Читать онлайн Без страха и сомнений, автора - Камерон Стелла, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Без страха и сомнений - Камерон Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Без страха и сомнений - Камерон Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Без страха и сомнений - Камерон Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Камерон Стелла

Без страха и сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Никакого движения.
За окном луна, скрытая пеленой облаков, отбрасывала тусклый призрачный свет на темно-фиолетовое ночное небо.
Прижав локти к бокам, Элла шагнула в комнату.
– Закрой дверь.
Она вздрогнула и испуганно оглянулась.
– Закрой дверь, Элла. – Голос принадлежал Сейберу.
– Где ты?
– Делай, что я сказал.
– Да, конечно. – Ей не следует бояться своего старого друга. Она тронула дверь, и в тишине комнаты щелчок замка прозвучал, словно выстрел.
– В замке есть ключ. Поверни его.
Да, это голос Сейбера, но не совсем такой, каким она его помнила. Элла молча повернула ключ.
– Подойди сюда.
Пальцы ее невольно потянулись к шее.
– Где же ты?
– У окна.
– Почему ты не зажег лампу?
– Я не хотел, чтобы это отвлекало внимание, – иначе мы бы смотрели друг на друга. А так можно надеяться, что ты скорее поймешь то, что я намерен тебе сказать.
Он… сердится?
– Я преследовала тебя, Сейбер. Ты сердишься на меня, но я… я так хотела быть с тобой.
Ее взгляд поймал слабое движение – длинную тень, выделяющуюся еще большей чернотой на фоне оконных портьер.
– Подойди ко мне, Элла.
У нее перехватило дыхание. Ночь и эта комната слились в одно целое с человеком, которого она не могла видеть, – все это обволакивало ее, давило и затягивало. Затягивало все глубже – туда, где она желала и боялась оказаться.
– Если ты хочешь уйти…
– Нет! – Она медленно приблизилась, вытянув вперед руки, опасаясь наткнуться на какое-либо препятствие.
– Боже правый!
Элла остановилась. Он произнес эти слова тихо, но в них слышалась такая боль.
– Сейбер, что случилось? Что разделяет нас с тобой? Ведь я же люблю…
– Не говори этого.
Она прикрыла рот рукой.
– Ты позволишь мне прикоснуться к тебе, Элла? Прикоснуться к ней?
– Ну конечно. Ты же мой друг. Ты говорил, что всегда будешь им. – Она сделала еще пару шагов в его сторону – теперь неясная тень стала видна более отчетливо. Она чувствовала, что он рядом. От него исходило тепло, тепло его тела и присутствие духа. – Ты послал мне записку.
– Я получил от тебя куда больше посланий.
– Но ты не ответил ни на одно из них.
– До сегодняшнего дня – да.
Она сделала еще один шаг.
– Ты прислал мне подарок. Чудесный подарок.
– Холодный дар. И еще более холодное письмо.
– Лживое письмо. Драгоценный камень холоден, но сердце у тебя горячее, мой друг. Я поняла это в ту ночь в Корнуолле, когда ты пришел мне на помощь. То, что я чувствовала к тебе тогда, с тех пор только выросло и окрепло, Сейбер. И я верю, твои чувства ко мне тоже были искренними.
Он прикоснулся рукой к ее волосам, и прикосновение это было таким легким, что она невольно подняла руку, словно смахивая с себя паутину.
Он поймал ее пальцы.
– Ты же сказала, что позволяешь прикоснуться к тебе.
– Но я не ожидала этого.
– Сегодня единственный вечер, когда мы можем быть вместе.
Она потянулась к нему, прижалась к его крепкой груди, пальцы ее стиснули лацканы его сюртука.
– Зачем ты так говоришь? Ничто не мешает нам отныне быть вместе. Я уже больше не ребенок.
Его рука скользнула по лицу девушки. Едва ощутимо, как бабочка крылом, он коснулся ее лба, ресниц, щек – пальцы его на мгновение замерли у нее на губах.
