Читать онлайн Его волшебное прикосновение, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его волшебное прикосновение - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.56 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его волшебное прикосновение - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его волшебное прикосновение - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Его волшебное прикосновение

Читать онлайн

Аннотация

Ожесточенный Джеймс Сент-Джайлс мечтал безжалостно отомстить врагу, лишившему его и наследства, и положения в обществе. Обольстить невинную дочь недруга и тем расстроить ее брак со знатным и богатым аристократом — можно ли придумать более изощренную месть!
Однако Джеймс, устроивший настоящую охоту на юную Селину Годвин, сам не замечает, как из охотника превращается в жертву — жертву безумной любви к девушке, которая поклялась душой и телом принадлежать мужчине, способному пробудить в ней пламя истинной страсти…


Следующая страница

Глава 1

— Порок, мой друг, как и красота, бросается в глаза, — заявил Джеймс Сент-Джайлс, граф Иглтон, не поворачиваясь к своему спутнику и продолжая рассматривать богато одетую толпу, заполнившую королевский театр «Ковент-Гарден».
Этим вечером давали «Ромео и Джульетту». Крупный смуглый мужчина, стоявший рядом с Джеймсом, как всегда, ответил не сразу.
— Надеюсь, ты скажешь мне, кто автор этого мудрого изречения? — произнес он наконец. Вонтел замер в глубине ложи в тени красного бархатного занавеса, и его широкое скуластое лицо едва виднелось в неярком свете фонаря.
Джеймс прикоснулся к своей губе.
— Это сказал человек, мнению которого я безоговорочно доверяю, поскольку это я сам.
Вонтел хрипло рассмеялся, от его смеха многих бросало в дрожь, и подергал себя за густую черную бороду.
— Если это правда, в чем я не сомневаюсь, то мир, похоже, довольно унылое место, и меня это печалит.
— Ты, мой друг, лукавишь. — Джеймс улыбнулся своему слуге. — Ты сам погряз в пороках. А это зрелище, — он обвел рукой заполненные публикой пять рядов лож и партер, — только укрепит твою уверенность в том, что английское общество насквозь прогнило. Я счастлив, что мне так долго удавалось держаться вдали от него.
Публика абсолютно не интересовалась тем, что происходило на сцене. Все оживленно жестикулировали и переговаривались друг с другом, и каждый старался поразить окружающих своим вычурным нарядом. Джеймс старался не замечать того, что его собственная персона привлекала внимание девушек и молодых женщин, которые кокетливо смеялись и засматривались на него из своих лож.
— Мы всегда можем оставить эту твою затею и вернуться на наш остров, милорд.
— Нет, пока я не получу того, ради чего вернулся в Лондон! — Повернувшись к своему спутнику, Джеймс внимательно посмотрел на него своими серыми глазами. — Эта моя затея, как ты выразился, — все, ради чего я буду жить, пока с ними не будет покончено! И помни, что я просто Джеймс Иглтон, корабельный магнат. Дядя Августус убедил меня принять титул, но я сделаю это только тогда, когда все закончится. Не забудь, я предпринял столько усилий, чтобы в Англии не узнали о смерти моего отца и о моем родстве с ним. Будет жаль, если случайно оброненная тобой фраза предупредит врагов о моем появлении. Забудь про графский титул, пока я не решу, что пора воспользоваться им, чтобы свернуть шеи Дариусу и Мэри Годвин.
Выражение лица Вонтела не изменилось. Он поклонился, продемонстрировав голубую вышитую шапочку из такого же шелка, что и наглухо застегнутая туника, которую он носил поверх широких черных панталон, заправленных в высокие сапоги без каблуков. Сапоги были специально сделаны так, чтобы их владелец мог передвигаться быстро и бесшумно. Правда, об этом знали только Джеймс и его враги. К несчастью для последних, это открытие сопровождалось наказанием, которое лишало жертву возможности рассказать о нем.
Мужчина выпрямился и спокойно произнес:
— Тогда мой долг исполнен. Незадолго до смерти твоего отца я обещал ему постоянно напоминать тебе, что есть разные способы решать опасные дела.
Джеймс сжал кулаки. Он снова ощутил то напряжение, которое охватило его после смерти отца.
