули в его дом палец, и он дал вам знать, что вас не приглашал. В любом случае это не очень больно. Подуйте на палец.
Подуть? Ну по крайней мере он должен быть благодарен пернатому злодею за то, что удалось растопить лед отчуждения.
– Как вы себя чувствуете, милорд?
То, как она может заставлять человека обороняться, просто бесит.
– Все в порядке, спасибо, Финч.
Он был вознагражден еще одним проницательным взглядом.
– Вам не стоило беспокоиться насчет ленча. Я прекрасно понимаю, что нужно кое-что обсудить, и имею в виду не только ваше импульсивное решение предложить мне работу.
– Вот как. Ну...
– Как его зовут?
– Кого? А, попугая? Его никак не зовут. Она снова искоса взглянула на него.
– Как странно! Обычно все дают клички своим любимцам.
– Он не мой. – Черт, как болит палец! – Назовите его сами.
– Вы чересчур обидчивы, милорд. Я думаю, кличка попугая должна соответствовать его личным качествам. Пекер
type="note" l:href="#n_3">[3]
, например.
Он поднял глаза к небу – туда, где высокие пальмы упирались в стеклянный потолок.
– Никаких возражений. – Его не оставляет странное беспокойство, связанное с этой женщиной. – Собственно, птица предназначена вам. Так как вы будете проводить много времени, работая здесь – а значит, проводить много времени в одиночестве, – вам нужен компаньон. Вот. Что вы об этом скажете?
– Мне? – Она приблизила лицо к прутьям клетки. – Подарок? Ну, я не знаю. Но все равно спасибо.
– Не позволяйте ему расклевать вам нос. Птица ваша, мисс. Отвергать порыв щедрости просто невежливо. – В ее присутствии он становится грубияном. – С моей стороны это был просто каприз – приобрести для вас... э... Пекера. Да что я говорю – я хотел доставить вам приятное, черт возьми!
Финч густо покраснела.
– Мне очень о многом нужно поговорить с вами, Финч, но я хочу, чтобы в моем обществе вы чувствовали себя спокойно. Я хочу, чтобы вы видели во мне не только работодателя, но и друга.
Золотистые ресницы опустились вниз.
– Мы ведь с вами не чужие, не правда ли? – Он указал на птицу. – Каждый раз, когда вы будете смотреть на... э... Пекера, то будете вспоминать обо мне. Надеюсь, добром.
Пока не заметно, чтобы ее отношение к нему смягчилось.
– Спасибо за птицу, милорд. Вы очень добры ко мне. Я много думала о недавних событиях.
– И я тоже – уверяю вас.
– Скажите, почему вас так заинтересовал мой весьма скромный опыт? – не поднимая глаз, продолжала она. – Тогда, в Уайтчепеле...
В отношениях с женщинами Росс не привык к излишней прямоте.
– Мы поговорим об этом немного погодя. После завтрака я хотел отправиться на конную прогулку в парк. В это время дня там пусто, так что мы будем предоставлены самим себе.
– Я не умею ездить на лошади. А если бы и умела, не думаю, что это прилично.
Он чуть было не возразил, что ему виднее, что прилично и что нет.
– Из вас получилась бы прекрасная наездница. Вам стоит поучиться.
На ступеньках лестницы появилась леди Эванджелина.
– Вот вы где, Росс! – обворожительно улыбаясь, сказала она. – Простите за опоздание, но я не думала, что мы будем завтракать здесь. Что за прекрасная идея! Вы всегда такой изобретательный! Сегодня я чувствую себя немного лучше, так что могу принести некоторую пользу. Я имею в виду тот завал в вашей библиотеке. Ох уж эти мужчины! Я моментально приведу все в порядок. О, – воскликнула она, увидев Финч, – привет! Простите, я не заметила, что вы здесь скрываетесь.
Росс с неохотой представил их друг другу, с удовольствием отметив спокойную и сдержанную реакцию Финч.
– Вы живете в номере семь, не так ли? – спросила Эванджелина. – Кажется, вас там очень много. Должно быть, приятно быть членом такой большой семьи.
