Читать онлайн Основной инстинкт, автора - Истерхаус Джо, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Основной инстинкт - Истерхаус Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Основной инстинкт - Истерхаус Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Основной инстинкт - Истерхаус Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Истерхаус Джо

Основной инстинкт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

Бары в Сан-Франциско закрываются в два ночи, и в распоряжении Ника Каррана оставалось еще три часа, чтобы выкурить пачку сигарет и почти допить пятый стакан «Черного Джека» за упокой Джонни и за здоровье Уокера в одном низкопробном баре в районе Миссии. Когда этот притон закрылся, он обнаружил другое ночное питейное заведение к югу от рынка и пропустил там еще два стаканчика, а когда и эта забегаловка перестала работать, отправился домой и проспал там без памяти пару часов. Проснулся он с такой головной болью, будто кто-то вонзил ему якорь в мозги, язык его еле шевелился, точно утопая в искусственном меху. Ник легко бы справился с похмельем — ему оно было не в новинку, но его угнетала ненависть, которую он испытывал к себе.
Когда он добрался в управление, вся группа, занимающаяся расследованием убийства Джонни Боза, собралась в кабинете Уокера на двухчасовое совещание. Церемониться с ним никто не стал.
— Ты выглядишь как дерьмо собачье, — сказал Уокер.
— А я видел собачье дерьмо и получше, — проговорил Андруз.
— Покойник Боз, и тот смотрелся веселее, — вставил Харриган.
— Не обращай на них внимания, сынок, — сказал Гас с подленькой ухмылкой. — Ты не так уж плохо выглядишь. Такое впечатление, что крыша у тебя наконец встала на место.
— Все вы долбаные комедианты, — проворчал Ник. Он налил себе кружку дымящегося кофе и выпил его так же жадно, как накануне вечером пил виски.
— Есть что-нибудь новенькое?
— Я тут позвонил кое-кому в Беркли, — сказал Андруз. — Там произошло убийство в семьдесят седьмом году. Один профессор был убит… ломиком для льда в кровати, он получил много колотых ран.
Ник Карран проницательно улыбнулся.
— И наша девочка училась там тогда, не так ли?
— Да, судя по архивным данным, — сказал Андруз.
— Подождите, — проговорил Ник. — Семьдесят седьмой? А сколько ей сейчас лет? Тридцать? Тридцать один? В семьдесят седьмом ей, наверное, было… — он быстро сделал кое-какие подсчеты в уме. Немалый подвиг, если учесть его состояние. — Шестнадцать? Семнадцать?
— Значит, она сызмальства была дочерью порока, — сказал Моран.
— Гас, я знаю, что ты только притворяешься тупоумным дерьмом, — сказал Ник, — но эти ребята не знают.
— Я так понимаю, — проговорил Уокер, — мы говорим о том, что шестнадцатилетняя студентка заколола до смерти ломиком для льда своего университетского профессора.
— Мы говорим о Кэтрин Трэмелл, — уточнил Ник. — А не о какой-нибудь другой шестнадцатилетней студентке. Я бы обратил на это внимание.
— Нам следует все выяснить поподробнее, — сказал Уокер с невеселым видом. — Гас, направляйся в Беркли, посмотри, что там можно разведать. Харриган, узнай, что она еще такого понасочиняла. Андруз, собери сведения о катастрофе, о катастрофе, в которую попали ее родители. И все подготовьте доклады для Бет. Мне нужна консультация психиатра. Понятно?
— А мне что делать? — требовательно спросил Ник.
— А ты уже и так получил консультацию психиатра, сынок, — хихикнул Гас Моран.
— Сначала, Ник, окуни голову в ведро с ледяной водой. А потом последи за ней. Может быть, она сама что-нибудь нам подскажет.
* * *
Ник не стал охлаждаться ледяной водой, вместо этого он прихватил несколько чашек кофе в баре «Семь-одиннадцать» и выпил их по дороге в Стинсон-Бич. Карран опустил все окна в машине без опознавательных знаков и подставил ветру лицо. Золотые ворота были окутаны туманом, резкий запах соленого воздуха на мосту разорвал хмельную паутину у него в голове, и он уже почти чувствовал себя человеком, когда добрался до Стинсона.
Темный «лотус» стоял перед домом, и Ник прождал целый час прежде, чем появилась Кэтрин Трэмелл; она села в машину.
Кэтрин умело, но осторожно вела автомобиль. Ник улыбнулся про себя — иногда даже Кэтрин Трэмелл сбавляла скорость на дороге жизни.
