Читать онлайн Дорогой незнакомец, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой незнакомец - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Дорогой незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Молчание – золото, – сказал профессор Эдлер Оливеру, сидя напротив него за столом, накрытым к завтраку. Он в задумчивости поглаживал Равена, свернувшегося клубком у него на коленях.
– Вам виднее, сэр. – Оливер не всегда понимал ход рассуждений профессора. – Но вы одобряете мое намерение просить руки Лили?
– Мы созданы для неизбежного, – сказал его собеседник. – Ешьте, молодой человек, ешьте.
Свежеприготовленные почки и яйца, которые его работодатель достал из буфета, совсем не возбуждали у Оливера аппетита, но он послушно проглотил немного еды. Небольшая гостиная, обычно служившая столовой для членов семьи и Оливера, выглядела приветливо и уютно. Причудливые фрески с изображением девушек, пляшущих среди цветов, покрывали плафоны потолка, в том же стиле был выдержан и белый алебастровый камин. Картины в позолоченных рамах с изображением фруктов и цветов оживляли обитые розовым шелком стены. Даже мебель была светлой, женственной. Эта комната совсем не подходила для мужчины, но тем не менее профессор любил ее и каждое утро после завтрака, подававшегося ровно в шесть, имел обыкновение задерживаться здесь подольше. За те два часа, что Оливер провел в это утро с профессором, тот умудрился произнести много слов и при этом сказать очень мало и, главное, ничего, что непосредственно касалось бы вопроса, который поставил перед ним Оливер.
– Можно сожалеть о сказанном, но редко кто сожалеет о том, что промолчал.
Оливер с умным видом кивнул. Профессор редко бывал в подобном философском настроении в столь ранний час.
– Если человек держит рот на замке, его не будут проклинать за его слова.
Это уже был более ясный намек.
– Ваша мудрость будет для меня руководством. – Другими словами, во время предстоящей встречи ему следовало взвешивать каждое слово, прежде чем его произнести, и вообще не быть многословным.
– Мужчины должны стойко переносить всплески женских эмоций.
– Безусловно.
– А эмоциональные всплески непременно будут, – сказал профессор. Он взял ломтик поджаренного хлеба с серебряного блюда и положил его к себе на тарелку. Скормив кусочек Равену, профессор произнес: – Я привык завтракать попозже, Оливер. Когда моя дорогая жена была жива, мы завтракали вместе, и я получал большое удовольствие от ее компании.
– Она, должно быть, любила эту комнату, – сказал Оливер. Судя по всему, эта гостиная и предназначалась для богатой знатной дамы.
– Совершенно верно. Этот дом она выбрала сама. Он, конечно, слишком велик, но она мечтала, что он всегда будет полон. С тех пор как я ее потерял, я утратил интерес к светской жизни, но мне приятно находиться там, где любила бывать Китти. – Внимание профессора целиком переключилось на блюдо с хлебцами, в созерцание которого он погрузился. Мыслями он перенесся в далекое счастливое прошлое, и голубые глаза его приобрели какое-то потустороннее выражение.
После бессонной ночи, прошедшей в напряженных раздумьях, Оливеру не терпелось поскорее уладить все, что касалось их с Лили отношений. От того, как сейчас поведет себя ее отец, зависело, будет ли Оливер счастливейшим или, напротив, самым несчастным человеком – по крайней мере в Англии. Он допил свой кофе и отставил чашку.
– Мне кажется, что от Лили не следует ждать серьезных возражений в этом вопросе. По правде говоря, мое общение с ней привело меня к уверенности в ее благосклонности. – Он не позволил себе слишком углубиться в воспоминания о подробностях общения, о котором так церемонно выразился. Неизвестно, какими глазами профессор стал бы смотреть на своего ассистента, если бы узнал, каким образом тот общался ночной порой с его дочерью.
Оливеру пришлось немало сил употребить на то, чтобы не обнаружить в присутствии профессора, до какой степени переполняют его воспоминания об этих ночных свиданиях.
– Как у вас нынче с нервами? – внезапно спросил профессор Эдлер, откинувшись на спинку стула и взявшись руками за отвороты своего жилета. – Может быть, глоток чего-нибудь не помешает?
