Читать онлайн На вершине блаженства, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На вершине блаженства - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.61 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На вершине блаженства - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На вершине блаженства - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

На вершине блаженства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

– Раньше, когда я был подростком, это был захудалый городишко, населенный тупоголовыми ослами, – проговорил Себастьян Плато. Он стоял у окна в своем новом офисе на тридцать втором этаже и смотрел на залитые солнцем улицы Бельвью. Непрерывный – бампер к бамперу – поток машин медленно струился между сверкающими стеклянными громадами всех цветов и оттенков. – Впрочем, ослов теперь не меньше, чем тогда. Только они стали еще тупее. А еще скажи-ка мне: есть ли здесь какие-нибудь машины, кроме «мерседесов» и «лексусов»? По крайней мере такие, которые не выглядят так, будто их только что приобрели на аукционе?
– С такой высоты не разберешь, Себби.
Он погрозил собеседнице пальцем. Зоя, бывшая супермодель, весьма эффектная женщина, управляла агентством «Раптор вижн», подразделением «Раптор энтерпрайзиз». Она-то и вывела на вершину успеха модельное агентство, занимавшееся поиском молодых дарований. Именно этого от нее и требовал Себастьян.
– Я знаю, на каких машинах они разъезжают, – сказал он. – Подойди сюда, взгляни на город.
– Уже видела. Но нам надо решить, как ты поступишь с Мэриан, когда она сюда заявится?
– Я сам разберусь с Мэриан.
– С нее ведь причитается, Себби.
– Не беспокойся. Иди лучше сюда.
Зоя была почти одного роста с Себастьяном – стройная, с черными локонами чуть ли не до пояса, с высокими скулами и ярким необычным лицом. Шагнув к окну, она сказала:
– У тебя нет ни «мерса», ни «лексуса».
– Да я и сам не из Бельвью, – заметил Себастьян. Заметил таким тоном, словно хотел напомнить: не стоит поднимать заезженную тему, рассуждать о его автомобильных пристрастиях.
Себастьян указал на здания Бельвью, окружавшие озеро Вашингтон, указал на возвышавшиеся вдалеке башни из стекла и бетона – деловой центр Сиэтла.
– Когда я был мальчишкой, – продолжал он, – мы никогда не ходили в восточную часть города, даже на спор. Всегда смеялись над теми, кто жил здесь.
– Детские глупости. – Зоя никогда не отличалась тактом, говорила то, что думала.
– Согласен, – с невозмутимым видом проговорил Себастьян. – Конечно, глупости, ведь мы были детьми.
– Но ты до сих пор презираешь Бельвью.
Он пожал плечами:
– Зачем жить здесь, если есть возможность обосноваться в приличном месте?
– Хороший вопрос, – заметила Зоя, усаживаясь на стул. – То-то все удивляются, почему Себастьян Плато, известный любитель городской жизни, решил купить здесь дом.
– Я ведь все объяснил. В общих чертах. Хочу жить поближе к офису.
– И еще один вопрос, – не унималась Зоя. Ее длинные густые ресницы были такими же черными, как и глаза. – Почему мистер Плато решил открыть здесь филиал «Вижн»? Именно здесь, а не в Сиэтле?
– Отвечаю. Имелись причины, – отрезал Себастьян. Он явно не собирался вдаваться в подробности.
– Мэриан все еще не…
– Мэриан придется согласиться с моим решением. Знаю, она считает, что нам не следует разворачивать деятельность в этом регионе. Но это не предмет для дискуссий. Наше продвижение сюда – шаг совершенно естественный и давно назревший. К тому же это первый рывок, расширение поля деятельности, развитие компании.
– Возможно, ты прав, – кивнула Зоя. – Но очень жаль, что нам приходится тратить здесь силы на ненужную борьбу.
Себастьян отвернулся от окна и прошелся по кабинету. Какое-то безликое помещение… Здесь пока совершенно не чувствовалась индивидуальность хозяина. Может, и никогда не будет. Возможно, тут никогда ничего не изменится. Потому что он не собирался задерживаться в этом месте надолго.
Или все же задержится?
Черт возьми, он уже лет десять не знал, что такое нерешительность и неуверенность в себе. Во всяком случае, не знал с тех пор, как на фундаменте из самомнения, нахальства и чужих денег основал свое детище – «Раптор вижн».
Себастьян уселся на стол палисандрового дерева и закинул ноги на кресло, обтянутое темно-красной кожей. Те парни, что вложили в него деньги, не прогадали. Они быстро вернули свои капиталы, а потом получили немалую прибыль.
Зоя протянула руку к пресс-релизу. Ее струящееся шелковое платье зашуршало.
