Читать онлайн Дорогой незнакомец, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой незнакомец - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Дорогой незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Через час прибыл достопочтенный мистер Юстас Гудвин. Вместе с ним приехала Розмари, которая от волнения была еще молчаливее, чем обычно. Она вошла в гостиную, где в ожидании сидела Лили вместе с обезумевшей от горя тетей Фрибл, и, бросившись к подруге, стиснула ее руку.
– Мистер Гудвин, – жалобно проскулила миссис Фрибл. – Не могу сказать, какое для меня облегчение видеть вас. Наконец-то голос рассудка в пучине… Ох, мистер Гудвин, мне стоит большого труда принудить себя говорить о том неописуемом ужасе, что здесь происходит.
Развить эту тему она не успела, поскольку вслед за мистером Гудвином появился отец, а за ним – Оливер.
Лили взглянула на Оливера и только вздохнула. Он, по существу, сделал этот шаг ради нее, чтобы спасти ее от Витлэса. Правда, он говорил ей, что любит ее, но она все же не решалась ему поверить. Невзирая на его уверения, что он будет счастливейшим человеком, если женится на ней и проведет свои дни в Блэкмор-Холле, где, по его словам, он обрел спокойствие.
Он сказал, что любит ее.
– С тобой все в порядке, Лили? – прошептала Розмари. – Я так взволнованна. Он самый красивый мужчина, какого я когда-либо встречала.
– Он лучший мужчина в мире, – тихо ответила ей Лили. – Самый достойный и самый честный. Он открыл мне свою душу, и он убежден, что нас ждет счастливая совместная жизнь.
– Я так и знала, – сказала Розмари, сжимая руку Лили. – С того самого момента, когда я увидела его, я поняла, что в нем есть какая-то исключительность. На мгновение мне показалось, что я знаю его, хотя и не могла понять, откуда. Но теперь я понимаю, что именно я тогда ощущала. Я чувствовала его доброту, и у меня было предчувствие. Ох, только не говори об этом Юстасу, это его совсем не обрадует. Но это правда. У меня было предчувствие, что он сыграет очень важную роль в твоей жизни. Может быть, это было связано с тем, что ты чересчур горячо настаивала, что он тебе не нравится. Говорят, такие утверждения очень часто свидетельствуют об обратном.
Лили с удивлением взглянула на свою подругу. За все годы их тесной дружбы Розмари еще никогда не произносила столь длинной речи.
– Я попросил мистера Гудвина навестить нас, – сказал отец. – Нам бы хотелось сделать все как можно скорее.
– Скорее? – Тетушка Фрибл плюхнулась на диван и закатила глаза. – Где моя нюхательная соль?
– Есть какие-то основания для спешки? – спросил мистер Гудвин, и в его тоне сквозила подозрительность. – Может быть, мне следует об этом знать?
– Вовсе нет. – Отец похлопал его по спине. – Я просто имел в виду, что, когда два молодых человека любят друг друга, нет причин для отсрочек. Вы согласны, Оливер?
– Согласен.
– Мы были бы вам очень обязаны, если бы вы провели маленькую беседу с этой счастливой парой, достопочтенный отец. Потом, если позволите, мы попросим вас объявить о помолвке. Сегодня суббота. Это значит, что мы можем запланировать свадьбу, хм-м… через три недели и еще один день, считая с завтрашнего дня. Превосходно.
Мысли Лили бешено вертелись в голове, и она никак не могла привести их в порядок. Три недели и еще один день, и она будет замужем за Оливером? И тогда она навсегда будет свободна от лорда Витмора?
Она должна стать женой Оливера!..
– Это вас устроит, Лили? – спросил Оливер. Он улыбнулся ей улыбкой, которая одновременно была отчасти роковой, отчасти нежной, отчасти вопросительной.
– Безусловно, – выдохнула она.
– Тогда давайте начнем, мистер Гудвин. Мне кажется, нужно выполнить некоторые формальности.
Брат Розмари положил Библию на камин, повернулся спиной к огню и приподнял полу своего блестящего черного сюртука. Несмотря на приближение лета, погода была холодной, и отец велел, чтобы огонь разжигали каждый день до тех пор, пока не потеплеет.
