Читать онлайн Дорогой незнакомец, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой незнакомец - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой незнакомец - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Дорогой незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Тень легла поперек лунной дорожки и пересеклась с тенью Лили.
Она прервала свою уединенную прогулку и застыла в ожидании, зная, кто догоняет ее.
– Лили, можно составить вам компанию?
Отказаться было бы ребячеством.
– Если вам угодно.
Ее отчаяние только усилилось с тех пор, как их посетили лорд Витмор и его ужасающая свита. Ей необходимо было побыть в одиночестве и попытаться освоиться с мыслью, что отец, похоже, готов отдать ее в руки этому отвратительному человеку. И еще ей нужно выкинуть из головы Оливера Ворса. Он доставлял ей мучение уже одним своим присутствием.
– Куда вы идете? – спросил Оливер, шагая рядом с ней по тропинке, вьющейся вдоль озера.
– Как можно дальше отсюда, – сухо ответила она, и это была правда, хотя лучше было бы соврать.
– Во имя вашей безопасности мне не следовало бы появляться рядом с вами.
Она немного помолчала.
– Простите, что вы имеете в виду?
– Вы меня понимаете, я уверен. Может быть, вы поостережетесь гулять одна в темноте? Особенно здесь, где очень легко поскользнуться и очутиться в воде.
– Я этого ничуть не боюсь. Кроме того, при такой луне никакой темноты и нет.
Он дотронулся до ее щеки.
Лили отдернула голову и поплотнее закуталась в кашемировую шаль.
– Со мной ничего не случится. Благодарю вас за беспокойство обо мне, но я гуляю здесь со времен моего раннего детства. Мне знаком здесь каждый дюйм земли.
– Может, и так. Но мы оба знаем, что сейчас надо принимать во внимание и другие обстоятельства.
– Оливер, – она повернулась к нему, но глаз не подняла, – я уверена, что вы добрый человек. Я не хочу думать, что вы намеренно мучаете меня. Кроме того, вы не просили меня врываться к вам в комнату посреди ночи или набрасываться на вас. – Слава Богу, темнота скрыла краску стыда на ее лице.
– Со своей стороны я ничуть не жалею об этом эпизоде. – Это было сказано явно из вежливости.
– Спасибо, – так же вежливо ответила она. – Я тоже. Так что мы можем считать, что этот инцидент забыт, и вы можете заниматься своими делами и больше уже не думать обо мне.
– Это все равно что предложить мне отрубить свою руку и забыть о том, что она у меня была.
Повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь шорохом ветра в высокой траве и тихим плеском воды у берега. Два лебедя, сверкая в свете луны блестящим оперением, проплыли мимо.
– Вы понимаете, о чем я вам говорю, Лили?
– Вы смущаете меня. Сегодня днем я пришла к вам, чтобы объясниться, но вы рассердились. А теперь вы хотите, чтобы я поверила, что во мне ваше счастье.
– Мое счастье и мое горе, – сказал он. – Я был в досаде от своих собственных чувств и от того, к чему все это привело. Я устал бороться с этими чувствами, но – о, вас озадачивают мои слова – не думайте об этом.
– Не буду. – Конечно, будет. – Я не хочу вас задерживать. Я уже сказала вам, что всегда здесь гуляю.
– Я не случайно встретил вас здесь. Я целый день за вами слежу.
– Это неправда! – Она слышала, что мужчины и мысли не допускают, что женщине может быть неприятно их внимание. – Я была в своих комнатах.
– Я знал это и ждал, когда вы их покинете. Я намеревался улучить момент и поговорить с вами.
– Чтобы убедиться, что я не впала в отчаяние от вашего обращения со мной? Я это переживу, уверяю вас. А теперь, пожалуйста, позвольте мне продолжить прогулку.
– С большой радостью. Мы сделаем полный круг вокруг озера? Или у вас какие-то другие планы?
– Я не рассчитывала на то, что у меня будет сопровождение. – По правде говоря, у нее был план провести некоторые расследования – но только в одиночку.
– Если вы решили вернуться в дом, то я вас покину.
Лили сорвала пушистый стебелек травы, росшей пучками вдоль кромки воды, и провела ее мягкой метелочкой у себя под подбородком. Можно ли доверять Оливеру? И если можно, то насколько? Если ее подозрения верны, подозрения, которые только укрепились с момента ухода Витлэса, то ей понадобится союзник.
– Я не собираюсь возвращаться домой. Мне нужно кое-что тщательно обдумать. И мне пришло в голову сделать это в… в одном месте. Я пошла этой дорогой, потому что часто хожу здесь, и никому не придет в голову, что я направляюсь совсем в другое место.
– Вы – абсолютная загадка, – вздохнул он. – Лили, не забывайте о тех двух неприятных инцидентах, произошедших прошлой ночью.
– Всего лишь двух? – с иронией отозвалась Лили, не претендуя, впрочем, на остроумность своего ответа, и продолжила путь.