– Ты встретишься с этой О’Лири?
– Нет.
– Нет? – Зоя откинулась на спинку стула и принялась помахивать листком бумаги, зажатым между большим и указательным пальцами. – Конечно, ты встретишься с ней. Тебе необходимо с ней встретиться. Она и ее группа обвиняют нас, говорят, что мы совращаем детей и доводим их до самоубийства. Об этом сейчас не болтает только ленивый. Все газеты пестрят заголовками, первые полосы украшает название нашей компании. О нас судачат во всех средствах массовой информации. И это замечательно! Отличная, всеохватывающая рекламная кампания, к тому же совершенно бесплатная.
– Не люблю такой цвет. Кресло надо заменить. И все ковры…
– К черту ковры! – перебила Зоя. – И к черту кресло. Да ты что, Себастьян? Бизнес есть бизнес! И не в твоих привычках прятаться в кусты и уходить от острых вопросов.
Себастьян протянул руку, выхватил у Зои листок и бросил его на стол.
– Оставь, – сказал он. – Я сам с этим разберусь.
– Пока мы здесь с тобой болтаем, Мэриан уже, наверное, прилетела из Чикаго. Вот она удивится, что ты до сих пор не использовал такую возможность.
– Не удивится, – ответил Себастьян.
– Твоя сестра никогда не упускает шанса покрасоваться перед журналистами на дармовщинку.
– На этот раз она не станет настаивать.
Себастьян понимал: им не следует разворачивать здесь широкую рекламную кампанию, если он не хочет, чтобы страницы всех газет заполнили рассказы о его прошлом.
– Но…
– Брось! Все это пустяки.
Зоя обладала замечательным качеством – умела вовремя сменить тему разговора. Она снова подошла к огромному окну, занимавшему почти три стены кабинета.
– Погоди, вот еще Мэриан узнает, что ты купил дом в… Как называется это место?
– Медина.
– Да, в Медине. Мы-то все думали, что ты приедешь сюда только на открытие.
– Вы слишком много думаете. Может, я собираюсь перевести сюда штаб-квартиру.
Это известие оказалось слишком неожиданным. Зоя не смогла скрыть своего изумления, но быстро пришла в себя и придала лицу любезное выражение.
– Нью-Йорк – прекрасный город, – продолжал Себастьян. – Приятно будет наведываться туда почаще.
– Неужели ты собираешься жить в Медине постоянно?
– Там живут и более крупные бизнесмены, чем я. – Себастьян засунул руки в карманы брюк. – В пригородах очень удобно жить большой семьей.
– Но у тебя нет семьи, – заметила Зоя.
– В моем возрасте самое время задуматься о том, что пришла пора остепениться, обзавестись женой и детьми.
Зоя рассмеялась своим глухим, чуть хрипловатым смехом.
– Это в тридцать пять тебе приходят в голову такие мысли? Тридцать пять! Всего лишь! Дорогой мой, да ты, похоже, впадаешь в маразм! Слабеешь разумом. Но ты ведь пошутил? Верно? Ты же не собираешься задерживаться здесь надолго? Тебе ведь просто надо удостовериться, что мы преодолели… это небольшое препятствие?
Себастьян промолчал.
– Да пойми же ты… – продолжала Зоя. – Я ведь всегда на твоей стороне. Конечно, я не очень много знаю о твоей прежней жизни, но разве не ты уехал из Сиэтла сразу после окончания школы? И разве не ты говорил, что никогда в жизни не вернешься сюда?
– Все меняется, – ответил Себастьян. Он подумал о том, что кое-что, однако, если и меняется, то не слишком быстро.
– Сколько лет уже прошло? Шестнадцать? Семнадцать?
– Пятнадцать. Я провел в школе лишний год.
Зоя резко повернулась:
– Почему? Ты болел?
С какой стати он должен объяснять ей все? Хотя какая разница?..
– Да, заболел. Устал жить… в соответствии с возложенными на меня обязанностями. И решил доказать своему старику, что я сам хозяин своей жизни. Но это все в прошлом.
В этот момент загудел зуммер внутреннего телефона. Себастьян нажал кнопку связи.
– Плато слушает, – сказал он.
– Мистер Плато, неужели вы назначили встречу некоему мистеру Ноузу? Наверняка здесь какая-то ошибка.
– Подождите. – Себастьян отключил линию связи с кабинетом секретаря. – Зоя, где ты откопала этого парня?
– Гм-м-м? – Она приподняла свои изящно очерченные брови.
– Я спрашиваю про моего секретаря. Про этого ярчайшего представителя местных ослов Уильяма… как там его дальше?
– Намсак, – ответила Зоя. – Уильям Намсак. Очень толковый парень. Между прочим, секретари бывают не только тощими и задыхающимися от аллергии.
Себастьян всегда точно знал, когда нужно улыбнуться, чтобы разрядить обстановку. Вот и сейчас он улыбнулся Зое:
– Не очень-то любезное замечание, моя дорогая. И чем же я заслужил такую репутацию?
Зоя пожала плечами. Повернувшись к окну, она уставилась на самолет, висевший в голубом июльском небе.