– Я помню твои губы, малютка Элла. Господи, я помню все и ничего не могу с этим поделать. – Он сделал глубокий вдох. – Я помню твой аромат. Он напоминает запах полевых цветов. Я и сейчас чувствую исходящий от тебя аромат цветов, солнца, теплой травы… и сладости. Она застыла при этих словах, но внутри нее все трепетало.
– И я тоже не забыла тебя. И я тоже все помню. Почему ты уехал после того, как залечил свои раны? Я так хотела быть с тобой. Ты говорил, настанет день и мы будем вместе.
– Я должен был уехать. Прошу тебя, не говори больше об этом. Я должен был вернуться в Индию.
– Но теперь ты здесь и…
Он прижал пальцы к ее губам, и она умолкла, не договорив.
– Это единственная возможность, Элла. Если ты хочешь уйти – уходи сейчас.
– Я не хочу расставаться с тобой! Ни за что на свете!
– Я не имею права желать тебя.
Она прильнула к нему еще теснее и прижалась щекой к его груди.
– Ты получишь все, что захочешь. Только скажи, и я все исполню.
Он рассмеялся в ответ коротким горьким смехом.
– Ты уже дала мне то, что я хотел… и этого достаточно, чтобы чувствовать себя несчастным до конца жизни.
Она не поняла его.
– Я боролся с желанием прийти сюда сегодня. Но я проиграл это сражение. Возможно, это и к лучшему. Нам обоим необходимо обрести утешение.
– Ты имеешь в виду, что мы теперь будем вместе? – с надеждой переспросила она.
– Нет, – ответил он. – Каждый отныне пойдет своей дорогой. Ты должна прекратить преследовать меня, Элла. Я никогда не смогу сделать тебя счастливой.
– Я не оставлю тебя.
– Тогда мне придется заставить тебя сделать это. Он говорил непонятными для нее загадками.
– Ничто не сможет заставить меня отказаться от тебя, – твердо промолвила Элла.
Его горький вздох болью отозвался в сердце девушки.
– Если бы это было так, как ты говоришь. – Сейбер положил ладонь ей на затылок и крепко прижал ее к себе. – Твоя речь теперь стала совсем другой – я помню, ребенком в Корнуолле ты выражалась совсем не так.
Она улыбнулась.
– Мама – леди Джастина, как тебе известно, – она сделала все, чтобы мы с Максом не позорили семейство Россмара своими грубыми речами. Кто теперь догадается, что Макс когда-то был уличным воришкой-карманником в Ковент-Гарден? Он превратился в настоящего джентльмена – учится в Итоне.
– Я рад, – произнес Сейбер, но в голосе его не слышно было особой радости – скорее еще большая холодность и отрешенность.
– И мое проклятое прошлое…
– Ты осталась такой, какой всегда была, – перебил он ее и зарылся пальцами в ее волосы. – Ты – Элла. Другой такой никогда не было и не будет.
Тогда почему он говорит, что им не суждено быть вместе?
– Могу я прикоснуться к тебе, Элла?
– Я же сказала тебе, что да.
– И ты не передумала?
– Нет, Сейбер. Прошу тебя, сделай это. Несколько мгновений он оставался неподвижным, потом немного отстранил ее от себя.
– У тебя золотистая кожа, Элла. – Он провел ладонью по ее подбородку и шее, затем пальцы его замерли на ее обнаженных плечах. – И такая нежная. Я часто представлял ее себе, как сейчас. Я видел ее в Индии, и потом на корабле – каждый раз, стоило мне только закрыть глаза и представить, что судьбу возможно изменить, я видел ее.
Элла молчала, не смея произнести ни слова. Там, где их тела соприкасались, дрожь пробегала у нее по коже. Интересно, это и есть то, о чем шептались между собой девицы, бывшие в компании мужчин? До настоящего момента Элла ни разу не испытывала ничего подобного.
– Нежная и золотистая, – тихо повторил Сейбер. – Когда-то я обещал себе, что подожду, пока ты не подрастешь. Я был уверен: настанет день и мы будем вместе.