Он без труда поспевал за ней своим размашистым шагом.
– Я имел в виду происшествие со свечой и назидания, прозвучавшие чуть позже. Я думаю, все остальное едва ли можно назвать неприятным.
– Это никак нельзя назвать. Об этом вообще не следует говорить.
– Ох, сомневаюсь, что это будет возможно. Но предупреждаю вас: здесь орудует какая-то злая сила. Я не сомневаюсь, что главная ее цель – очистить Блэкмор от моего присутствия. Уверен, этот человек не остановится перед тем, чтобы скомпрометировать вас, если я не выполню его оскорбительных требований.
– Каким образом он меня скомпрометирует? – Она слегка взмахнула своими юбками. – Если он это сделает, он разоблачит себя. В любом случае мы будем отрицать все его обвинения.
Он внезапно рассмеялся:
– Вы неподражаемы. Ваш острый ум – опасное орудие.
– Я направляюсь в северное крыло.
Тут уже Оливер застыл в неподвижности.
– Этой дорогой? Я считал, что нижний этаж заперт, если не считать комнат лорда Витмора.
Она подождала, пока он поравняется с ней, и ответила:
– Так и есть. Я стащила ключ из кладовой дворецкого.
– Зачем, Бога ради?
– У Витлэса нет ни чести, ни совести. Он подлый, надутый, самодовольный, похотливый прохвост.
– Он вам не нравится, – сказал Оливер со смехом в голосе.
– Не насмехайтесь надо мной. Я сейчас не в том настроении. И мы с вами не в тех отношениях, чтобы по-дружески препираться. Я не верю ни единой минуты, что он ходит в комнаты своего покойного отца, который уже десять лет как умер, чтобы говорить с духом покойного.
– Тогда зачем же?
Лили поджала губки и глубоко задумалась.
– Я бы хотел обсудить наши отношения, – помолчав, сказал Оливер. – Если позволите.
– Не позволю, – резко ответила она. – Я думаю… Почему я должна вам доверять? Я о вас почти ничего не знаю.
– Вы многое обо мне знаете, мисс. – Теперь его голос звучал абсолютно серьезно. – Сомневаюсь, что есть еще хоть один человек за пределами моей страны, который бы изучил меня настолько хорошо, как вы.
Или который относился бы к нему лучше, чем Лили.
– Вам небезопасно выходить одной, – настаивал Оливер. – Я еще раз прошу вас: сделайте мне одолжение, будьте осторожны. Стоит вам только попросить, и я буду сопровождать вас, куда вам будет угодно.
До каких пор? Пока отец не отправит ее в Фэл-Мэнор? Она покачала головой.
– Упрямство вам не к лицу.
Он решил, что она отказала в его просьбе.
– Поскольку я упряма от природы, я, должно быть, всегда выгляжу ужасно непривлекательно.
За этой легкой словесной пикировкой скрывались их истинные чувства. Они оба старались не обнаружить раздражения, разделившего их. И страсти, которая их соединила. Дойдя до развилки тропы, Лили повернула направо, к темному северному крылу.
– Вы поделитесь со мной своим планом? – спросил Оливер. – Клянусь честью, вы можете мне доверять. Во всем. Я вас никогда не предам, Лили Эдлер.
Она не позволила себе придавать значение той нежности, которая слышалась в его голосе.
– Пойдемте, если хотите. Но имейте в виду, я не вижу необходимости делиться с вами всеми мыслями, что бродят у меня в голове.
Подъем к северному крылу был обрывист и крут. При помощи Оливера, который поддерживал ее под локоть, Лили взобралась на склон. Даже это легкое прикосновение заставило ее нервы напрячься, но заметить его и каким-то образом отреагировать означало показать свою слабость.
Зазубренные крыши северного флигеля чернели на фоне серебристого ночного неба. Высокие тисы образовывали мрачный туннель, по которому надо было пройти к дверям. Лили пробрала легкая дрожь, и по телу ее побежали мурашки. Глупость, да и только. Если бы Оливер не стал ее запугивать, она бы чувствовала себя значительно увереннее.
Она была рада, что он рядом с ней.
Это место было чертовски зловещим.
Сова с криком сорвалась откуда-то с карниза, и было слышно, как в тисовом туннеле захлопали ее крылья. Лили затаила дыхание и с трудом преодолела желание схватить Оливера за руку. Собрав все свои силы, она достала ключ и держала его наготове, пока не смогла вставить его в замок.
Оливер примолк. Он темной громадой нависал над ней и казался таким же предметом окружающей обстановки, как тисы, странный, призрачный и в то же время непоколебимый.
Дверь со скрипом подалась и приотворилась, но с таким трудом, что Лили вынуждена была упереться в нее обеими руками.
– Стойте здесь, – сказал Оливер. – Позвольте мне пойти вперед и зажечь свет.
