Читать онлайн Дорогой незнакомец, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой незнакомец - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Дорогой незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Без сомнения, она уже от него без ума. Да иного и не следовало ожидать от этой провинциалки. Оливер глубоко вдыхал ароматный воздух, пропитанный запахами сырой травы и ранних роз. Англия. Наконец-то он близок к тому, чтобы обосноваться в краях своих предков, где все по праву должно принадлежать ему.
К несчастью, ему придется согласиться посвататься к Лили Эдлер, но он научился обращать любую ситуацию в свою пользу, а из этой ситуации нужно постараться извлечь максимальную выгоду.
Когда он приехал в Хэмпшир, на него нахлынула волна такой ярости, что он сам был поражен ее неожиданной силой. Оливер думал, что, столкнувшись лицом к лицу со своим прошлым, он испытает лишь облегчение и примирится с ним. Ему казалось, что он уже поборол свой гнев. Он намеревался выяснить, каким образом он лишился всех своих прав, но он не ставил перед собой задачу вернуть себе эти права. Единственная его цель – это добраться до истины.
Он слегка улыбнулся. Он не испытывал неудобств, лежа на твердом камне. Есть что-то успокаивающее в его неподатливости и неподвижности. Камень дает возможность ощутить под собой твердую почву.
Каждый раз, когда он сталкивался с мисс Эдлер, она смотрела на него с очень странным выражением. Его улыбка стала шире. При виде его она, несомненно, теряла голову. Даже теперь, когда он отдыхает в этом приятном местечке, она занята своими богоугодными делами в церкви в полной уверенности, что он и не подозревает, как она сохнет по нему. Но у Оливера глаз наметан. Он знает, какие глубокие страсти кипят за внешней женской суровостью и молчаливостью, за напускной застенчивостью.
Лили Эдлер, видимо, надеется заинтриговать его своей скромностью, но Оливер видит ее насквозь. Он сначала позволит ей поиграть в ее маленькие игры, а потом использует ее. Естественно, он проявит великодушие. Он не собирается причинить кому-либо вред, и уж по крайней мере не молоденькой простушке, которая ничего для него не значит. Ну в крайнем случае ему придется доставить ей некоторое удовольствие, которое послужит ей компенсацией за все те услуги, которые она ему окажет.
Конечно, ей уже давно пора было бы выйти из церкви. Когда она появится, он почтительно ей улыбнется, поклонится – тоже почтительно, шепнет ей что-нибудь почтительное до тошноты, а потом зайдет в часовню. Профессор Эдлер объяснил ему, что его любимая дочь проводит много времени в церкви Святого Седрика. Оливер должен постараться произвести своим благочестием впечатление и на отца, которым он, впрочем, чистосердечно восхищался, и на дочь.
Завтра он под каким-нибудь благовидным предлогом поедет в Лондон, где ему нужно предстать перед Ником Вестморлэндом. Его друг и зять, а теперь еще и партнер по бизнесу, он с превеликой радостью составит Оливеру компанию в этом маленьком развлечении.
За приятную компанию ему, несомненно, придется заплатить, выслушав жестокую критику по поводу безрассудства этого рискованного предприятия.
Оливер нахмурился. Ему нельзя идти на попятную, он теперь уже не может свернуть с полпути. Он просто обязан сделать то, для чего он прибыл сюда. При этом его не покидала странная уверенность, что молчаливая мисс Лили Эдлер может оказать ему огромную поддержку в достижении поставленной цели.
Ему нужно пошевеливаться, чтобы успеть предстать перед ней не только почтительным, но и не на шутку заинтересованным ею. Да, это должно заставить затрепетать ее праведное сердечко.
– Мистер Ворс, если я не ошибаюсь?
Оливер так стремительно подскочил, что в позвонках у него что-то хрустнуло. У края могилы стояла Лили Эдлер собственной персоной. Ее серый шелковый капор сидел на ней слегка криво, а глаза, такие же серые, как и шелк ее шляпки, выражали что угодно, но только не чопорную застенчивость.
– У вас есть стыд, сэр? – Она сжала свой чуточку широковатый рот в жесткую линию. Заостренный подбородок подрагивал. – Для вас, похоже, нет ничего святого.