– Нервы у меня в полном порядке. – На самом деле они были весьма истрепаны. – Сэр, я знаю о вашем безграничном доверии…
– Полноте, мой друг! Я не скрывал своих надежд. И я рад, что вы смотрите на вещи моими глазами. Лили – чудесная девушка и станет превосходной женой.
Наконец-то профессор решил высказаться об их заговоре со всей прямотой.
– Вы никогда не говорили, почему вы выбрали меня.
– А зачем?
– Согласитесь, наша встреча произошла достаточно случайно. И до сих пор вы не можете утверждать, что много обо мне знаете. – Это еще мягко сказано. – Когда мы встретились, я был для вас всего лишь незнакомцем, пришедшим на вашу лекцию, не более того.
Профессор Эдлер бросил на него проницательный взгляд.
– Не думаю, что сегодня я мог бы дать вам исчерпывающие объяснения, как, впрочем, и вообще когда-нибудь. Но я полагаю, что являюсь неплохим знатоком человеческой натуры. Я всегда узнаю честного человека, встретившись с ним.
Оливер отодвинул в сторону свою тарелку. У него не было никакого аппетита. Он обманывает этих честных людей, и то, что они не замечают этого обмана, не вызывало у него никакого восторга.
– Вы – хороший человек, Оливер. Я не говорю, что у вас нет ничего, о чем вы бы предпочли забыть, но ваше сердце чисто. И вы чрезвычайно умны и образованны. Быстрый, хорошо натренированный ум – дар, который я очень высоко ценю. Все это и заставило меня выбрать вас тогда, когда я вовсе не собирался кого-либо выбирать.
– Спасибо, сэр, – тихо произнес Оливер. Что бы ни произошло, он должен отыскать способ причинить как можно меньше вреда Эдлерам.
– У меня сильная интуиция, – продолжал профессор. – На нее-то я и полагаюсь, делая то, что большинство людей сочли бы безрассудством. Посмотрим, прав ли я на этот раз, Оливер. Посмотрим.
Он поднялся, подошел к камину и позвонил в колокольчик. Через несколько мгновений появился Гэмбл, старомодный дворецкий Эдлеров. Он склонился так низко, что ему пришлось закатить глаза вверх, чтобы видеть своего хозяина. Его морщинистое лицо светилось неизменной доброй усмешкой.
– Доброе утро, профессор.
– Гэмбл, – сказал Эдлер, – пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы мисс Эдлер и миссис Фрибл присоединились к нам.
– Миссис Фрибл? – озадаченно спросил Оливер.
Глаза профессора блеснули.
– А как вы думаете, кого я имел в виду, когда говорил о всплеске эмоций? Не Лили, конечно. Чем скорее, тем лучше, Гэмбл. И пожалуйста, попросите миссис Виллис подать свежего чая и прочего.
Гэмбл ушел.
Через несколько минут, в течение которых Оливер и профессор тщетно старались найти тему для разговора, чтобы заполнить тишину, отворилась дверь и вошла Лили.
Оливер встал. Только слепой не увидел бы, что ее улыбка была предназначена ему, и только ему. Она, улыбаясь, кивнула, разрешая ему сесть.
Из ее небрежно заплетенных кос, уложенных над ушами, выбивались пряди, но она воткнула в каждую из них по бутону белой розы, которые делали ее восхитительно свежей и юной.
– Ты нынче недурна, – сказал профессор Эдлер чрезвычайно сердечно. – Свежа, как эти цветы в твоих волосах, моя дорогая.
– Спасибо, папа.
– Ты очень хорошенькая, Лили, – шепнул ей Оливер. – Розы тебе идут.
Она слегка подрумянилась, но это не могло скрыть ее усталости. Под ее выразительными глазами залегли темные круги. Ее утреннее желтое, в мелкий белый горошек, муслиновое платье сидело на ней как-то неловко, словно с чужого плеча. Уже не в первый раз у Оливера возникало ощущение, что наряды Лили уже отслужили свой срок.
– Это платье, – сказал профессор, будто подслушав мысли Оливера. – Я его видел раньше?
Лили теребила конец голубой ленты, повязанной вокруг талии как пояс. Эта лента абсолютно не гармонировала с платьем.
– Мирта давно собиралась отдать его кому-нибудь. Она была столь добра, что предложила его мне. Я так ненавижу всю эту суету с модистками и весь этот вздор, папа. И я его с благодарностью приняла. – Она подергала ленту на своей талии. – А это была моя идея. Я подумала, что его нужно чем-то оживить.
