Читать онлайн Основной инстинкт, автора - Истерхаус Джо, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Основной инстинкт - Истерхаус Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Основной инстинкт - Истерхаус Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Основной инстинкт - Истерхаус Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Истерхаус Джо

Основной инстинкт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

«Десять — четыре» — так назывался бар на Брайантстрит, располагавшийся в нескольких кварталах от суда и здания полицейского управления Сан-Франциско; его облюбовали коллеги Каррана. Но хотя они и любили заглядывать туда, задерживались они там ненадолго, впрочем, как и в самом управлении. Некогда это была типичная распивочная для полицейских, каких немало в Нью-Йорке, Детройте, Чикаго и Бостоне, где они повсюду составляют довольно замкнутую касту, состоящую из иммигрантов второго-третьего поколений, консервативных сторонников «жесткой линии», приверженцев порядка и закона. Такие душные забегаловки славились крепкими напитками и тяжелой едой — пережаренной и жирной.
Но состав работников полицейского управления Сан— Франциско обновлялся. Пожилые старомодные полицейские постепенно уходили на пенсию, уступая место новому поколению. И в баре «Десять-четыре» появились изысканные коктейли и пиво разных сортов. «Лютеры», «Муви Старс», «Крис Исаак» — знаменитые рок-группы Сан-Франциско — оттеснили Фрэнка Синатру и Тонни Беннета на автоматический проигрыватель. Зал бара даже украсил папоротник.
В «Десять-четыре» всегда было полно полицейских. Пожилых полицейских вроде Гаса Морана и полицейских пообразованнее вроде Ника Каррана в хороших костюмах, с модными дорогостоящими стрижками. Гас Моран и Уокер устроились за отдаленным столиком, они медленно потягивали наливку в стаканах и дожидались Ника. Он не обещал прийти сюда, но они знали, что он все равно появится рано или поздно, как голубь, который всегда возвращается к родному гнезду.
Ник еще не успел подойти к стойке, как Уокер накинулся на него.
— Эй, Карран, что это за пляски вокруг тебя? «Ник, вы не хотите сигарету? Ник, вы не подвезете меня домой?» Объясни, пожалуйста, что это такое, черт побери.
— Она не просила, чтобы именно я подвез ее. Она обращалась ко всем, — возразил Ник.
— Послушай, Ник, — обратился к нему бармен, — Тебе как обычно? Грушевый сидр с лаймом?
— Двойного «Черного Джека», у меня трудности, Цыпленочек, — ответил Ник.
— Что это ты делаешь, сынок? — спросил Гас.
— Я пью первый раз за три месяца. Тебе этого мало?
— Да, — сказал Гас Моран.
— Ты не прав.
— Ты ведь знаком с ней, правда, Ник? — спросил Уокер.
— Я не знаю ее. А она не знает меня. Я никогда не слышал о ней, никогда не видел ее раньше. Гас и я разговаривали с ней вчера впервые. Правда, Гас?
— Откуда мне знать, черт возьми?
Бармен по кличке Цыпленочек поставил на стойку перед Ником большую порцию виски.
— Спасибо, Цыпленочек. Будь другом и принеси мне счет, хорошо?
— Конечно, Ник.
Пока они шли к столу, Карран сделал глубокий глоток, опорожнив сразу половину стакана. Он с удовлетворением выдохнул и облизал губы. Вкусно. Даже очень вкусно. Напиток возбуждал его, как близкая опасность.
— Скажи мне еще раз Ник, — обратился к нему Уокер. — Просто чтобы успокоить меня. Ты знаком с Кэтрин Трэмелл только с того времени, как началось расследование?
— Да.
Уокер подозрительно прищурил глаза.
— Ты уверен?
— Уверен. — Ник жадно допил стакан с терпкой коричневой жидкостью, будто от этого зависела его жизнь. — Так скажите мне, что мы теперь будем делать?
— То есть как что? Да ничего. С ней все кончено. Держись от нее подальше, Ник. Сделай это ради себя. Да и ради нас тоже. Думаешь, мне так приятно, что Толкотт путается у меня под ногами? Подумай как следует.
— И вы позволите ей так просто улизнуть?
— А что ты ждешь от меня, Ник? Она с успехом прошла проверку детектором лжи. Лично я доволен. Слава богу, не нужно больше возиться с Кэтрин Трэмелл. — Уокер отхлебнул водки с тоником.
