Читать онлайн Мимолетное прикосновение, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Мимолетное прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Вас поймают, мисс. Вот помяните мои слова, непременно поймают. — Гвин, горничная Беллы, заламывая руки, семенила вслед за Линдсей по спальне, то и дело забегая вперед и заглядывая хозяйке в глаза. — А не поймают, так мне же хуже. Вот помяните мои слова. Будет мне на орехи. Если вообще не уволят.
Последняя фраза явно выдавала глубокое убеждение злополучной служанки, что смерть предпочтительнее перспективы лишиться места и остаться без всяких рекомендаций и надежды на новое.
Заглянув в лицо трясущейся от страха девушке, Линдсей взяла ее холодную руку в свои.
Гвин, пойми, я сейчас хочу услышать от тебя только одно.
Да, мисс?
Я могу на тебя рассчитывать? Ты ведь никому не выдашь мои планы на следующие несколько дней? Обещаешь?
О, мисс…
Линдсей внушительно наклонилась поближе к горничной. Ей самой не нравилось то, что она собиралась сказать, но выбора не было.
Гвин, если ты кому что и расскажешь, только себе навредишь. Тебе никто не поверит. Я просто даю тебе шанс помочь мне в одном очень важном деле.
Гвин шумно всхлипнула.
Хорошо, мисс, даю вам слово. — Она поспешно перекрестилась: — Вот вам крест. Ни единая живая душа от меня и полсловечка не услышит.
Замечательно. Тогда поспешим.
В последний миг Роджер и Белла Латчетт отложили визит в Лондон, и это не лучшим образом сказалось на планах Линдсей.
Ой-ой-ой, мисс. Мне страшно. Знаю, я страшная трусиха, но…
Перестань хныкать, Гвин! — прикрикнула Линдсей. Чтобы ни случилось, горничная не должна заподозрить, что хозяйка напугана не меньше ее самой. — Я сто раз это проделывала, и никогда со мной ничего плохого не случалось.
(Если не считать жуткого душевного напряжения — о скольком сразу надо подумать, ничего не забыть, ведь никогда не знаешь заранее, скоро ли снова удастся выкроить несколько дней, чтобы улизнуть из дома.)
Но такой трудный путь, мисс Линдсей. И куда это только вы уходите в такой тайне? — Гвин робко потрогала Линдсей за руку. — И зачем вам непременно идти одной?
Хватит, Гвин. Сейчас не время что-либо объяснять.
И время для объяснений никогда не настанет. Никто и никогда не узнает, зачем, вопреки всем трудностям, Линдсей снова и снова в одиночку пускается в дикие края Бодминмура.
Хаксли. Вспомнив об этом упорном молодом человеке, девушка застыла на месте, судорожно вцепившись в груботканый шейный платок. Нужно что-то сделать, как-то предотвратить ужасную катастрофу, которой может обернуться для виконта свадьба с ней, Линдсей. И она обязательно приложит все силы, чтобы нарушить приготовления Роджера, — о только не сейчас, а попозже, через несколько дней, когда вернется из задуманного путешествия. А может, даже и не здесь, а уже в самом Лондоне, когда дурацкий маскарад начнется по-настоящему. Там-то и будет время показать этому бедненькому, благородному… бедному, симпатичному… Тьфу ты, пропасть, словом, там-то и будет время убедить бедного, очаровательного… Как бы там ни было, а эта свадьба не должна состояться! Ей-то, наивной, казалось, впереди еще долгие годы — когда-то там еще исполнится двадцать пять и она вступит во владение наследством и будет вынуждена вплотную подумать о том, как совладать с Роджером и уладить все то, что надо уладить. Но теперь, сразу же после свадьбы, поместье перейдет во владение ее мужа — во всяком случае, очень на то похоже. Но ведь Роджер ни за что не допустит ничего подобного! Почему, интересно знать, он вообще сразу же не прогнал Хаксли, когда тот явился просить ее руки?