– Пожалуй, – сказал профессор. – Все окрестные леди, без сомнения, будут тебе завидовать. Что скажешь, Оливер?
– Несомненно. – То, что на ней было надето, представляло для него интерес лишь постольку, поскольку служило выражением ее натуры. Она не была тщеславна.
Глухой удар возвестил о прибытии миссис Виллис, экономки. Она неизменно отказывалась доверить кому-нибудь из более молодых слуг прислуживать хозяину во время завтрака.
Стук происходил оттого, что она открывала дверь в столовую крепким ударом ноги, поскольку руки у нее были заняты подносом. Она была вся в черном, от шелкового чепца до туфель, а ее пухлое лицо казалось серым и имело кислое выражение.
Она шмякнула нагруженный поднос на буфет и сняла с него большой серебряный чайник с чаем, свежие хлебцы и два покрытых крышками блюда на замену тем, что уже остыли.
Ни слова не сказав, миссис Виллис снова удалилась, слегка задержавшись за дверью, чтобы закрыть ее пинком ноги.
– Ну вот, – сказал профессор. – Горячий чай. Ты должна восстановить силы, Лили.
– Зачем?
– Хм… Потому что это необходимо. Ты энергичная молодая женщина и должна пополнять свой запас энергии.
Лили на мгновение встретилась глазами с Оливером и тут же отвела взгляд. Он знал, что у нее возникла та же самая мысль, что и у него: что они оба были чрезвычайно энергичны сегодня ночью.
– Оливер сказал, что ему нужно о чем-то со мной поговорить, – объявил профессор Эдлер. – Видимо, это имеет отношение к тебе, поскольку он высказал просьбу, чтобы ты присутствовала при этом разговоре.
На самом деле он ни о чем таком не просил, но сейчас не время было спорить.
– Ко мне? – Лили принесла на стол чашку чаю и села лицом к Оливеру. Она была сама невинность. – Что же может иметь ко мне отношение?
Этот спектакль нужно сыграть до конца.
– Я знаю, это покажется вам внезапным, неожиданным, возможно, даже возмутительным, но у меня возникла мысль, которую я хочу сейчас изложить.
– Оливер – непредсказуемый человек, Лили. Он не устает удивлять меня, – с одобрением заметил профессор.
Она не сводила глаз с лица Оливера.
– Он уже давно составляет мне компанию за завтраком, но с тех пор сделал всего лишь несколько намеков о каких-то своих планах, сказав при этом, что не станет их разглашать в твое отсутствие.
– Как загадочно, – сказала она.
Оливер прочистил горло. Он поражался способности профессора тонко обыгрывать ситуацию. При этом лицо его не выражало ничего, кроме искреннего интереса.
Тут Гэмбл отворил дверь и отступил в сторону, давая дорогу миссис Фрибл. Зевая и морщась, бедная невыспавшаяся дама с несчастным видом дотащилась до стола и уселась. Розовый чепец, точно кучевое облако, покрывал ее блестящие каштановые волосы. Она представляла собой на редкость живописное зрелище в своих розовых бантах и пышных оборках. Она подперла щеку ладонью и сонно прикрыла глаза.
– Доброе утро, миссис Фрибл, – прогудел профессор, выпуская из рук Равена, тут же забившегося куда-то в угол. – Моя дорогая, у вас просто цветущий вид.
При этих словах миссис Фрибл встрепенулась и одарила его измученной улыбкой.
– Спасибо, профессор. Я так ужасно себя чувствую, что не могу представить, откуда у меня мог взяться цветущий вид, но если это так, я рада. Я надеялась поспать подольше в преддверии этого знаменательного дня. Но, конечно, по вашему зову я явилась тотчас же.
– Чаю, тетя Фрибл? – спросила Лили и, получив в ответ только вздох, налила чай и поставила перед тетушкой. Кроме того, Лили наложила ей полную тарелку яиц, копченой рыбы, бекона, сосисок и картофеля.
Бедная недомогающая миссис Фрибл приступила к поглощению пищи.
– Ну, Оливер? – ободряюще проговорил профессор Эдлер. – Мы все в ожидании, правда, Лили?