Казалось, его тянуло к спиртному не меньше, чем Ника. Несмотря на более высокое положение, он был столь же подвержен власти зеленого змия. А может, даже больше.
— Она прошла проверку детектором лжи? Боже мой, да она не прошла ее. Она одурачила машину. Вот почему она напросилась на этот тест.
— С чего это ты взял, черт побери? — Гас Моран чуть не кричал на своего напарника. — Что может быть у тебя общего с этой девкой, Ник? Поверь мне на слово, ты уже не так молод, чтобы сводить с ума девиц.
— Она для меня всего лишь обычная подозреваемая, — пробормотал Карран.
— Господи, — проговорил Моран. — Не знаю, смеяться или плакать.
— Она бывшая подозреваемая, — поправил его Уокер, — и она только что прощупана детектором лжи. Хватит. Конец ее сочинительству. Роман завершен.
— А может, еще будет продолжение.
— Пожалуйста, Ник, пожалуйста, — взмолился Уокер.
— Послушай, Фил, ты же не упустишь так просто это дело из своих рук, правда? Что ты знаешь о гибели ее родителей? Какие еще книги она написала? Может быть, все они становятся явью.
Фил Уокер медленно покачал головой. Он вдруг как-то сразу состарился, хотя ему было всего сорок пять лет; он выглядел усталым и задерганным.
— Ее родители погибли в морской катастрофе. И мне плевать, что такого она еще написала. Послушай, чем ты занимаешься, черт побери, ты что, вдруг стал литературоведом?
— А как они погибли? — не унимался Ник, точно боец, который пытается прижать к полу противника. — Разве было проведено какое-нибудь расследование?
— Я не могу понять тебя, Ник, — сказал Моран. — А я полагал, что очень хорошо знаю тебя. Ты из кожи вон лезешь, чтобы затащить ее в постель или чтобы добиться ее ареста за убийство? Я то думаю, что тебе не дает покоя ее тело, то думаю, что ты и впрямь считаешь ее опасной. Точно она Аль Капоне, враг общества номер один. Или дело и в том, и в другом?
— Вот ты говоришь, что, вероятно, она убила своих родителей. Скажи, пожалуйста, а может быть, по-твоему, она убила и Мэнни Васкеса, а?
— Да, — сказал Моран. — Она поднялась на ринг и превратилась в одного опасного кретина.
— Может быть, даже очень может быть, Гас, — подхватил Уокер. — Может, она превратилась в африканца и научилась левому короткому боковому удару, которым можно прикончить человека, а лицо намазала черным гуталином. Давай снова пропустим ее через детектор лжи и порасспросим обо всем этом.
— Пошел ты на хрен, Фил, — отмахнулся Ник.
— Знаешь, раз уж такое дело, пошел и ты туда же.
— По-моему, меня обошли, — сокрушенно сказал Моран.
— Подожди, придет и твоя очередь, — огрызнулся Ник. — Он допил виски помахал бармену пустым стаканом. — Ты нальешь мне еще двойного «Черного Джека», Гарри?
— Конечно, Ник, — ответил бармен.
— Послушай, Ник, — проговорил Моран, беспокойно хмуря бровь. — На черта тебе нужно это пойло.
— Оно нужно тебе, — возразил Карран. — Оно нужно Филу. Оно нужно каждому полицейскому в кабаке.
На этот раз крепкий напиток принес Каррану не бармен Гарри. Высокий стакан поставил перед ним на стол мужчина с красными прожилками на лице и редеющими волосами, одетый в такой затрапезный костюм, что рядом с ним даже Гас Моран в своем потрепанном одеянии выглядел так, словно только что сошел со страниц журнала мод. У этого неприятного человека от чрезмерных возлияний был несколько мутный взгляд, и он чуть покачивался, стоя возле столика, где сидели трое полицейских.
— Валяй, Снайпер, — сказал он со злобной усмешкой. — Набирайся. Опять принялся за «Черного Джека», а, Снайпер?
Ник выпил стакан, но не поднял на обидчика глаз.
— У нас деловой разговор, Марти, — спокойно и решительно сказал Уокер.