– И теперь этот день настал, – прошептала она, положив ладони ему на грудь и ощущая тонкое полотно рубашки под его сюртуком и жилетом. – Я уверена, папа…
– Ты сказала, что я могу дотронуться до тебя. Позволишь ли ты мне поцеловать тебя, Элла?
Поцеловать! Ее ни разу никто не целовал. В мечтах, будь то во сне или наяву, она представляла себе поцелуи, и всегда это были поцелуи Сейбера.
– Могу я поцеловать тебя? Я хотел бы забыть, что существует прошлое… и будущее.
– Поцелуй меня, Сейбер.
Он склонил голову к ее лицу. Его дыхание, нежное и горячее, обожгло ее щеки. Губы его слегка коснулись ее губ.
Элла закрыла глаза и затаила дыхание. Ей показалось, что сердце ее на мгновение перестало биться. Она ощущала себя только там, где были губы Сейбера.
Его рот касался ее губ, нежно и легко, и вдруг из груди его вырвался глубокий хриплый стон. Губы Сейбера стали твердыми, настойчивыми – они с силой прижались к ее губам, раздвигая их. Элла ахнула, дыхание ее смешалось с дыханием Сейбера.
Глаза ее широко распахнулись. Он провел языком по внутренней стороне ее нижней губы и дотронулся до кончика языка. Его поцелуй, казалось, обращал кровь в воду, плоть в прах. Их тела слились в единое целое. Если он сейчас отпустит ее, она упадет.
– Ммм, – пробормотала она.
– Что значит «ммм», Элла?
– Мне нравится твой поцелуй.
– Мне тоже. Мне нравится целовать тебя.
– Тогда поцелуй еще раз.
И он целовал девушку снова и снова, с каждым поцелуем все глубже проникая в ее рот. Она цеплялась за его рубашку, галстук – за все, за что могла уцепиться. Жар его тела опалил ей кожу, он, казалось, зажигал Эллу изнутри. Странное ощущение. Кровь пульсировала в ее теле, и ей хотелось еще и еще почувствовать это там, где она никогда ничего подобного не чувствовала.
– Этого мало, – сказал он ей.
– Да. – Что он имеет в виду? Ему следует объясниться.
– Правильно ли будет, если я… я ни в коем случае не принуждаю тебя, Элла. Тебе и так пришлось много страдать.
– Но я иногда была счастлива, несмотря на страдания.
– Храбрая маленькая Элла. Еще только раз… ты позволишь мне еще раз ощутить твою прелесть?
– Я вовсе не прелесть. Но какой бы я ни была, я твоя, Сейбер.
Он выпрямился, и она слышала, как он стянул с себя сюртук и отбросил его в сторону. Потом за сюртуком последовал жилет. Его тонкая сорочка белела во мраке, затем он снял и ее.
Элла осторожно скользнула ладонями по его груди. Мягкие волосы, гладкая, теплая, упругая кожа и мускулы. Так непохоже было его тело на ее собственное.
Нежно, но твердо он взял ее запястья и опустил руки. Потом повернул девушку и принялся расстегивать платье. Она испуганно втянула в себя воздух, но не сделала попытки остановить его.
Она чувствовала, как прохладный воздух коснулся ее там, где обнажилась кожа. Платье и нижняя рубашка были расстегнуты. Он медленно спустил их с ее плеч.
Элла наклонила голову и молча ждала, что будет дальше. Если это то, чего желает Сейбер, то она тоже этого хочет.
Она была обнажена теперь до пояса. Никогда раньше ей не приходилось раздеваться перед мужчиной… Элла постаралась отбросить воспоминания, которые теснились в ее голове. Когда-то девушку заставили страдать перед похотливыми взглядами мужчин – на ней тогда не было ничего, кроме прозрачного алого платья. Как бы она хотела навсегда изгладить из памяти эти ужасные минуты, так же как и образы, окружавшие ее в ту страшную ночь в доме, являвшемся скопищем самых низменных пороков. В конце концов, благодаря виконту Хансиньору она избежала страшной судьбы, которая была ей уготована.