– Никакого света, – прошептала она. – Кто-нибудь может заметить. Там, куда я направляюсь, мы можем зажечь лампу. Там нет окон. Или по крайней мере ни одного, которое бы Витлэс не забил наглухо.
– Мы тут себе шеи свернем.
Лили, по обыкновению сложив губы трубочкой, обдумала ситуацию. Она должна действовать осмотрительно. Она плотно закрыла дверь и нащупала руку Оливера.
– Делайте то, что я вам скажу, и вы не упадете. Идти совсем недалеко. Здесь две ступеньки вверх, – руководила она им. – Теперь сюда.
– Да, если я и не верил раньше, что вы никогда не обманываете, то теперь уж точно верю. Вы говорили правду, что видите в темноте. Как кошка.
Она словно не расслышала его слов.
– Сейчас нам нужно повернуть. – Он с ходу налетел на нее и выругался.
– Вы слишком торопитесь, – сказала она. – И черт тут ни при чем.
– У вас ядовитый язычок, мисс.
– А вы туповаты. Налево. А теперь погодите немного. – Она достала второй ключ и вставила в следующий замок. – Это комната, где умер старый граф. Витлэс приходит сюда пообщаться с его духом.
Оливер безмолвно проследовал за ней в глухую святая святых, где нынешний лорд Витмор провел множество часов. Лили нашла лампу и зажгла ее. Свет мгновенно озарил необычную восточную мебель.
Не говоря ни слова, Оливер взял лампу из ее рук и высоко поднял ее. Он с большим вниманием осмотрел комнату. Высокие сундуки, покрытые черным лаком, украшенные золотом и драгоценными камнями, стояли вдоль стен. Около огромного камина из серого мрамора стоял стул, покрытый шкурой леопарда с золотыми когтями на кончиках лап. Перед стулом располагалась подставка для ног в виде трех нефритовых драконов, поддерживающих красную бархатную подушечку на раздвоенных хвостах.
– Боже, – прошептал Оливер. – И Витмор любит приходить сюда и сидеть здесь?
– Кто знает, чем он тут занимается, – мрачно сказала Лили. – Но я намерена это выяснить.
– Эта кровать – потрясающая вещь. Почему ваш Витмор не забрал ее с собой?
Ярость вспыхнула в глазах Лили.
– Он не «мой» Витмор. И если когда-нибудь им станет, то ненадолго.
– Ого! И почему же ненадолго?
– Не важно. – Нужно попридержать свой неосторожный язык. – Эта мебель была в числе той, что мой отец приобрел, чтобы оказать услугу старому графу. Я уже говорила, что он крайне нуждался в деньгах. Кровать принадлежала китайскому императору, как мне однажды сказал отец. Покойный граф истратил целое состояние, чтобы доставить ее сюда на корабле, специально приспособленном для ее транспортировки.
– Золотая, – заметил Оливер. – Или по крайней мере позолоченная. До самого балдахина. Может быть, ваш Витмор понемногу соскребает в незаметных местах золото и уносит.
Она не стала вновь возражать против «ее» Витмора.
– Ну, как вы могли убедиться, я вполне способна ориентироваться здесь самостоятельно. Я уверена, что вам не терпится заняться своими собственными делами.
– А я ими и занимаюсь.
Она, прищурившись, взглянула в его лицо, в его тигриные глаза.
– Лорд Витмор чего-то добивается, – сказала она, совсем не собираясь говорить ничего подобного.
– Я догадывался, что вы так думаете.
– Неужели так легко прочитать мои мысли?
– Для меня – возможно. Это в порядке вещей между мыслящими людьми.
Она не стала с этим спорить.
– Я долго ломала над этим голову. Теперь я считаю, что лорд Витмор преследует сразу две цели. Первая – завладеть Блэкмор-Холлом, женившись на мне и дождавшись смерти отца. А вторая – под благовидным предлогом проводить здесь столько времени, сколько ему захочется, не возбуждая ничьих подозрений. О его посещениях этой комнаты уже ходят слухи, и я уверена, что они дошли и до его ушей. В конце концов в своем кругу он слывет самым большим сплетником.
Оливер вновь обвел глазами комнату.
– Богатство нужно заслужить. – С лампой в руке он подошел к кровати и взобрался на высокий пуховик.
– Оливер, – одернула его Лили, – пожалуйста, не делай этого.
Он лег на спину и поставил лампу себе на живот.
– Я всегда испытывал слабость к большим кроватям. Эта драпировка самая роскошная из тех, что мне доводилось видеть. Соткана из золота, не иначе. Излишество, конечно, но чертовски впечатляет. Хотел бы я посмотреть на остальную обстановку императорской лачуги.
– Оливер, – прошипела Лили, – убирайся с кровати.
– Зачем? Разве ты ожидаешь еще каких-нибудь гостей?
– Не шути со мной.
– Я не шучу. Ложись рядом.
Лили отступила на шаг.
– Немедленно уходи отсюда!