– Достопочтенный Гудвин, – с надрывом начала тетя Фрибл. Она с трудом поднялась с дивана и впилась умоляющим взглядом в лицо священника. – Здесь еще многое нужно прояснить. О да, несомненно, очень многое. Я… Вот что, мы должны обратить внимание на связи этого человека. У него их нет.
– В таком случае, – сказал отец бесстрастно, – нет смысла обращать внимание на то, чего нет, не так ли?
Однако, вместо того чтобы умолкнуть, Фрибл продолжала:
– Даже речи не может быть о том, чтобы объявить о помолвке без тщательного предварительного расследования. Видите ли, он – американец.
– Его приемные родители были англичанами, – возразил отец. – Оливер вернулся на родину этих достойных людей и собирается здесь обосноваться.
– И то, что он приехал именно в Ком-Пиддл, чрезвычайно странно, – выпалила Фрибл, дрожа от возбуждения. – Мне с самого начала это казалось странным. Теперь я уверена: он охотник за приданым, вот и все. Зачем бы еще этот человек торчал здесь несколько недель, а потом попросил руки такой девушки, как Лили?
– Миссис Фрибл, – сказал Оливер с бесстрастием, которое должно было удержать Лили от вступления в спор. – Позвольте просить вас думать о том, что вы хотите сказать, прежде чем вы открываете рот.
– Что-о? Ты смеешь…
– Миссис Фрибл, – перебил ее отец. – Мы с вами обсудим это дело позже. Возможно, мне следовало еще раньше найти время для того, чтобы поговорить с вами отдельно. Мы сделаем это сегодня чуть попозже.
– Но нам нужно ехать в Фэл-Мэнор! – воскликнула Фрибл. – Сейчас же! Или мы опоздаем.
– Воистину тяжела та ноша, которую невозможно сдвинуть с места, – заметил отец. – Мистер Гудвин, мы можем начать?
– Лили! – Мистер Гудвин сосредоточил на ней взгляд своих водянисто-голубых глаз. – Я считаю своим долгом упомянуть здесь о ваших взглядах на замужество, хорошо известных в нашей округе. Вы часто говорили, что не считаете мужчин достойными уважения и что никогда не согласитесь выйти замуж.
Она слегка улыбнулась.
– Да, я говорила это много раз. – Она взглянула на Оливера, чьи темные брови вопросительно поползли вверх. – Но это было до того, как я встретила Оливера. Теперь мои взгляды изменились.
– Может быть, вы объясните, каким образом он заставил вас их изменить?
– А это не ваше чертово дело, – отрезал Оливер, вызвав возмущенные охи мистера Гудвина и Фрибл. Розмари захихикала, но тут же смущенно притихла.
Лили попыталась спасти положение:
– Узнав Оливера ближе, я нашла его умным, обаятельным и деликатным человеком. У нас очень много общих интересов, включая глубокое желание делиться друг с другом самым сокровенным.
На этот раз Розмари в панике схватила кувшин, налила стакан воды, расплескав половину, и принялась с жадностью шумно пить. Лили подождала, пока ее подруга утолит внезапную жажду, и украдкой состроила ей зверское лицо.
– Сокровенным, – фыркнув, сказал достопочтенный Гудвин. – Будем надеяться, что это сокровенное доставит удовольствие вам обоим.
– Мы уверены, что так и будет, – заверил его Оливер. – Ну а теперь, если вы расскажете нам о наших обязательствах в свете этих событий, мы не станем вас долго задерживать.
– Прежде всего я должен покончить со своими обязанностями, сэр. И мой долг заметить, что вы можете оказаться вовсе не тем, кем представляетесь.
В ту же секунду Лили почувствовала, что Оливер застыл. Она взглянула на него повнимательнее. Он, казалось, затаил дыхание и ждал. У нее перевернулось сердце.
– О человеке судят по его компании и месту, где он водит эту компанию.
– Выкладывайте все, – сказал отец.
– Возможно, в этом нет ничего особенного, – с ехидством произнес мистер Гудвин, сложив руки на груди, и на лице его появилось выражение злобного предвкушения. – Ваш друг, мистер Ворс. Я полагаю, ваш хозяин знает и одобряет вашего друга?
