Читать онлайн Мимолетное прикосновение, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Мимолетное прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Отдаленный рокот грома не заставил Линдсей передумать. Милая старушка Минни, гнедая кобылка, много лет верой и правдой служившая девушке, упрямо отказывалась передвигаться быстрее, но всадница все равно нашептывала лошади всякие ласковые словечки, умоляя хоть чуть-чуть прибавить ходу.
День, проведенный с Сарой в доме священника, окончился довольно неожиданно. Вдоволь начитавшись романов из «тайного» собрания преподобного Уинслоу, девушки выпили с ним чаю. Именно поэтому Линдсей и пребывала сейчас в таком волнении.
До викария успели уже дойти вести о «новом госте наших краев», виконте Хаксли, и за чаем добрый старик вскользь поведал кое-какие подробности о прошлом виконта. Он говорил, как всегда устремив карие глаза куда-то вдаль и не ведая, что каждое его слово для Линдсей подобно взорвавшейся бомбе. Подыскав удобный предлог, чтобы откланяться, девушка вознамерилась немедленно посетить дальний дом.
Кто бы мог подумать, что у них с виконтом столько общего. Еще с первой встречи Линдсей ощутила, что их связывают некие невидимые узы, но только теперь поняла, какие именно. Если Хаксли позволит, она непременно попытается ему помочь.
Минни неторопливо взбиралась на вершину голого холма в нескольких милях от Трегониты. Отсюда уже открывались вершины деревьев возле дальнего дома. При виде струйки дыма над трубой Линдсей охватила странная смесь радости и неясных опасении.
Похоже, виконт уже въехал. Скорее всего, она застанет его дома.
Фыркнув, Минни так же неторопливо побрела вниз, время от времени останавливаясь, словно совсем позабыв, куда держит путь.
— Вперед, Минни, вперед, — ласково понукала ее всадница. — Давай, старушка, мы почти у цели.
По небу снова прокатился гром, но вместо ожидаемого перед грозой затишья налетел порывистый ветер, захлопал подолом зеленой амазонки Линдсей. Девушка знала, что зеленое ей не очень-то к лицу, но Белла всегда приказывала перешивать для падчерицы свои старые наряды. Зато зеленая шляпка в пару к амазонке была совсем новенькой, и Линдсей нравилось спадающее на ухо пышное перо.
Двухэтажный дом из белого камня с черепичной крышей, стоял на опушке леса, откуда открывался великолепный вид на море. Вокруг царило полнейшее запустение. Единственным признаком жизни был вьющийся над кровлей дымок.
Теперь уже никто и не помнил, зачем именно в свое время выстроили коттедж, но Уильям когда-то обожал этот укромный уголок, и Линдсей приходила сюда, сохраняя память о брате. Не доезжая нескольких ярдов до покосившейся двери, она натянула поводья и на миг застыла в седле. На глаза навернулись слезы. Сколько воспоминаний об Уильяме связано с этим домом! Сюда он приходил тайком встречаться со своей ненаглядной Марией.
Но сейчас некогда было предаваться воспоминаниям. Следовало сделать то, что любая девушка с добрым сердцем сделала бы для одинокого гостя, у которого, наверное, тоже накопилось немало печальных воспоминаний.
Удачно вышло, что она услышала о его злоключениях именно сегодня и могла незамедлительно поговорить с ним. Ведь позже будет уже не до того. Вечером надо встретиться с Антоном и взять у него свою долю денег — они понадобятся завтра. Завтра? Ах да, завтра — грядущий день обещает ей несколько счастливых часов, величайшую радость в ее жизни… после опасностей, что всегда ждут на пути от Трегониты к ветхой лачуге на Бодмин-мур, невдалеке от трактира «Ямайка».
Линдсей уже две недели ждала, когда Роджер наконец снова соберется в Лондон и возьмет с собой Беллу. Но завтра они все же уезжают. И едва карета скроется за воротами, как Линдсей скажет Дидсу, что собирается погостить пару деньков у викария, и отправится в дорогу, но не на старенькой Минни, а на рысаке Беллы. Хорошо, что Белла всегда берет с собой в Лондон Гвин, их общую горничную.
Сара знала о тайных вылазках подруги, но полагала, что Линдсей уезжает лишь с целью отвезти немного продуктов кому-то из дальних арендаторов. А Антон вообще не знал об отлучках своей юной сообщницы. Ему и не полагалось ничего знать, она ведь обещала, что будет свято хранить тайну.
Но все это могло подождать до завтра, сейчас перед девушкой стояли другие задачи. Соскользнув со спины кобылки, он отвязала от луки седла корзинку. Ох, как ей подойти к виконту? Что сказать? Не рассердится ли он на такое бесцеремонное вторжение?