Росс знал о жалких попытках леди Эстер скрыть тот факт, что ей приходится сдавать квартиры.
– Леди Эстер очень любит благотворительность, – сказала Финч. – Считая, что ей не нужен такой большой дом, она позволяет нам здесь жить.
– А я думала, что вы просто постояльцы, – поспешно отвела взгляд Эванджелина. – Со стороны леди Эстер это очень великодушно.
Ей не сразу удалось вновь обрести душевное равновесие. Она-то собиралась намекнуть на низкое положение Финч, но та своим благородством выставила ее в неприглядном свете.
– Ночью я испытала настоящее потрясение, – вклинившись между Россом и Финч, заявила Эванджелина. – Я несколько часов раздумывала над тем, как поступить, но так ничего и не надумала. Наверное, я должна послушаться вашего совета. Речь идет о том мужчине, который прошлой ночью был в доме.
Чтоб ей провалиться! Желание Эванджелины игнорировать присутствие Финч стало теперь совершенно очевидным.
– А мы не можем поговорить об этом позже?
– А почему не за ленчем, дорогой Росс? Прошлой ночью здесь был какой-то старик, который бродил по дому. В самом деле, это было ужасно.
– Бродил по дому? Вы говорите о мистере Эдвине Оуке? Такой седой и худощавый.
– Да-да, о нем. Но что он тут делал, Росс? Бедная, бедная Финч!
– Мистер Оук работает у брата Финч. Как и Латимер, мистер Оук – специалист по антиквариату. К несчастью, вчера ему негде было ночевать, так что он остался здесь. Вам нечего было бояться.
– Ну да! Он пришел ко мне, Росс, и хотел, чтобы я его впустила. Сказал, что замерз, и просил, чтобы я его согрела. Какая несправедливость – когда один проявляет доброту, другой страдает! Скажите же мне, что этот мистер Оук больше здесь не появится!
– Эванджелина, – начал Росс, – мы с Финч...
– Я хотела бы узнать, когда можно будет с вами поговорить, – сказала Финч, нервно разглаживая перчатки и поправляя шляпку. – Мы могли бы обсудить...
– Все будет как планировалось! – отрезал Росс и, взяв ее за руку, подвел к одному из двух стоявших возле стола кресел. —
Леди Эванджелина не знала, что у меня гостья. Прошу подождать, пока я провожу ее в дом. Вы поделитесь своими страхами в другое время, миледи.
Краска залила щеки Эванджелины. Россу даже стало ее жаль.
Выпрямившись и сохраняя непроницаемое выражение лица, Эванджелина круто повернулась и пошла прочь.
Заняв место напротив Финч, Росс, к сожалению, обнаружил, что букет роз слишком высок и не позволяет как следует ее рассмотреть.
– Проклятые слуги! – проворчал он. – Ни в чем на них нельзя положиться. Я часто отсутствую. За это время они становятся ленивыми. А когда я возвращаюсь, они стараются то распоряжаться моей жизнью, то игнорировать меня.
В этот момент снова появился Дженнингс. Стоя в стороне, он наблюдал, как Алиса вносит в оранжерею тяжелую серебряную супницу. Поставив ее на стол, она сняла крышку. К удивлению Росса, Дженнингс шагнул вперед, чтобы помешать жидковатый, но весьма ароматный суп.
Алиса удалилась, Дженнингс также деликатно отошел подальше.
Ленч прошел в молчании. Финч довольно быстро разделалась со своей порцией супа.
– Хотите еще? – спросил Росс.
– Я бы хотела, чтобы вы пошли и убедились, что леди Эванджелина не расстроилась, – ответила она. – Должно быть, она почувствовала себя круглой дурой, когда поняла, что вы не собирались с ней обедать.
– Это вас не касается.
Он чуть не поддался искушению разъяснить Финч, зачем сюда явилась Эванджелина.
– Ее светлость нездорова, – вместо этого сказал он. – Именно поэтому она и находится в Англии. Ей нужно было вернуться в свою комнату. Я потом с ней поговорю. Она оценит вашу доброту.
– Вздор!
Женская логика всегда была выше его разумения; удивительно уже то, что он почему-то всегда пытался ее понять.