– Нет. Это невозможно. – Он похлопал по пуховику, смяв красное покрывало с узором из золотых драконов. – Мы должны поговорить, ты это знаешь. Самый приятный разговор между мужчиной и женщиной бывает, когда они лежат рядом в удобной постели. Эта кровать исключительно удобна.
– Абсолютно нет, – сказала Лили.
– Ну тогда я остаюсь здесь до тех пор, пока ты не согласишься.
– Я и не подумаю соглашаться.
– А зачем ты вышиваешь саван?
Лили смешалась и вспыхнула:
– Некрасиво подслушивать.
– Несомненно. Но едва ли можно обвинять в подслушивании столь громкой беседы, что ее было слышно во всей округе. Так для кого саван?
Он мог быть совершенно несносным. Он и был таким. Почти все время.
– Ни для кого в особенности… Для любого, кому он понадобится в первую очередь. Такие вещи всегда должны быть готовы на случай необходимости.
– Ты это выдумала.
Она не сдержалась от улыбки.
– Ну а тогда зачем ты меня об этом спрашиваешь?
– Потому что мне понравилось, как ты подшутила над теми отвратительными людьми.
– Мой отец хочет, чтобы я породнилась с ними.
На это он ничего не ответил, и она, проглотив боль и обиду, заговорила о другом:
– Думаю, в этой комнате есть что-то такое, что Витлэс искал все эти годы.
Оливер вскинул голову и приподнялся на локтях.
– Что-то?
– Что-то или ключ к чему-то. Он приходит и уходит с таким раздраженным видом. Если он и находит здесь успокоение, то этого совсем незаметно.
Оливер нахмурился и пристально обвел взглядом темные углы.
– За столько времени он, безусловно, мог найти все что угодно.
– Может, и так. Но мне что-то не верится, что он проводит здесь время, оплакивая своего покойного отца. Лорда Витмора никак нельзя назвать сентиментальным. По деревне ходят слухи о его долгах. Лавочники могут вытрясти деньги из любого должника, но у него они ничего не требуют, потому что он для них слишком важная персона. Так мне по крайней мере говорили. Такие, как он, платят тогда, когда посчитают нужным. Но мне кажется, он на мели и готов на все, чтобы пополнить свой кошелек.
– С твоей помощью, – сказал Оливер. – Он собирается использовать тебя для его пополнения.
Его словно совсем не трогало ее отчаяние. Лили туго стянула на груди концы шали.
– Иди сюда, – мягко позвал ее Оливер. – Просто приляг рядом. У меня неприятности, Лили, и только ты способна вывести меня из уныния.
Лили вся напряглась. Она с трудом сдерживалась, чтобы не броситься к нему.
– Не в твоем характере предаваться такому настроению, – сдержанно ответила она. – Но я не склонна к развлечениям.
– Отлично. Я тоже… Скажи мне, как ты думаешь, что лорд Витмор надеется здесь найти?
– Это загадка. Безусловно, если бы тут были какие-то сокровища, его отец смог бы избежать разорения.
Оливер поставил лампу на высокий сундук рядом с кроватью.
– Я уверен, что у тебя есть догадки на этот счет, – сказал он.
– Но ведь ты считаешь меня глупой женщиной, которая от нечего делать выдумывает разные байки.
– Напротив, я считаю, что ты чрезвычайно умная женщина, которая обнаружила нечто действительно важное. – Его голос сделался каким-то далеким, будто он едва замечал ее присутствие. Он сел на кровати. – Мне твой Витмор нравится не больше, чем тебе.
– Он не… Ты нарочно меня изводишь?
– Это просто чтобы отвлечься от того, что у меня в действительности на уме.
У нее сжалось сердце.
– Нет смысла прятаться от неприятных вещей.
Он взглянул на нее и хмыкнул:
– В данном случае речь идет не просто о неприятных вещах. Об опасных. Ты мне позволишь помочь тебе разузнать, нет ли у твоего соседа тайной причины приходить сюда?
В ее руках все еще оставалась травинка, и она провела ее пушистым кончиком по своему подбородку.
– Я-то уж, во всяком случае, его никогда не интересовала.
– Ну и дурак.
Лили пристально взглянула на Оливера.
Он скривил рот.
– Я знаю, что говорю. Любой мужчина, которого ты не заинтересовала, просто дурак.
Она не стала ничего отвечать.
– Ты готова выйти за него замуж?
– Нет! – Она вспрыгнула по ступенькам на кровать. Не думая о последствиях, она свернулась клубком возле Оливера и уткнулась лицом в его шею. – Никогда, ни за что. Я лучше умру, хотя я слишком дорожу своей жизнью, чтобы сделать это с радостью.
Его оглушительный смех был для нее полной неожиданностью. Она подняла голову и вгляделась в его лицо. Его прищуренные блестящие тигриные глаза смотрели на нее в упор.
– Тебе смешно?
– Я пытаюсь поддержать твой дух в трудную минуту.