— Не важно, каким способом, Годвины должны быть уничтожены. И я получу то, что по праву принадлежит мне, а когда-то принадлежало моему отцу. — Он нетерпеливо заерзал в маленьком неудобном кресле, обитом голубым бархатом. — И я свершу возмездие.
Это было последним желанием умирающего отца — чтобы Джеймс отомстил за них обоих.
— Очень хорошо. Третья ложа слева — именно та, что нам нужна, мистер Иглтон. Прямо напротив нас.
Прищурившись, Джеймс обвел взглядом все помещение театра и взял бинокль:
— Ты должен был сказать мне это сразу же, как только узнал.
— Я так и сделал, мистер Иглтон, — спокойно парировал Вонтел.
Джеймс решил отложить взбучку, предназначавшуюся дерзкому слуге.
— Третья справа? В этом ряду?
— Да.
— Но в ложе только две женщины, а где же сам Годвин? Вонтел тоже посмотрел в бинокль.
— Девушка, должно быть, дочь, а женщина…
— Женщина меня не интересует, это явно компаньонка. — Джеймс снова принялся разглядывать девушку. — Она не может быть дочерью Годвинов. А другая слишком молода, чтобы быть ее матерью. Черт возьми! Твои сведения оказались неверными.
— Мистер Иглтон…
Джеймс не дал слуге договорить.
— Я рассчитывал познакомиться с ними. Годвины слишком дорого обошлись мне и моей семье, гораздо дороже, чем стоят их ничтожные жизни.
— Но вы намеревались сохранить им их.
— О да, — тихо отозвался Джеймс. — Я намерен сохранить им жизнь, но вряд ли они будут благодарны мне за это. Оставь меня и постарайся все разузнать поточнее. Я не собираюсь задерживаться в этом балагане, если Годвинов здесь нет.
Вонтел тихо исчез за портьечами в глубине ложи.
Джеймс рассеянно наблюдал за происходящим на сцене, а затем принялся разглядывать женщин, сидевших в ложе напротив, припоминая описание Годвинов, которое дал ему отец. Тщетно! Фрэнсис Сент-Джайлс помнил Годвинов такими, какими они были двадцать лет назад.
Обеих женщин отличало то, что они с интересом наблюдали за представлением. Старшей, темноволосой, было около тридцати. Ее серьезное, сосредоточенное лицо было довольно привлекательным. Строгое черное платье простого покроя говорило о том, что она была компаньонкой девушки.
А девушка…
— Нас ввели в заблуждение, мистер Иглтон. — Вонтел бесшумно возник за спиной Джеймса. — Годвинов еще нет в Лондоне.
— Что?
— Я сказал, что Годвины…
— Я слышал, черт возьми! Но как это может быть? Нам ведь сказали, что они появятся здесь в начале апреля, а сегодня уже десятое.
— Они изменили решение. Но говорят, что они должны приехать со дня на день. А девушка — это Селина Годвин, их дочь. Они отправили ее на сезон в Лондон.
— Но ты сам только что сказал, что их нет в Лондоне.
— Девушка и ее компаньонка приехали раньше. Джеймс снова поднес бинокль к глазам. Либо зрение обманывало его, либо девушка и в самом деле была необычайно привлекательна.
Вонтел положил руку на плечо Джеймсу. Этот жест был единственным проявлением фамильярности между ними. Вонтел впервые воспользовался таким предостережением, когда Джеймсу было чуть больше двенадцати, а ему самому едва исполнилось девятнадцать. В последующие двадцать лет ему не раз приходилось удерживать Джеймса от скоропалительных решений.
— Говорят также, что Годвины очень нуждаются в деньгах.
Джеймс не двигался, разглядывая высокую светловолосую девушку, чье шелковое платье цвета морской волны было лишено вышивки или каких-либо других украшений.
— Мне сообщили, что они рассчитывают поправить свои дела, выдав замуж мисс Селину. Говорят, что один богач уже сделал предложение. Не кажется ли тебе странным, что они решились потратиться на этот дорогой сезон в Лондоне?
— Согласен с тобой, — мрачно отозвался Джеймс. — Ты должен разузнать все, что кроется за этим.
Острый ум, ловкость и необычайные способности Вон-тела быстро добывать нужные сведения были хорошо известны только двум людям — Джеймсу и красавице Лиам, которой он полностью доверял. После смерти Фрэнсиса Сент-Джайлса Вонтел общался только с Джеймсом и китаянкой Лиам.
Первый акт представления закончился под громкий топот и радостные возгласы публики. Джеймс откинулся на спинку кресла.
