Читать онлайн Мимолетное прикосновение, автора - Камерон Стелла, Раздел - Г лава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Мимолетное прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Г лава 13

Карета мчалась сквозь тьму. В окна хлестал бешеный ливень. Наклонившись вперед, Джулиан протер запотевшее стекло. Редкие прохожие, скользя и оступаясь на залитых водой булыжниках, торопились добраться домой. С плащей их струились потоки дождя.
Карета тряслась па ухабах, колеса жалобно поскрипывали. Тяжело подпрыгнув на сиденье при очередном толчке, Джулиан искоса поглядел на своего спутника. На суровом, точно вырезанном из гранита лице Эдварда застыло выражение мрачного упорства.
Наконец Джулиану стало невмоготу переносить затянувшееся молчание.
— А ты, друг мой, похоже, очень торопишься.
Виконт лишь неразборчиво пробормотал что-то в ответ и снова отвернулся к окну со своей стороны.
— Знаешь, к тому времени как я доставил Симмондс домой, она уже успела разбушеваться не на шутку.
— Забудь об этом. Завтра я сам разберусь с этой распутницей.
Да, в чем, в чем, а в том, что Эдвард сможет укротить леди Симмондс и держать ее в смирении, Джулиан ничуть не сомневался. Но сегодня ночью им предстояли дела поважнее.
Снова воцарилось безмолвие. Карета с громыханием пробиралась сквозь лабиринт ночных лондонских улиц. Несмотря на мрачность окружающей обстановки, Джулиан остро ощущал, что в их сегодняшней вылазке есть и что-то неуловимо шутовское.
— Ты уверен, что это хорошая идея, Эдвард? — Виконт появился у дверей друга, едва тот успел доставить домой Клариссу Симмондс и вернуться к себе.
— А почему бы и нет? — Тон Эдварда явно показывал, что сейчас лорд Хаксли не в том настроении, чтобы обсуждать разумность своих поступков. — Еще слово, Джулиан, и я велю кучеру тебя высадить.
— Ты не в духе, друг мой, — заметил Джулиан, понимая, что ледяной тон лишь прикрывает снедающую виконта тревогу. — Что бы нам ни предстояло, я с тобой. Как всегда.
Эдвард беспокойно заерзал на кожаном сиденье.
— То, что нам, как ты говоришь, предстоит, касается негодяя, которого я намерен раздавить.
— Это-то я и хотел с тобой обсудить.
— Я тебе уже говорил, никаких обсуждений. Скольким бы ни был обязан Джулиан лорду Хаксли, но все же он не собирался покорно сносить припадки плохого настроения друга.
— А мне все же кажется, нам есть что обсудить. Ты просил меня помочь, и я уже кое-что для тебя выяснил.
— Замечательно. Так какой из него игрок?
Молодой Ллойд-Престон пожал плечами. Последние несколько дней по просьбе Эдварда он провел с Роджером Латчеттом, незаметно приобщая его к карточным играм в «Клубе кутил», где делались самые высокие ставки во всем Лондоне.
— Довольно неловко, никакой тонкости. Ты не ошибся, он предпочитает кости, но проницательно догадывается, что джентльменам все-таки больше пристало играть в вист. У него ни выдержки, ни мозгов. А вдобавок он уверен, что ты за него всегда заплатишь, и от этого постоянно зарывается.
— Чудесно. Я на то и рассчитывал.
— А как ты умудрился провести его к «Кутилам»?
— Кое-кто задолжал мне небольшую услугу.
Джулиан снова покосился на друга. Это резкое, волевое лицо не ведало снисхождения. Человек, навлекший на себя ненависть виконта Хаксли, достоин лишь жалости. Лучше ему бежать, скрыться в самом темном и незаметном уголке земного шара.
— А в клубе Латчетт так пыжится и задирает нос, что все от него шарахаются. Знаешь, просто невероятно, до чего же он доволен собой и своей удачей. По-моему, ему кажется, что его приняли за своего. — Джулиан покачал головой. — Ты бы только посмотрел на его галстуки! А носовые платки? Чудовищно.