Перед мысленным взором девушки предстало замкнутое, суровое лицо виконта, черные проницательные глаза, в глубине которых поблескивали искорки затаенного смеха… сильные ловкие руки… И как умело эти сильные руки наполняли ее совершенно неведомыми раньше, но такими упоительными ощущениями. Вот бы он никогда-никогда не отпускал ее от себя…
Линдсей вздрогнула. Глупые мечты! Пора покончить со вздорными девическими охами и ахами, распирающими ее грудь всякий раз, как она вспоминает о нежданном женихе. Следовало бы стыдиться (а разве она не стыдилась?!) — своего бессовестного поведения. И подумать только, что два дня назад, в свой последний визит, виконт обращался с ней с таким уважением и добротой. Разве она заслуживает подобного снисхождения? Да не больше, чем любая другая особа с сомнительной репутацией. Какой позор! А он все-таки настаивал, что хочет на ней жениться. Уму непостижимо!
«Сосредоточься!» — одернула себя Линдсей. Ведь еще неизвестно, что задумал Роджер. Мало ли что может быть у него на уме. Одно ясно — он намерен неплохо поживиться на упорном заблуждении Хаксли насчет джентльменского долга. И не менее ясно — сразу же после свадьбы ничего не подозревающий виконт встретит жестокий конец, а сам Роджер останется с набитыми карманами и Трегонитой в придачу. Однако не напутала ли она чего-нибудь, возможно ли, чтобы виконт и в самом деле решил подарить поместье Латчеттам? Неужели Роджер удовлетворился этим обещанием? Девушка поежилась. Нет, нельзя идти на подобный риск.
Занятая своими мыслями, Линдсей машинально натянула пару грязных башмаков, заправила в них мешковатые штаны и застегнула грубый шерстяной жилет.
Ох, мисс, ну скажите, что вы пошутили, — причитала Гвин. — Скажите, что передумали, что вы не станете этого делать.
Невозможно. У меня нет выбора. И мне нужно, чтобы ты отправилась со мной.
Ситуация сейчас сложилась столь сложная, что ее священный долг — на сей раз привезти побольше всяких припасов, а одна лошадь столько не увезет. И отказаться от этого Линдсей не заставило бы ничто на свете. Но одинокий всадник, ведущий в поводу вьючную лошадь, может показаться слишком заманчивой добычей для любого разбойника, что рыщет в тех опасных краях.
Гвин умолкла. Линдсей резко развернулась к ней — и с размаху врезалась в тщедушную низкорослую горничную, чьи приятные, но простоватые черты сейчас выражали лишь крайний испуг, а щеки стали белее снега. Из-под присборенного чепчика на Линдсей взирали широко распахнутые карие глаза.
Гвин, ну что с тобой? Возьми себя в руки.
От… отправилась с вами, мисс? Верхом на лошади? Ах, я не смогу.
Глупая гусыня! Сможешь как миленькая. — И Линдсей указала на смятую груду одежды. — Бери-ка надевай. И никому ни слова. Если спросят, я скажу, ты мой младший брат и немой от рождения.


Линдсей крупно повезло, что среди всего прочего Хаксли снабдил ее мачеху и новой горничной на время проживания в Челси, а Гвин благодаря этому осталась в полном распоряжении мисс Гранвилл.
О, мисс, ну как вы объясните, зачем вы, девушка, обрядились в мужское платье?
В моем голосе есть свои преимущества, — мрачно отозвалась Линдсей. — Надо только хрипло шептать — и никто никогда не усомнится, что я мальчик, но просто ростом не вышел. К нам никто не пристанет. Поторапливайся, Гвин. Путь предстоит неблизкий, а Белла с Роджером вернутся через четыре дня, как только накупят всего в городе.
Наконец, когда Линдсей уже стала отчаиваться, Белла с Роджером все-таки надумали отправиться в Лондон. Роджер заявил, что прежде, чем окончательно перебраться в пресловутый коттедж в Челси, должен его осмотреть. А Белла настаивала на том, чтобы самолично выбрать материалы для новых платьев Линдсей, хотя престарелая деревенская швея уже начала в срочном порядке переделывать для девушки старые наряды Беллы. Линдсей ужасно боялась, как бы в результате, к ее окончательному смущению, не выяснилось, что все виконтовы денежки пошли на новые украшения для его… Она зажмурилась, не в силах даже мысленно назвать себя женой Хаксли, а Беллу — его сводной тещей.