— Итак, девушка стала средством, которое помогло Годвинам завладеть поместьем, на которое они не имели никаких прав.
— Вполне возможно.
— Не кажется ли тебе, что она — их самое ценное достояние?
— Похоже, они очень дорожат своей дочерью, — согласился Вонтел.
Джеймс задумчиво погладил лацкан своего красиво сшитого черного сюртука.
— Верно, она очень дорога им. Пошли, этот вечер может оказаться полезным для меня.
Во время антракта зажглись огромные хрустальные люстры. Джеймс вместе со следовавшим за ним по пятам Вон-телом торопливо покинул ложу.
— Самое время сделать первый шаг по направлению к моей цели. Я ничего не намерен оставлять Годвинам.
Селина продолжала хлопать, пока сцена не опустела.
— Какая жалость, что родители не видели этого чудесного представления, — произнесла она, повернувшись к своей компаньонке Летти Фишер. — Я должна поблагодарить их за все, что они делают для меня.
— Конечно.
Селина, даже не глядя на Летти, почувствовала, что та скрыла насмешливую улыбку.
— Ты, вероятно, считаешь мое поведение недостойным, Летти?
— Я нахожу тебя восхитительной и благодарю Бога, что им не удалось… не удалось сломить твой дух, — сказала Летти, заметно растягивая гласные, как это делали в Дорсете.
Селина смутилась.
— Но разве это не означает, что я хорошо притворяюсь? — Они с Летти договорились не называть в своих разговорах родителей Селины по именам.
— Тебе удалось выжить, дитя мое, и это уже подвиг. Летти была няней Селины, ее единственной воспитательницей, пока родители не наняли для девочки горничную, когда ей исполнилось четырнадцать лет.
Селина принялась разглядывать молодых людей, расхаживавших возле сцены.
— Почему они стремятся выглядеть так глупо?
— Ты говоришь про денди? — переспросила Летти.
— Да, посмотри, как они выступают. И как только не задохнутся в таких высоких и тугих галстуках? — Девушка вздохнула. — Неужели в Лондоне нет достойных мужчин, которые еще не женаты?
Летти хмыкнула.
— Сомневаюсь, что найдется мужчина, который соответствовал бы твоим завышенным требованиям.
— Неужели желание выйти замуж за хорошего и доброго человека, желание выйти замуж по любви и в самом деле невыполнимо? — Селина открыла зеленый веер, отделанный красивым кружевом, который ей посчастливилось недорого приобрести вместе с платьем. — О, Летти, если бы этот ненавистный Бертрам Лечвит понял очевидное.
— И что же он должен понять?
— Что я слишком высокая, некрасивая и скучная — тогда бы он сразу изменил свое решение и отступился.
— Если ты попытаешься заставить его поверить в эту чепуху, то очень скоро окажешься миссис Лечвит.
Голос Летти прозвучал очень грустно. Ее беспокоило, что родители Селины решили выдать девушку замуж за толстого пожилого торговца. Этот Лечвит был чуть старше ее отца и имел холостого сына, которому было далеко за двадцать. Персиваль, еще более отвратительный, чем сам Бертрам Лечвит, продолжал жить со своим отцом и, похоже, сопровождал его повсюду.
— Но ведь должен же быть какой-то выход, — прошептала Селина. — Должен. Дэвид рассказывал мне, что чувствует человек, когда встречает того, кто предназначен ему судьбой.
— Дэвид Толбот — хороший человек, — отозвалась Лет-ти о молодом священнике из деревеньки Литл-Падл, что располагалась рядом с имением Найтхед, домом Годвинов в Дорсете. — Даже в детстве он был паинькой.
Дэвид был сыном викария и вырос в этой деревушке.
— Ты не согласна с мнением Дэвида относительно любви?
— Я думаю, он такой же мечтатель, как и ты. И, несмотря на его привычку вмешиваться в грязные делишки, которые совсем его не касаются, он кажется мне неплохой парой для тебя.
— Хватит, Летги! Я уже говорила тебе, что мы с Дэвидом просто хорошие друзья и не более того. Я сразу узнаю того мужчину, за которого захочу выйти замуж. Давай не будем портить этот приятный вечер глупой болтовней.
— Но ты сама завела этот разговор. Ты всегда так делаешь. Мне действительно хотелось бы знать, какого мужчину ты ищешь, Селина. Как же я могу узнать его?
Селина фыркнула и пожала плечами, но тут же расслабилась, обнаружив, что платье сильно натянулось на груди.
— Я узнаю его, и этого достаточно.
— Мисс Годвин?