– Мисс Эдлер! – Со всем достоинством, которое он только смог изобразить, он поднялся на ноги и сделал было движение приподнять шляпу, но вспомнил, что шляпы-то на нем как раз и нет. Скрывая замешательство, он пригладил волосы и одернул сюртук. – Какая приятная неожиданность повстречать вас здесь.
– Вздор, – отрезала она.
Оливер опешил:
– Простите, что?
– Я сказала, вздор. Удивлены? Вздор! Я не глупая девчонка, мистер Ворс. Я знаю все ваши штучки. Запомните это, пожалуйста. Это, – она указала недрогнувшим пальцем на могилу, – освященное место упокоения человека, покинувшего этот мир. У мистера Юстаса Гудвина найдется что сказать вам по поводу вашей непочтительности по отношению к усопшим.
Оливер с озадаченным видом отступил на шаг от могилы.
– В самом деле. И о чем я только думал.
– Мне представляется, что вы вообще мало о чем думаете.
Он рассматривал ее сердитое лицо. Простушка, как ему говорили, она на самом деле таковой не являлась – это было неподходящее для нее слово. Было какое-то неизъяснимое очарование в ее больших, ясных глазах, в ее довольно резких чертах. Ему внезапно пришло в голову, что она похожа на сказочного эльфа… Хотя нельзя сказать, чтобы Оливера когда-либо интересовали женщины, которые не были бы откровенно привлекательными.
Язычок мисс Эдлер, однако, был поистине наделен жалом. И ему до сих пор неизвестно, умеет ли она улыбаться. Чертовски досадно, что ему придется по меньшей мере терпеть эту язвительную крошку, пока он будет продвигаться к своей цели, осуществления которой он ждал столько лет.
– Мой отец – прекрасный человек, – тем временем объявила крошка. – Лучший из всех, кого знаю. Он добр и благороден и очень-очень умен. Но, как и большинство мужчин, он может быть простодушным и доверчивым, когда имеет дело с другими людьми, в особенности наделенными не лучшими свойствами человеческой натуры. Я думаю, что человек, задавшийся целью и обладающий известным умом и хитростью, способен обмануть его.
Боже, она разгадала его. Не до конца, конечно, но до определенной степени. Пора перехватить у нее инициативу в этом разговоре.
– Профессор Эдлер – прекрасный человек. – Тут он не покривил душой. – Я считаю, что мне выпала удача получить у него эту должность. Ваши обвинения по поводу мотивов, по которым я принял это предложение, поражают меня, мисс Эдлер, глубоко поражают. Я оскорблен.
Он покачал головой и отвернулся, как будто от волнения не мог смотреть ей в глаза. Ее нужно отвлечь любой ценой.
– Каким образом мой отец выбрал вас в помощники?
Оливер снова взглянул ей в лицо и тепло улыбнулся.
– Как это ни покажется странным, нас с профессором Эдлером свел общий знакомый. Не правда ли удивительно, как порой судьба играет нами?
– Какой общий знакомый?
Ого! Несгибаемый характер у этой барышни.
– Приятель моего приятеля, мисс. Друг вашего папы повстречал моего друга. В разговоре прозвучало упоминание, что ваш отец ищет секретаря, а мой знакомый знал, что я надеюсь найти место в Англии.
Она переступила с ноги на ногу, и колоколообразная юбка ее серого платья заколыхалась. Не маленькая и не высокая, мисс Эдлер была весьма субтильной особой. Оливер отметил узенькую талию и грудь, лишь слегка обозначившуюся под белым тонким муслином, прикрывающим вырез лифа. Хрупкая, но… прелестная на свой особый манер. Угадывающееся под платьем нежное тело, не полностью скрытое от взгляда, вызвало у него мгновенную вспышку, которой он никак не ожидал.
Обязательно нужно съездить в Лондон.
– Вы – американец, – сказала она так, будто вынесла приговор за какое-то преступление.
– Да. – Еще одна вспышка, но на сей раз гнева, настигла его столь же неожиданно, как и первая.
– Что бы могло заставить американца пойти в услужение к провинциальному профессору в Англии?
Она целенаправленно пыталась загнать его в угол. И будь он проклят, если знает, зачем. Он совсем не так представлял себе их первую встречу.
– Итак, мистер Ворс?