Ничего, она ведь храбрая. Антон всегда так говорит, а он-то ее хорошо знает… Увидев в ветхой конюшне сбоку от дома вороного красавца по кличке Рубака, Линдсей отбросила страх, поднялась на низенькое крыльцо и постучалась.
В ответ не раздалось ни звука — ни голоса, ни шума шагов.
— Милорд, — негромко окликнула девушка, скребясь в дверь.
Может, он ушел в лес за хворостом? Хотя вряд ли виконты сами собирают хворост. А вдруг он спит? Нельзя же его будить.
Нахмурившись, Линдсей нервно теребила свисавший со стены побег виноградной лозы. А с другой стороны, вдруг виконт не спит, а заболел?
Прижав кулачок к груди, она усиленно соображала, как поступить. На третий ее стук ответа снова не последовало, на дверь под рукой вдруг поддалась.
Нерешительно войдя внутрь, девушка оглядела просторную гостиную. В очаге, отбрасывая веселые светлые искорки, ярко полыхал огонь. Немногочисленная мебель — всякая рухлядь из Трегониты — стояла на обычных местах. У окна — обшарпанный стол, в центре комнаты — обеденный стол с четырьмя стульями, перед камином — диван и два кресла, обитые выцветшим персиковым шелком. На полу лежало несколько шкур. Однако каких-либо вещей самого виконта видно не было.
Линдсей на цыпочках прокралась к двери в необжитую кухню. Там было пусто, промозгло… и ужасно грязно! Наверх девушка подниматься не осмелилась. А может, снова выйти и подождать на крыльце, пока виконт сам не появится? А потом быстренько все ему сказать и ехать домой.
Точно! Так она и поступит.
Остановил ее какой-то слабый звук. Стон? И тут Линдсей заметила, что из-за ручки дивана, стоящего перед камином спинкой к двери, торчит сапог. Да-да, до блеска начищенный черный сапог.
Поднявшись на цыпочки и затаив дыхание, девушка осторожно прокралась к камину и заглянула за спинку дивана. О Господи! Она едва успела зажать себе рот, чтобы сдержать возглас удивления.
Прямо перед ней лежал виконт Хаксли — теперь она знала его полное имя: Эдвард Ксавье де Уорт. Он растянулся на спине, закинув одну руку за голову, а вторую уронив на пол. Виконт крепко спал.
Вся трепеща, Линдсей осторожно обогнула диван и заглянула в лицо к спящему. Вид у него был вовсе не больной. Честно говоря, вид у него был… потрясающий. Вот только подбородок каким-то слишком черным. Но это, сообразила Линдсей, что виконт давно не брился. Она ведь видела, каким бывал по утрам Уильям, и тот ей все объяснил. Густые длинные ресницы молодого человека покоились на щеках, а уголки тонко черченных губ слегка загибались вверх.
Свесившаяся с дивана рука была очень большой, но изящной и аристократической. Он и весь был таким — изящным и аристократическим… но просто огромным. Нервно сглотнув, Линдсей попятилась. Белая рубашка Хаксли с кружевным жабо была расстегнута до самой талии. На широкой груди виконта отчетливо выступали твердые мускулы. Покрывавший ее черный пушок золотился в отсветах пламени. Сердце девушки забилось чаще. Светлые рейтузы виконта плотно обтягивали стройные сильные ноги — такие же сильные стройные ноги Линдсей видела на картинках с изображением борцов. Широкие отвороты сапог из буйволовой кожи столь туго прилегали к икрам молодого человека, что сразу же становилось ясно, почему он завалился спать, не удосужившись разуться.
Похоже, он очень устал после путешествия из… откуда он там ни приехал сегодня. И, судя по запустению в кухне, даже не перекусил с дороги. Линдсей от души порадовалась, что захватила с собой корзинку с провизией. Сейчас она отправится прямиком на кухню и проверит, сможет ли вспомнить уроки старой кухарки. Как там готовится жаркое? В корзинке как раз сыщется кусок баранины и немного овощей. Так, что еще? А да, побольше воды.
— Постой, не уходи.
Вскрикнув от ужаса, девушка подпрыгнула… и выронила из рук корзинку — прямо на виконта.
— Боже мой! Какая же я неловкая! Все так говорят.
Она торопливо принялась собирать рассыпавшиеся по белоснежной рубашке картошку и репу. Слава небесам, хоть не выпали баранина, сыр и ломоть фруктового пирога.
А ну-ка хватит! — Сильная рука ухватила Линдсей оба запястья сразу, и, к своему ужасу, девушка уселась прямо на живот виконту Хаксли.
По всему ее телу пробежала горячая волна, но Линдсей не смела шелохнуться.
Все еще сжимая ее запястья, виконт приподнялся на локте, и от этого движения пленница плавно соскользнула с его живота на сиденье дивана.