— Этот человек — зло. Вот и все, что меня волнует. Чтобы жизнь была хоть сколько-нибудь сносной, зло необходимо искоренять.
Джулиан призвал на помощь все свои дипломатические способности… а заодно и мужество.
— Линдсей Гранвилл очень красива.
— Тебе виднее.
— Пусть так. И я знаю, что ты способен оценить настоящую девушку. Эдвард, она-то ведь ни в чем не виновата.
— Линдсей тут ни при чем.
Показалось ли ему, или голос Эдварда и впрямь чуть-чуть изменился? Уж не оправдывается ли он?
— Смею выразить свое глубокое убеждение, что она в отличие от сводного братца очень добрая и славная. Или я ошибаюсь? Как тебе кажется?
Лицо Эдварда подернулось дымкой задумчивости.
— Нет, — медленно произнес он. — Ты не ошибаешься. Она действительно очень мила и… Она — сама невинность, в глубине которой пылают огни настоящей страсти. Жаль, что мы не встретились при других…
— При других обстоятельствах? — докончил за него Джулиан. — Именно. Кажется, мой друг Железное Сердце, эта девушка могла бы глубоко затронуть твою душу.
— Что за вздор, — скривил губы виконт. — Ни одна женщина не в силах затронуть мою душу. Сам знаешь.
Джулиан сознавал, что в сердечных вопросах он не самый подходящий советчик.
— Нет, я знаю только, что ты сам так решил много лет назад.
— И так оно и есть.
— Как скажешь, — кивнул Джулиан. Что толку спорить? Эдвард сейчас не в том расположении духа, чтобы хотя бы на миг предположить, что и он может пасть жертвой нежного чувства. — Ну что ж. Судя по моему собственному впечатлению о Линдсей Гранвилл, по явному расположению к ней леди Баллард, да и твоей к ней, скажем, несомненной склонности, я догадываюсь, что ты и в самом деле нашел наконец себе подходящую кандидатуру на роль жены.
— Спасибо на добром слове, — ядовито отозвался виконт.
— Да ради Бога, — небрежно отмахнулся Джулиан, решив на время забыть о дипломатии. — Эдвард. Не стану ходить вокруг да около, умоляя внять голосу разума. Черт возьми, старина! Просто позор использовать милую, невинную и прелестную девушку так, как ты собираешься использовать Линдсей. Я же тебя знаю, Эдвард. Ты будешь ненавидеть себя всю оставшуюся жизнь. Ты ведь неспособен на бессмысленную жестокость.
— Бессмысленную жестокость? — взорвался виконт, поворачиваясь к другу. — А чем, как не бессмысленной жестокостью, было убийство моего брата? Его честь, моя честь — да что там, честь всей нашей семьи, из которой теперь остался в живых только я один, — зависит от моего мщения за смерть Джеймса. Я отомщу — и видит Бог, ничто меня не удержит. Слышишь — ничто!
— Но при чем тут эта девочка? Она же ничего не…
— Да, она ничего не сделала, — процедил Эдвард сквозь плотно стиснутые зубы. — И я не причиню ей никакого вреда. Я всегда буду благодарен ей за те возможности, которые предоставляет мне этот брак. Иначе добиться полного и окончательного отмщения было бы гораздо сложнее.
Похоже, сейчас уговаривать его бесполезно. Он бы и слушать не стал.
— Но я видел, какими глазами она смотрела на тебя сегодня.
Снова уткнувшись в окно, Эдвард сидел мрачнее тучи. То, что собирался сказать Джулиан, было чревато огромным риском, но молчать он не мог.
— Линдсей любит тебя.
Наступила такая тишина, что он услышал, как бьется сердце у него в груди. Сначала Эдвард не шелохнулся. Наконец губы виконта исказились в холодной гримасе.
— Это просто смешно.
— А по-моему, нет. Зачем тебе убивать эту любовь? Ради чего? Почему бы тебе не принять ее и не забыть обо всем остальном? Джеймс мертв. Ты ничего уже не исправишь.