Селина резко повернулась в кресле и густо покраснела. Очень высокий мужчина стоял в их ложе. Должно быть, он вошел тихо и наверняка слышал, о чем они говорили с Летти… Как неудобно…
Мужчина поклонился. У него были черные вьющиеся волосы, как нравилось Селине, плечи казались очень широкими под элегантным черным сюртуком, который оставлял открытыми белый жилет, манжеты и изящный белоснежный галстук.
Он выпрямился, и девушка разглядела умное лицо, прямой нос, выступающие скулы и крупный рот. Он улыбнулся, продемонстрировав отличные белые зубы. Селина увидела его глаза и почувствовала, как по спине пробежал холодок. Никогда прежде она не встречала таких глаз: казалось, они заглядывали прямо в душу.
— Я напугал вас, мисс Годвин?
— О нет, ничуть. — Она заговорила, как те глупые болтушки, которые встречались ей на каждой вечеринке. — Вы просто удивили меня, сэр.
— Вы знакомы с мисс Годвин? — Летти не высказала ни малейшего удивления при его появлении. — Меня зовут Летги Фишер, я — компаньонка мисс Годвин. Я вас не помню. — На этот раз он действительно улыбнулся, и на его щеках появились глубокие ямочки.
— Нет, мадам, и я должен принести извинения за свое импульсивное решение подойти к вам.
Теперь, когда его внимание было обращено на Летги, Селина рассмотрела мужчину полностью: от его красивого загорелого лица, широких плеч и сильной груди до крепких мускулистых ног, на которых были такие облегающие панталоны, что девушка поспешно отвела взгляд. Разве толстый Бертрам Лечвит со своими цыплячьими ножками мог сравниться с таким великолепным мужчиной?
Когда Селина подняла глаза, то снова столкнулась с пытливым взглядом. Но на этот раз она не покраснела и не опустила глаза в притворном смущении.
— Почему вы решили подойти к нам? — холодно осведомилась она, не узнавая своего голоса. Селина почувствовала, как что-то сжалось у нее в груди и тепло разлилось по телу. Должно быть, это те самые ощущения, о которых предупреждал ее Дэвид, ощущения, которые приводили к падению некогда приличных женщин.
— Позвольте, мисс Годвин?
Селина слушала его глубокий звучный голос и испугалась, когда поняла, что он протянул ей свою большую, загорелую руку. Она заколебалась, прежде чем вложить в нее свои пальцы, и прижала другую руку к груди, когда он прикоснулся губами к ее чувствительной коже. Он задержал ее пальцы, и Селина резко выдернула руку.
— Разве мы знакомы, сэр?
— Простите, — произнес он. — Я не ожидал, что вы такая… Как это выразить… Пожалуйста, простите мою неловкость. — Он снова поклонился и, похоже, не мог подыскать нужных слов.
Он не ожидал, что она такая. Какая? Селина поджала губы. Надо будет рассказать Дэвиду о своих ощущениях.
— О, я совсем растерялся, — произнес мужчина. — Меня зовут Джеймс Иглтон. Я недавно приехал из Пайпани, это маленький остров в Южно-Китайском море. И боюсь, я растерял светские манеры.
Его улыбка обезоружила Селину, и девушка смягчилась.
— Вы долго жили на Востоке? — Конечно, не следовало задавать вопросы незнакомцу, но она не удержалась. Одно только упоминание о дальних странах возбудило ее любопытство.
— Я с детства жил там, за исключением, конечно, того времени, что провел в школе в Англии. Но вы, наверное, удивлены, почему я осмелился приблизиться к вам?
А разве не об этом она спрашивала с того момента, как он появился в их ложе?
— Моя ложа напротив. — Он неопределенно махнул рукой. — Мы случайно разговорились с одним знакомым, и он упомянул о вас.
Селина посмотрела на другую сторону партера.
— Странно, что вы смогли увидеть меня, полагаю, у вас есть бинокль.
На какое-то мгновение его взгляд стал оценивающим.
— Верно, но это не столь важно. Я понял, что вы живете в Дорсете.
— Да. — Интересно, почему такой состоятельный и красивый человек заинтересовался ею?
— Замечательно, я только что сам купил там поместье. Она хотела сказать, что Дорсет достаточно велик и там живет много народу, но не успела.
— Вообразите мое удивление, когда я узнал, что вам принадлежит Найтхед!
— Вам знаком мой дом? — недоверчиво поинтересовалась Селина.