После короткой паузы отец спросил:
– О каком друге идет речь?
– Ага! – Мистер Гудвин поднял голову, задрав свой длинный нос. – Выходит, хорошо, что я упомянул об этом деле. Чрезвычайно богато одетый мужчина. Несомненно, он занимает такое положение, что снискал себе превеликое уважение мистера Оливера. Или то был страх?
Лили затаила дыхание.
– Говорите яснее, – сухо попросил Оливер. – Вас трудно понять.
– Не увиливайте. Будьте любезны объяснить, кто тот человек, с которым вы пинтами глушили эль в «Нежных сердцах».
– Ник? – сказал Оливер. – Вы имеете в виду Ника Вестморлэнда?
– Если это тот человек, который оказал на вас столь глубокое влияние, что заставил забыть об умеренности в отношении алкоголя, то да, я имею в виду именно этого человека. Я бы попросил вас пояснить, что вас с ним связывает.
Миссис Фрибл заломила руки и привстала на цыпочки.
– Так он еще и кутила, – залепетала она. – И у него есть сообщник! Я говорила вам, профессор. Ему нельзя доверять. Он организовал заговор, чтобы осуществить свой план.
– И какой же это может быть план? – Оливер похолодел.
– Ясно, какой – добраться до наших карманов, разумеется.
– Ваших карманов, миссис Фрибл? – В тигриных глазах Оливера мелькнула угроза. – А каким образом моя женитьба на Лили даст мне доступ к вашим карманам?
– Ах, – вздохнул отец, – логике трудно пробиться сквозь глубины высокомерия.
Лили ожидала найти признаки обиды на лице Фрибл, но ничего не обнаружила.
– Что касается этого Вестморлэнда, – сказал Гудвин. – Вы отрицаете, что тайно с ним встречались?
– Мы встретились в «Нежных сердцах» на виду у всех, кто там в то время оказался, включая вас самого, сэр.
Гудвин окинул взглядом присутствующих.
– Мистер Вестморлэнд знаком с вами со всеми? Приглашал ли его к вам мистер Ворс?
Все молчали.
– Так я и думал.
– Ник Вестморлэнд – мой очень старый друг, – сказал Оливер. У его рта залегла складка. – К тому же он был моим зятем. Моя сестра Энни была его женой до своей внезапной смерти от лихорадки.
Движимая желанием поддержать его, Лили подошла к нему и взяла под руку, прошептав:
– Оливер, дорогой, не надо…
– Ник приехал в Англию по делам, – с твердостью продолжал он. – Он остановился в Солсбери, и, если профессор позволит, я бы хотел пригласить его и познакомить со всеми вами.
Отец внезапно и деятельно оживился:
– Конечно, старина, конечно. Мне очень жаль слышать о вашей сестре. Нам всем очень жаль. Пусть ваш приятель приезжает и останавливается у нас. В любое время. И на любой срок. Ваши друзья – наши друзья, правда, Лили?
– О да, – с жаром отозвалась Лили, всем сердцем жалея, что не может ничего сделать, чтобы смягчить боль Оливера. – Пошли за ним сейчас же, Оливер.
– Ох, какая будет свадьба, – сказала Розмари. – Твоя свадьба, Лили. Какой счастливый день!
– День, достойный сожаления, – пробормотала Фрибл. – День, о котором вы долго будете сожалеть, если всего этого не удастся предотвратить. Что ж, можете не слушать меня. Потом сами же будете спрашивать, почему я этому не помешала, когда все произойдет. Беда не заставит себя долго ждать. Попомните мое слово, будет беда.
– Мы можем рассчитывать, что вы позаботитесь о формальностях, мистер Гудвин? – спросил отец. Он не склонен был шутить. Лили знала его достаточно хорошо, чтобы понять, что он находится в редком для него состоянии едва сдерживаемого гнева.
– Мистер Гудвин, – не унималась Фрибл. – Наше будущее в ваших руках.
– Доверьтесь мне, моя дорогая. – Взяв Библию, Гудвин засунул ее себе под мышку и отвесил глубокий поклон Фрибл и еще один – отцу. – Вы еще будете благодарить Бога за то, что меня сюда сегодня позвали. Вам вскорости понадобится моя помощь, и вы себе еще не представляете как.