– Что вы хотите этим сказать, Финч?
– Вы говорите одно, а имеете в виду другое. – Ее глаза подозрительно блеснули. – Пожалуй, мне пора идти.
– Вы и так сильно опоздали, а теперь все время пытаетесь уйти. Ну проявите же ко мне хоть немного сочувствия! Я ведь вас ждал. И я решительно настаиваю, чтобы мы обсудили наши отношения.
– Да нет у нас никаких отношений – вы это ясно продемонстрировали после того, как... – Вспомнив о присутствии Дженнингса, она прикусила язык.
– Ну конечно! – покачав головой, сказал Росс. – Это неправда! Я ничего не продемонстрировал – иначе не пригласил бы вас сюда. Мое поведение может показаться очень странным, но вы сильно отличаетесь от тех женщин, с которыми я обычно... Гм! Дженнингс, почему мы ждем следующее блюдо?
– Мне ничего больше не надо, – проговорила Финч. – Спасибо.
– Благодарю вас, Дженнингс, – сказал Росс, взбешенный и одновременно смущенный. – Оставьте нас, пожалуйста. И передайте мои поздравления миссис Хастингс.
– А суфле, милорд?
Бросив на Финч один-единственный взгляд, Росс понял, что суфле ее не интересует.
– Не сейчас, Дженнингс.
Когда они остались одни, он придвинул к ней вплотную свое кресло.
– Я надеялся доставить вам удовольствие.
– Вы думаете, что розы и приказ явиться на ленч гарантируют мне удовольствие? Мне не хотелось бы копаться в прошлом, но я не смогу... я вряд ли забуду о вчерашнем.
Росс откашлялся.
– По правде говоря, мне и в голову не приходило, что сегодня вы будете испытывать неловкость.
– В это трудно поверить, – сказала Финч. – Если даже забыть о вчерашнем, неужели вы не думали, что подобное обхождение может вызвать у меня чувство неловкости? Вы возлагаете вину на леди Эванджелину, на Дженнингса, на своих слуг, вместо того чтобы не винить никого, считая, что благие намерения иногда оборачиваются ошибкой.
– Не думаю, что пригласить женщину...
– Пригласить женщину на ленч – это вполне нормально, если женщина не ниже вас по положению в обществе. Я вам не ровня, и этим все сказано. А теперь мы должны найти место, где нам не помешают.
Росс пристально посмотрел на нее.
– В этом громадном доме должно быть место, где мы можем остаться одни. Если нет – пойдем куда-нибудь еще. Можно сесть в вашу карету – если вы простите мне такую дерзость. Можно попросить вашего кучера ездить кругами до тех пор, пока мы не кончим разговор.
Росс внезапно расхохотался:
– Вы что, хотите меня соблазнить?
Финч попыталась сохранить непроницаемое выражение лица, но не смогла подавить непрошеную улыбку.
– Дерзкая девчонка!– сказал он и встал, после чего предложил руку Финч, чтобы помочь встать ей. – Поймите, я не привык к женщинам, которые относятся ко мне без кокетства и без уважения.
– Я вас уважаю, милорд.
– Росс. Мы сейчас одни.
– Одни. Но в любой момент сюда могут войти. Я не хочу, чтобы кто-то подслушал наш разговор.
– Тогда пойдемте со мной. Здесь есть одно место, где нам никто не помешает. Кроме меня, туда никто не ходит – у меня единственный ключ. В любом случае я собирался показать вам, что там храню. Собственно, именно там вы будете работать.
Дом номер семь большой, но номер восемь еще больше. В огромном вестибюле стражами стояли мраморные статуи. С позолоченных стен свисали темно-зеленые парчовые занавеси. Плавно изгибающаяся лестница, также позолоченная, вела на второй этаж, где располагалась небольшая, но роскошная бальная зала. Росс пристроил ее для Фионы, которая любила танцевать. По правде говоря, все перепланировки в доме он провел, думая о Фионе – и своих детях, которых она должна была ему родить.