– Вы ставите меня в тупик, мисс Эдлер. Ваш отец – преуспевающий, хорошо образованный человек. И я не рассматриваю свою должность секретаря и помощника в исследованиях как должность слуги, но, если вы придерживаетесь иного мнения, я готов признать свою ошибку. – И как только он не поперхнулся, произнося эту холопскую бессмыслицу. – Ну а что касается причин, по которым американец оказался в Англии, то это было моей мечтой, дорогая леди. Видите ли, я – сирота. Нет, не высказывайте мне ваших соболезнований. Я не привык взывать к жалости. – Он поднял руку точно рассчитанным жестом, в котором соединялись достоинство и сдержанная скорбь.
– Никакой жалости я к вам не испытываю, – заверила его мисс Эдлер. Она пристально рассматривала его сквозь прищур глаз. Если она и почувствовала прилив сострадания, то ей хорошо удалось его скрыть.
Интересно, улыбается ли она… хоть когда-нибудь?
Оливер прочистил горло.
– Ну вот и хорошо, благодарю вас. Ребенком я был отдан на воспитание к прекрасным людям, выходцам из Старого Света. Они часто с любовью вспоминали Англию. Я рос в атмосфере преклонения перед этой страной и мечтал обрести там родной дом. Мне трудно объяснить это более внятно. Я чувствовал, что меня влечет к вашим благодатным берегам и к народу, из которого вышли дорогие мне люди, принявшие участие в судьбе мальчика столь скромного происхождения.
В последовавшей за этим тишине Оливер еще раз перебрал в памяти только что наспех выдуманную историю, которую ему удалось выпалить не моргнув глазом, несмотря на ее почти детскую несуразность.
Но мисс Эдлер также не моргнула глазом. Она вновь уставилась на него и насмешливо произнесла:
– Как это трогательно! Бедный ребенок, которого подобрали ангелы и который возвращается в края этих ангелов милосердия, отдавая дань их корням… В Бостоне все мужчины разговаривают так же, как вы?
– Как разговаривают?
– У вас, как мне кажется, произношение довольно культурного человека, но в нем все же есть что-то необычное.
– У американцев много разных акцентов, – ответил он, подавив раздражение. Как она провинциальна и самонадеянна! Поразительна. Несносна.
Черные волосы составляют резкий и неожиданный контраст с серыми глазами. Ее шляпка, и платье, и тонкая шаль – все безупречного качества, но изрядно поношено. Оливер подметил отсутствие перчаток и одной пуговицы на корсаже, а также то, что желтые маргаритки, украшавшие поля ее шляпы, угрожают в любую минуту оторваться. Девушка выглядела безнадежно отставшей от моды, но, заключил Оливер, поскольку ее отец богат, это скорее всего объясняется тем, что ее совершенно не заботят подобные вещи. Черт побери, он не мог припомнить, чтобы ему приходилось встречать другую такую женщину.
– Вы просто забросали меня вопросами, мисс Эдлер. – Он перешел на более легкий тон, стараясь, чтобы глаза его улыбались так же, как и губы. – После сегодняшнего разговора вы будете знать меня гораздо лучше.
– Я и так достаточно хорошо вас знаю. Я вижу вас насквозь.
Он не находил слов. Она явно старалась раздразнить его, добиваясь, чтобы он вышел из себя и, оскорбленный в своих лучших чувствах, отбыл.
– Разве есть что-нибудь зазорное в том, что человек зарабатывает себе на жизнь, мисс Эдлер, если он это делает честно? Я не ожидаю от вас иного отношения, чем просто как к наемному служащему в доме вашего отца, но я все же надеюсь, что вы не будете меня за это презирать.
Она настолько открыто смерила его взглядом с головы до ног, что ему ничего другого не оставалось, как только стоять не сводя с нее, в свою очередь, взгляда. Он видел, как она судорожно втянула в себя воздух и как между ее бровей залегла морщинка. Ее естественная бледность стала еще более явной, насколько это вообще было возможно.
– Так вы честный человек, сэр?
Налетевший невесть откуда ветер запутался в лентах ее шляпки и, словно потешаясь, растрепал его волосы, хотя утро выдалось абсолютно безветренным. Она была совсем пигалицей, худенькой, бледной и в самом деле чуточку простоватой, но он явственно ощущал ее волю – она была сильной, властной и в то же время трепетной.