Сейбер снова поцеловал ее, на этот раз в шею. Она вздрогнула.
– Тебе холодно?
Элла покачала головой и опустила плечи, борясь с желанием прикрыть свою наготу. Когда она с Сейбером, все так, как и должно быть.
Он притянул ее к себе – спина девушки коснулась его груди. Затем ласкающими движениями он провел по плечам, шее, тронул нежную впадинку у горла, и руки его опустились ниже, лаская грудь.
Элла едва сумела подавить вскрик. Это же Сейбер, напомнила она себе, она любит его.
Он накрыл ладонями ее груди, приподнял их и провел большими пальцами по ее соскам.
Дыхание ее стало частым, прерывистым. Соски затвердели от его прикосновений – затвердели и напряглись. Выгнувшись, она откинула назад голову в нетерпении ожидая чего-то. Чего? Что значит это ощущение? Что пронизывает женское тело, словно раскаленные нити, нити наслаждения, которое стремится быть бесконечным?
Его следующий поцелуй был запечатлен на ее плече, горячее дыхание опалило девушку.
Ей не надо было видеть лицо Сейбера, чтобы чувствовать его.
Когда тот убрал руки с ее груди, она пылала, точно в огне, но тем не менее терпеливо ждала, что будет дальше. Быстрым движением он спустил платье с ее бедер, и оно скользнуло к ногам.
Теперь на ней остались только чулки и бальные туфельки – Элла стояла обнаженная посреди незнакомой комнаты, в незнакомом доме, рядом с человеком, которого любила с тех пор, когда еще и не знала, что такое любовь. С благоговейной нежностью он ласкал ее талию, живот, бедра.
Слова им были не нужны.
Прошлого больше не существовало. Осталось только настоящее и будущее.
Он коснулся ее в том самом месте…
– Тише, – пробормотал он ей в плечо, когда она невольно издала испуганное восклицание. – То, что тебе довелось когда-то пережить, осталось в прошлом. Я хочу, чтобы ты это знала и всегда помнила. Я хочу доставить тебе наслаждение.
Там, в центре ее тела, где он ласкал ее, все горело от его прикосновений.
Вне себя от смущения, Элла повернулась к нему лицом, попыталась обнять его, но не смогла. Он наклонился и поцеловал ее грудь.
– Сейбер! – Ноги девушки дрогнули, и она обхватила его за плечи.
Взяв ее груди в свои ладони, он поймал губами сначала один сосок, потом другой. Он целовал их, все глубже охватывая ртом, и она была беспомощна перед его ласками, превратившись в сладостно ноющую плоть.
Он оторвал голову от ее груди и вновь впился поцелуем в губы.
Элла обняла его за талию и прижалась к его груди. Его волосы щекотали соски, зажигая в ней огоньки желания, но теперь она знала, где это начинается. Там, между ног, за завитками волос находился источник страстного томления, которое искало выхода.
Бедра Сейбера прижались к ее животу. Та часть его, которая, как она знала, была мужским естеством, уперлась в ее тело. И снова неясные, но отвратительные воспоминания заставили девушку вздрогнуть. Нет, сейчас все по-другому. Тогда это были похотливые тела, от которых ее спасло провидение.
Жадными пальцами она нашла его, обхватила рукой и сжала, услышав прерывистый стон Сейбера. Бедра его качнулись ей навстречу.
Он слегка отклонил девушку назад и прикрыл ей рот поцелуем, заглушив вскрик. Она уперлась спиной во что-то твердое.
Сейбер оторвался от желанных губ, и Элла взглянула на него. Его глаза блестели в темноте. Она знала эти глаза – темно-зеленые, темнее глубокой воды. Затем все снова погрузилось во мрак, его рот захватил ее губы, а его пальцы углубились в нежные завитки, где скрывалось наслаждение.