Придя в ужас от одной только мысли об этом, девушка поспешно добавила к своему маскараду последние штрихи: широкополую шляпу и бесформенный серый плащ. Нельзя терять времени, тем более — на пустые мечтания о человеке, чье мужественное лицо и сильное тело словно бы сами собой вторгались в ее сознание всякий раз, как ей случалось на миг отвлечься или зазеваться. Никакой свадьбы не будет — не должно быть, если Хаксли хоть сколько-нибудь дорожит своей жизнью. Но как ей, беспомощной маленькой провинциалке, предотвратить катастрофу?
Пошевеливайся, — поторопила она Гвин, которая так и застыла столбом, не надев еще ни единой вещи из причитающегося ей мальчишеского костюма. — Перед тем как пойдем через топи, надо будет заехать еще в пару мест.
Через топи, мисс? — простонала несчастная горничная. — Что это вы выдумали? Мой брат однажды побывал там и говорит, дорога практически непроходима.
Еще как проходима, если идти, как я поведу, — сурово отрезала Линдсей, хотя и не без внутренней дрожи. — И тебе не придется заходить дальше трактира «Ямайка». Остаток пути я проделаю в одиночку.
Трактир «Ямайка», — взвизгнула Гвин. — Там же кишмя кишат всякие разбойники! Контрабандисты и прочие негодяи.
Линдсей с трудом удержалась от улыбки. Что бы сказала малодушная горничная, узнай, что ее госпожа — пусть и тайно — является одним из тех самых контрабандистов, о которых Гвин отзывалась с таким ужасом.
Переодевайся, — напомнила юная авантюристка. — У меня есть еще дела внизу. Встретимся в конюшне.
Не прошло и часа, как обе девушки — Гвин верхом на Минни, Линдсей на рысаке Беллы — пустились в дорогу навстречу ненастному утру. Трава и торчащие вдоль облетевших живых изгородей сухие стебли подернулись тонкой пеленой инея, над замерзшими лугами витали клочья тумана. Линдсей знала эту дорогу наизусть, не хуже, чем тропу к бухте Солеваров, по которой ей пришлось еще раз проехаться прошлой ночью, чтобы забрать свою долю денег, вырученных предприимчивым Антоном за последнюю партию отличного беспошлинного бренди, проданного охочим до легкой наживы перекупщикам. Теперь в поясе на талии Линдсей, глубоко под плащом и курткой, таился солидный запас золотых монет.
У Беллы водилось в обычае на время своих с Роджером отъездов отсылать большую часть слуг, выходцев из соседней деревни, по домам. Она преподносила это как благородный жест, чтобы дать прислуге возможность отдохнуть. Однако Линдсей давно уже не принимала эти слова за чистую монету. Ведь в это время жалованье никому не выплачивалось, а сэкономленные деньги шли в карман Латчеттам. Тем не менее, несмотря на низменные побуждения миссис Гранвилл, сегодня Линдсей и сама радовалась, что в поместье не осталось лишних глаз и некому будет приглядеть за ней. Даже дворецкий Дидс и кухарка воспользовались отсутствием господ, чтобы без помех заняться своими делами. Дворецкий без тени сомнения выслушал незамысловатую историю, поведанную ему Линдсей. Пожалуй, увидь он сейчас ее с Гвин, дело бы так просто не обошлось.
Пологий подъем привел девушек в облетевшую тополиную рощу. Кора деревьев растрескалась от старости и холода. По ту сторону холма, в укромной лощине, теснилось несколько кособоких домишек.
А сюда-то нам зачем, мисс? — спросила Гвин, наклонившись в седле и держась не столько за уздечку, сколько за гриву бедняжки Минни.
Тихо, — оборвала Линдсей, погруженная в раздумья о том, что ждало впереди. — Я же тебе говорила, перед дорогой мне надо еще кое-что сделать.