– Уильям – здешний старожил. Родился в Бельвью. Здесь вырос. Здесь окончил школу. Правда, учился в Вашингтонском университете, так что на некоторое время уезжал из города. По крайней мере добрался до Сиэтла.
– Я же сказал, мистер Осел собственной персоной. Один только вопрос этого Уильяма – ни в коем случае нельзя называть его Биллом – чего стоит. Ты только послушай. Неужели я назначил встречу некоему мистеру Ноузу?
– А ты назначил?
Себастьян снова включил связь.
– Эй, Билл. Пригласите мистера Ноуза.
– Ай-ай-ай, как не стыдно, – улыбнулась Зоя, когда Себастьян снова отключился. – Маленький мальчик, шалун все еще живет в таком красивом взрослом мужчине и время от времени дает о себе знать, да?
Такое утверждение трудно было оспорить. Но сейчас это не имело значения.
Дверь отворилась, и в кабинет вошел взъерошенный человечек в хаки. Белобрысый благообразный Уильям Намсак, одарив Себастьяна презрительным взглядом, закрыл за посетителем дверь.
Ощупывая свои многочисленные карманы, Ноуз прошаркал по кабинету.
– Тому парню за дверью стало плохо. Так и помереть недолго, – сказал он. – Бедняга так обозлился, что едва не задохнулся.
Себастьян старался не встречаться взглядом с Зоей.
– Я не ждал вашего прихода, мистер…
– Ноуз. Меня все называют Нос.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Прозвище у меня такое. – Он загоготал, оскалив желтые прокуренные зубы. – Моя старуха все говорит, что с таким именем, как у меня, надо работать дегустатором, одеколоны нюхать. Или вина там разные… А я ей говорю: нет уж, мол, я пока еще в своем деле все, что нужно, умею пронюхать.
– Присаживайтесь, – предложил Себастьян. – Не хочу отвлекать тебя, Зоя. Я попозже сам к тебе с этим зайду. – Он кивнул на лежащий на столе пресс-релиз.
– Ничего, дорогой, я могу подождать… – Было очевидно, что Зоя сгорает от любопытства. – Посмотрю в окно, пока ты не закончишь свои дела с мистером… э-э… Ноузом.
Себастьян нахмурился. Следовало обязательно выпроводить Зою из кабинета, пока этот Ноуз ничего не ляпнул. Приходилось скрывать всю информацию. Во всяком случае, пока.
– Можно пепельницу? – попросил Ноуз. Нащупав в обвисшем кармане мятую пачку «Кэмел», он вытащил из нее кривую сигарету и зажал ее в зубах.
– Себастьян! – Зоя уставилась на Ноуза: курение никоим образом не входило в ее систему представлений о здоровом образе жизни.
– Оставь нас. – Себастьян взял Зою за руку и вывел из кабинета. С видом заговорщика он пробормотал: – Старый знакомый. Отличный парень, но немного надоедлив. – И закрыл за Зоей дверь.
Ноуз уселся в высоченное черное кресло в форме буквы Z с сиденьем, обтянутым красной кожей. Грязноватым большим пальцем он крутанул колесико зажигалки и поднес огонь к кончику сигареты, из которой сыпались табачные крошки.
Себастьян сунул руки в карманы и подошел к столу.
– С этой минуты вы человек, которого я хорошо знал в детстве, – проговорил он.
Ноуз сделал глубокую затяжку, выпустил синеватое облако дыма и, прищурившись, принялся разглядывать Себастьяна.
– Конечно. Старые приятели, правильно?
– Не совсем. Просто знакомые. Знаем друг друга, но не более того. Вы узнали, что я вернулся в город, и зашли спросить, не найдется ли у меня для вас работы.
– Как скажете. – Сигарета чуть дрогнула в пальцах Ноуза. – Иными словами, вы не желаете, чтобы о наших с вами делах узнал еще кто-нибудь?
– Совершенно верно.
– Мне нравятся такие офисы. Дорогие, со вкусом отделанные и обставленные. И здание очень приличное.
– Н-да. Итак…
– Что вы можете мне предложить? Вам нужен порядочный человек, чтобы сменить того придурка, что сидит в приемной?
Себастьян едва удержался от смеха.
– Естественно, – кивнул он. – Вы мне подойдете. Машинописью владеете? С какой скоростью печатаете?
Ноуз щелкнул пальцами.
– Только что закончил труд, – сообщил он. – Можно сказать, сиэтлскую симфонию. – Он вынул изо рта сигарету и стряхнул пепел в горшок с цветком, стоявший на столе. Потом расстегнул один из карманов. – У меня здесь почти все, что вам нужно. – Ноуз извлек из кармана коричневый конверт, согнутый пополам.
– Вы можете с полной уверенностью ответить на главный вопрос?
– Конечно. Это была самая легкая часть работы. Впрочем, у вас ведь есть вся информация.
– Мне тоже так кажется, – кивнул Себастьян.
Ему предстояло принять решение, чрезвычайно важное решение.
– Но мне нужна полная уверенность, – сказал он.