— Простите, — пролепетала она, — я не хотела вас пугать. Я просто принесла… — И она жалобно кивнула на овощи, теперь разлетевшиеся по всему полу вокруг корзинки. — Я услышала, что вы здесь, и подумала, что могу для вас что-нибудь сделать.
Хаксли молчал, не спуская с нее серьезных глаз.
Набрав полную грудь воздуха, девушка продолжала: Когда я услышала о вашем приезде, то подумала — может, вы забыли позаботиться о припасах и о том, чтобы кто-нибудь тут вам все расчистил и убрал и вел хозяйство. Я просто хотела по-соседски присмотреть, чтобы человек, тем более новый в наших краях, был хорошо устроен, а уж особенно если он такой… ну, то есть не привык сам управляться со всякими домашними мелочами.
— По-соседски? — Виконт лениво улыбнулся. — И кто вам это объяснил? Ваш сводный брат?
Линдсей заворожено глядела на него. Просто удивительно, как хорошо она запомнила этот голос — глубокий, очень глубокий, но вместе с тем мягкий и ровный. Он даже немного пугал ее — хотя она сама толком не знала почему.
Так кто же научил вас, как приветствовать гостей, чудесное видение? — продолжал Хаксли. — Кто был вашим наставником в правилах хорошего тона? Матушка?
По лицу девушки скользнула легкая тень. Нет. Мама умерла во время родов. А у моей мачехи — она всегда добра ко мне — никогда не хватает времени поучать меня. Папочка всегда позволял мне посещать уроки у преподобного Уинслоу. Его преподобие очень хороший учитель, он и до сих пор отвечает мне на все вопросы.
— Насколько я понимаю, преподобный Уинслоу — это батюшка мисс Сары Уинслоу?
Линдсей кивнула. Девушке сделалось еще неуютнее. И угораздило ее допустить ту злосчастную ошибку, когда виконт впервые приехал в Трегониту!
— А отважный офицер мисс Уинслоу до сих пор так и не появился?
Не сдержав улыбку, Линдсей покачала головой.
Нет. Вы, должно быть, считаете меня полной дурочкой. Я вас не виню.
— Как благородно с вашей стороны. Вы, верно, очень милы и добры, но я никогда не считал вас дурочкой.
Не в силах больше выносить его взгляд, Линдсей потупилась. Что бы он сказал, узнай, какая она способная лгунья?
Секунды уносились одна за другой, а виконт все так же не сводил с девушки своих черных глаз. Линдсей беспокойно заерзала. Не то чтобы она смущалась или робела, но отчего-то вдруг остро осознала, как близко они сидят на диване — почти вплотную, касаясь друг друга… и еще она неожиданно ощутила, как в ней разгорается какой-то странный, незнакомый жар.
Когда вы вошли, я спал, — наконец, нарушил молчание Хаксли.
— Знаю. Мне так жаль, что я вас разбудила.
— Почему?
Рука, сжимавшая ее запястья, шевельнулась, накрыла ладони девушки и крепко прижала их к широкой груди виконта! Линдсей стало еще жарче.
— Я… сама не знаю. Наверное, потому, что у вас был очень усталый вид, и мне хотелось, чтобы вы отдохнули.
Пальцы ее коснулись шелковистых волосков у него на груди.
Так вы заботились обо мне? О совершенно незнакомом человеке?
Я… — В романах Линдсей неоднократно читала о том, что происходит с молоденькими девушками, оставшимися наедине с бессердечными повесами, но никто толком так и не объяснял ей, как вести себя с мужчинами. Да и, успокаивала она себя, виконт никакой не повеса. Она вздернула подбородок. — Я вовсе не считаю вас совершенно незнакомым человеком. Мне случилось узнать, что у нас с вами много общего. И вы правы, я действительно заботилась о вас… Я… я вообще заботливая, докончила она чуть менее уверенно.
— И что же у нас общего?
Девушка наморщила лоб. Ей предстояла нелегкая задача — объяснить, что она догадалась о причинах, заставивших его искать уединения и поселиться в этом коттедже на отшибе. Но подступать к этой теме надо было крайне деликатно и осторожно, чтобы виконт не заподозрил, будто она усомнилась в его силе духа и способности достойно пережить боль утраты.
— Мы оба… мы оба благородные люди, способные глубоко чувствовать.
Неплохое начало.
— Уверен, что насчет себя вы правы, чудесное видение. Но что дает вам повод судить так обо мне?
Линдсей попыталась выдернуть руки из его хватки. Напрасно.
— Вы ведь не выдали меня Роджеру, когда я так глупо ошиблась, — выпалила она единым духом. — Вы почувствовали, что у меня будут огромные неприятности, если он узнает всю правду о нашей встрече.
Девушка сама понимала, что оттягивает время, боясь того, что собирается сказать, — но даже самым храбрым людям требуется некоторое время, дабы собраться с мыслями. Виконт резко сел на диване, выпустив руки Линдсей.