— Ты что-то расчувствовался, — пробормотал Эдвард. — Я же говорил тебе, я не причиню Линдсей ни малейшего вреда. Она станет моей женой и будет жить в роскоши, какую только может предоставить это положение. Когда-нибудь, когда вся эта история закончится, мы даже, быть может, успеем еще стать добрыми друзьями. Но пока она всего лишь карта, козырная карта в последней игре Роджера Латчетта. И эта карта — в моей руке.
Крыть было нечем, признал Джулиан.
— Ты все-таки не обижай ее, — негромко попросил он, сам удивляясь силе чувства, которое вызвала у него эта почти незнакомая девушка. — Она такая нежная, мягкая. Я прочел это у нее на лице. Нежность и сила. Могущественное сочетание, Эдвард. Только полный идиот откажется от возможности назвать такую женщину своей.
Он ожидал новой вспышки гнева, но друг лишь бросил на него странный задумчивый взгляд. Должно быть, вспоминал о тех злополучных днях, когда сам Джулиан очертя голову бросился в водоворот несчастной любви. Любви, которая привела его сперва к границам счастья, а потом — к границам смерти. И тогда Джулиан поклялся, что никогда не взглянет ни на одну женщину иначе, чем как на источник наслаждения. Должно быть, Эдварду казалось странным, что такой человек теперь заступается за любовь. Джулиан и сам себя не понимал, но в этой девушке, Линдсей Гранвилл, он безошибочно распознал нечто особенное, поднимавшее ее над всеми остальными представительницами ее пола.
Экипаж замедлил ход.
— Челси, — произнес Эдвард, словно очнувшись от сна. — Мы почти на месте. Миссис Шеллинг велела нам оставить карету поодаль, чтобы не было видно из дома. Пройдем через сад, а потом — через черный ход.
Джулиан пересел так, чтобы видеть лицо друга.
— А ты уверен, что нам нечего опасаться подвоха с ее стороны?
— Почему ты спрашиваешь? Я же тебе сказал, миссис Феллинг считает, что сегодня мне стоит увидеть все собственными глазами.
— А что, если нас заметит Латчетт или его мать?
— Поэтому-то мы и проникнем в дом через сад… Латчетт и миссис Гранвилл не знают о потайной лестнице с черного хода.
Почему-то от заверений Эдварда тревога Джулиана лишь возрастала.
— А ты уверен, что эта особа не задумала поймать нас в ловушку? Или ты именно потому и захотел взять меня с собой? Знай — я всегда готов поддержать тебя, если понадобится моя помощь в трудной и опасной переделке.
— Мы с миссис Феллинг знакомы уже несколько лет. Я тебе до сих пор не рассказывал об этом эпизоде — просто случая не выпадало. На нее напала шайка негодяев, а мне случилось оказаться рядом и прийти ей на выручку. Ничего особенного. Сущие пустяки. Но с тех пор она только и твердит, что хочет отплатить мне за доброту.
Карета остановилась. Не успел кучер слезть с козел, как виконт уже нетерпеливо распахнул дверцу и спрыгнул на мостовую. Джулиан последовал его примеру. Кучеру было велено ждать возвращения господ.
Лорд Хаксли решительно зашагал прочь от кареты, но Джулиан поймал его за руку.
— Так, значит, миссис Феллинг выпал случай отплатить тебе за доброту, сыграв роль домоправительницы при Латчетте и его мамаше?
В темноте блеснули зубы Эдварда.
— Не совсем. Хотя, уверен, миссис Гранвилл видит все именно в этом свете. Миссис Феллинг ведет для них хозяйство, но у нее имеются и иные… как бы получше выразиться… дарования.
— Дарования? — Джулиан закинул голову назад. В мозгу его забрезжил луч понимания. — Ясно-ясно… Миссис Феллинг… а это-то какое отношение имеет к делу?
— Ровно такое же, как и твои развлечения у «Кутил», — хмыкнул Эдвард. — Старания миссис Феллинг ускорят окончательный крах мистера Латчетта.