Лили хотела встать, но Оливер так крепко сжал ее в объятиях, что она чуть не задохнулась.
– Ты теперь моя, Лили Эдлер. Теперь ты не уйдешь, пока я не соизволю тебя отпустить. А я сейчас не склонен этого делать.
Она попробовала сопротивляться, но он опрокинул ее на постель, прижав своим телом, и поцеловал. В этом поцелуе слились и страсть, и отчаяние.
Тело Лили запылало. Она запустила руки под его сюртук, стараясь прильнуть к нему как можно ближе.
Каскад легчайших поцелуев покрыл ее рот, щеки, шею. Оливер сорвал с нее шаль и отшвырнул ее на пол. Вырез ее платья был неглубоким, но широким, и он нашел неприкрытый кусочек тела у нее на груди и припал к нему губами.
Ей не стоило обольщать себя надеждами и воображать, будто она может чем-то заинтересовать Оливера Ворса. Но она знала, чего хочет, и другой возможности сказать ему об этом не предвиделось.
Она с силой оттолкнула его.
Он смотрел на нее сверху вниз. Лицо его застыло в напряженной гримасе, ноздри раздувались. От него исходила какая-то угроза, какая-то опасность, которая пробуждала в ней неясный страх. Страх, который завораживал и возбуждал ее.
– Пожалуйста, Оливер, – сказала она, и ее собственный приглушенный голос показался ей чужим. – Я хочу опять побыть с тобой без одежды.
У него вырвался вздох, долгий и шумный. Она заметила испарину у него на висках.
– Ты будешь преследовать меня всю мою жизнь, – проговорил он, тяжело дыша. – Ты для меня как пьянящее зелье. Думаю, мне нужно… О Бог мой. – Он привстал и обхватил голову руками.
Лили встала на колени. Она даже не попыталась дотронуться до него. Вместо этого она принялась поспешно расстегивать юбку.
Оливер застонал:
– Лили, заклинаю тебя, не мучай меня.
– Но ты сам захотел пойти со мной, – язвительно напомнила она. – Теперь ты обязан отвечать за последствия. Я постараюсь, чтобы это было для тебя не слишком неприятно.
Он снова испустил стон.
Не так-то просто оказалось раздеться без посторонней помощи, но она справилась с юбкой и лифом и дрожащими руками разложила свой наряд в изножье постели.
– Может быть, ты согласишься снять с себя одежду? – спросила она, чувствуя, как бешено бьется сердце. – Я вдруг поняла, что мне не терпится восстановить в памяти некоторые… фрагменты.
– О Боже…
– Пожалуй, следует устроить тебе еще одно посещение юношеского Алтарного общества. Тебе необходимо духовное напутствие.
– Мне – духовное напутствие? Сомневаюсь, чтобы ты со своими очаровательными подругами была в состоянии мне его дать.
Лили сбросила нижние юбки и переступила через них, балансируя на пышном пуховике. Она позволила им соскользнуть на пол и, оставшись в корсете и сорочке, бросила взгляд на лицо Оливера. Его губы слегка приоткрылись. Мускулы возле рта подрагивали. Он протянул к ней руки.
Лили тряхнула головой и как ни в чем не бывало спросила:
– Что это с тобой?
– Ты сама не знаешь, что со мной делаешь. Иди сюда. Я сам разберусь с остальными предметами твоего туалета, которые тебе, вероятно, кажутся незатейливыми, а мне – страшно соблазнительными.
– Моя сорочка? Мои панталоны? Мой корсет?
– Вы бесстыдница, мисс. Даже произносить такие слова – неслыханная дерзость.
– Знаю, ну и что? – Она знала и то, что у нее на губах сейчас играет весьма вызывающая улыбка. – Мне доставляет удовольствие вести себя таким образом. Я даже готова признать, что выгляжу эксцентрично.
Прежде чем она успела отстраниться, он дотянулся до нее и привлек к себе, усадив верхом себе на колени.
– Сиди здесь, соблазнительница. Мне кажется, тут слишком жарко. – С этими словами он снял с себя сюртук и жилет, а следом за ними стянул рубашку.
– Ох, – вырвалось у Лили, которая не в силах была скрыть своего восторга при виде его широкой груди и сильных плеч. Она пробежалась пальцами по блестящим темным волосам у него на груди и снова повторила свое «ох», но почти беззвучно. Она отважилась провести указательным пальцем там, где волосы полоской спускались по его торсу, скрываясь под штанами.
Он поймал ее руку.
– Ты несносна.
– Ты сам виноват, Оливер. Даже когда я просто смотрю на тебя, я чувствую, что вот-вот упаду в обморок от желания до тебя дотронуться. Ну а глядя на тебя без одежды, я вообще впадаю в неистовство. О, я должна поцеловать тебя вот сюда. – С этими словами она прильнула губами к его соску. Лицо его исказилось в гримасе, он прижал ее к себе, обхватил рукой ее зад, и пальцы его скользнули по аппетитным округлостям, чтобы погладить ее там, где она совсем того не ожидала. Она только ахнула от неожиданности и наслаждения.