— А что, Латч… ваш сводный брат наказал бы вас? Лицо его словно окаменело. Линдсей даже испугалась. Не стоило, наверное, заводить речь о Роджере. И не потому, что она испытывала к сводному брату уважение или сестринскую преданность, — совсем нет, просто жизнь научила ее предельно осторожно относиться ко всему, что касалось Роджера Латчетта.
— Понимаете, Роджер ведь мой опекун. И он очень серьезно относится к своим обязанностям, милорд.
— Не сомневаюсь. Кстати, меня зовут Эдвард.
— Я знаю, — кивнула она, невзначай выдав себя с головой.
— В самом деле? — рассмеялся Хаксли. — Откуда же?
Ах, что она наделала? Ведь необходимо соблюдать условности.
Преподобный Уинслоу сказал. — Линдсей так и замерла, боясь, как бы виконт не начал выяснять, что еще сказал преподобный Уинслоу. Однако тот ничего не спросил.
Я принесла вам немного еды, — промолвила девушка, когда снова обрела силы продолжать. — И еще, я подумала, быть может, вы будете рады, если я посмотрю, нельзя ли, выделить вам кого-нибудь из прислуги, чтобы здесь убирала и стряпала для вас, милорд.
Ну вот видите? — Улыбка его была ехидной, но какой же обаятельной!
Что вижу? — слабо пискнула Линдсей.
;
Я был прав — вы очень добры и благородны. И возможно, не откажетесь называть меня Эдвардом? Хотя бы когда мы одни?
Ох, не следовало им находиться наедине! Как ни была Линдсей проста и неискушенна, но все же прекрасно понимала, что благовоспитанным молодым девицам не пристало проводить время наедине с мужчиной. А уж тем более чуть ли не у него на коленях!
— Мне пора идти.
Хаксли небрежно свесил ноги на пол и уселся бок о бок гостьей.
— Почему же? — Он снова взял ее за руку.
— Потому что… потому… — Ну что бы сказать? Ведь на самом деле ее никто не ждет.
Ну так я и думал. Можете оставаться здесь сколько хотите. И кстати, пока вам не пришла на ум глупейшая идея, будто вы мне мешаете… — Он поднес пальчики Линдсей к губам, но по-прежнему не сводил глаз с ее лица. — Так вот имейте в виду, вы мне абсолютно не мешаете. А вам уже кто-нибудь говорил, какие у вас изумительные синие глаза? И какие они загадочные? Темные и таинственные.
— Нет, милорд. — Внутри у нее все так и сжалось.
— Эдвард?
Девушка затравленно огляделась.
— Эдвард.
Может, если открыть окно, у нее не будет так кружиться голова?
— После нашей прошлой встречи я очень много думал о вас.
— Правда?
— О еще, как много. И знаете, я просто измучился от желания задать несколько вопросов, хотя и не чаял выяснить все так скоро. — Его дыхание щекотало ей пальцы. Наконец он легонько прижал их к губам и опустил ее руку к себе на колено. — Полагаю, вы привыкли к преследованиям поклонников?
О чем это он?
— Н-нет.
— Да бросьте вы. Не надо скромничать. Много ли предложений руки и сердца вы выслушали в прошлый бальный сезон?
— Я… я никогда не посещала бальный сезон, милорд.
— Эдвард.
— Эдвард.
— У вас такой необыкновенный голос, Линдсей. — Хаксли произнес ее имя, точно смакуя его на языке, разделив на два четких, нежных слога. — Низкий… чарующий. Ласкающий слух.
— Спа… спасибо.
Под ладонью Линдсей ощущала твердые крепкие мускулы. Сказать правду, хотя виконт и накрыл ее руку своей, но так осторожно, что девушке не составило бы никакого труда высвободиться. Но она не хотела.
— Просто не могу поверить в свою удачу. Так вы не обручены?
— Нет! — Ну это уже слишком.
Виконт ласково погладил локоны девушки. Движение его было таким быстрым, что Линдсей не успела даже понять, как это произошло.
— А какие у вас мягкие и светлые волосы. Знаете, когда я открыл глаза и увидел, что вы склоняетесь надо мной в отсветах камина, мне показалось, что вы не земной дух, а чудесное видение.
…Никто раньше не говорил ей таких красивых слов…
— Вы прелестно краснеете. — Хаксли коснулся ее щеки. Это едва ощутимое прикосновение опалило ее подобно огню. — Вам скоро двадцать, да, Линдсей? Я не ошибся?
— Откуда вы знаете?
И с чего бы это такой красивый и светский мужчина интересуется, сколько ей лет?
— Я специально узнавал. И просто не могу поверить, вы еще ни с кем не сговорены.
Девушке казалось, будто внутри ее все так и тает, невольно качнулась к виконту.