– Гудвин, – предостерегающе сказал отец. – Прекратите нести вздор. Или извольте объясниться, или делайте свое дело. И не забывайте, кому вы обязаны вашими средствами к существованию.
Отцу было совсем несвойственно ставить денежные вопросы превыше прочих. То, что он это сделал, свидетельствовало о его глубоком отвращении к мистеру Гудвину. Лили не могла заставить себя поднять глаза на Розмари, потому что знала, что ее подруга очень огорчена.
– Именно потому, что я обязан вам своими средствами к существованию, я бы пренебрег своим долгом, если бы не защищал ваши интересы, профессор Эдлер.
Оливер с прищуром смотрел на лицо богослужителя, но сохранял спокойствие.
– У меня пока нет доказательств, – добавил Гудвин. – Но есть подозрения.
– Гудвин! – заревел отец.
– Я извиняю вам грубое обращение со мной, поскольку вы сейчас явно не в себе, – сказал Юстас Гудвин. Он ткнул своим коротким указательным пальцем в Оливера. – Остерегайтесь этого человека. И прежде чем отдать ему свою дочь, убедитесь в том, что он женится на ней не для того, чтобы использовать ее… и что он действительно является тем, кем себя называет.
Никто не сдвинулся с места.
– Или, возможно, – заключил мистер Гудвин, – он не является тем, кем он себя не назвал.


Если бы у него было время – или возможность, – Оливер не преминул бы навестить Ника сам, прежде чем свалиться ему на голову вместе с Лили. Но поскольку он чувствовал, что обязан покинуть Ком-Пиддл сразу же после недвусмысленных выпадов Юстаса Гудвина в свой адрес, у Оливера не было времени, чтобы предупредить Ника о своем визите. И сейчас ему оставалось лишь надеяться, что его друг проявит свою обычную сообразительность в неожиданной ситуации.
Профессор Эдлер с радостью отправил Лили и Оливера с Розмари Гудвин в качестве сопровождающего лица навестить друга, относительно которого достопочтенный мистер Гудвин сделал столь зловещие предположения.
Для поездки в Солсбери было заложено темно-красное ландо Эдлеров. В пути Оливер как мог старался проявлять внимание к случайным замечаниям Розмари Гудвин. Было очевидно, что она затевает разговор только для того, чтобы сгладить тягостное молчание подруги.
– Смотри, Лили, маки, – сказала мисс Гудвин, вертя по сторонам белокурой головкой. В волнении переводя взгляд с одного своего спутника на другого, она даже не замечала, что руки ее находятся в постоянном движении, придавая ей сходство с перепуганной птичкой, беспокойно машущей крылышками.
– Маки – мои любимые цветы, – подхватил Оливер, когда Лили замешкалась с ответом. – Вы, очевидно, хорошо разбираетесь в полевых цветах, мисс Гудвин.
Она стала почти такой же красной, как те самые маки, которые ковром покрывали поле, простирающееся перед ними.
– Совсем немного, – сконфузившись, призналась Розмари.
Оливер закусил губу. Нить разговора грозила вот-вот оборваться.
– Здесь очень красивые сельские пейзажи. – Пожалуй, это более безопасная тема. – В Америке ландшафты в основном протяженнее и как-то жестче. Они, конечно, по-своему живописны, но им недостает этой мягкой перспективы.
– Мне бы так хотелось увидеть Америку, – мечтательно сказала Розмари.
Лили вдруг словно очнулась ото сна:
– Ты хотела бы увидеть Америку? Ты меня удивляешь. Ты никогда не изъявляла желания поехать даже в Лондон.
Бледные щеки Розмари ярко зарделись под испытующими взглядами Оливера и Лили.
– Это все оттого, что мистер Ворс так интересно рассказывает. На самом деле мне вряд ли понравилось бы столь длительное путешествие.
За окном кареты был солнечный, ясный день, но на душе у Оливера сгущался мрак. С растущим в нем тяжелым предчувствием он смотрел на названия проплывающих мимо деревень. Средний Кулак шел за Нижним Кулаком, а потом, повернув на запад, они достигли Верхнего Кулака. Из разговора с возницей он понял, что их прибытие в Солсбери уже не за горами.