– Ну а теперь, – сказал он, поглубже усадив ее на коленях, – нам нужно сделать одно дело.
Она приподняла брови:
– Дело?
– Да, и займемся мы им прямо сейчас. Для начала я хочу показать тебе кое-что. – Уверенными пальцами он расшнуровал ее рубашку и смахнул ее с плеч, обнажив грудь.
Лили попыталась прикрыться, но Оливер помешал ей сделать это.
– Ты должна лучше узнать себя. И меня, и то, что ты со мной делаешь. Видишь, какая ты красивая?
Корсет соблазнительно приподнимал ее грудь. Он нежно прикоснулся к ее шелковистой белой коже, и она почувствовала, что чудесная часть его тела налилась, стала твердой и горячей, и ощутила ответный трепет своей плоти.
Он играл с ее грудью, перекатывая между пальцев соски и с улыбкой глядя, как они твердеют и заостряются. Она, замерев, наблюдала за его руками, и вдруг ее окатило жаром. Тяжело дыша, она подхватила свои груди руками и наклонилась к нему.
– Способная ученица, – сказал он, прежде чем поцеловать их. Он жадно припал к каждой из них по очереди, и она затрепетала под его поцелуями.
Он прижался щекой к ее истомившемуся по ласке телу и приподнял ее, чтобы расстегнуть штаны. Лили подтянулась на руках, опершись на его мускулистые плечи, и с интересом наблюдала, как он освобождается из пут тесной одежды.
Он снова усадил ее к себе на колени, а она не могла отвести от него глаз.
– Тебе понравилось то, что произошло между нами тем вечером, – сказал он. – Не желаешь ли повторить?
Лили не могла вымолвить ни слова. Она обхватила ладонями его гладкую плоть и сжала.
Оливер тут же отвел от себя ее руки.
– Так все закончится, мое сокровище, еще не начавшись. Позволь мне руководить тобой.
Он приподнял ее так, что она полулежала на его согнутых коленях. Она беспокойно заерзала, опасаясь, что с обнаженной грудью и с растрепанными волосами являет собой неприглядную картину.
– Я открою тебе еще одно наслаждение, – сказал Оливер, словно не замечая ее беспокойства, и спустил с нее панталоны. Она не успела возразить, как он припал ртом к самому сокровенному уголку ее тела, заставив ее вскрикнуть и запустить пальцы в его волосы.
Мгновение она отчаянно пыталась остановить его:
– Нет, Оливер. Не надо так…
Но он не отвечал и продолжал проделывать с ней невероятные вещи. Постепенно теплая волна накрыла ее, и она уже готова была умолять его не останавливаться никогда.
Ее тело было словно чужое. Она опрокинулась на спину, бессознательно царапая его плечи.
И тут она почувствовала спазмы, чудесные, доводящие до изнеможения.
До нее смутно донесся его голос:
– Ты – моя любовь. Ты – мое сердце.
Страсть делает мужчин глупыми. Эта истина уже была известна ее маленькой компании.
Но ее не заботило то, что он говорит глупости. Ее мозг заволокла красноватая темнота, и она погрузилась в нее всем своим существом, растворяясь в ней, упиваясь неведомым блаженством.
И прежде чем это безумие отпустило ее, она подняла голову и взглянула в глаза Оливера. Он смотрел на нее, улыбаясь, и на лице его проступило жесткое, свирепое выражение, которое скорее возбуждало, нежели пугало ее.
Ее панталоны были низко спущены. Не отрывая взгляда от ее лица, он установил атрибут своей мужественности напротив того укромного местечка, которое только что изучил. Лили подалась вперед…
– Ты угадываешь, чего я хочу, – сказал он. – Ты меня просто восхищаешь.
Он откинул голову назад, и на его сильной шее проступили жилы. Лили снова коснулась его и вздрогнула от его вскрика.
– Чего ты хочешь? – спросила она. – Пожалуйста, Оливер. Научи меня.
– Ты сама не знаешь, о чем просишь, малышка. Ты испытываешь мое терпение тем, чему ни один мужчина не в силах сопротивляться. Ты делаешь все, что нужно. Больше ничего не надо.
– Прикасаться так, как сейчас? – Соприкосновение их тел вызывало у них обоих новые всплески наслаждения. Она судорожно глотнула.
– Бесподобно, – пробормотал он, упав на постель. – Не останавливайся, Лили. Не останавливайся.
Она продолжала, приподнимаясь на коленях, снова и снова прижиматься к нему, и их совместное напряжение, а вместе с ним и наслаждение становилось все сильнее и сильнее. Оливер не мог сдержать громких стонов, рвавшихся у него из груди.
Лили старалась для него и для себя самой, доставляя себе удовольствие такой силы, что ее тело покрылось испариной.