Ему действительно требовалась полная уверенность. Даже сейчас Себастьян все еще спрашивал себя: зачем, для чего он бросился очертя голову в такое безумное предприятие? Ведь это самый безрассудный поступок в его жизни.
– Все доказательства здесь. – Ноуз с невозмутимым видом ткнул пальцем в конверт. Потом протянул его Себастьяну. – Вы знаете, что можете очень помешать здесь кое-кому?
Знает ли он об этом?
– Возможно. А может, и не помешаю. Собственно, кому? Говорите, не стесняйтесь. – Себастьян взял конверт.
– Влиятельным людям.
Себастьян смутился, нахмурился.
– Я и сам довольно влиятельный человек, – заметил он. Связь между сильными мира сего и его деятельностью в штате Вашингтон была ему не очень-то ясна.
– Местные воротилы никого не допускают в свой круг. – Ноуз шумно вобрал в легкие воздух и положил окурок в безукоризненно уложенные камешки в цветочном горшке. – Никого, даже самых проверенных людей. Понимаете? Я вот со своей кочки наблюдаю, и мне кажется, что кое-кто пытается пробраться в их круг, причем заходит издалека.
Себастьян наклонился над столом.
– Что вы городите? Какое… Извините, Ноуз, я, кажется, погорячился. Но я вас действительно не понимаю.
– Все очень просто. Тут и понимать нечего. Персона, которой вы интересуетесь, имеет хорошие связи в высших кругах. Такие люди всегда добиваются своего. Может, это, конечно, и не имеет значения, но все же… Если вам приходилось перейти им дорогу или чем-то помешать, с вами, вероятно, случилось то же, что и со всеми остальными – вас вышвырнули отсюда.
– Надо же… Из-за чего? – поинтересовался Себастьян.
Карие глаза Ноуза забегали под лохматыми седоватыми бровями.
– Точно не знаю, – ответил он. – Не сумел проверить. В общем-то никого не успел проверить.
По спине Себастьяна пробежали мурашки.
– Я плачу вам не за богатое воображение, – нахмурился он.
– Воображение? Что вы?! Откуда оно у меня, у вашего старого знакомого? В моей голове нет и намека, нет даже крупицы фантазии. Любого спросите. Вам так и скажут: у Ноуза нет воображения. Нисколько. Совсем. Я сейчас пойду, а вы просмотрите эти бумажки.
– Ладно. Так и поступим.
Конверт казался довольно пухлым.
– Хотите, чтобы я продолжал копать дальше?
Себастьян с удивлением взглянул на Ноуза.
– А разве можно раскопать что-нибудь еще?
– Само собой. Найти что-нибудь интересное можно всегда. Так что как пожелаете. Если скажете, будем считать это дело законченным.
– Нет-нет. – Себастьян, разумеется, понимал, что не имеет права вмешиваться в чужие дела, однако решил, что не отступится. – Нет, если есть что-нибудь, узнайте. Держите меня в курсе, договорились?
– Ладно. Если что, я дам знать, – проговорил Ноуз уже у порога. Он открыл дверь и вышел.
И тотчас же в кабинет влетела Мэриан. Закрыв за собой дверь, спросила:
– Кто это? – Она поморщилась. – Похож на попрошайку или бродягу.
– Спец по компьютерам, – ответил Себастьян. – Сама знаешь, как эти ребята любят наряжаться и прихорашиваться.
Мэриан уставилась на брата. Портфель выскользнул из ее пальцев и упал на ковер.
– Твоя псина у дверей… Какое отвратительное существо! Только портит все впечатление.
– Битеру нравится смотреть, как люди приходят и уходят.
– Мерзкая дворняжка. Шавка.
– Насчет дворняги ты права. – Себастьян изобразил улыбку. – Именно поэтому он такой очаровательный пес.
– Он меня терпеть не может.
Себастьян понял, что пора сменить тему. Постаравшись придать лицу игривое выражение, он взмахнул рукой:
– Привет, сестренка. Как долетела?
– Отвратительно. Мерзкий перелет. И паршивый городишко. Когда увидела вулкан Рейнир, думала, меня тут же вырвет. Здесь все такое чистенькое, такое прилизанное, так и тянет плюнуть на улице.
– Да, похоже, тебе здесь не очень-то нравится.
– Шутник чертов. Полагаешь, ты такой остроумный?
Себастьян улыбнулся:
– Стараюсь. Но вообще-то я не просил тебя приезжать в Сиэтл.
– Надо же помочь тебе выбраться из этого дерьма.
Мэриан обошла письменный стол и уселась в кресло. На ней был красный льняной костюм, измятый до состояния полной непригодности. Свои коротко стриженные темные волосы с седым «пером» на одном виске она укладывала при помощи геля. И совершенно не пыталась хоть как-то скрыть, замаскировать горестные морщинки вокруг глаз и в уголках губ.
Себастьян почувствовал угрызения совести.
– Ты слишком уж беспокоишься, сестренка. Выглядишь измученной и уставшей. Давай-ка сбрось свои туфли. Расслабься. Как насчет…
– Джин. Со льдом. Вермута не надо.
Он решил, что сейчас не время поучать ее, говорить о том, что она слишком много пьет.