– Это последний пролет, – сказал он Финн, коснувшись ее руки. Сюда он никого еще не приводил и совсем недавно не собирался показывать это местечко даже Финч. – Мое убежище. Здесь я храню свои коллекции. Они не очень большие, но я уверен, что вы найдете для себя кое-что интересное.
Он хотел удивить ее, разделить с ней то, что ему дорого. – Когда вы будете приходить сюда... – он не отрываясь смотрел сзади на ее шею, на блестящие рыжие волосы, – когда вы будете приходить сюда одна, вам придется использовать мой ключ.
Да, он действительно собрался доверить ей ключ, которым распоряжался он один.
Подойдя к единственной оставшейся на этом этаже двери (этаж был практически полностью заколочен), Финч отошла в сторону. Открыв дверь, Росс прошел вперед отдернуть тяжелые шторы, которыми защищал свои сокровища от дневного света.
Финч поспешно вошла следом. Обернувшись, Росс улыбнулся при виде того, как она увлеченно склоняется над расставленными вдоль стен стеклянными витринами. Едва взглянув на один экспонат, Финч тут же устремлялась к другому, но в следующую секунду вновь возвращалась к уже пройденному.
– Боюсь, вам придется сделать выбор. Она нетерпеливо посмотрела на него.
– Нельзя же разглядывать все сразу! А если разглядывать что-то подробней – можно что-то упустить.
Финч засмеялась:
– Вы заглянули мне в душу.
– Нет, нет! Я просто предположил, что вы чувствуете то же, что и я.
Значит, по крайней мере в одном мы схожи. – Она склонилась над витриной, содержавшей небольшую коллекцию навигационных инструментов.
– У вас будет время все как следует рассмотреть, Финч. Вы ведь будете хранительницей всего этого. Другие неотложные дела не дают мне возможности заняться составлением каталога, но вы будете моей помощницей.
– А почему вы раньше не наняли для этого кого-нибудь? Росс медленно подошел к ней. У него было ощущение, что сейчас они оба далеки от реальности, хотя и находятся вдвоем.
– Надо же, это ведь путеводный камень! Он восхищенно улыбнулся:
– И вы еще спрашиваете, почему я выжидал! Многие ли, увидев кусок магнетита, подумали бы о древнем компасе?
– Наверняка многие, Росс. Просто мои предки были моряками, и отцу досталось от них много разных сувениров – в том числе путеводный камень из магнетита. Когда мы с Латимером были детьми, то однажды попытались намагнитить его лошадь. Мы посчитали, что так лошадь станет двигаться строго на север и что это будет очень здорово.
– Несмотря на то что у вашей семьи были лошади, вы не научились ездить верхом?
– Мой отец считал это неуместным. – Она искоса взглянула на него. Как странно, что такое невинное создание столь сильно воздействует на него! – Моя мать любила ездить верхом. Однажды она серьезно пострадала при падении, и с тех пор ее здоровье так и не восстановилось. Она умерла, когда я была еще совсем маленькой.
– Ну... да. – Росс почувствовал себя не в своей тарелке. – Я уверен, что отец просто желал вас защитить.
– Я тоже так считаю. Росс, мы пришли сюда поговорить без свидетелей. Мне много что надо сказать.
Ему не хотелось разрушать установившуюся между ними дружественную атмосферу.
– Может, я сначала покажу, как здесь все устроено? Пожав плечами, она посмотрела на сводчатый проход, ведущий туда, где раньше, очевидно, была отдельная комната.
– Если вам так хочется, я не против.
Как было бы замечательно, если бы она всегда оказывалась такой сговорчивой!
– На этот этаж можно проникнуть только через дверь, в которую мы вошли. Остальные двери в целях безопасности были заделаны, а комнаты соединены между собой.
Они шли по этажу, время от времени останавливаясь, когда Финч хотелось что-либо рассмотреть. Как и ожидал Росс, когда они достигли раздела, посвященного стеклу, она чрезвычайно оживилась и повела себя так, словно Росса здесь вовсе не было.
Он же внимательно следил за ней.
– О Боже! – воскликнула Финч, глядя на витрину, в которой находились конические и цилиндрические медицинские флаконы и несколько кубков из ребристого стекла. – Откуда вы их взяли? Это ведь явно французская работа. Говорят, французы могли заставить всех поверить, будто это сделано римлянами.