— Да. Это восхитительный небольшой дом со стрельчатыми окнами, как мне сказали. И сады… Мне сказали, что его окружают прекрасные сады, что это результат огромных усилий. — Мускул дрогнул на его лице, но он тут же улыбнулся, правда, несколько скованно, как показалось Селине. — Может, я не так понял, но мне сказали, что хозяйка, которая жила там, разводила розы. Ей нравились большие зеленые лужайки с рододендронами. Верно?
Селина нахмурилась, этот мужчина заинтриговал ее.
— Вы красочно описали наши места, сэр. Моя мать часто говорила, что ей пришлось приложить немало усилий, чтобы привести поместье в надлежащий вид.
Мистер Иглтон смотрел поверх головы Селины, словно увидел то, что, похоже, рассердило его. Девушка молчала, а сидевшая рядом Летти деловито читала программку.
Селина поняла, что не может отвести взгляд от этого импозантного мужчины, такого могучего, что он заполнял собой все пространство ложи. Странное ощущение, захватившее ее, было незнакомым, но приятным и волнующим. Оно было похоже на те эмоции, которых, по словам Дэвида, нужно было тщательно избегать. Это наслаждение, физическое наслаждение, которое заставляет трепетать плоть, охваченную страстью.
Селина вздрогнула. Она слишком хорошо знала о судьбе тех женщин, которые предавались страсти. Но довольно этих глупостей!
— Благодарю вас за визит, мистер Иглтон. Надеюсь, вам понравится Дорсет.
Джеймс с трудом взял себя в руки и взглянул на девушку, сидевшую перед ним.
— Уверен, что мне понравится там, — ответил он, стараясь, чтобы в его голосе не прозвучала ярость, бушевавшая в нем.
Так эта Мэри Годвин посмела присвоить себе то, что так терпеливо создавала и выхаживала его мать, — ее сады. Годвины лгали своей дочери. И долгие годы ложь, без сомнения, была признана всеми как факт. Всеми, кроме Ав-густуса Сент-Джайлса, третьего маркиза Кастербриджа, и Джеймса. Джеймс доводился племянником маркизу и был его единственным наследником. После возвращения Джеймса в Англию бездетный маркиз с радостью принял единственного сына своего умершего младшего брата, Фрэнсиса, в великолепном поместье Моршем-Холл на побережье в Дорсете. Джеймс, по словам самого старика, был «ответом на его страстные молитвы», «будущим их старинного рода, которому грозило вымирание».
Второй акт представления уже начался, но Селина продолжала разглядывать Джеймса. А он неожиданно понял, что эта милая девушка может стать мощным орудием в его борьбе против подлости и зла.
— Когда вы возвращаетесь в Найтхед? — спросил он. Удивленно приподнятая бровь девушки дала ему понять неуместность такого вопроса.
— Простите, если мое любопытство рассердило вас. Я слишком долго находился вдали от общества и постоянно забываю об изящных манерах, — солгал он. — Блэкберн — мой первый дом в Англии, и я похож на ребенка, увлеченного своей новой игрушкой. — У него промелькнула мысль, что сам он больше расположен к другой игре. Джеймс всегда легко покорял женщин, но обычно его охватывала скука при мысли о необходимости нового завоевания. Однако сидевшая перед ним девушка была не похожа на его знакомых, именно такую он всегда мечтал встретить.
— Поместье Блэкберн? — Селина слегка наклонилась, и Джеймс заметил, что платье тесновато для ее полной груди. — Если это то самое, о котором я думаю, то оно прежде принадлежало пожилому эсквайру Лоудеру. Оно расположено в трех милях от Найтхеда.
У Джеймса пересохло во рту.
— Конечно, это то самое, — подтвердил он. Господи, да она лакомый кусочек! Небольшие рукавчики, призванные удерживать платье на белых округлых плечах, норовили соскользнуть вниз при каждом движении девушки.
— Похоже, вы бывали там? — спросил он.
— Внутри нет, хозяин был довольно замкнутый человек. Но я много катаюсь верхом, потому что… — Она помедлила. — И проезжаю мимо того поместья несколько раз в неделю. — Девушка отвернулась и глубоко вздохнула. От этого движения розовый сосок очутился у самого края выреза.
Джеймс сглотнул и прикусил нижнюю губу. Полная мраморная грудь Селины пробудила в нем желание стянуть с нее платье и зацеловать ее пухлые губы, нежную шею и розовые соски. И когда девушка начнет стонать от восторга, умоляя его о продолжении, он с удовольствием обучит ее науке страсти…