А я думала, мы уже выступили в дорогу, — жалобно пискнула горничная.
Линдсей сжалилась над страдалицей.
Ну разумеется, выступили. Я просто имела в виду, что по-настоящему почувствую себя в путешествии, лишь когда мы выберемся за пределы поместья. Наберись немного терпения, пока я не повидаюсь кое с кем из арендаторов.
Похоже, Гвин наконец осознала, что чем меньше болтать, тем скорее пойдет дело. Вскоре Линдсей поймала себя на том, что ежесекундно оглядывается, проверяя, не сбежала ли втихомолку ее спутница. И каждый раз Гвин храбро махала рукой в ответ, но тут же снова судорожно вцеплялась в гриву лошадки.
Поравнявшись с вереницей домишек, Линдсей заскользила от двери к двери, обмениваясь с каждым арендатором парой коротких дружеских слов. Гвин она велела держаться чуть поодаль, чтобы та не видела, как из ее рук в руки крестьян переходят щедрые порции золота в обмен на обернутый в холстину окорок, бочонок селедки, отрез теплой шерсти, мешок муки или горшок маринованных овощей.
Наконец, когда обе лошади были до предела навьючены драгоценной поклажей, Линдсей добралась до маленького опрятного домика бабушки Уоллен, вокруг которого в два ряда тянулись аккуратные грядки. Весной здесь благоухало море цветов — бабушка и ее глухая дочь Джоси продавали их на рынке.
Бабушка уже ждала у дверей, зорким взглядом оглядывая Линдсей, Гвин и нагруженных лошадей.
— Неприятности? — спросила она, впуская девушку в комнатку с плотно утоптанным земляным полом. В неровном каменном камине потрескивало пламя, на столике у очага стыли кукурузные лепешки. Джоси, склонившаяся над прялкой крестьянка уже не первой молодости, подняла голову и радостно улыбнулась вошедшей. Несмотря на вопиющую нищету, висевшие на стенах охапки ароматных сухих трав и цветов, яркое стеганое покрывало на старенькой кровати и неиссякаемая жизнерадостность хозяек делали бедную хижину матери и дочери Уоллен приятным и согревающим душу уголком.
Отвернувшись от дочки, старушка в упор поглядела на Линдсей.
— Что-то неладно с…
— Нет! — Линдсей многозначительно кивнула на стоявшую у выхода Гвин. — Там все в порядке. Я сама сейчас как раз туда еду. Но не знаю, когда смогу выбраться в следующий раз, так что надо все хорошенько организовать.
— Что случилось? Он что-то пронюхал? Линдсей вздохнула.
— Слава Богу, нет. Но почти так же ужасно. Мне сделали предложение, и Роджер сказал, я помолвлена.
Бабушка нахмурилась.
— Но…


— Сейчас не время. Пожалуйста. Мне удалось собрать не так уж много припасов, но я принесла тебе вот это… — Она вручила старушке тяжелый кошель, при виде которого та снова нахмурилась. — Пожалуйста, не спорь и ни о чем меня не расспрашивай. Только пообещай, что в случае необходимости сумеешь вместо меня пробраться в Бодмин-мур и прислать мне весточку, если я буду нужна там.
Где ты будешь? Как я тебя…
Тише. Не волнуйся ты так. Я позабочусь, чтобы ты знала, где я. Если совсем уж не обойтись, используй в качестве гонцов Сару Уинслоу или Калвина. Калвин ничего не боится и непременно разыщет меня, если сама Сара не сможет. Но смотри не проговорись никому о нашей тайне. А теперь мне пора.
Когда они с Гвин снова поскакали прочь, оставив встревоженную бабушку Уоллен стоять на пороге, у Линдсей стало легче на душе. Не хотелось взваливать подобную ношу на плечи старой женщины, но зато теперь девушка была уверена, что предприняла все возможное на случай, если в следующие несколько недель случится что-то непредвиденное.