— Что-то не пойму…
— Ладно, Джулиан, хватит расспросов. Миссис Феллинг сообщила, что в деле наметился существенный прогресс. Она понимает, что я обязан отомстить. Я решил взять тебя, чтобы ты сам услышал все, что она нам скажет. Знаешь, способная женщина может поставить любого негодяя на колени. А она очень способная. Она поможет тебе убедиться, что моя месть справедлива.
Поняв, что никакой аргумент не в силах поколебать решимость друга, Джулиан повыше поднял воротник и последовал за высокой, закутанной в плащ фигурой по неровным булыжникам мостовой. Дома, куда лежал путь друзей, были обнесены небольшими садиками. Без колебаний свернув к одному из них, Эдвард повел своего спутника по узенькому проходу меж двух оград.
— Эдвард, — настойчиво зашептал Джулиан. — А почему бы вам с ней не встретиться где-нибудь в другом месте? Зачем тебе рисковать, приезжая сюда?
— По ее настоянию.
И Эдвард внял настояниям какой-то женщины? Смех, да и только!
— Мне это не нравится.
— Я уже понял. Ну вот, дошли. Теперь в эту калитку. Тише, Джулиан. Если можешь, потише.
Подавив очередной протест, Джулиан свернул за Эдвардом в скрипучую калитку в высокой стене и ощутил под ногами скользкие, шаткие плиты садовой тропинки. Из-за отсутствия луны дорога была небезопасна. В ветвях деревьев завывал ветер. Стоило Джулиану поднять голову, как дождь с новой силой бил ему в лицо. Пахло мокрыми листьями и сырой землей.
— Тсс.
Эдвард предостерегающе вскинул руку, тяжело угодив Джулиану в грудь. Молодой человек невольно вскрикнул.
— Да тише же. Нам в эту дверь.
Джулиан поднял голову к невидимым во тьме небесам, моля ниспослать ему терпения.
В доме их встретила кромешная мгла. Джулиан притянул Эдварда к себе.
— Это безумие, — горячо зашептал тот. — Лучше…
— Тсс, — зашипел ему на ухо виконт. — Я уже научился не задавать миссис Феллинг лишних вопросов. Во всех ее поступках таится глубокий смысл. Теперь нам надо подняться по лестнице. Наверху будет комната. Миссис Феллинг велела нам ждать там, пока она не придет с отчетом о своих успехах. А потом мы уйдем той же дорогой. По ее словам, нам никто не помешает. И она сказала, Джулиан, что я буду более чем доволен.
Джулиан все больше убеждался, что с его стороны было чистейшей глупостью лезть в это дело.
Молодые люди пробрались через темную кухню, полную различной рухляди. Джулиан чертыхался себе под нос, ежесекундно задевая то локтем, то коленом за какие-то острые углы. Эдвард же шагал легко и бесшумно, точно призрак, наделенный даром видеть во тьме. За пыльными занавесями обнаружилась обещанная лестница. На счастье, она вела только к одной комнате, так что ошибиться и попасть не туда было невозможно.
Итак, — пробормотал Джулиан, — мы здесь. Но где же твоя миссис Феллинг?
— Скоро придет. — Голос виконта звучал так невозмутимо, что Ллойд-Престон почти успокоился. Почти, но не совсем.
Стоя плечом к плечу и не обмениваясь ни единым словом, друзья ждали, что же будет дальше. Эдвард первым заметил слабое алое мерцание и впился в плечо Джулиана.
— Гляди, — еле слышно выдохнул он.
Джулиан огляделся. Алое мерцание, казалось, исходило из какого-то квадрата в стене. Беззвучно шагнув вперед, молодые люди остановились в нескольких дюймах от этого квадрата.
— Будь я проклят, — прошептал Джулиан. — Что это еще за дьявольщина?
Эдвард не ответил. По ту сторону от отверстия в стене стояла небольшая плетеная ширма. Тонкие бамбуковые стебли полностью скрывали отверстие от посторонних глаз, позволяя в то же время наблюдателям видеть все, что происходит в комнате. Рядом в пурпурных стеклянных светильниках размещались свечи.
— Что…
Эдвард с такой силой стиснул руку Джулиана, что у того перехватило дыхание.