Ник ехал по шоссе 1 на достаточном расстоянии от нее, не упуская ее из вида; лучше уж потерять Кэтрин, чем позволить ей заметить «хвост».
Мгновение спустя он проклинал себя за простодушие. Кэтрин неожиданно нажала на акселератор, мощная машина, казалось, взвилась в воздух и помчалась по дороге, как скаковая лошадь, которой пригрозили кнутом. Кэтрин лавировала в потоке машин, вклиниваясь между ними, перегоняя их, обходя слева, справа, делая все возможное, чтобы уйти вперед по извилистому шоссе. Ник вытер пот с верхней губы и устремился за ней, подгоняя свой автомобиль и стараясь не отстать от юркого «лотуса».
Туристы на автостраде, выехавшие на неторопливую утреннюю прогулку, еще не оправились от испуга, вызванного появлением «лотуса», пронесшегося мимо них на бешеной скорости, как откуда-то вылетел грязный коричневый «шевроле», выкидывая те же самые фортели.
Сумасшедшая гонка, в которой участвовал Ник, была лишь прелюдией к следующему трюку. Кэтрин сделала мертвую петлю, направив «лотус» наперерез движущемуся навстречу транспорту и полностью застопорив движение в левом ряду. Ник оказался прямо рядом с ней, его отделяли от «лотуса» всего три машины; затем она метнулась в сторону и опять подстроилась к правой линии, как дисциплинированный автомобилист, подставив Ника под огромный туристический автобус «Грей Лайнс», приближавшийся к нему со скоростью артиллерийского снаряда.
Справа от него была машина, слева — отвесная скала. Оставалось ехать прямо на автобус и надеяться, что он проскочит мимо, а не собьет «шевроле», пополнив тем самым еще одной строкой статистику дорожных происшествий. Ник надавил на педаль газа, высекая последние силы из визжащего двигателя. Автобус неумолимо приближался, истерично сигналя. Машина справа оставалась на месте. Ник попал в ловушку.
Он мгновенно принял решение: нажал на тормоза и скатился в правый ряд, чуть не врезавшись бампером в багажник машины, ехавшей впереди, зато он увернулся от автобуса, который с грохотом пронесся мимо, сигналя что есть мочи.
— Вот сука.
Ник налег на руль. Его поставили перед выбором: либо упустить Кэтрин Трэмелл, либо погибнуть. Теперь пришло время опять заняться своенравным «лотусом» и его хозяйкой. Хотя Ник только что был на волосок от гибели, он да отказа выжал скорость, снова влился в левый ряд и погнался за своей жертвой.
Далеко впереди он увидел подпрыгивающий на дороге низкий темный силуэт — «лотус» уносился в сторону «Милл-Вэлли». Ник вздохнул с облегчением. Милл-Вэлли был небольшим, тихим, богатым городишком. Местные полицейские не позволят Кэтрин Трэмелл играть в догонялки в своем респектабельном районе.
Он снова заметил очертания «лотуса» на дороге, вьющейся над городом среди холмов, и стал преследовать его на узких улицах, петляющих по спускающимся террасами склонам. Кэтрин Трэмелл остановилась возле незаметного полуразрушенного жилища — бедного и неуместного среди добротных, солидных соседних домов, расположенных на светлой улице под названием Альбион-авеню. Ник запомнил номер неприглядного здания.
Кэтрин Трэмелл вышла из машины, закрыла ее на ключ и быстро проскользнула к передней двери запущенного строения, исчезнув за ней к тому времени, когда Ник медленно и чинно проехал мимо вниз по улице. Он поставил «шевроле» через несколько машин от «лотуса» и приготовился ждать.
* * *
Прошел час. Нику надоело сидеть не двигаясь. От нечего делать он вышел из машины и осмотрел дом. Конечно, в окна он ничего не увидел. Он открыл покореженный ящик для писем и нашел извещение, в котором прочел, что мадам (мистер) Хейзл Добкинс (или того, кто ныне проживает по этому адресу) ждет вознаграждение в миллион долларов! В извещении также содержалась рекомендация для мадам (мистера) Хейзл Добкинс немедленно заглянуть в конверт и получить информацию относительно оформления права на ценный бесплатный дар!
Имя на конверте ни о чем не сказало Нику. Было уже поздно, когда Кэтрин Трэмелл появилась из дома с хрупкой женщиной, которой на первый взгляд было лет шестьдесят пять, об остальном Нику приходилось только догадываться: скорее всего это была семейная старушенция — пожалуй, тетя или бабушка по материнской линии. Судя по возрасту она вполне могла приходиться Кэтрин Трэмелл родней, но та, казалось, вовсе не принадлежала к числу людей, которые уважают семейные узы.