Его крик эхом разнесся в гулкой комнате, и его соки выплеснулись ей на руки, омывая их. Она бросилась поверх него. Была какая-то магия в том, как его тело исторгало из себя нечто, созданное специально для нее.
Они оба притихли.
Позднее, и, как она поняла, значительно позднее, потому что светильник весь уже выгорел, Оливер натянул поверх них роскошное покрывало и прижал ее поплотнее к себе.
– Я не жаждал встречи с тобой, моя Лили. И было бы лучше, если бы она не состоялась. Но я не жалею ни о единой минуте, проведенной с тобой.
– Только мне бы хотелось еще много минут провести с тобой, – грустно ответила она. – Но завтра папа идет к лорду Витмору обсудить свадебные приготовления.
– Я это понял.
Ну конечно, он знал. Он слышал. Радость угасла у нее в груди. От отчаяния ее бросило в дрожь.
– Я бы хотел избавить тебя от всего того, что тебе так ненавистно.
– Тогда избавь, – неожиданно сказала она, приподнявшись на локте. – Помоги мне.
– Как?
Она должна набраться смелости и выговорить это.
– Скажи папе, что ты хочешь на мне жениться.
– Лили! – Его глаза широко распахнулись.
– Я знаю, что ты сейчас не собираешься обзаводиться семьей, но ты спутаешь все их планы. Ты заставишь папу отказаться от этой ужасной затеи. Я убеждена, что его единственное желание – выдать меня замуж.
– Но не за своего помощника.
– Почему бы и нет? Он любит тебя. – Тут она устыдилась своего отчаяния. – Извини. Я опозорила себя. Прости меня, пожалуйста.
– Ты не можешь опозорить себя. И не нуждаешься в прощении. – В задумчивости он поглаживал ее грудь тыльной стороной пальцев. – То, что мы с тобой сделали, не совсем… Как бы это сказать, мы не дошли до конца. Ты меня понимаешь?
Она приподняла бровь.
– Не дошли?
– Ты, конечно, скомпрометирована, но не окончательно опорочена.
Она не обратила внимания на то, как он бесстрастно говорит об этом.
– Что бы ты со мной ни сделал, я никогда не посчитаю это бесчестьем. Но если ты говоришь, что есть еще что-то, мне неведомое, ну тогда я буду ждать, что ты мне это откроешь.
– Ты не должна меня к этому подталкивать. Напротив, я должен приложить все усилия к тому, чтобы впредь не забываться. Это нелегко, когда ты рядом со мной. Ты должна мне помочь.
Она опустила ресницы, решив, что в данный момент ей простится недостаток застенчивости.
– Это можно понимать так, что будут и следующие встречи?
Он нежно ущипнул ее сосок.
– У меня есть подозрение, что нечто подобное может произойти. У тебя чрезмерные аппетиты, моя дорогая. Ты и вправду подарок для любого мужчины. Но я обнаружил, что мне невыносима мысль, что другой мужчина может вот так же быть рядом с тобой.
– Такого никогда не будет, – со всей откровенностью сказала она ему. – Я всю свою жизнь буду вспоминать то время, что провела рядом с тобой.
– Но есть еще лорд Витмор.
От этой мысли ей стало дурно.
– Пожалуйста, помоги мне, Оливер. Не обрекай меня на этот кошмар.
– Нам пора возвращаться в южное крыло.
– Оливер…
– Я помогу тебе одеться.
У Лили горло перехватило от сдерживаемых рыданий. Ему нравилось проводить с нею время, но не более того. Хотя он и сказал, что не хочет, чтобы она была с другим мужчиной, но он не станет ничего предпринимать, чтобы предотвратить такую ситуацию.
В полной тишине он помог ей одеться, стараясь избежать интимных прикосновений. Сам он оделся быстро, но без суеты, и стал помогать ей укладывать волосы, да так умело, будто был специалистом по части женского туалета.
Она стояла перед ним, как послушный ребенок, но на сердце у нее было невыразимо тяжело.
– Так сойдет, – сказал он наконец, подбирая ее шаль и накидывая ее ей на плечи. – Для меня ты красива в любом наряде. Мне очень по душе твоя простота.
– Спасибо. Но боюсь, мне не хватает вкуса.
– У тебя свой особенный стиль.
– Тебе видней. – Она почувствовала, что у нее нет сил поддерживать легкую болтовню ни о чем.
Оливер протянул ей руку.
– Я погашу лампу. Тебе придется меня вести, поскольку я не обладаю таким чудесным зрением, как у тебя.
Она знала, что слишком крепко вцепилась в его руку, но не могла с собой совладать. Когда огонь погас, она вывела его в коридор и заперла за ними комнату.
Пройдя несколько шагов, он высвободил свою руку и положил ее ей на плечо.
Глотая наворачивающиеся слезы, Лили осторожно продвигалась по направлению к главной двери.