Оливер непроизвольно протянул руку, чтобы дотронуться до складки между ее бровей.
– Какие мы серьезные, – промурлыкал он, удивившись, что она не отпрянула. – Если так хмуриться, на этом хорошеньком лобике появятся морщины.
Девушка спокойно отступила на шаг назад и с достоинством вскинула голову.
– Я задала вам вопрос, и вы на него уже ответили. – Ее щеки залились нежным румянцем. – Из всех пороков я больше всего ненавижу ложь. В особенности ложь с жестокими целями. Хорошенькой женщине не нужно говорить, что она хорошенькая, она и так это знает. Я могу вас заверить, что нисколько не заблуждаюсь на свой счет. Желаю приятно провести день.
Черт побери, он все испортил. Оливер подобрал свою шляпу и пустился вдогонку за быстро удалявшейся мисс Эдлер. Она держалась прямо, высоко подняв голову, и ее юбки развевались и хлопали, как паруса, в такт ее стремительным шагам.
Он без труда догнал ее и пошел рядом с ней в ногу.
Только отчетливый стук его каблуков по каменным плитам дорожки да легкое пошаркивание ее мягких туфелек нарушали тишину. Она все убыстряла и убыстряла шаг, почти перейдя на бег. Он слышал ее дыхание, резко вырывавшееся из груди.
– Мисс Эдлер, – сказал он, когда они покинули пределы церковного двора и устремились вдоль главной сельской улицы по направлению к широкому переулку, ведущему к Блэкмор-Холлу. – Мисс Эдлер, пожалуйста, не расстраивайтесь.
– Я… – Она остановилась, и ее лицо еще больше порозовело. – Как вы смеете указывать мне, какие чувства я должна испытывать. Почему…
Две пожилые дамы важно прошествовали мимо них, направляясь в сельскую продуктовую лавку. Мисс Эдлер кивнула в ответ на их приветствие и, едва они исчезли за дверью магазинчика, поспешила дальше.
Он не должен прекращать попыток добиться ее расположения. Он не может себе этого позволить. В гнетущей тишине они продолжали свой путь вдоль рядов серых, крытых соломой каменных домов, окруженных садами, готовыми вот-вот распуститься в весеннем цветении.
Переулок, ведущий к обнесенным оградой землям поместья Блэкмор-Холл, был изрезан следами колес экипажей. Прошедший ночью дождь оставил на земле непросохшие лужи. Мисс Эдлер, почти паря в воздухе, словно эльф, проворно их огибала. Оливеру казалось, что в каждом шаге девушки сквозит охватившее ее отчаяние.
Не он ли является его причиной? С каким упорством эта малышка старается избавиться от него!
– Вы пришли к выводу, что я достоин презрения, – наконец проговорил он с неподдельной горечью. – Не могу ли я узнать почему?
Она заколебалась, пробежала еще немного и резко повернула назад, приблизившись к нему вплотную. Ей пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему прямо в лицо.
– Меня кое-что смущает. – Она сложила губки в своей неповторимой манере.
– Пожалуйста, объясните мне, что вы имеете в виду, – тихо попросил он.
В этот момент Оливер особенно отчетливо осознал, какую огромную роль эта девушка еще может сыграть в его жизни, с изумлением ощущая, какое возбуждение вызывает в нем эта мысль.
– Я довольно подробно рассказал вам о себе, – волнуясь, продолжал он. – Разве я дал вам повод для презрения? Но по вашему поведению я понял, что вы считаете меня совсем не таким человеком, как я о себе рассказываю.
– И причина тому – моя проницательность.
Она яростно тряхнула головой, отчего одна из маргариток почти совсем оторвалась от полей шляпы и смешно и уныло свесилась перед ее глазом. Похоже, она этого даже не заметила.
– Согласитесь, что джентльмены хорошо владеют искусством пустой лести, мистер Ворс.
К счастью, ему не пришлось искать ответ на этот решительный выпад.
Две рослые собаки, лая и кружа друг возле друга, выпрыгнули из щели в изгороди и внезапно со всех ног ринулись в направлении Оливера и мисс Эдлер. Та, что поменьше – белая лохматая тварь, – помчалась прямо на девушку, брызгая во все стороны грязью. Оливер обхватил свою спутницу за талию и приподнял над землей.