– Сейчас сделаем.
В цилиндрической стальной стойке находился бар. Легкое прикосновение руки – и незаметный глазу шов разъехался, бар открылся словно вход в сказочную пещеру.
– Когда до меня наконец дошло, насколько далеко зашли у тебя тут дела, я решила, что самое лучшее для нас – убраться отсюда. И как можно быстрее. Ты что за игры здесь затеял?
Мэриан вечно брала на себя миссию спасательницы.
– Потише, сестренка, не горячись.
Впрочем, когда-то она действительно помогла брату в очень неприятной для него ситуации. Себастьяну тогда не было и двадцати лет, и помочь ему могла только сестра. Без ее поддержки ему гораздо сложнее было бы окончить колледж и пережить весьма сложные моменты в своей жизни. Причем таких моментов было значительно больше, чем хотелось бы.
– Ты со мной согласен? – Голос Мэриан дрогнул. Она не часто так разговаривала с братом.
Он налил джин в хрустальный бокал.
– Я тебя умоляю… – Она закашлялась. – Давай поторопимся, хорошо?
Себастьян протянул ей бокал.
– Старушка, отчего такая настойчивость? У тебя, похоже, появилось новое увлечение – летать на самолетах.
– Знаешь, нам бы расшириться, приобрести авиалинию…
Привычка сводной сестры перескакивать в разговоре с одной темы на другую иногда ужасно раздражала Себастьяна.
– Хорошо, – кивнул он. – Так и поступим в ближайшем будущем. Авиалинию включаем в план. И отдаем в хорошие руки.
Себастьян всегда выступал за максимальную самостоятельность всех сотрудников, руководивших независимыми подразделениями компании.
Мэриан прикрыла глаза и отпила из бокала.
– У меня здесь есть машина для тебя. Отправляйся ко мне. Поспи, отдохни. Похоже, тебе это не помешает.
Мэриан тотчас же вскинула глаза.
– Я задала тебе вопрос.
– Давишь на меня, сестренка? А ведь я не люблю этого, ты прекрасно знаешь.
Она показала свои мелкие зубки.
– Я хочу, чтобы отделение здесь закрыли. Хочу, чтобы тут все закрыли и чтобы мы уехали из этого города, из этого штата. Немедленно!
К сожалению, прежде он слишком много позволял ей.
– Если тебе хочется убраться отсюда, поступай как знаешь. Только не надо мне указывать, что я должен делать. – Себастьян бросил в свой бокал несколько кубиков льда, затем налил воды из кувшина. – Твои предложения неразумны, – добавил он с невозмутимым видом.
– Не смей так говорить со мной.
– Тогда веди себя умнее. Этот проект разрабатывается уже больше года. Так неужели разумно бросить все и убраться отсюда?
– После того, что я узнала сегодня, – очень даже разумно.
Себастьян не попался на эту уловку.
– Даже если наши непоследовательные действия принесут нам миллионные убытки, я все равно останусь. Знаю, ты терпеть не можешь эти места и весь штат Вашингтон. А мне здесь нравится. И я остаюсь. Постарайся привыкнуть к такой мысли.
Мэриан снова закашлялась. Она утерла губы тыльной стороной ладони и спросила:
– Остаешься? Что это значит? Как тебя понимать?
– Я собираюсь здесь обосноваться. Мне здесь нравится.
– С каких это пор? – Мэриан поставила бокал на стол и вцепилась в подлокотники кресла. – Ты же ненавидел… все это. Вспомни, сам говорил.
– Не всегда, – возразил Себастьян. – Было время, когда Сиэтл казался мне самым прекрасным городом в мире.
Глаза Мэриан сверкнули. Она была в ярости.
– А ведь я поехала следом за тобой. Бросила все и уехала из Сиэтла, чтобы помочь тебе начать новую жизнь. Тогда рядом с тобой никого не было. Только я.
– Мэриан, я бесконечно благодарен тебе за это. – Не стоит выходить из себя, иначе разразится скандал, решил Себастьян. – Но, сестренка, жизнь ведь продолжается. Нужно жить настоящим. Давно пора. Я не ребенок, и мне не нужна нянька. И еще: я хозяин, Мэриан. «Раптор энтерпрайзиз» – это я.
– А я твой компаньон.
– Верно. Однако ты в моем подчинении.
Брат с сестрой прекрасно знали: Мэриан никогда бы не заняла свое нынешнее положение, если бы не Себастьян.
– Я отдала тебе свою жизнь…
– Прошу тебя…
– И я задала тебе вопрос. Скажи, это правда?
– Ты о чем?
– Не притворяйся идиотом, Себастьян. Ты ведь купил дом здесь, в восточной части города, верно?
– Быстро распространяются слухи.
– А-а-а… – Она хлопнула ладонью по колену. – Да я бы в любом случае узнала, что ты купил дом. Но ты же ненавидел этот район…
– Ради Бога, Мэриан, я ведь был тогда мальчишкой.
– Я знаю о Хоул-Пойнте.
Себастьян выпрямился и пристально посмотрел в серые холодные глаза сестры. Потом поднес к губам бокал с водой.