– Ну конечно, папа. – Уж в чем не было никакого сомнения, так это в том, что она была в ожидании. Но это, однако, было радостное ожидание. Ее бледное, обеспокоенное лицо выдавало ее волнение и горячее нетерпение.
– Эта глупая Мирта Бамвэллоп приходила вчера днем, – прошамкала Фрибл с набитым ртом. – Я сказала ей, что мы сейчас заняты чрезвычайно важным и очень деликатным семейным делом, и выпроводила ее.
– Тетя Фрибл! – Лили чуть приподнялась и снова упала на стул. Она плотно сжала губы. – Я пойду к ней сегодня и извинюсь.
– Вы обошлись с ней несколько неделикатно, вам не кажется, миссис Фрибл? – мягко сказал профессор. – Приятная девчушка эта Мирта. Честная и скромная. И отец у нее достойный человек. Морской капитан, знаете ли.
Миссис Фрибл не стала больше задерживать свое внимание на Мирте Бамвэллоп и переключила его на Лили. Со звоном отбросив от себя нож и вилку, она негодующе воскликнула:
– Что на тебе надето? Ох, профессор, я вынуждена наконец просить вас повлиять на нее. С ней одно бедствие. Ох! Ну что это за фигура? Конечно, с этим ничего нельзя поделать, но кое-что все-таки можно исправить с помощью некоторых ухищрений. – Она наклонилась поближе к Лили. – Материя кое-где совсем протерлась. Это платье изношено до дыр.
Лили вздернула подбородок.
– Я собираюсь нашить по поясу голубые розетки. Это его освежит.
Миссис Фрибл хлопнула себя ладонью по лбу.
– Ты меня в могилу сведешь. Тотчас после завтрака ты отдашь мне эту вещь, и она будет пущена на тряпки.
– У тебя было какое-то важное дело, Оливер, – устало проговорил профессор.
– Важное? – громко произнесла миссис Фрибл. – Сегодня единственное важное дело – это скрепление помолвки Лили с нашим дорогим лордом Витмором. Поистине счастливый день! Наконец-то мы обретем достойное нас родство.
Профессор Эдлер наклонился к Оливеру:
– Вы не могли бы рассказать нам о нем прямо сейчас? Прошу вас.
– Да. – Он кашлянул и двумя пальцами ослабил воротничок. – Сэр, у меня к вам одна просьба. А именно рассмотреть предложение, которое я хотел бы сделать. Я кое-что задумал, и вы в силах мне в этом посодействовать. Если вы найдете эту идею заслуживающей внимания, вы могли бы способствовать ее воплощению.
И тут Лили опрокинула свою чашку, разлив чай по зеркально отполированной поверхности стола вишневого дерева.
Миссис Фрибл вскрикнула и стала промокать растекающуюся лужу салфеткой.
– Ты безнадежна, – сообщила она Лили. – Мы должны поскорее довести дело до конца, пока наш дорогой граф не обнаружил, насколько ты неуклюжа.
– Оливер! – повторил профессор с отчаянием в глазах.
– Мне бы хотелось… Так вот, мне бы доставило большое удовольствие, если бы вы соизволили благосклонно отнестись к моей просьбе высказать просьбу. – Черт побери, он говорит, как идиот.
– Просите.
– Слуги за хозяйским столом, – заметила Фрибл, неодобрительно сложив губки бантиком. – В доме моих родителей такого никогда бы не потерпели.
– Профессор Эдлер, я хотел бы попросить у вас руки вашей дочери.
При слове «руки» черный кот вспрыгнул на стол рядом с тарелкой миссис Фрибл, и та истошно взвизгнула.
Животное привязалось к Оливеру сразу же после его прибытия в Ком-Пиддл. Обычно кот проводил дни, свернувшись клубочком на его постели, а по ночам куда-то уходил.
– Позовите Гэмбла, – приказала миссис Фрибл, вжавшись в спинку стула. – Пусть он вышвырнет отсюда эту тварь.
– Эта тварь моя, – сказал Оливер. – Не обращайте на него внимания, и он уйдет.
Миссис Фрибл посмотрела на него, и кровь медленно стала отливать от ее лица.
– Что вы сказали?
– Я сказал, что кот мой и что, если вы не будете обращать на него внимания…
– До этого. Что вы сказали до этого?
– Я спросил профессора, не сочтет ли он возможным позволить мне предложить руку и сердце его дочери.