Она сказала «ох» да так и застыла с открытым ртом. Собака проскочила под ней и пустилась в погоню за своей товаркой. Оливер посмотрел в лицо мисс Эдлер и удивленно заметил:
– Да в вас совсем нет никакого веса.
– Прошу прощения, но какой-то вес у меня все же есть, – парировала она.
– Почти никакого. – Оливер принял серьезный вид и слегка покачал ее, будто проверяя свое открытие. – Поразительно! Я привык к весьма упитанным женщинам. Не к таким, которых в талии можно обхватить пальцами. – Ему доставляло удовольствие ощущать в своих руках ее тело, нравилось слышать ее чистое дыхание на своем лице, нравился рот, до которого сейчас так легко было дотянуться губами. Большой, но не чрезмерно. И нежный. А там, где кончики его больших пальцев слегка касались ее груди сквозь грубый корсаж, он ощущал…
– Не сомневаюсь, что вы привыкли к более женственным фигурам. – Ее тонкие ноздри раздувались. – Я была бы вам крайне признательна, если бы вы опустили меня на землю.
Он поспешно выполнил ее просьбу.
– Конечно. Извините меня.
– Вы поразительно импульсивный человек, но все же я должна вас поблагодарить. – Она оправила юбки и предприняла безуспешную попытку привести в порядок сбившуюся набок шляпку, а также стереть с лица брызги грязи, но при этом умудрилась лишь размазать ее полосками по носу. Увы, платье ее слишком явно демонстрировало последствия встречи с собакой. Когда она вновь заговорила, голос ее прозвучал по-детски беззащитно: – Я вся в грязи с ног до головы. Однако по поводу лести…
– Вы слишком строги, – мягко перебил ее Оливер. – Все мы несовершенны. Если джентльмены и обучены искусству пустой лести, так это только потому, что этого требуют от них сами женщины.
Ее глаза потемнели.
– Я ни от кого не требую лести. И я отлично знаю, что отнюдь не являюсь хорошенькой женщиной. – И прежде чем он успел что-либо возразить, она резко тряхнула головой. – Нет, нет, я не хочу, чтобы вы со мной спорили по этому поводу. Я просто привела этот факт в качестве примера. Я не знаю, с какими целями вы сделали мне комплимент. Возможно, мне не следовало судить вас за это так строго.
Он не находил подходящего ответа.
– Я снова вас спрашиваю, вы – честный человек?
Да, он честный человек. Возможно, он и готов использовать не совсем честные способы, чтобы получить то, что ему нужно здесь, в Ком-Пиддл, но он всегда будет считать себя человеком чести.
– Мистер Ворс!
Его так и подмывало сейчас же спросить ее, нельзя ли ему называть ее по имени. Но он не стал этого делать, вспомнив, что он для нее презренное существо, наемный работник.
– Мистер…
– Да, я – честный человек. – Взяв себя в руки, он продолжал: – Я собираюсь обосноваться в Англии. Доверие, которым почтил меня ваш отец, его решение взять меня к себе на службу укрепили меня в этом намерении.
Это не ложь, совсем не ложь, он готов был в этом поклясться.
Мисс Эдлер отвернулась было, но тут же повернулась опять и, вскинув голову, смело взглянула ему в глаза:
– Положим, что это действительно так. Возможно, я в вас ошиблась. Ваши честность и прилежание заслуживают восхищения. По правде говоря, трудно придумать более похвальные качества.
Оливер что-то промычал в знак согласия. Солнечный свет коснулся ее щеки, шеи, позолотил кончики темных ресниц. Такая серьезная. Такая подкупающе искренняя. Такая гибкая. Он ощутил ее гибкость, когда, поддавшись порыву, приподнял ее.
Оливеру захотелось снова подержать мисс Эдлер в руках… Ему вдруг захотелось испытать, как она будет изгибаться от более интимных прикосновений.
– О чем вы думаете, сэр?
Он закашлялся и склонил голову, пытаясь скрыть смущение.
– Я думаю, что почел бы себя счастливчиком, если бы заслужил ваше одобрение.
Она продолжила свой путь, и Оливер присоединился к ней. То, что он сейчас сказал, тоже не было ложью. Он хотел, чтобы она им восхищалась, чтобы… чтобы доверяла ему.