Кэтрин Трэмелл села в «лотус» и отъехала от неказистого дома, направив «лотус» по дороге, бегущей по холмам в низину. Казалось, она никуда не спешила, по крайней мере, до тех пор, пока не достигла предместий Милл-Вэлли.
Она приближалась к светофору спокойно и степенно, как водитель с безупречным послужным списком. У перекрестка стояла всего одна машина в ожидании, когда сменятся огни. Когда Кэтрин подъехала к ней, мотор «лотуса» урчал, точно болотная рысь.
Но Кэтрин неожиданно дала полный газ, и автомобиль сорвался с места, устремившись в невообразимо узкое пространство между другой машиной и тротуаром. Кэтрин на полном ходу проскочила мимо, до смерти перепугав водителя, и резко повернула вправо к перекрестку как раз в то мгновение, когда зажегся зеленый свет.
Ник был позади нее и опоздал лишь на долю секунды. Местный водитель, обезумев от страха от соседства с накренившимся в бешеной гонке «лотусом», отпрянул в сторону, как ошалевшая лошадь. И стоял на тормозах, мешая движению.
Ник направил машину к Стинсону, чуть ли не уговаривая себя, что едет туда по делам службы. Он убеждал себя, будто выполняет наказы Уокера, будто в кои-то веки делает именно то, что требует от него начальство. Но в глубине души Нику была известна правда, которую он не хотел признавать: ему не терпелось снова увидеть Кэтрин Трэмелл.
* * *
Темный «лотус» стоял на подъездной аллее, мотор еще щелкал и тикал — машина остывала. Ник представил себе, как Кэтрин открывает верх мощного автомобиля и погоняет его по прибрежной дороге, будто это лихой скакун, а не мертвое изобретение человека из стали и резины; она мчится на нем по коротким участкам прямого пути, делает крутые виражи, включает понижающую передачу, дважды выжимает сцепление; мотор визжит, когда газ закачивается в цилиндры, точно животворная кровь.
Теперь наступила ночь, и Ник слышал, как бьются о берег буруны под домом Кэтрин Трэмелл, хотя они были недоступны его взору. В одном из верхних окон зажегся свет, и Кэтрин, как призрак, промелькнула в застекленной раме. Через мгновение она вновь подошла к окну и выглянула наружу. Ник метнулся в сторону, чтобы спрятаться от нее, хотя был уверен, что она заметила его, но она не отрывала глаз от темного моря, точно оно завораживало ее.
Кэтрин принялась медленно расстегивать кофту, скинула ее и постояла секунду-две с обнаженной грудью, точно изображение на картине. Затем она задернула занавеску, ее силуэт проступил слабой тенью на материи.
Ник Карран изо всех сил вглядывался в окно, широко открытыми, напряженными глазами, прибой шумел у него в ушах.
Затем свет в комнате погас, и он подумал, что Кэтрин нырнула одна в свою чистую постель.
* * *
Через час Ник вернулся в Сан-Франциско и склонился над экраном компьютера в затемненной, опустевшей служебной комнате. Его руки летали над клавиатурой. Он набрал следующее: Хейзл Добкинс, белая, пол женский, Альбион — авеню 145, Милл — Вэлли, затем нажал на кнопку «ввод» и стал ждать, пока электронные мозги переварят информацию.
Сначала компьютер прошелся по файлам, имеющимся в памяти полицейского управления Сан-Франциско, и выдал НОД — Никаких Отрицательных Данных.
— Дерьмо.
Ник еле слышно вздохнул, хотя и был не особенно удивлен. Хейзл Добкинс выглядела как безобидная бабуля, любящая кошек и обожающая печь пироги. Он почти не надеялся, что ее вызывали в полицию за нарушение правил стоянки автомобиля, что бы она там ни натворила прежде в своей жизни.
Машина терпеливо дожидалась команды Ника.
— Попробуем, черт побери, — проговорил он и набрал код данных архива преступлений, совершенных в штате Калифорния от Юкайи вплоть до самой Мексики. Он снова ввел данные: Хейзл Добкинс, подождал и получил свое. Компьютер мгновенно выдал информацию: Добкинс, Хейзл, К.: ничего существенного в настоящее время. Конечно, «ничего существенного в настоящее время» отнюдь не то же самое, что вовсе «ничего».
Компьютер подумал чуть дольше и затем на экране появилась новая информация. Ник ощутил некоторое волнение, когда прочитал следующее: Добкинс, Хейзл, К.: Освобождена из тюрьмы «Сан — Квентин», 7 июля 1965.