– Мне все известно. Она здесь! И она – хозяйка этого заведения. Ты примчался сюда, чтобы находиться к ней поближе. Поэтому приехал в Медину и купил дом. – Мэриан ткнула в его сторону указательным пальцем, рука ее дрожала. – Ты лгал, когда говорил, будто хочешь приехать сюда не из-за нее. Ты нагло врал!
Дверь в кабинет распахнулась и со стуком ударилась о единственную стену. Мускулистый мужчина с бронзовым загаром и со светлыми, словно выгоревшими волосами прошествовал по ковру и подошел к столу.
– Дорогая… Мэриан, милая, что здесь происходит?
– Привет, Рон, – проговорил Себастьян.
Впервые ему приятно было видеть последнего любовника Мэриан, уже целых два года находившегося рядом с ней, чемпиона по пребыванию в этом статусе.
Рон Йорк пропустил приветствие Себастьяна мимо ушей.
– Я слышал, как ты кричишь, киска, – обратился он к Мэриан.
– Я же велела подождать меня за дверью, – рявкнула киска. – Убирайся!
– Он опять к тебе придирается? – Рон бросил на Себастьяна укоризненный взгляд. Двадцатипятилетний жеребец старательно отрабатывал свой не слишком трудный хлеб. (Мэриан было тридцать восемь.)
– Она просто переутомилась, – тоном заботливого брата проговорил Себастьян. – Хорошо, что ты зашел, Рон. Мне нужно срочно уйти. Я скажу, чтобы Уильям вызвал для вас машину, так вы без проблем доберетесь до моего дома.
– Ты хочешь отделаться от меня! – взвизгнула Мэриан. – Как ты смеешь?!
Себастьян незаметно подмигнул любовнику сестры, взял со стола листок с пресс-релизом и направился к двери. Неожиданно остановился.
– Дом тебе понравится, Рон. Бассейн такой, что хоть олимпийские игры устраивай. Сауна. Тренажерный зал. – Рон старательно изобразил улыбку. – Уильям, – Себастьян остановился на пороге приемной, – моя сестра и ее друг очень устали после долгого перелета. Проследи…
– Предоставьте все мне, – прервал секретарь речь Себастьяна. Вскочив на ноги, он подбежал к своему работодателю. Почтительно склонив голову, негромко проговорил: – Не думайте больше об этом. Ведь у вас много других дел, верно?
– Верно, – кивнул Себастьян, приятно удивленный спокойствием и уверенностью Уильяма. Похоже, парень не спасовал в сложной ситуации. А Себастьяну всегда нравились такие люди. – Да-да, конечно. У меня действительно много дел.
Битер, «отвратительное существо», по словам Мэриан, приподнял свою тушку цвета отполированного грифеля, наполовину доберманскую, наполовину английской овчарки, и поплелся следом за хозяином.
Лишь оказавшись в кабине своего личного лифта, Себастьян позволил себе расслабиться, насладиться несколькими мгновениями покоя. Потом он вскрыл конверт Ноуза и вытащил содержимое.
Быстро просмотрел первую страничку – совершенно очевидные, давно известные факты. Тридцать два года. Хозяйка и директор Хоул-Пойнта, пристанища художников, артистов и всевозможных медиумов. Бывший профессор факультета изучения проблем женщин в Вашингтонском университете. Прослушала курс лекций в Джорджтауне. Там же получила степень магистра. И докторскую степень в Гарварде.
Лифт мягко остановился. Створки бесшумно разъехались, и Себастьян вышел в холл. Кивнув швейцару, вышел на улицу, в жаркий душный день.
Себастьян предпочитал сам водить машину, причем такую, которая ему более всего по душе – черный «форд»-пикап. Именно такая модель и стояла сейчас у обочины дороги. Битер взобрался на заднее сиденье, Себастьян уселся за руль, повернул ключ зажигания и включил кондиционер. Затем снова вытащил из кармана конверт.
На втором листе довольно сухим языком излагались факты, в истинности которых Себастьян надеялся вскоре удостовериться. Не замужем. Не замужем сейчас – и никогда не была.
Радоваться при данных обстоятельствах, возможно, и неуместно, но он все равно возликовал в душе. И вдруг снова вспомнил о Мэриан.
С какой стати она вздумала заявиться именно сегодня?
Черт возьми! Что за женщина?! Надо с ней что-то делать. То наркотики, то пьянки, то секс до полного отупения. И все любовники гораздо моложе ее. Вспышки ярости случаются все чаще и приводят к безобразным последствиям. Ей следует пройти курс лечения в клинике. Еще один курс лечения.
Он вцепился в руль обеими руками. В последний раз она пообещала оставить свои пристрастия. А он оказался настолько наивным, что поверил.
Ну да ладно. С этим разберемся позже. Сегодняшний день слишком важен для него, чтобы позволить Мэриан испортить его злобными обвинениями.
Под вторым листом лежала фотография.
Блисс.