Она почувствовала влажность собственного тела и вспыхнула от смущения. Он наверняка тоже это заметил. Его палец осторожно скользнул по крошечному затвердевшему бутончику – источнику удовольствия. Желание требовало выхода, требовало чего-то, чему Элла не знала названия.
Его губы снова припали к ее груди, и в то время, как он сжимал зубами сосок, рука непрерывно поглаживала бутончик.
Необъяснимое внутреннее напряжение свело ее бедра.
Жар охватил Эллу. Пламя раздирало ее изнутри, расцветало черно-красным цветком. Она вскрикнула, потому что не смогла сдержать этот крик. Сейбер причинил ей сладостную боль, и она сама желала этого – рана ее не требовала исцеления. Пусть же она никогда не излечится от этой боли.
– Моя прекрасная Элла, – пробормотал Сейбер, не отрываясь от ее груди. – Я думал, что смогу убедить тебя… и себя, что наши жизни не должны соприкасаться. Я думал, что мне удастся это сделать, что я преподам тебе урок. Глупец! Я думал доказать тебе, что я словно ядом отравлен и представляю угрозу для тебя и для самого себя. Ты можешь мне не верить, но скажи, как я смогу жить после этого?
Она тщетно силилась понять его слова. Тело трепетало, в голове был туман. Она потянулась к Сейберу, к его сильным рукам и широким плечам.
– Я бы тоже хотела прикоснуться к тебе, – смущенно промолвила она. – Ты позволишь?
Он замер.
Пальцы ее правой руки нащупали рубец на его плече. Она почувствовала его напряжение.
– Ты был ранен, мой дорогой. Позволь мне ласкать твои раны. Между нами теперь существуют тесные узы, не так ли? Я должна сделать для тебя то, что ты сделал для меня.
– Что я сделал для тебя? – спросил он.
– Ты подарил мне наслаждение.
– Нет, – возразил он. – Это я испил из чаши наслаждений, хотя и не имел на это никакого права. Но я был настолько слабоволен, что жадно ловил каждый украденный миг счастья. О большем я и не мечтал – я не заслуживаю такой награды.
– Нет, – с жаром воскликнула она. – Мы будем вместе до конца наших дней.
– Моя жизнь кончена. Она умолкла, потрясенная.
Он внезапно высвободился из ее объятий. Комнату на мгновение осветила вспышка, затем загорелась лампа.
Элла забыла о своей наготе – она видела лишь то, что он прекрасен. Темные волосы упали ему на лицо, когда он наклонился, чтобы поправить лампу. Мускулистая спина блестела. Она перевела глаза на рубец у него на плече. Белый извилистый шрам тянулся до середины его спины.
Какую боль ему, должно быть, довелось вытерпеть! Как же страдал ее возлюбленный, там, где выпуклые шрамы проходили цепочкой, лезвие сабли ударило несколько раз.
Он мог погибнуть!
– Сейбер, какие ужасные шрамы. Такие глубокие. Позволь мне обнять тебя.
– Обнять меня? – Он обернулся и схватил девушку за руки. – Обнять? Ты уверена?
– Сейбер! – Ноги ее подогнулись, она потеряла равновесие. Комната завертелась у нее перед глазами: шрамами иссечено и лицо Сейбера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Без страха и сомнений - Камерон Стелла



Девушки, как вам роман?
Без страха и сомнений - Камерон СтеллаТонюшка
2.12.2014, 19.37





Рискну. Начинаю читать. если дочитаю - нипишу комменты
Без страха и сомнений - Камерон СтеллаКатюшка
13.12.2015, 22.47





Посттравматический синдром и многолетнее половое воздержание (с элементами педофилии - влюбился в девочку с трудной судьбой ) привели ГГ к сумасшедствию, которое он лечил опием, как я поняла. Но он все-таки женился на подросшей девочке и они совокупляются, как кролики в любое время дня и суток...как приспичит. Слишком закручено...как-то все через чур....Но в принципе - интересно!
Без страха и сомнений - Камерон СтеллаВ.З.,68 л.
19.10.2016, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100