— Жизнь в Трегоните очень уединенная, ми… Эдвард. И у меня столько дел.
Вот именно, множество важных дел, и забывать о них нельзя. Так почему же ей хочется лишь одного — оставаться здесь, снова и снова ощущать его прикосновения, оказаться в его объятиях? У Линдсей перехватило дыхание.
Хаксли нахмурился и полуобнял ее за плечи.
Вам нехорошо?
Да… нет.
Лицо его было так близко, что она могла разглядеть даже крохотные морщинки, разбегавшиеся от уголков его глаз. Брови у него были густые и прямые — вразлет. Одна из них поползла вверх в безмолвном вопросе.
Девушка понимала, что неприлично так глазеть на мужчину, но разве она могла перестать?
— Значит, преподобный Уинслоу был вашим наставником и в мирских делах? — негромко осведомился виконт, не сводя глаз с ее губ.
— Да.
— И что он рассказал вам про отношения мужчин и женщин?
— Боюсь, я не понимаю.
Эдвард скользнул рукой по шее девушки, провел пальцем вверх до ямочки у нее на подбородке.
— А по-моему, все же понимаете. Признайтесь, вы ведь сейчас что-то чувствуете? Со мной?
Бедняжка затрепетала.
Да.
Я в этом не сомневался. Я сам тоже ощущаю это, а так бывает лишь тогда, когда чувство взаимно. Я никогда не испытывал подобного прежде.
Правда? — Линдсей застенчиво улыбнулась.
— Ты сама невинность. — Виконт засмеялся, но в глазах его не было и тени улыбки. — Ей-богу, воплощение невинности. Я и не верил, что в наши дни еще встречаются такие редкие исключения.
Слова его ставили девушку в тупик.
— Но я очень много читала… Эдвард. Его преподобие говорит, я очень даже много чего знаю, даже больше, чем следовало бы юной леди. Хотя я не так уж и молода.
— Ты еще совершенное дитя, — ласково проговорил Хаксли. — Подумай-ка еще раз. Что говорил твой учитель о мужчинах и женщинах и о том, что происходит, когда они остаются вдвоем?
Линдсей объяло смутное беспокойство. Может, виконт пытается ей что-то втолковать, а она никак не понимает? Но ведь он же не имеет в виду тот пережитый ужас, что роднил их! Она собралась с мыслями.
— Он говорил, что мужчины и женщины очень не похожи друг на друга.
— Какая проницательность!
— Он говорил, есть какой-то… гм… химический элемент, и из-за него, когда мужчины остаются наедине с женщинами, которые им… ну, в общем, нравятся, им хочется согрешить.
Хохот виконта удивил и испугал Линдсей. Она отпрянула, было, но Хаксли удержал ее.
— Согрешить? — Он снова засмеялся, но взял себя в руки. — А славный преподобный отец объяснял тебе, что такое грех?
— Не очень ясно, — совершенно серьезно отозвалась девушка.
— Но, кажется, я и сама знаю.
— Ага. — Нагнувшись ближе, Эдвард прижался щекой к ее щеке. — И скажи, исходя из того, что тебе известно, ты считаешь, что грешить очень дурно?
Его щека была шершавой — восхитительно приятно-шершавой и колючей. Слабея, Линдсей оперлась рукой о широкое плечо виконта.
— Ну наверное, нет. Разумеется, если мужчина и женщина… небезразличны друг другу.
— В одном его преподобие прав. Ты очень много знаешь — по крайней мере в этом вопросе, мое дивное видение. — Он приподнял ей подбородок, так что она была вынуждена смотреть ему прямо в глаза. — А тебе не хотелось бы погрешить со мной? Самую малость, просто чтобы понять, как тебе это понравится?
— Я… — Потеряв дар речи, девушка только и смогла, что открыть рот, жадно ловя воздух.
В следующий миг Эдвард уже целовал се. Линдсей уперлась ладонями ему в грудь, но стальные руки, обвившиеся вокруг нее, подавили возможность какого-либо сопротивления. Девушка со слабым стоном закрыла глаза и вновь открыла их, лишь почувствовав, что его губы ритмично двигаются, плотнее прижимаясь к ее губам.
— Ну как, ты еще не хочешь, чтобы я остановился? — поинтересовался Эдвард, нежно поглаживая ее за ухом и приподнимая золотистые локоны, чтобы прочертить дорожку жарких поцелуев вниз по ее шее. — Я слышал, что далеко не каждой женщине нравится грешить.
Продев руку ему под рубашку, девушка скользнула ладонью вверх по могучей груди и, обвив виконта за шею, робко запустила пальцы ему в волосы.
— А мне, кажется, очень нравится.
— Какая у тебя горячая ладошка. — Эдвард прижался губами к уголку ее рта. — Давай-ка я помогу тебе снять жакет.