К поклаже, навьюченной на бедных лошадок, добавилось еще несколько тюков с драгоценными травами и отварами бабушки. Их можно было использовать двояко — продать, если кончатся деньги, или пустить в дело, если кто-нибудь заболеет. К наступлению темноты Линдсей уже выбралась на последний отрезок пути до топей. Земля покрылась свежевыпавшим снегом, путницам приходилось нагибать голову, чтобы хоть как-то уберечь лицо от резкого ветра пополам с ледяной крошкой. Последнюю короткую передышку они устроили на мельнице, где их встретила молчаливая, но честная чета, обрадовавшаяся приезду Линдсей даже больше, чем щедрой плате за купленные у них несколько мешков с зерном.
Наконец впереди тускло засветился фонарь и из тьмы показались очертания приземистого длинного строения. То был трактир «Ямайка». Линдсей подстегнула коня. Здесь она собиралась оставить Гвин, доверив ее попечению трактирщика и его жены — людей хотя грубоватых и неотесанных, но порядочных и добросердечных. Остаток пути ей предстояло проделать одной. Вопреки гнетущей девушку постоянной озабоченности и неясной печали, при мысли о тех, кого она встретит в укромном маленьком домике неподалеку от озерца Доузмари, сердце ее забилось чаще и веселее.
— Мисс Линдсей! Ой-ой, мисс Линдсей! На помощь! — Вопль Гвин окончился сдавленным визгом, и Линдсей развернула своего рысака как раз вовремя, чтобы увидеть, как какой-то забулдыга в черном стаскивает маленькую горничную со спины Минни.
Не успев даже подумать, девушка решительно поскакала на выручку. Грабитель обернулся, крепко сжимая извивающуюся и брыкающуюся Гвин.
— А ну слезай с лошади, — завопил он. — И не подходи близко, не то твой приятель умрет.
Линдсей резко осадила коня.
— Конечно. — В ушах девушки бешено стучала кровь. — Отпусти… пожалуйста, отпусти его. У него нет ничего, что тебе пригодилось бы.
Разбойник сильнее стиснул несчастную Гвин и загоготал противным, похотливым и булькающим хохотом.
— Не скажи. Судя по тому, что я нащупал, мне тут найдется чем поживиться. Но чуть позже. Делу время, потехе час. С потехой придется подождать, пока я не заберу вас и ваш товар куда-нибудь подальше, где нас никто не найдет. — Он снова загоготал и потянулся к Линдсей. — Сейчас я вас аккуратненько свяжу и отправлюсь к напарнику. Вот уж не ждали сегодня ночью напасть на такое сокровище. Пара премилых курочек, которых как раз пора пощипать. А ну-ка подходи, — и он поманил пальцем Линдсей.
Конечно, она могла бы убежать, но нельзя же бросить Гвин в лапах этого негодяя. Соскочив на землю, девушка медленно направилась к ним, на ходу запустив руку в карман.
Мой младший брат болен, — начала она, стараясь, чтобы не дрожал голос. — Отпусти его. Уверен, мы сможем как-нибудь договориться.
Фу-ты ну-ты, — затряс головой бандит. — Какие мы сильные да храбрые, а? Младший братец, скажите пожалуйста. У маленьких братцев не бывает того, что тут у меня под рукой.
Гвин снова завизжала, и Линдсей отчаянно рванулась к ней — но напрасно. Ловко перехватив ее бросок, разбойник пребольно вывернул ей руку.
— Не рыпайся, а не то твоей подружке каюк, — предупредил он. — Раз уж вас двое, так тем лучше для нас. Мы с напарником сможем и поменяться. — С этими словами он запустил руку под плащ девушке и, нашарив грудь, сжал ее. — Ох ты, Господи! С тобой, красотка, нам уж точно повезло.
Пусти! — Что бы ни задумал этот негодяй, но, без сомнения, лучше смерть, чем подобная участь. Если не предпринять чего-нибудь, причем немедленно, им с Гвин уже не спастись. — Пусти, тебе говорю!
В ответ бандит лишь сильнее стиснул ей грудь и, выпустив Гвин, ухватил Линдсей обеими руками, разрывая ее рубашку. Он тяжело пыхтел, грязное дыхание обжигало Линдсей лицо.