— Вот это уже неплохо, Хейзл, — прошептал он. Ник быстро набрал код данных о ее аресте и был тут же вознагражден: Предана суду на основании четырех пунктов обвинения, убийство, июль 1955слушание дела 10— И, 1956ПВвысший суд Сан — Франциско.
— Четыре пункта обвинения, — прошептал Ник.
Он потрогал на экране буквы ПВ — Признана Виновной, точно хотел убедиться, что они ему не привиделись.
— Ты что, другого занятия не нашел? Зачем ты притащился сюда в такую поздноту и терзаешь эту дьявольскую технику? — раздался голос позади Ника.
Карран не отрывал глаз от экрана.
— Что ты делаешь здесь, ковбой?
Гас Моран плюхнулся в кресло рядом с Ником.
— Я тоже пришел сюда повозиться с этой чертовой машиной, сынок. Так же, как и ты. — Он слегка похлопал напарника по плечу. — Она неплохо шевелит мозгами, как ты думаешь, Ники?
Карран наконец неохотно отвел глаза от экрана.
— Что ты выяснил в Беркли, Гас?
— Я познакомился с несколькими ребятами из правоохранительных органов и покадрил студенточек. Там есть очень симпатичные девчата, Ник.
— Забудь о них, Гас. Они чересчур хитры для тебя.
— Не скажи, не скажи — бывалый пожилой мужчина может многому их научить.
— Так что ты узнал?
— Я узнал о почившем профессоре психологии Ноа Гоулдстайне. Он умер от множества колотых ран в сентябре 1977 года. И как ты думаешь, что я еще Узнал?
— Так что ты узнал?
Не могу доказать этого, сынок, но они были знакомы. Доктор Ноа Гоулдстайн был воспитателем юной Кэтрин Трэмелл.
— Ее подозревали в убийстве?
Никак нет. Ничего подобного, сэр. Они и не допрашивали мисс Кэтрин Трэмелл. У них даже никто не был на подозрении. Никто ничего не имел против доктора Гоулдстайна. Никто не был арестован. Ничего не было предпринято. Дело все еще открыто, но мы лишь можем пожелать им удачи, ведь прошло столько лет. Осталось одно слабое воспоминание.
— Не совсем так, если найти связь с убийством Боза. Моран вытянул шею и всмотрелся в информацию на экране компьютера.
— Боже правый! Хейзл Добкинс! У нас сегодня прямо вечер воспоминаний. — Он с жалостью посмотрел на Ника и покачал головой. — Вот спасибо тебе, сынок. Я уж было почти забыл про старушку Хейзл.
— Ты знаешь ее? Гас усмехнулся.
— Знаю ли я ее? Да она годами не выходила у меня из головы. Славная домохозяйка маленького росточка — трое ребятишек, славный муж, который был добр к ней, никаких проблем с деньгами. Она никогда не страдала умственными расстройствами, словом, ничего.
— И что же?
— И вот малышка Хейзл встает с постельки и решает в один ясный безоблачный денек прикончить их всех. Всех без исключения. Она использовала…
— Ломик для колки льда? — с надеждой спросил Ник.
— Не торопись, сынок. Она использовала нож для мяса. Ей подарили его на свадьбу. Сначала она прикончила мужа. Разделала его, как индейку, которую подают к столу в день Благодарения. Затем расправилась с тремя детьми. Когда она порешила их всех, у нее в доме было как на бойне.
— Господи, — выдохнул Ник.
— Господь тут ни при чем, Ники. После того, как Хейзл упокоила всю семью, она позвонила в полицию: когда приехали наши ребята, они нашли ее в гостиной — она сидела и ждала их с ножом на коленях. Хейзл ни от чего не отказывалась, была в здравом уме, словом, никаких выкрутасов.
— Но почему? Почему она сделала это? Гас Моран пожал плечами.
— Это удивительный случай, Ник. Никто не знает. Психиатры не могли ничего объяснить. И бог свидетель, Хейзл сама ничего не понимала. Сказала, что не знает, почему сделала это.
— Невероятно.
— Если ты слышишь об этом впервые, то почему сидишь здесь и путешествуешь по дороге памяти с данными о Хейзл?
Ник быстро объяснил Гасу, как выслеживал в тот день Кэтрин Трэмелл и узнал о ее знакомстве с Хейзл Добкинс.
— Вот это да, — сказал Гас Моран, — хорошие же у нее друзья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Основной инстинкт - Истерхаус Джо


Комментарии к роману "Основной инстинкт - Истерхаус Джо" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100