Напрочь потеряв способность соображать, Линдсей безропотно позволила Хаксли расстегнуть ряд пуговок у нее на груди, а когда он начал стягивать с нее жакет, даже сама подставила руки, чтобы ему было удобнее. Справившись с жакетом, виконт развязал ленты у нее под подбородком и медленно снял с девушки шляпку.
— Дай я на тебя полюбуюсь. — Вместо того чтобы снова прижать Линдсей к сердцу, на что она втайне надеялась, он чуть отодвинул ее от себя, нежно поглаживая обнаженную кожу ее рук ниже коротких присборенных рукавов. — Какая же ты красавица. Его взгляд — восхищенный, жаркий — усиливал то непонятное, призывное томление, охватившее Линдсей и волной поднимающееся откуда-то из глубин ее существа. Может, она слишком испорченная? В некоторых из прочитанных ею романов упоминались какие-то «дурные женщины», хотя она не совсем понимала, что означают эти слова.
Эдвард осторожно опустил ее на мягкие подушки дивана и склонился сверху.
Мне никогда не надоест смотреть на тебя вот так. Сердце ее билось столь громко и часто, что девушке чудилось: виконт просто не может не услышать!
Ты ведь не боишься меня, правда, Линдсей? Она покачала головой:
О нет.
О да! Она боялась до полусмерти — но не столько Эдварда,
сколько себя самой.
— Вот и хорошо. Я бы ни за что не хотел напугать тебя. Он снова медленно прильнул к ее губам, но на сей раз более настойчиво. Зубы его легонько прикусили нижнюю губу девушки. Линдсей сладко вздохнула и поудобнее изогнулась под его сильным телом.
— Милая моя, — бормотал он. — Ты прелесть. Пальцы его ласково поглаживали атласную кожу девушки у самого выреза платья. Линдсей едва дышала. Но, наверное, думала она, все так и должно быть? Эдвард ведь сказал, что не хочет ее пугать.
Он прижимался к ней все сильнее. Его рука будто невзначай скользнула под вырез.
— Эдвард! — вскрикнула девушка.
— Да? — В глазах его сверкали яркие искры — Что такое, мое дивное видение?
Но он не дал ей ответить, закрыв рот очередным поцелуем. Линдсей ощутила, как его язык проник между се губ, но вместо ужаса испытала лишь все нарастающий восторг и пылко выгнулась навстречу виконту.
— Да, Линдсей, да. — Эдвард шутливо ущипнул девушку за подбородок, и она почувствовала, как он возится со шнуровкой на лифе ее платья. — По-моему, ты готова погрешить еще немножко.
Не успела Линдсей понять, что он делает, как почувствовала прохладное дуновение на своей груди. Девушка инстинктивно попыталась прикрыться, но Эдвард ловко перехватил ее руки и прижал к дивану.
— Не волнуйся, — шепнул он. — Ты прекрасна и просто создана для этого… со мной. Скоро ты все поймешь. Доверься мне.
Линдсей бессильно поглядела на склонившуюся над ее грудью макушку Эдварда. Разметавшиеся по белоснежной коже черные кудри подрагивали в такт движениям виконта. Девушка попыталась высвободиться, но он словно бы даже и не наметил. И вдруг на нее нахлынули такие восхитительные ощущения, что Линдсей не сдержала крика. В ответ на этот крик губы Эдварда стали требовательнее, язык нашел внезапно отвердевший сосок и приник к нему.
«Нет!» — хотелось закричать ей, но, рассудку вопреки, она еще более страстно прижалась розовым бутоном к его губам, ища утоления своей жажды, пылкого желания… и чего еще? Тело ее настоятельно молило о чем-то большем — но о чем? Линдсей не знала.
— Да. — Голос Эдварда странно переменился. — О да, мое маленькое сладострастное видение — какая дивная грудь, какое изумительное тело. Я и не смел, надеяться, что ты окажешься именно такой.
Слова его казались Линдсей бессмысленными, но сейчас она ничего не соображала.
Осторожно продев руку ей под колени, Эдвард уложил совершенно беспомощную девушку на кушетку и плавно подтянул вверх подол ее юбки. Складки пышными сборками легли вокруг бедер Линдсей, и девушку обжег новый порыв безрассудного, опаляющего желания. Она крепко ухватилась за руку виконта.
— Положись на меня, — негромко рассмеялся он. — Позволь показать тебе, каким сладким бывает грех.
Девушка задыхалась, Эдвард подложил одну из подушек ей под спину; груди ее, устремленные вверх, свободные от каких-либо покровов, словно сами просили его о ласке — и он внял этому безмолвному призыву. Скоро Линдсей показалось, что она вот-вот умрет от невыносимого наслаждения, но виконт снова легонько прикусил один из розовых упругих бутонов — и все ее тело, каждый нерв, каждая клеточка, вздрогнуло от нового, еще не испытанного ощущения.