– Горицвет, – проговорила Розмари напряженным голосом. – Мне всегда нравились его бледно-розовые цветы. Он растет у ограды церковного двора.
Возможно, Ника не окажется дома.
Но это были зыбкие надежды. В городке таких размеров, как Солсбери, хотя он и намного больше Ком-Пиддл, разыскать Ника было не такой уж сложной задачей.
Не исключено, что в ближайшие дни Витмор предпримет какие-то шаги, которые помогут Оливеру достичь своей цели.
Может быть, Витмор искал что-то в комнате своего отца? Могло ли то, что он искал, послужить разгадкой той причины, по которой отца Оливера лишили семьи и родины?
– Шпиль! – Лили прижалась к окну, и ее лицо осветилось лучезарной улыбкой. – Вы только посмотрите на его верхушку. Как величественно!
Опасность становилась все ближе и ближе. Отгоняя дурные предчувствия, Оливер любовался ее просиявшим от восторга лицом, которое многие называли невзрачным, но которое ему невыносимо было видеть печальным. Когда Лили оживлялась, ее серые глаза темнели, становились глубокими и лучистыми, а ее большой выразительный рот изгибался, будя воспоминания о вкусе ее поцелуев.
Некоторые сочли бы то, что он затеял, безрассудством. В отсутствие свидетелей, которые помнили бы его отца и события, сопутствовавшие его отъезду из Англии, затеянное им расследование могло ни к чему не привести. Женившись на Лили, он окажется навсегда привязанным к Блэкмор-Холлу. Он изучающе посмотрел на нее. Однажды сделав этот шаг, он уже не в силах будет что-либо изменить. Сможет ли он жить делами и заботами ее отца и найти умиротворение независимо от того, удастся ему или нет завершить то, что он задумал?
Витмор, этот отвратительный человек, которого Оливер предпочел бы никогда не встречать и родство с которым не хотел признавать, возжелал Лили не потому, что чувствовал к ней какое-то влечение. Ему был нужен Блэкмор-Холл – в этом не было сомнения. Но, в этом Оливер был уверен, этому человеку необходимо было получить еще и свободный доступ в любой уголок дома.
Оливер не мог отделаться от мысли, что он и его двоюродный брат вполне могли искать одну и ту же вещь. Оливер хотел докопаться до правды, которая очистит имя его отца. Но какова была цель Витмора? А если она прямо противоположна его собственной? Были ли у Витмора основания бояться, что все откроется?
Проклятие, ему приходилось полагаться только на волю случая. По крайней мере Витмор должен был знать, что он разыскивает. Задача Оливера – найти кого-нибудь из обитателей Ком-Пиддл, кто помнил его отца и хоть что-нибудь мог рассказать о нем. Если, конечно, такие люди еще были живы.
– Полагаю, вся прислуга в доме новая? – спросил он столь внезапно, что сам был ошеломлен своей неловкостью.
– Какая прислуга? – не поняла Лили. – Ты имеешь в виду нашу прислугу?
Оливер выдавил из себя деланный смех.
– Не могу понять, почему я об этом подумал.
– Возможно, из-за того, что в Блэкмор-Холле у всех возникает такое чувство, что вещи там стояли на своих местах всегда, – сказала Лили. – Прислуга не менялась с тех пор, как я себя помню. Мне кажется, их оставили, когда мама и папа купили Блэкмор-Холл. А почему ты спрашиваешь об этом?
– Я просто подумал, какой, должно быть, нелегкий труд управлять таким обширным поместьем. – Ему нужно следить за своими словами. – Ну вот. Теперь вы можете его увидеть. Кафедральный собор. В солнечных лучах он особенно великолепен.
– Как звезда, – сказала Лили. – Посмотрите, как он сияет золотом. Сколько труда должно быть вложено, чтобы создать такое совершенство.
– Несомненно. – Он уже давно обещал Нику приехать. Первым делом придется пресечь малейшие вспышки раздражения со стороны своего друга.
Солсбери был большим торговым городом. К счастью, это был не базарный день, и толкотни на деловых улицах было не больше, чем в любом другом подобном городке. Кабриолеты сновали вперемежку с телегами, колеса и конские копыта издавали скрежет и грохот. Ряды магазинных витрин сияли в солнечных лучах, выставляя на обозрение всевозможные товары.