Рука его потянулась к поясу штанов девушки.
— Нет, мне невтерпеж. Набей получит свою долю, когда я закончу.
Сглотнув тошнотворный комок в горле, Линдсей вынула руку из кармана.
— Кто-то идет, — с убеждением в голосе проговорила она
Негодяй поднял голову — и тут же в глаза ему полетело все содержимое кулака девушки.
Его громкие вопли наконец-то привлекли помощь из трактира. Сквозь тьму послышались ответные крики, закачались факелы спешащих на выручку людей.
— Сюда! Сюда! Скорее!
Одним рывком поставив на ноги рыдающую и ничего не соображающую Гвин, Линдсей поспешно поправила одежду.
В считанные секунды на месте происшествия оказался рослый человек, в котором она узнала Дензила Молетта, трактирщика, с разношерстной компанией дюжих молодцов.
Кто это? — Подняв фонарь над головой, Дензил воззрился на Линдсей. — Ага, маленькая мисс. А кто это с вами?
Это… это мой друг. Я была бы очень признательна, если бы вы приглядели за… гм… ним, пока меня не будет. Я вернусь через день.
Что ж, — Дензил понимающе оглядел Гвин и переключился на разбойника, все еще корчившегося на снегу у их ног. — А это у нас что за птица? Никак приятель Набей? — Он пинком перекатил разбойника на спину. — Ну точно, он самый. Предупреждал же я его, что будет, если он осмелится снова показаться в наших краях.
Воздух огласила очередная серия воплей. Нагнувшись, Дензил оторвал руки негодяя от лица, усмехнулся и, выпрямившись, захохотал во весь голос.
— Следовало ему быть умнее и не связываться с вами, мисс Линдсей. И где это вы научились такой штучке?
Прежде чем ответить, девушка снова вскочила в седло и взяла Минни за повод.
— Прочла, Дензил. Знаешь, библиотеки — полезнейшая вещь. Особенно книги про путешествия по всяким опасным местам. В каком-то романе про одну даму я вычитала, что были такие разбойники, они швыряли своим жертвам в лицо смесь табака и перца, а потом убегали, унося с собой их добро.
Мужчины засмеялись. Линдсей попыталась напустить на себя высокомерный вид.
Ну конечно, я не собиралась никого грабить. Просто подумала, что на всякий случай… И, надо сказать, это пришлось как раз кстати. — Она ударила пятками коня по бокам. — Пожалуйста, позаботьтесь обо всем, пока я не вернусь.
Разумеется, мисс. Будьте спокойны, — сказал Дензил ей вслед. — Но вы уж и храбрая. Всякому следовало бы знать, на что он напрашивается, когда пристает к мисс Линдсей.
Медленной рысью отъезжая прочь по узкой каменистой тропе, ведущей от трактира к озеру Доузмари, Линдсей все еще слышала за спиной отчаянные вопли своего недавнего обидчика. Хорошо, что Дензил и его дружки, считавшие ее такой храброй, не видели, как стучали у нее зубы при одном воспоминании о пережитом ужасе.
Когда путешественница достигла озерца, снег прекратился. Ясная луна, выглянув из-за туч, лила серебристый свет на странно-спокойные воды, куда, согласно древним легендам, сэр Бедивер бросил Экскалибур по повелению короля Артура. Впрочем, сейчас Линдсей было не до того, чтобы вспоминать предания минувших лет или хотя бы даже любоваться давно знакомым пейзажем.
Наконец она увидела цель своего путешествия. Как и всегда, в окошке опрятного домика, стоящего на укромной полянке, приветливо мерцал огонек. Милая старенькая нянюшка Томас каждый вечер зажигала лампу в окне «просто на всякий случай». То есть на случай неожиданного приезда Линдсей. Лунное сияние серебрило горбатый сугроб на черепичной крыше домика, ветви кустов и небольшой хлев, где нянюшка держала корову и кур.
Оставив лошадей у двери, Линдсей торопливо постучалась и вошла внутрь.