Она изо всех сил вцепилась в плечи Эдварда, впиваясь ногтями в разгоряченную влажную кожу.
— Нет! — отчаянно взмолилась она, извиваясь в тщетных попытках обрести свободу.
Тише, тише, глупенькая, — задыхаясь, возразил он. — С тобой ничего плохого не случится. Ты лишь получишь удовольствие.
Не-е-ет, — простонала она, но свет уже мерк в ее глазах. Сильные ловкие пальцы Эдварда скользнули между ее ногами, осторожно прикасаясь к мягкой плоти, ища дорогу именно к тем уголкам тела, что наиболее страстно жаждали новых и новых ласк.
Не противься мне. — Рука виконта продвинулась чуть дальше.
Взор Линдсей окончательно помутился. Среди затопившего ее рассудок кромешного мрака вспыхивали ослепительные искры, сливаясь с огнем, что разжигали в ней прикосновения Эдварда. Девушка без сил откинулась на подушки, не желая больше протестовать. Одно испепеляющее мгновение — мгновение, когда губы Эдварда в очередной раз сжали ее грудь, а пальцы с изумительным мастерством продолжали свои коварные ласки, — ей чудилось, будто она балансирует на краю какой-то неведомой пропасти, а потом ее омыла новая волна наслаждения, такого жгучего и всеобъемлющего, что Линдсей почти без чувств судорожно забилась и обмякла в объятиях Эдварда.
Шли секунды. Линдсей лишь смутно ощущала их бег, словно во сне чувствуя, как Эдвард приподнимает ее и, поправив платье, бережно усаживает на диване, прислонив головкой к своему надежному плечу.
Сладко вздохнув, она прижалась к нему покрепче. Что это было? Снедавший ее жар начал спадать, и, на миг, приоткрыв глаза, девушка увидела, что пламя в очаге тоже пошло на убыль. Над головой раздался жуткий треск, и она поняла, что гроза, наконец, пришла и теперь бушует над самым домом.
Я обо всем позабочусь, — тем временем говорил виконт.
Да, — пробормотала она. Конечно, она будет счастлива, если Эдвард даст ей еще один урок этой дивной науки, но только, пожалуйста, не сейчас. Пока с нее хватит. Девушка ощущала странную усталость и сонливость.
Я устрою так, чтобы ты поскорее могла отправляться в Лондон и немного погостить у моей тети, вдовствующей графини Баллард.
Линдсей медленно открыла глаза. Должно быть, она ослышалась.
Она — старшая сестра моей покойной матушки. Я зову ее Антонией. Тетя сама скажет, как тебе ее звать.
Что ты такое говоришь? — Линдсей выпрямилась, безуспешно пытаясь привести в порядок растрепавшиеся волосы.
Эдвард улыбнулся в ответ.
Тебе ведь надо будет появиться в свете перед нашей свадьбой, вот тетя и предложила опекать тебя. Не правда ли, крайне любезно с ее стороны? Там будет множество приемов, и званых вечеров, и балов, и…
Нет!
Виконт нахмурился.
— Вот я и говорю, чем скорее ты поедешь в город, тем лучше. Антония хочет представить тебя светскому обществу на балу у Камберлендов. А он уже через несколько недель.
Линдсей вскочила на ноги.
— Нет! О чем ты говоришь? Лондон? Свадьба? Немыслимо. Эдвард тоже медленно поднялся и, выпрямившись во весь свой огромный рост, посмотрел на нее сверху вниз. Рубашка его окончательно выбилась из брюк, кулаки угрожающе упирались в стройные бедра.
Почему это немыслимо, мое чудесное видение? Несколько секунд назад ты, если не ошибаюсь, не могла вдоволь нарадоваться этому… как ты выражаешься, греху.
Я не могу выйти замуж. Я никогда не выйду замуж. — Объятая паникой, девушка схватила жакет и трясущимися руками принялась натягивать его. — Забудьте, что я вообще сюда приходила.
Кое-как совладав с жакетом, Линдсей нахлобучила шляпку, завязала ленты под подбородком и заторопилась к двери. Одним неспешным движением виконт преградил ей путь.
Как я могу забыть об этом, моя прелесть? Я же человек чести и как таковой просто обязан теперь явиться к твоему опекуну и просить твоей руки.
Линдсей издала сдавленный крик.
Если вы это ради меня, то, умоляю, не надо — Внезапно ее обожгла новая ужасная мысль. — Ну, конечно же, я теперь опозорена. Вот о чем вы мне говорите. То, чем я с вами занималась… Я теперь падшая женщина.
Она заметила, как одна бровь виконта на долю секунды взлетела вверх, а в глазах промелькнуло какое-то непонятное выражение, но на смену ему тут же пришла прежняя непроницаемая маска.