Себастьян почувствовал сухость во рту. Это была первая ее фотография, которую ему довелось увидеть, кроме той, что они сделали в моментальной фотографии, когда ей, девочке с серьезным выражением лица, было семнадцать. Эту карточку он всегда хранил дома в сейфе.
Волосы с медным отливом, на прямой пробор, вились на концах. Лицо же исхудало… Во всяком случае, он помнил другое лицо, помнил до мельчайших подробностей. Себастьян посмотрел по сторонам и увидел группу мальчишек – живую рекламу какой-нибудь «банановой республики». Парни переходили дорогу, громко смеялись, трясли своими причудливо стриженными головами и дергали друг друга за рукава хлопчатобумажных свитеров, повязанных вокруг талии.
Пятнадцать лет. Пятнадцать лет назад и он был подростком. Конечно, ему тогда было почти двадцать, но все равно – очень молод.
Женщина пристально смотрела на него с фотографии, смотрела своими прекрасными темно-синими глазами. Губы ее были слегка приоткрыты, и она едва заметно улыбалась. Может, немного смущалась? Себастьян провел пальцем по глянцевым губам фотографии, затем очертил подбородок – и ему вдруг показалось, что он и в самом деле ощущает живое тепло. У него перехватило дыхание.
Неглупые преуспевающие мужчины, которым хоть раз приходилось бежать, бросая при этом очень многое, обычно продолжают свой бег. Они не возвращаются, не рискуют бередить старые раны, давно затянувшиеся, затянувшиеся много лет назад. Зато неизбежны новые страдания…
Себастьян сложил бумаги обратно в конверт. Однако фотографию положил сверху.
Что ж, это всего лишь дружеский визит. Человек, вернувшийся в родной город, хочет навестить старую знакомую.
Себастьян поправил зеркало заднего вида и вырулил в поток машин.
Теперь они стали вполне взрослыми людьми. Причем не просто повзрослели. Они прожили врозь долгие годы и многое увидели, пережили. Стали совершенно другими людьми. Конечно, ей будет приятно увидеть его.
Эта женщина – его навязчивая идея! Господь свидетель, он так и не сумел забыть ее. Как ни старался, не сумел. И теперь пытается устроить нечто вроде встречи старых друзей, ищет примирения. Он сделает так, чтобы она узнала, почему и от чего ему пришлось бежать пятнадцать лет назад.
Может, это дает о себе знать надвигающаяся старость? Или неудержимое влечение, безумная страсть?
Себастьян свернул за угол, на Северо-Восточную Восьмую улицу, и покатил на запад.
Черт возьми, не маньяк же он, одержимый одной мыслью?! Если только любовь к одной-единственной женщине не считать такой навязчивой идеей.
Но ведь если бы Блисс забыла его, то вышла бы замуж, не так ли?
Что за нелепая мысль? Он, похоже, совсем рехнулся. Неужели нормальный мужчина может убедить себя в том, что он в состоянии вернуть любовь женщины даже после того, как предал ее?
Возможно, она пошлет его ко всем чертям. И все проблемы будут решены. Ему же останется только одно: думать, что делать, как вернуть миллионы, затраченные при попытке воплотить в жизнь свои иллюзии.
Светофор мигнул, и загорелся красный свет. Себастьян притормозил.
Теперь, повзрослев, он понял, что она даже привлекательнее, чем ему казалось раньше. Такая же спокойная и мягкая – это чувствовалось по наклону головы, по блеску глаз, по легкой улыбке, – но еще прекраснее, чем пятнадцать лет назад.
Они могут снова полюбить друг друга. По крайней мере сделать попытку. Он расскажет, из-за чего все так получилось, объяснит, в каком отчаянии находился в тот день, когда пришлось бежать от нее, хотя ему хотелось, более чем когда-либо, остаться с ней навсегда.
Листок с пресс-релизом, врученный ему Зоей, начал сползать на пол. Себастьян придержал его и прочитал сообщение: «Организация «Женщины сегодня», возглавляемая Пру О’Лири, сторонницей решительных действий, объявила о своем намерении заставить новое отделение компании «Раптор вижн» в Бельвью свернуть свою деятельность в штате Вашингтон. Пру О’Лири заявила, что созданный ее организацией комитет подготовил серию разоблачительных материалов о деятельности располагающегося в Нью-Йорке конгломерата модельных и артистических агентств. Комитет возглавит почетный академик и покровитель искусств Блисс Уинтерс».
Себастьян пожал плечами – никаких соображений по поводу прочитанного не возникло.
Вероятно, это просто шутка. Время не могло так все изменить. Зоя решила поразвлечься и пошутить.
Нет, только не на эту тему. До сегодняшнего дня Зоя не знала о существовании Блисс Уинтерс.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На вершине блаженства - Камерон Стелла