— Ни звука, — предостерегающе прошипел виконт, наклонившись к уху друга.
Молодые люди в едином порыве сделали еще шаг вперед. Теперь комната по ту сторону отверстия была перед ними как на ладони. В центре ее размещалась огромная кровать с балдахином — на кроваво-красном атласе, развевавшемся от слабого сквозняка, как живые, шевелились золотые изображения каких-то существ, не то людей, не то животных, гротескные фигуры сплетались в причудливых объятиях. Стены комнаты были обтянуты пурпурным шелком, на алом ковре тут и там валялись беспорядочно разбросанные красные с золотом подушечки. Другой мебели в комнате не наблюдалось лишь кровать и огромный лакированный комод черного дерева на четырех коротеньких ножках, вырезанных в форме когтистых лап. Ящички комода были украшены инкрустациями в виде длинных, переплетающихся змей с крохотными рубинами вместо глаз.
— Боже праведный… — Слова замерли на губах Джулиана. В комнате кто-то был. Прямо перед его пораженным взором складки балдахина затрепетали, и из-за них появилась женщина, необыкновенно прекрасная. Свободное белоснежное одеяние, казалось, излучало светлое пламя, особенно на красном фоне этой роскошной до безвкусия комнаты. Черные как ночь волосы волнами струились по мраморным плечам незнакомки. Голову венчала гирлянда белых цветов. Подобные одеяния носили весталки. Чудилось, это неземное видение возникло из ничего.
Джулиан с трудом сглотнул. В горле у него пересохло. Волшебное видение тем временем скользнуло к их потайному укрытию — так быстро и плавно, словно плыло по воздуху. Он невольно попятился, но твердая рука Эдварда удержала его на месте.
Девушка остановилась перед самой ширмой, твердо глядя перед собой — прямо на них. В голове у Джулиана все помутилось. Он забыл, как дышать.
Нет, не девушка. Взрослая женщина — лет двадцати восьми или даже тридцати. Но прекрасная такой экзотической, зрелой, цветущей красотой, с которой не могла бы сравниться ни одна юная девушка.
Незнакомка улыбнулась и сощурила темные глаза.
— Вы здесь, милорд? — В звучном голосе слышался едва уловимый восточный акцент, придававший ему еще большую прелесть.
— Да, миссис Феллинг, — негромко отозвался Эдвард. Однако пальцы, судорожно впившиеся в руку Джулиана, наглядно демонстрировали, что за невозмутимым голосом может таиться целая буря чувств.
— Замечательно. А теперь затаитесь. Ни звука. Смотрите и слушайте. Обещаю, вы останетесь довольны. Ваш скользкий червь уже заглотил наживку. Его аппетиты растут не по дням, а по часам. — Она засмеялась, обнажив ряд удивительно белых и крепких зубов. — Сегодня ему предстоит узнать, что всякое удовольствие имеет свою цену.
— А вам это ничем не грозит? — спросил виконт.
— Нет. — Она покачала головой, прижала палец к губам и бесшумно отпрянула к кровати. В ту же секунду шелковая занавеска на двери поползла в сторону. Но к тому времени как на пороге показался коренастый белобрысый мужчина, миссис Феллинг уже лежала на кровати в соблазнительной позе. Глаза ее были закрыты, волосы разметались по подушке — казалось, она крепко спит.
Роджер Латчетт. Джулиан завороженно разглядывал черный халат толстяка, перехваченный на необъятном брюхе шелковой лентой. В руках Латчетт держал огромнейший кубок старинной работы.
Подойдя к постели, он жадно приложился к кубку. До слуха Джулиана донеслось бульканье. Икнув и покачнувшись, толстяк перевел взгляд на спящую. Руки его тряслись. Согнувшись — с видимым усилием, — он припал одутловатыми губами к ее устам. Она тихонько вскрикнула и поднесла руку ко лбу, изображая внезапное пробуждение. Латчетт тут же поднес кубок к ее губам и заставил отпить глоток.
— Пей, дева, — напыщенно произнес он нетвердым голосом. — Пей, так с тобой будет легче сладить.