– Процветающий город, – заметила Розмари, разглядывая в окно экипажа оживленные улицы и разряженных горожан.
Они приблизились к ограде вокруг монастыря и поехали в направлении ворот Святой Анны, где возница, следуя указаниям Оливера, свернул на Вестри-лейн.
– Чем занимается мистер Вестморлэнд? – спросила Лили.
Удивительно, что она не заинтересовалась этим раньше.
– Будет лучше, если вы сами спросите об этом у Ника. Он будет польщен вашим интересом к нему. – Трус.
– Какое тут все милое! Я люблю маленькие садики. Сколько здесь маргариток! И пионов! Какие красивые пионы и львиный зев.
Оливер, мучимый своими мыслями, пропустил мимо ушей восторги барышень по поводу красот Солсбери. Карета подъехала к стоянке у дома, выделявшегося среди остальных своими размерами, и возница соскочил, чтобы откинуть лестницу. Он помог Лили и Розмари спуститься.
– Подождите, пожалуйста, здесь, – сказал Оливер кучеру.
Он провел девушек через парадные ворота к дому номер десять по Вестри-лейн с ощущением полной обреченности. Он медленно поднял медный молоток и нехотя опустил его.
Намеки Гудвина потрясли его. Этот человек не мог знать, кем является Оливер на самом деле, тем не менее он вел себя так, будто что-то знал.
Оливер припомнил угрозу священника, что если кто-либо будет угрожать счастью Лили, то он, Гудвин, защитит ее, даже если самому Богу это будет не под силу. Напыщенный осел.
Но что произойдет, когда Оливер будет разоблачен? А он в конце концов неизбежно будет разоблачен. Что тогда будет думать Лили о его порядочности и чести? Как она перенесет открытие, что вышла замуж за человека, уличенного в том, что она ненавидела больше всего, – во лжи?
Из дома не доносилось ни звука. Лили предположила:
– Вероятно, мистера Вестморлэнда нет дома. Ведь мы явились без предупреждения.
– Это было глупо с моей стороны, – сказал Оливер, подумав, что должен быть благодарен судьбе. Ему нужно отвезти барышень домой, а самому возвратиться и подготовить Ника.
Торопливые шаги разрушили все его планы. Дверь отворила женщина на вид лет тридцати. Но в свои тридцать она обладала фигурой, которую ни один мужчина не оставил бы без внимания, и лицом, которому позавидовала бы любая женщина.
– Доброе утро, – вежливо сказала она. – Могу я вам чем-нибудь помочь?
Растерявшись, Оливер еще раз проверил номер дома. Все сходилось.
– Мы ищем мистера Вестморлэнда.
Женщина тут же смерила взглядом Лили и Розмари. По выражению ее лица было ясно, что конкуренции со стороны посетительниц она ничуть не опасается.
– Он не говорил, что ожидает гостей.
«Вот как, – подумал Оливер, – после недолгого пребывания здесь Ник уже успел обзавестись подружкой, которой докладывает о своих делах».
– Он, должно быть, забыл. Я – Оливер Ворс, его старый друг. Из Бостона. Эта леди, – Оливер указал на Лили, – моя невеста. А это – ее подруга.
– Понятно. – Женщина окончательно успокоилась и отступила в глубь прихожей. – Я скажу Нику, мистеру Вестморлэнду, что вы здесь.
Едва она ввела их в респектабельную приемную, со вкусом отделанную в зеленых и кремовых тонах, как раздались тяжелые шаги. Появился Ник. В рубашке и жилете, но без сюртука и галстука он выглядел растрепанным.
При виде Оливера он остановился и на его лице появилось раздраженное выражение.
– Где, ради всего святого, ты был, дружище? Весь наш проклятый мир рассыпается на части, а ты прохлаждаешься со своими очередными девками.
Оливер испустил громкий стон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой незнакомец - Камерон Стелла



средненький романчик...не впечатлил
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаЕлена
31.03.2012, 18.04





Понравился,даже то,что он немного детективный.
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаТаня
24.12.2012, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100