Миссис Фрибл раскрыла рот и, прижав руки к груди, стала растерянно переводить взгляд с профессора на Лили и обратно на профессора.
– Он хочет знать, не позволите ли вы ему сделать предложение Лили? Он хочет… Профессор! Ох! Я так и знала, что ничего доброго не получится, если ввести в дом чужого человека и потворствовать его превратным представлениям о его положении. Прогоните его. Прогоните его сейчас же!
Пока она верещала, кот преспокойно начал лакомиться копченой рыбой с ее тарелки.
– Успокойтесь, миссис Фрибл. – Профессор Эдлер в глубокой задумчивости оглядывал Оливера. – Вы хотите жениться на моей дочери? В этом в конечном счете и заключается ваша просьба?
– Да, сэр.
– Ох! – простонала миссис Фрибл. – Мир сошел с ума.
– Лили, а что ты можешь сказать по этому поводу?
От Лили помощи ждать не приходилось. Она дрожала и не отрывала взгляда от Оливера, будто он мог вложить слова в ее уста.
– Я знаю, что это неожиданно, – сказал Оливер. – Но если вы немного поразмыслите, то увидите, что эта идея заслуживает внимания. У нас с Лили много общих интересов. Мы оба увлечены вашей работой и исследованием вопросов, которые наводят нас на споры и эксперименты. – Его язык когда-нибудь окончательно его погубит. – Ведь правда, Лили?
Она кивнула.
– Все, довольно, – простонала миссис Фрибл. – Более чем достаточно. Выгоните его, профессор Эдлер. Отныне и навсегда. Я не позволю ему испортить своим присутствием нашу великолепную свадебную церемонию.
Будто не видя и не слыша миссис Фрибл, профессор скрестил руки на груди, сильно нахмурился и произнес:
– Этот вопрос я должен очень хорошо обдумать. Женитьба? На моей дочери? Не так уж часто в течение двух дней двое мужчин делают предложение. Это говорит о том, каким желанным бременем ты являешься, Лили Эдлер.
Лили не могла сдержать улыбки.
– Ну хорошо, – продолжал профессор. – Я сейчас удалюсь и обдумаю вашу просьбу, Оливер. Должен вам признаться, вы меня удивили. – С этими словами он вышел из столовой.
– Отлично! – Мисс Фрибл хлопнула по столу раскрытой ладонью, отчего ее тарелка подпрыгнула. Кот тоже подпрыгнул, но от тарелки так и не оторвался.
– Пожалуйста, не волнуйтесь, тетя, – сказала Лили так тихо, что ее едва было слышно. – Можно мне налить вам горячего чаю?
– Тебе можно немедленно отправляться в свою комнату и готовиться. Уверена, что твой отец захочет, чтобы сегодня днем мы сопровождали его в Фэл-Мэнор. А поскольку уже через несколько часов надо отправляться, тебе следует начинать готовиться, хотя я не уверена, что нам хватит времени что-нибудь с тобой сделать.
Оливер сжал руки в кулаки. Ему хотелось высказать этой бездумной и жестокой женщине свое мнение о ней.
– А вы, – сказала миссис Фрибл, показывая на Оливера, – вы показали себя в истинном свете. Я предупреждала профессора, что вы пройдоха, но он не слушал. Теперь вы помогли мне доказать, что я была права. Если в вас есть хоть капля здравого смысла, вы не станете дожидаться, пока он вернется сюда и велит вам съехать. Вы начнете паковать вещи по собственной воле.
– Тетя, – вмешалась Лили, – пожалуйста, не оскорбляйте Оливера.
– Лили…
– Нет, – твердо сказала Лили. – Он мой друг, и я уважаю и люблю его. Оскорбляя его, вы оскорбляете меня.
Дверь снова отворилась, и вошел профессор.
– Да, – сказал он.
Оливер поднялся на ноги.
– Простите, сэр?
– Я сказал, что должен удалиться и все обдумать. Я удалился. Я обдумал. Мой ответ – да, вы можете жениться на моей дочери.
Миссис Фрибл взвизгнула.
В этот момент кот уронил рыбий скелет ей на колени.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой незнакомец - Камерон Стелла



средненький романчик...не впечатлил
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаЕлена
31.03.2012, 18.04





Понравился,даже то,что он немного детективный.
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаТаня
24.12.2012, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100