Однако вместо того, чтобы снова предложить ей вина, он сам присосался к кубку, а потом повернулся к комоду.
— С сегодняшней ночи ты будешь рада вниманию повелителя твоего, Сатаны.
Джулиан немало повидал на гноем иску различных черных и мистических ритуалов, однако этот не имел ни с одним из них ничего общего. Судя по тему, Латчетт просто сделал сборную солянку из всего, что хотя бы краем уха слышал о подобных вещах, или просто изображал что-то, когда-то виденное. Даже голос его звучал безжизненно и монотонно, точно повторял хорошо затверженные слова.
Эдвард разжал руку, и Джулиан почувствовал, как напряжен его друг.
Латчетт, смешной и нелепый в своей величественной позе, отставил кубок на комод и достал из ящика кусок плетеного золотого шнура. Медленно, словно в трансе, он вернулся к женщине, в чьих широко открытых глазах застыл ужас.
— Не противься, моя девственница, моя завоеванная добыча, — провозгласил Латчетт. — Не то мне придется побитьтебя. Тебе это не понравится.
Яростно замотав головой, «добыча» покорно подставила ему запястья. Обмотав их шнуром, толстяк потянул его вверх, понуждая женщину подняться с кровати. Теперь они стояли лицом к лицу.
— Я научу тебя, как ублажить мужчину. — Латчетт вдруг резко шагнул назад. — Нет, ты слишком хрупка. Слишком невинна. Я не в силах смотреть на тебя в узах.
И с этим он размотал веревку и хотел было отбросить ее на ковер.
Все произошло так быстро, что Джулиан чуть не подпрыгнул на месте и даже Эдвард резко перевел дух.
Быстро, как молния, как бешеный вихрь, миссис Феллинг подхватила падающий шнур, развернула Латчетта и, одним движением заломив ему руки за спину, связала их. Надо сказать, тот и не пытался сопротивляться. В считанные секунды решительная дама накрепко примотала охотника, ставшего жертвой, к столбику балдахина.
Латчетт обмяк. Даже издалека Джулиан видел, что глаза его приобрели стеклянный, бессмысленный блеск. Соблазнительница медленно, уверенными, расчетливыми движениями развязала на нем пояс и распахнула халат.
— Это я, я сама хотела тебя, — знойно и страстно промурлыкала она. — Это я, я поджидала тебя здесь. И теперь ты мой. Я вольна делать с тобой все, что захочу.
И с протяжным стоном она всем телом приникла к Латчетту, стаскивая халат с его плеч. Толстяк корчился от страсти. Звуки, которые он издавал, уже не казались монотонными и затверженными.
— Я хочу тебя, — заявила миссис Феллинг, принимаясь ласкать Латчетта опытными, проворными руками. Толстяк закатил глаза, как будто находился на грани невыносимого блаженства — или неминуемой смерти.
Несколько секунд спустя он забился, пытаясь высвободиться.
— Не так быстро, мой маленький Сатана, — осадила его гетера. — Пришла очередь девственницы.
Она дернула за завязки, и белоснежный пеньюар медленно стек по ее ногам на пол. Теперь тело ее было прикрыто лишь прозрачной ночной рубашкой, столь соблазнительно обрисовывавшей тело, что Джулиан не сдержал восхищенного вздоха. Рука Эдварда накрепко зажала ему рот.
Любовники в соседней комнате были так заняты друг другом, что ничего не услышали.
Миссис Феллинг снова прижалась к Роджеру. Из горла толстяка вырывались сладострастные стоны, он мотал головой из стороны в сторону, безуспешно пытаясь овладеть обольстительницей тут же, на месте.
— Нет, нет, — с притворной скромностью пролепетала она, но тут же издевательски рассмеялась и шагнула назад, остановившись в заманчивой, но недосягаемой близости от связанного толстяка. — Придется тебе потерпеть, я же терпела, мой черный дьявол.