Джеймс весь напрягся, обрадовавшись тому, что свет начал меркнуть, скрывая яркое свидетельство того, как его тело отреагировало на увиденную им картину.
— Желаю вам получить наслаждение от вашей игрушки, — неожиданно произнесла Селина.
Джеймсу показалось, что девушка прочитала его мысли, и он смутился. Но Селина имела в виду его поместье — Спасибо. — Похоже, у него появилась возможность получить наслаждение или, вернее сказать, удовлетворение, отомстив Годвинам за их подлость и жадность.
— Что-то не так, мистер Иглтон?
— Нет, все отлично. — Она, должно быть, заметила его волнение. — Надеюсь, вы позволите мне нанести вам визит, — ответил Джеймс, вспомнив о светских приличиях.
Девушка смотрела ему в глаза, и он сцепил руки за спиной. Милое создание с густыми золотистыми волосами. Он вдруг отчетливо представил себе, как эти пряди будут скользить по его пальцам, ниспадая на эту восхитительную грудь.
— Так я смогу навестить вас, мисс Годвин?
— Вы очень любезны, но я не вернусь в Дорсет до конца сезона. В другом случае я была бы рада принять вас.
«Не так быстро, моя милая! Я еще сделаю тебя своей игрушкой».
— Я имел в виду, что мог бы нанести вам визит здесь, в Лондоне.
— О! — На какое-то мгновение ее напускная холодность исчезла. — Мы остановились в доме на Гудзон-стрит, но я не думаю…
Он ободряюще улыбнулся.
— Благодарю. Так до встречи, да?
— До встречи. — Девушка потупилась, и Джеймс вышел.
Джеймс покинул ложу и присоединился к Вонтелу, поджидавшему его в конце коридора.
— Ты выглядишь так, словно только что вышел из боя, — заметил Вонтел. — Словно ты сражался и победил, наслаждаясь каждым мгновением битвы.
— Твои дедуктивные способности, как всегда, достойны восхищения. Я сражался и победил, по крайней мере в данный момент. — Джеймс стал спускаться по лестнице, перескакивая через две ступени. — Но это только разведка боем, друг мой. Впереди война, и я начинаю думать о ней с гораздо большим удовольствием, чем раньше.
— Не хочешь ли ты…
— Объясниться? — Джеймс рассмеялся. — Изволь. Я только что встретил красивую девушку с великолепной фигурой. У нее огромные карие глаза. Юное создание, похожее на дикое животное, — пугливое, но любопытное, милое и доверчивое, неопытное, но достаточно зрелое.
Вонтел засмеялся.
— Неужели мы говорим о мисс Годвин?
— Конечно. — Они вышли на улицу, и Джеймс подал знак вознице, который болтал с остальными, коротая долгие часы ожидания. — Вонтел, этот вечер принес мне даже больше, чем я ожидал. Я только что познакомился с женщиной, которая поможет мне исполнить то, ради чего я приехал в Англию.
— Рад за тебя.
Стук копыт приближался, и Джеймс с довольной улыбкой окинул взглядом Вонтела.
— Ты должен радоваться за меня. Если мой инстинкт меня не обманывает, то эта невинная помощница послужит моим целям, и при этом ей предстоит многое узнать. А я с удовольствием преподам ей эти уроки.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Его волшебное прикосновение - Камерон Стелла



Не плохо не много романа и детектива. Гг адекватны и даже интересны второстепенные герои.
Его волшебное прикосновение - Камерон СтеллаGala
4.05.2014, 15.05





роман написан великолепно, не скучно читать даже с первых страниц. культурный и увлекательной. 5+
Его волшебное прикосновение - Камерон Стелласандорка
3.11.2014, 12.48





Нет предела людской подлости и алчности, за что и поплатились. Эпилог порадовал.
Его волшебное прикосновение - Камерон СтеллаТаня Д
27.11.2014, 0.37





Очень посредственный роман. Написан по всем законам жанра: герой красавец с багажем прошлого, героиня глупенькая бедненькая девочка, конечно же пара злыдней, ну и небольшая интрига для развязки . Особо не раздражает, хотя перескакивала главы с сексом так как ни какой пикантности, никакой изюминки в них нет. Героиня ну оооочень уж наивная. 6/10
Его волшебное прикосновение - Камерон СтеллаВирджиния
13.08.2015, 17.07





Це не роман, а дурдом! На 2 побаченні ГГ майже віддалася незнайомцю. Ніякої логіки. Звідки такий високий рейтинг?
Его волшебное прикосновение - Камерон СтеллаОля
12.06.2016, 23.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100