Суперская книжка...
На вершине блаженства - Камерон СтеллаГузель
26.11.2010, 18.17





Хорошая книга! Очень понравилась
На вершине блаженства - Камерон СтеллаМарина
8.04.2011, 20.43





сплошное недорозумение... ужас а не книга
На вершине блаженства - Камерон СтеллаГалиночка
23.07.2011, 17.58





Намудрили кучу глупостей!
На вершине блаженства - Камерон СтеллаНатали
18.11.2011, 23.58





ненавижу такие книги!он вытер об нее ноги и исчез на 10...20...30... лет.она его до сих пор любит...живет воспоминаниями.. может даже хранить ЕМУ верность.потом появляется ОН и она поломавшись слегка прощает его и тащит в постель и под венец.а у мужика даже и оправданий нет=и не надо они ей =она ведь его любит!а он за это время уже несколько раз развелся и много связей,но любил типа только ее.не могу понять как такое могла написать женщина,кто в это верит и причем здесь любовь
На вершине блаженства - Камерон Стеллалейла
6.06.2012, 20.59





Лейла багато жінок нашого суспільства саме так роблять люблять на протязі багатьох років і пробачають.Сюжет взятий із життя.Нічого дивного немає,хоча я також проти цього
На вершине блаженства - Камерон Стеллалюда
6.06.2012, 21.52





Лейла! Согласна! Ненавижу такие романы! Он живет, она существует, ожидая его. А если этой встречи не будет? Ее жизнь также бесценна и неповторима, она должна быть счастлива, если не с ним, то с другим. Ненавижу встречи через 8-10-12-15-20-30 лет. Просто ненавижу
На вершине блаженства - Камерон СтеллаЛайм
20.07.2013, 12.47





Не то, не то, не то, не то...... Женщина и 30 и 35 - не то, не то
На вершине блаженства - Камерон СтеллаБелла
20.07.2013, 13.05





Оценила роман на 2-ку. Эта история- бред больного человека, даже если делать скидку на жанр.Персонажи не адекватные,ну даже тени логики нет, еле домучила, уже через главы перепрыгивала. Какая там любовь, разве можно без объяснения бросить любимого человека на 15 лет! Ну и героиня подстать,гордости,самоуважения 0.rnНеприятная книга.
На вершине блаженства - Камерон СтеллаДуся
10.08.2013, 21.28





да нормальная книга..Читать можно..Все романы тут вымышленные.Так что это вот такой своеобразный вымысел про любовь.
На вершине блаженства - Камерон СтеллаОльга
22.09.2013, 19.52





Когда,делать уж совсем нечего -то пойдёт и это)))))) Честно говоря в захлёб не читала(лиш-бы узнать чем закончится)
На вершине блаженства - Камерон СтеллаЕлена
12.11.2013, 18.15





Не зацепило... ни как 3/10
На вершине блаженства - Камерон СтеллаЮлия
22.09.2014, 15.25





МММММММММММММ-даааааааааа-ссссс! Вот не знаю даже, что сказать....
На вершине блаженства - Камерон СтеллаЗлюка-дюдюка
15.05.2015, 18.34





очень.очень .очень . Интрига,любовь чума просто . КРУТО.
На вершине блаженства - Камерон Стеллаксю
10.06.2015, 16.14





Автор продешевила: грязи в этом романе хватило бы на 4 романа, правда, вместо одного героя - суперлоха было бы 4 лоха обыкновенных
На вершине блаженства - Камерон Стелланадежда
26.01.2016, 20.27





Героиня что? живет на необитаемом острове? РобинзонИ? А вокруг ни души (по русски),ни задницы (по-Задорновски-юсовски),чахнет пустоцветом много-много лет! Как любят же писательницы такой бред сочинять!Разве такое бывает в жизни?
На вершине блаженства - Камерон СтеллаЧертополох
26.09.2016, 12.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100