— Боже мой! — Высокая худощавая женщина, вынянчившая в свое время Линдсей и ее брата Уильяма, порывисто вскочила из кресла-качалки перед очагом и бросилась к девушке с распростертыми объятиями. Лицо ее раскраснелось от радости. — Линдсей! Ну, наконец-то! Я ждала тебя уже два дня назад.
— И зажгла лампу в окошке. — Линдсей, улыбаясь, прижалась к груди нянюшки Томас — той самой груди, на которой всегда находила утешение и понимание в детстве. — Мне пришлось задержаться. Произошли кое-какие события, причем неприятные. И теперь у меня на все про все есть всего одна ночь. А утром уже придется уезжать.
— Но…
— Нянюшка, ну пожалуйста, не спорь. Мне так много надо тебе рассказать. И надо на всякий случай придумать, что делать.
— На какой еще всякий случай?
— Ну не гляди на меня так испуганно. Все будет хорошо. — Как же Линдсей хотелось самой в это верить! — Нельзя терять времени. Но прежде чем мы поговорим, дай мне поглядеть на него.
Снова улыбнувшись, няня прошла в угол комнаты и отдернула занавеску, загораживающую колыбельку.
— Иди полюбуйся. Он стал еще красивее и с каждым днем все больше похож на тебя.
Сглотнув от волнения, девушка склонилась над спящим малышом, которому скоро предстояло встретить свой второй день рождения.
— Да, Джон хорошеет не по дням, а по часам. Роджер ни за что не должен узнать о его существовании. Ведь если он только узнает…
Нянюшка ободряюще пожала руку своей воспитанницы.
Роджер никогда его не найдет. Пока мальчик не вырастет и не сможет сам вышвырнуть вон этого гнусного негодяя и потребовать то, что принадлежит ему по праву.
Так и будет, — негромко поклялась Линдсей, втайне желая убедить в этом не столько няню Томас, сколько себя саму. — Я должна любыми способами сдержать обещание, которое дала Марии перед ее смертью. Ведь это Роджер приказал убить ее мужа… моего милого брата…
Боль, охватившая ее при воспоминании об Уильяме и его нежной ласковой жене, заставила девушку умолкнуть. Уильям женился на Марии втайне от отца и скрывал брак, поджидая благоприятного времени, чтобы во всем признаться родным. Теперь Линдсей была благодарна судьбе за то, что это время так и не пришло, ибо только завеса глубочайшей тайны спасла жизнь крохотного создания, мирно спавшего сейчас в своей колыбельке в этой ветхой хижине. Девушка осторожно коснулась рыже-золотых кудрей мальчика.
О чем задумалась, деточка? — тихо спросила няня.
О том, что Роджер еще заплатит за все свои злодеяния. Он не узнает о том, что у Уильяма остался сын. Не узнает, пока Джон не потребует Трегониту назад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла



сюжет интересний, но манера написания автора мне очень понравилась. Очень много сцен, где герои смотрятся по-идиотски. А так вцелом читать можно.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаМарина
27.06.2013, 17.42





С удовольствием прочитала этот роман,г.г стандартный мачо,а вот г.г.прекравсна и очень интересна.Думаю,что,когда-нибудь перечитаю зту книгу.Читайте ,наслаждайтесь и не судите очень строго.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаРАЯ
15.01.2014, 7.55





Немного накручено ... Г.г наивна уж очень ..а в целом неплохо . 8/10
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаVita
20.01.2014, 11.53





Мне понравилось, читайте.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаКэт
13.07.2014, 11.01





Красиво.Вкусно. Читайте.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаЛюдмила
15.07.2014, 0.25





Роман понравился, интригующий, насыщенный событиями, замечательные герои. Читайте, скучать не придется.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаТаня Д
7.12.2014, 14.18





Очень приятный роман. Мне понравился.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаОльга
20.11.2015, 21.26





Не скажу , что я в восторге от романа , но прочла . Не зацепил.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаВикушка
10.12.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100