– Это римская работа.
– Боже мой! – ахнула Финч. – Как они к вам попали?
– Это длинная история. Собственно, это плата за определенные услуги.
– Потрясающе!
– У меня есть довольно много вещей венецианской работы – раннего периода. Они очень красивы. А еще несколько экземпляров норманнской работы. Из цветного стекла. Думаю, они произведут на вас впечатление.
Финч замерла. Подойдя вплотную, Росс заглянул ей через плечо.
– Вот это... – Она указала на витрину, в которой размещался один-единственный квадратный кусок стекла. – Нет, не может быть – это не Египет. А камень? Неужели рубин?
– Это Египет, а камень – совершенно точно рубин. – Латимер говорил об этой вещи в ее присутствии. Вероятно, в то время она была слишком занята своими мыслями.
– Я никогда не надеялась увидеть подобные вещи, – сказала Финч. – Я знала, что египтяне были очень искусны – для того времени, – но не представляла, что они могли делать такие элегантные изразцы. Черное с золотом. Неужели это использовалось по назначению?
– Нет, я думаю, что это служило лишь для украшения, – сказал он.
– А вы не боитесь за сохранность такой вещи?
Он пристально взглянул на нее, отметив напряженные плечи и сжатые кулаки.
– Я единственный, кто знает, что она здесь, – сказал Росс. Он мог бы, однако, добавить, что раз экспонат доставлен в Англию фирмой «Мор и Мор», то о нем знает и Латимер.
– Я теперь тоже знаю, – сказала она.
– Да, но вы ведь не станете сообщать об этом другим?
– Нет-нет, конечно, не стану. – Она попыталась рассмотреть экспонат повнимательнее. – Вы можете положиться на меня.
Какая у нее нежная шея! Рыжие локоны только подчеркивают белизну кожи.
– Надеюсь, на вас можно положиться, – сказал он. – Хотите увидеть экспонат?
– Иными словами – дотронуться до него?
– Конечно. Если я собираюсь вам все это доверить, вы будете часто дотрагиваться до экспонатов.
– Наверное... – На шее у нее билась жилка. Словно во сне, она отложила в сторону ридикюль, затем сняла шляпку.
Росс взял крышку Священной шкатулки Рантуса и положил ей на ладонь. Финч взяла ее с благоговением эксперта, хотя Росс был уверен, что экспертом она пока не является. Тем не менее он не сомневался, что она им станет. Он будет считать ее своей протеже.
– Ничего красивее я не держала в руках, – призналась Финч. – Какой сочный оттенок! А рубин, – она коснулась центрального камня, – такой большой! А какая странная форма стекла! Желтые нити, которые в него впрессованы, не переплетены, как это обычно бывает. Собственно, они даже не желтые, а золотисто-оранжевые. Какие-то изогнутые полосы.
Сзади покрыто золотом, – сказала Финч, перевернув пластинку, – а это явно петля. Половина петли. Значит, она соединяется с чем-то еще. Это не изразец.
– Возможно. Давайте я положу ее на место. Вы потом сможете взглянуть на нее снова. – Как только прибудет остальное из того, о чем говорила сама же Финч, придется подыскать убежище понадежнее.
Вернув пластинку Россу, Финч отошла в сторону.
– Теперь мы можем поговорить, – положив драгоценность на место, сказал он. – У меня тоже есть несколько вопросов.
Росс почувствовал, как к ней вернулась настороженность.
– Садитесь, – сказал он, проведя Финч в помещение, где стояла удобная мебель.
Неожиданно стемнело – словно надвигалась буря. Росс зажег свечи, а также камин, для которого лично припас угли.
Когда в камине заиграло пламя, он потер руки и вдруг заметил, что Финч осталась стоять.
– Пожалуйста, садитесь! – настойчиво предложил он. – Я хочу точно знать, что говорили те бандиты в Уайтчепеле.
Она расставила ноги пошире, словно приготовившись к конфронтации.