Джулиану хотелось повернуться и бежать прочь — но еще сильнее хотелось остаться и досмотреть представление до развязки. Не успел он догадаться о намерениях миссис Феллинг, как та подняла руки и молниеносно разорвала свою ночную рубашку до самой талии, обнажив тяжелую упругую грудь с такими огромными сосками, каких Джулиану еще не доводилось лицезреть. Запрокинув назад голову и заливаясь смехом, гетера начала покачиваться, извиваться из стороны в сторону, касаясь кончиками грудей тела Латчетта, спускаясь все ниже и ниже.
Джулиана бросило в пот — и, к величайшему своему смущению, он обнаружил, что крайне возбужден. Просто смешно! Нет, возмутительно! Нельзя подсматривать за такими вещами… Однако он тут же одернул себя. Ведь все это ровным счетом ничего не значит. Всего лишь часть хитроумного замысла Эдварда.
А сцена в соседней комнате меж тем все продолжалась и продолжалась. Когда под воздействием хитроумных ласк миссис Феллинг стоны Латчетта превратились в истерические, безумные смешки, она освободила его, толкнула на кровать, а сама проворно вспрыгнула сверху и дразнящим движением скользнула по его телу на бедра, позволив ему войти в себя. Но вопреки ожиданиям распаленного сластолюбца прелестница сразу же снова приподнялась и села возле него на корточки, отвечая на все мольбы вернуться звонким дразнящим смехом.
— А теперь, дружок, нам хочется самого главного?
— Да, о да.
— Что ж, мы и это получим. Только сперва пообещай подарить своей маленькой девственнице хорошенький подарочек.
Утратив всякую способность думать, Латчетт страстно закивал.
— Проси чего хочешь.
— Твоя маленькая девственница хочет пять тысяч гиней. В соседней со спальней комнатке снова раздался приглушенный шум, на сей раз — сдавленный смех Эдварда.
— Я непременно подарю тебе какой-нибудь чудесный подарочек, моя прелесть, — пылко пообещал Латчетт.
— Пять тысяч гиней, — негромко, но отчетливо повторила миссис Феллинг.
От обиды Латчетт даже захныкал.
— Ну что ты. Невозможно. Ну приди же ко мне. Пожалуйста.
Он обвил руками пышные бедра гетеры.
— Ой, да полно тебе, мой Сатана. Ну конечно же, все возможно. — Она поглядела на него сверху вниз, соблазнительно покачивая грудью. — Да не переживай ты. Я дам тебе время собрать эту сумму. А ты заодно докажешь мне, как высоко меня ценишь.
— О да, — задыхался толстяк, не сводя глаз с покачивавшегося над ним обольстительного тела. — Я непременно тебе что-нибудь дам. И очень скоро. Обещаю. Только приди же ко мне.
— А может, ты не в состоянии собрать столько денег? Уверена, виконт Хаксли сам заплатит, стоит мне только к нему обратиться. Ты же говорил, он обручен с твоей малюткой подопечной. Если я скажу ему, что мы с тобой договорились, он никуда не денется, придется платить.
Латчетт внезапно застыл. Миссис Феллинг продолжала покачиваться из стороны в сторону, точно змея под флейту факира. Голос ее стал сонным и мечтательным.
— Хотя, пожалуй, быть может, лучше пойти сразу к этой его чудаковатой тетушке, она-то мигом раскошелится. Если ты, конечно, не соврал. Она поймет, как важно заплатить мне. Особенно учитывая, что вы сделаетесь родственниками, а такой почтенной семье, как у нее, ни к чему скандалы. Она не допустит, чтобы кто-нибудь из ее вздорного высшего света пронюхал про наши невинные развлечения.
— Нет, не смей обращаться к ним. — Латчетт в ужасе уронил руки. — Не смей им ничего рассказывать.
— Правда? — Миссис Феллинг изогнула бровь. — Ах да, они и вправду могут возмутиться, если узнают, что ты соблазнил скромную вдову, бедную экономку, с трудом зарабатывающую на жизнь.
— Миссис Феллинг, не шутите так.
— Шутить? А я никогда не шучу. Если не ошибаюсь, вы сейчас вращаетесь в самых светских кругах. Подумайте, захотят ли там с вами знаться, если я расскажу, как вы со мной обошлись и что заставляете меня делать.