— Совершенно верно. Теперь ты падшая женщина. Ты была скомпрометирована, и я должен исправить положение, женившись на тебе. Что там ни говори, а мы, Хаксли, джентльмены.
Не задерживаясь, чтобы застегнуть жакет, Линдсей метнулась мимо Эдварда, ловко увернулась от его рук и выскочила за дверь. Однако когда она подбегала к дереву, где ржала напуганная грозой Минни, виконт снова настиг ее.
— Стой! — велел он. — Не заставляй меня применять силу.
Уже начался дождь, земля вмиг размокла. Струи приятно холодили пылающие щеки девушки. Она отвязала Минни.
— В данной ситуации вам вовсе незачем вести себя как джентльмену. Что бы ни случилось, во всем виновата я одна. Это я вас заставила. Я воспользовалась вашей… вашей усталостью.
Эдвард громко расхохотался, запрокинув голову назад. Его белые зубы особенно ярко выделялись в наступивших сумерках. Черные волосы намокли от дождя и плотно облепили лоб. Линдсей с дрожью подумала, что сейчас Хаксли похож на огромного и очень сильного зверя… дикого, опасного хищника.
— Завтра я приеду в Трегониту, — пообещал он, пока она залезала в седло. — И надеюсь, тебе хватит здравого смысла с должной застенчивостью принять предложение, которое я сделаю твоему сводному брату.
Предложение? О Боже праведный, что она натворила?! Только бы выбраться из этой ужасной ловушки — и не столько ради себя, сколько ради того, у кого нет иных защитников, кроме ее одной, Линдсей. Если она выйдет замуж за Эдварда, каким бы заманчивым ни казался подобный брак, то уже не сможет выполнить то, что обещала, то, что должна сделать любой ценой. Не говоря уже о том, что этот брак вообще невозможен — и в первую очередь ради самого же Эдварда.
Девушка ударила пятками в бока Минни. Кобылка отозвалась обиженным ржанием.
— Ну же, старушка, иди, иди. Пожалуйста, Минни. Подумать только, она так и не сказала ему того, ради чего, собственно, приехала, а другой возможности уже не представится.
Завтра я за тобой приеду, — произнес Эдвард. — Смотри скачи осторожнее, мое чудесное видение. Вот увидишь, утром твою нерешительность как рукой снимет.
Никогда, — воскликнула девушка, цепляясь за соломинку. — Все равно Роджер ни за что не согласится.
Сейчас она впервые в жизни была благодарна судьбе за строгость, в какой ее держал сводный брат.
Поживем — увидим! — На лице виконта играла уверенная улыбка.
Говорю же, никогда и ни за что! — Минни наконец-то тронулась с места, но еле-еле. — Мы больше никогда не увидимся.
Через несколько метров Линдсей обернулась. Эдвард стоял, небрежно прислонившись к дереву. Поймав ее взгляд, он помахал ей рукой.
Не волнуйся, моя радость. Мы с тобой еще погрешим вдоволь.
Никогда! — яростно выкрикнула она. Пожалуй, бесполезно ссылаться на намерение уйти в монастырь. После недавней сцены Эдвард лишь поднимет ее на смех.
— Уверяю тебя, все так и будет, — крикнул он вслед. — Видишь, мне только стоит сделать Роджеру Латчетту это предложение, и он ухватится за него руками и ногами.
Линдсей почти всерьез захотелось и в самом деле уйти в монастырь.
Нет! — прокричала она напоследок, и Минни затрусила прочь.
Да! — донеслось до нее издали. — А пока предвкушай нашу новую встречу. Следующую возможность погрешить. День нашей свадьбы!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла



сюжет интересний, но манера написания автора мне очень понравилась. Очень много сцен, где герои смотрятся по-идиотски. А так вцелом читать можно.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаМарина
27.06.2013, 17.42





С удовольствием прочитала этот роман,г.г стандартный мачо,а вот г.г.прекравсна и очень интересна.Думаю,что,когда-нибудь перечитаю зту книгу.Читайте ,наслаждайтесь и не судите очень строго.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаРАЯ
15.01.2014, 7.55





Немного накручено ... Г.г наивна уж очень ..а в целом неплохо . 8/10
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаVita
20.01.2014, 11.53





Мне понравилось, читайте.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаКэт
13.07.2014, 11.01





Красиво.Вкусно. Читайте.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаЛюдмила
15.07.2014, 0.25





Роман понравился, интригующий, насыщенный событиями, замечательные герои. Читайте, скучать не придется.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаТаня Д
7.12.2014, 14.18





Очень приятный роман. Мне понравился.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаОльга
20.11.2015, 21.26





Не скажу , что я в восторге от романа , но прочла . Не зацепил.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаВикушка
10.12.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100