– Сначала я хочу, чтобы вы ответили на один вопрос, Росс. А она неплохо смотрится в свете пламени. Росс никогда не думал, что будет очарован девушкой с мальчишеским лицом и фигурой и с такими огненно-рыжими волосами, копна которых кажется слишком тяжелой для ее нежной шеи.
– Можно, сначала я спрошу? – снова повторила она.
– К чему спешка? Давайте просто посидим, поговорим, узнаем больше друг о друге.
– Я бы хотела узнать о вас побольше, но я честная женщина. И я не такая дура, чтобы не понимать, что подвергаю себя серьезной опасности из-за того, что нахожусь здесь с вами одна и никто не знает, где я.
Росс недоверчиво прищурился:
– Вы хотите сказать, что я могу сделать с вами что-то дурное?
– Я хочу сказать, что если вы захотите сделать со мной что-то дурное, то место и время для этого самые подходящие – вряд ли кто-то видел, как мы шли сюда. Я могу отсутствовать много часов, и никто об этом не узнает. А когда начнут искать, то никогда сюда не заглянут. Росс был поражен.
– Вы всерьез утверждаете, что... Нет, я отказываюсь поверить, будто вы боитесь, что я вас убью! Такого абсурда мне ни одна женщина еще не говорила.
Чтобы справиться с волнением, Финч принялась возиться со своей сумочкой и шляпкой. Затем она положила их на медный столик, ножки которого обвивали экзотические драконы, несколько раз переложила с места на место, после чего открыла ридикюль.
– Тогда я удивляюсь вашему спокойствию, мисс. Вы же должны трепетать от страха! И как же, по-вашему, я намерен осуществить это ужасное деяние?
Она отложила ридикюль в сторону и с вызовом посмотрела на Росса.
– Вы, сэр, можете ударить меня по голове. Можете достать пистолет и застрелить меня или достать нож и зарезать. – Щеки Финч покраснели, глаза горели. – Или же вы можете запереть меня в этом сундуке, – оглядевшись по сторонам, продолжала она, – и держать там до тех пор, пока я не задохнусь. Вы можете даже схватить меня за горло и... и удушить! – Голос ее сорвался на крик.
Росс почувствовал приближение головной боли.
– Вы сошли с ума. А может, и нет. Может быть, – я и в самом деле тот сумасшедший убийца, которым вы меня считаете.
– Я думаю, что вы можете им быть, – поправила она его. Он сделал шаг вперед. Финч отпрянула.
– Как вам пришла в голову подобная идея?
– Пока еще не пришла. – Она отступила еще немного. – Но ведь надо исследовать все потенциальные возможности.
Несомненно, ваше настойчивое внимание ко мне требует какого-то объяснения. Я совершенно не понимаю его причин.
Росс был взбешен и одновременно возбужден – весьма опасное сочетание.
– Ну, Финч, я аплодирую вашему умению воспламенить мужчину! Сейчас я настолько воспламенен, что вполне способен на все те низкие поступки, которые вы описали.
– Вы меня спросили – я ответила, – все еще срывающимся голосом сказала она. – Почему вы выбрали фирму «Мор и Мор»? Почему вы проявляете такой интерес ко мне и к Латимеру? Почему вы так отреагировали, когда те ужасные типы напали на меня? Почему вы предложили мне работу с такими ценными вещами? Почему вы принесли мне розы, пригласили на ленч, подарили красивую птицу? Почему... нет, об этом я не могу говорить!
Он засунул руки в карманы – чтобы не дрожали.
– Ради Бога, не останавливайтесь! Расскажите мне все о том, почему я вызываю у вас подозрения.
– Я не понимаю, почему вы сделали вчера то, что вы сделали, – ведь это явно должно было вызвать у вас отвращение. – Она склонила голову. – Теперь все.
Росс перестал сдерживать свой гнев:
– Вот оно что! Ну все, моя дорогая Финч! Пора научить вас сдерживать свой длинный язык – тем более в обществе человека, который намного сильнее и гораздо более склонен к насилию, чем вы!
И он сомкнул руки у нее на горле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежданная любовь - Камерон Стелла


Комментарии к роману "Нежданная любовь - Камерон Стелла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100