Ему необходимо добиться ее благосклонности. Стиснув зубы и сцепив за спиной руки, он шагал и обдумывал свою цель. В его планы никак не входило сентиментальное увлечение женщиной, которая никогда не сможет приковать к себе его внимание дольше чем на мгновение.
– Ну а теперь, – смущенно произнесла она, – я хотела бы извиниться перед вами. Папа часто пеняет мне за упрямство и ядовитый язычок.
Он уже приготовился ответить, но вовремя спохватился. У этой игры были совсем другие правила. Ему не следует поспешно пускать в ход пошлости, которые большинство женщин ждут и любят.
– Благодарю вас, но вам нет необходимости передо мной извиняться. Боюсь, что это я был не слишком почтителен.
– Но вы же не могли меня знать. Я, как видите, уже в солидном возрасте, но все еще недостаточно разбираюсь в тонкостях светских отношений между мужчинами и женщинами.
В солидном возрасте?
Они прошли под аркой широких парадных ворот Блэкмор-Холла, увенчанной красивой каменной скульптурой оленя.
– Вам сегодня пришлось изрядно походить, – заметил он.
– Как, очевидно, и вам.
– Вы женщина, мисс Эдлер, и не особенно крепкая.
– Я чрезвычайно крепкая, – возразила она, еще раз обернувшись к нему. – И чтобы предвосхитить ваши замечания относительно моей привычки ходить одной, скажу вам, что я слишком стара и слишком… я слишком стара, чтобы считать, что таким образом рискую своей репутацией.
Он стиснул зубы, вовремя воздержавшись от замечания, что знает, что ей всего лишь двадцать пять. Уже не ребенок, конечно – это правда, – но далеко еще и не старуха. И если бы она только знала, какому риску могла подвергнуться ее репутация, она бы тут же бежала от него без оглядки.
Легчайшая улыбка промелькнула на ее лице и исчезла с такой быстротой, что у него не было полной уверенности, действительно ли он видел ее.
– Я в самом деле ошиблась в вас. Вот видите, – она предостерегающе подняла пальчик, – вы опять порывались сказать мне какую-то лесть, не так ли? Я вижу это по вашим глазам. Но вы все-таки сумели дать правде восторжествовать. Браво, мистер Ворс, браво.
Он должен прекратить все попытки обольщения.
Она протянула ему руку:
– Вы простите меня за грубость?
Он медленно обхватил ее руку своей и осторожно сжал ее пальцы. Какой дух обитает в столь неказистой оболочке! Ну почему она не оказалась одним из тех легкомысленных созданий, которые всегда готовы поразвлечься и вскоре без труда забывают о своих увлечениях?
– Мне нечего прощать вам, – серьезно ответил он мисс Эдлер.
Она снова улыбнулась, но не губами, а только глазами. Они стали мягче и слегка сузились у висков.
– Я не хочу вас смущать, но я вам признательна за то, что вы преодолели все недоразумения между нами. – Ее рука все еще доверчиво покоилась в его руке. – Нужно отдать должное способности папы разбираться в людях.
– Спасибо, мисс Эдлер. – Тут впору праздновать победу, забыв о прежних опасениях.
Ему ничего не оставалось, как откланяться и сопроводить ее к внушительному, увитому плющом особняку с зубчатыми башнями и парапетами.
Когда они подошли к широкой дорожке, идущей по краю просторной лужайки, простирающейся до самого дома, она снова остановилась и взглянула на него.
– Некоторые не могут понять, почему отец содержит такой большой дом, когда нас всего только двое, – сказала она. – Он купил Блэкмор для моей матери, потому что она просто влюбилась в этот дом. После ее смерти он не смог заставить себя расстаться с ним.
– У вашей матушки был поразительно тонкий вкус, – отозвался Оливер.
– Да, это так. Добро пожаловать в наш дом, мистер Ворс.
– Спасибо, мисс Эдлер.
Она кивнула:
– Не за что меня благодарить. Я тоже неплохо разбираюсь в людях и могу вам сказать, что правда на вашей стороне. Ваше лицо, мистер Ворс, светится честностью и искренностью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой незнакомец - Камерон Стелла



средненький романчик...не впечатлил
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаЕлена
31.03.2012, 18.04





Понравился,даже то,что он немного детективный.
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаТаня
24.12.2012, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100