— Но ты говорила, тебе это нравится, — взвизгнул вконец перепуганный Латчетт. Джулиану едва не стало дурно.
— Ну, — лукаво потупилась миссис Феллинг, — что правда, то правда, дружок. Да вот только беззащитной женщине приходится самой заботиться о себе и своем будущем. Если я сейчас не отложу немножко деньжат на безбедную старость, после их взять будет уже неоткуда… когда все это, — и она многозначительно погладила себя по груди, — будет уже не тем, что сейчас. Разве я не права, а, мой Сатана?
Точно загипнотизированный, Латчетт протянул руку к ее груди и коснулся пальцами розового соска. Куртизанка склонилась над ним, позволив ему ненадолго припасть губами к заветной цели. И когда она снова выпрямилась, толстяк судорожно обхватил ее бедра.
— Ты получишь свои пять тысяч гиней, — хрипло пообещал он. — Я сумею раздобыть их тебе, любыми средствами. Это мой долг.
— Ты дашь мне их завтра? Когда мы снова придем сюда поразвлечься?
— Да. Завтра. Клянусь. Это мой долг. Знаешь, в клубе есть один парень, он мне ссудит любые деньги. Имя Хаксли там на вес золота. А он же пообещал покрывать мои издержки. Да вдобавок скоро этот влюбленный болван переведет Трегониту на мое имя — и тогда я подарю тебе все, чего ты только не пожелаешь.
Миссис Феллинг вновь склонилась над Латчеттом, а Эдвард потянул Джулиана прочь из комнаты. Бесшумно спустившись по темной лестнице, друзья покинули особняк той же дорогой, что и пришли.
За садовой калиткой Джулиан остановился. Виконт Хаксли повернулся к нему.
— Что такое, старина? Пойдем отсюда.
— Да, — тихонько ответил Джулиан. — Несчастный глупец, без сомнений, заплатит свой долг. Эта твоя миссис Феллинг и в самом деле «очень способная». На мой взгляд, она чудесно справляется с заданием. Он уже поставлен на колени. Вот уж не думал, что, стоя на коленях перед женщиной, мужчина может быть одновременно и на вершине блаженства, и на пути к неминуемой гибели.
— Лиха беда начало, — отозвался Эдвард, снова срываясь с места. Пройдя несколько шагов, он бросил через плечо: — Ни за что не позволю, чтобы Линдсей вновь оказалась в руках этого человека. Ни за что. Никогда.
Джулиан задумчиво поглядел другу вслед. Этот человек утверждает, что поглощен лишь стремлением уничтожить врага и не думает ни о чем другом, что он совершенно равнодушен к своей невесте — и вместе с тем так ревностно печется о ее безопасности.
Интересная загадка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мимолетное прикосновение - Камерон Стелла



сюжет интересний, но манера написания автора мне очень понравилась. Очень много сцен, где герои смотрятся по-идиотски. А так вцелом читать можно.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаМарина
27.06.2013, 17.42





С удовольствием прочитала этот роман,г.г стандартный мачо,а вот г.г.прекравсна и очень интересна.Думаю,что,когда-нибудь перечитаю зту книгу.Читайте ,наслаждайтесь и не судите очень строго.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаРАЯ
15.01.2014, 7.55





Немного накручено ... Г.г наивна уж очень ..а в целом неплохо . 8/10
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаVita
20.01.2014, 11.53





Мне понравилось, читайте.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаКэт
13.07.2014, 11.01





Красиво.Вкусно. Читайте.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаЛюдмила
15.07.2014, 0.25





Роман понравился, интригующий, насыщенный событиями, замечательные герои. Читайте, скучать не придется.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаТаня Д
7.12.2014, 14.18





Очень приятный роман. Мне понравился.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаОльга
20.11.2015, 21.26





Не скажу , что я в восторге от романа , но прочла . Не зацепил.
Мимолетное прикосновение - Камерон СтеллаВикушка
10.12.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100