– Стоп, – сказал Оливер, когда они завернули за последний угол. – Я закрывал дверь, ведь так?
– Да, – подтвердила Лили, все еще не до конца веря, что ощущает сильное дуновение ветра на своем лице и видит квадрат неясного света в дальнем конце тисового туннеля. – Ты ее закрыл, а я тщательно задвинула на место щеколду. Она не могла открыться сама по себе. Ее кто-то отодвинул.
– Чертовщина!
Она задрожала.
– Кто-то следит за нами, Оливер.
– Они хотят добиться, чтобы я держался подальше от тебя, – почти беззвучно проговорил он.
– Мы не дадим им себя запугать.
Он вывел ее наружу и подождал, пока она закроет дверь на замок. Ведя ее за собой, он шел впереди, пока не вышел на озаренную лунным светом площадку и огляделся.
– Он – трус. Он хочет тягаться со мной, не рискуя собственной шкурой, потому что знает, что может ею поплатиться.
От его мрачного спокойного тона по телу Лили пробежали ледяные мурашки.
– Возможно, это из-за меня. Вероятно. Конечно, это имеет отношение к лорду Витмору. Только он жаждет использовать меня в своих интересах. Опасение, что ты можешь расстроить его планы, – уже достаточное основание для того, чтобы желать избавиться от тебя.
– Да, – согласился Оливер. Он снова взял ее за руку и направился по тропинке, которая напрямую вела к Блэкмор-Холлу. – Ты, наверное, права. Мы победим его в этой игре. Завтра я первым делом поговорю с профессором.
– И что ты скажешь? – тревожно спросила Лили. – Я хочу пойти с тобой.
– Я скажу, что мы хотим пожениться.
На самом деле он не хотел этого. Его намерения были продиктованы чувством долга и порядочностью.
– Ты слишком добр. Я не могу позволить тебе сделать это.
Он даже не замедлил шага.
Лили в отчаянии дергала и тянула его за руку, призывая остановиться.
– Ты честный, порядочный человек. Порядочный до глубины души и слишком благородный, чтобы не испытывать желания спасти меня. Мы оба… мы оба получили удовольствие, и я рада этому. Но я знаю, что все это затеяла я. Сам бы ты никогда не подошел ко мне.
– Я подошел к тебе сегодня вечером, – тихо сказал он. – Ты не просила меня идти за тобой.
– Ты просто боялся за меня. Мы оба это знаем.
– Я принял решение. Если это не приводит тебя в ужас, я попрошу у твоего отца твоей руки.
Лили не могла вынести этого. Он предлагал ей то, чего ей хотелось больше всего на свете, но только потому, что считал это своей обязанностью. Она выдернула у него руку и отвернулась.
– Я не дам согласия, Оливер. Если уж мне суждено выйти замуж за человека, который меня не любит, то пусть уж лучше это будет тот, кого я тоже не люблю.
– Лили…
– Извини меня, что я так близко к сердцу приняла твою доброту. Я выдержу. Я смогу. Я сильная.
Он взял ее за плечи и повернул лицом к себе.
– Пообещаешь мне одну вещь?
В лунном свете его лицо было изрезано резкими тенями.
– Я пообещаю тебе все, что ты захочешь, – сказала она ему.
– Даже если я попрошу, чтобы ты постаралась не возненавидеть меня, если ты во мне когда-нибудь разочаруешься?
Загадочный мужчина, необычайно загадочный мужчина.
– Я никогда не смогу тебя возненавидеть.
Он уронил руки.
– Прости меня, Господи, но я это сделаю.
Она ждала, но он больше не сказал ни слова, и тогда она робко приложила руку к его щеке.
Оливер схватил ее кисть и поцеловал ей пальцы, запястье, ладонь. Из груди его вырвался сдавленный стон.
– Что с тобой? – Лили погладила его волосы. – Ты страдаешь?
– Страдаю от страстного желания. Я постараюсь сделать все как положено. Ты выйдешь за меня замуж, Лили?
Ее сердце замерло. Кровь застыла в ее жилах.
– Лили?
– Из чувства долга? Ты собираешься сделать это только потому, что я была слишком несдержанна и из чувства долга ты хочешь помочь мне.
Он сжал обе ее руки в своих ладонях, поцеловал в щеку и потерся подбородком о ее лоб.
– Выходи за меня замуж, Лили.
– Чтобы потом наблюдать, как ты меня станешь ненавидеть?
– Никогда, глупая девчонка. Никогда. Это совсем ни к чему. Я собираюсь взять то, что хочу, и надеюсь, что судьба улыбнется мне. Я хочу тебя, Лили. Я люблю тебя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой незнакомец - Камерон Стелла



средненький романчик...не впечатлил
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаЕлена
31.03.2012, 18.04





Понравился,даже то,что он немного детективный.
Дорогой незнакомец - Камерон СтеллаТаня
24.12.2012, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100