Марти Нилсен, следователь «Внутренних дел» и отнюдь не приятель Ника Каррана, принял преувеличенно обиженный вид.
— Я знаю это. Абсолютно не сомневался. Поэтому продолжайте в том же духе. — Он подтолкнул стакан поближе к Нику, поддразнивая его. — Пей свою двойную порцию, Снайпер.
Гас Моран, который сидел рядом с Ником Карраном, почувствовал, что его напарник весь напрягся, вскипел, как раскаленный металл; казалось, он вот-вот набросится на тучного полицейского. Ник сжал тяжелые кулаки; Моран взял его за руку, чтобы оттащить в случае, если тот надумает драться.
Карран тяжело сглотнул, едва сдерживая себя.
— Я не на службе Нилсен, — сказал он, изо всех сил стараясь подавить злобу в голосе. — Слышишь? Я не на службе, и с говорю о деле с моим партнером и шефом. У «Внутренних дел» не прибавится от этого забот. Разве только мне попросить плату за сверхурочную работу. Что ты на это скажешь? Думаешь, у Навозных жуков не будет из-за этого проблем?
— Послушай, Снайпер, у меня не будет проблем. Но смотри, не переусердствуй. А то вдруг запьешь.
Холодный порыв ветра ворвался в бар, и с улицы, где хлестал дождь, вошла Бет Гарнер. Она подоспела в «Десять-четыре» как раз вовремя, потому что Ник почти не владел собой. Он стоял, а Уокер с Мораном пытались снова усадить его за стол.
— Эй, эй, что вы делаете? — Изящная Бет Гарнер, весившая менее пятидесяти килограммов, втиснулась между двумя тяжелыми полицейскими. — Ну-ка успокойтесь.
— Конечно, док, — усмехнулся Нилсен. — Теперь все в порядке, наш главный психиатр явилась как раз вовремя, чтобы спасти своего любимого больного.
Пьяный полицейский по-медвежьи обнял Бет Гарнер. Она вырвалась у него из рук.
— Пошел ты на хрен, Марти.
Нилсен был либо слишком пьян, либо чересчур толстокож даже для команды «Внутренних дел».
— Воркуйте-воркуйте, голубки, — сказал он, весело посмеиваясь, и пошел покачиваясь прочь.
Ник, однако, остывал медленнее. Он наблюдал, как его обидчик пересек бар. Глаза Каррана горели, точно он хотел испепелить спину Нилсена.
— Он сам напрашивается на неприятности. А у меня как раз подходящее настроение, чтобы дать ему по морде.
Бет оттащила его назад к столу.
— Конечно, давай-давай, сыграй ему на руку. Нилсену только этого и надо. Не отвечай на его приставания, Ник. Не доставляй ему удовольствие.
Карран глубоко вздохнул, точно это только и могло унять его гнев. Но возбуждение по-прежнему не проходило.
— Хочешь, уйдем отсюда? — спросил он Бет.
— Да, — сказала она.
Бет нежно и по-хозяйски взяла его под руку.
— Хорошо, — он опять повернулся к Уокеру и Гасу Морану, беспокойно перебирая какие-то бумажки на столе.
— Заплати за меня, Гас, — сказал он. — И выпей за мое здоровье.
Ник Карран повел Бет Гарнер к выходу на улицу, залитую дождем.
Двое полицейских наблюдали, как они шли к двери, потом опять взялись за стаканы.
— Чем не симпатичная парочка? — спросил Гас.
— Я думал, между ними все кончено.
— Что ж, может быть, только не на сегодня. Может быть, сегодня у них будет вечер сладких воспоминаний.
— Иногда я думаю, что он начал ухлестывать за ней только ради того, чтобы отвязаться от «Внутренних дел».
— Не, — сказал Гас. — Он не такой. У этого парня есть сердце.
* * *
Ярость, весь день одолевавшая Каррана, совсем переполнила его, когда он ступил на порог квартиры Бет Гарнер. Он поймал свою приятельницу, которая зажигала свет, и принялся настойчиво, жадно целовать ее, приподняв и прислонив к двери. Ник был разнузданно груб, и волна страха захлестнула Бет. Она хотела оттолкнуть Каррана, но почувствовала его вздорную решимость — он был уверен, что она покорится ему.
— Не надо… пожалуйста… Ник…
Карран ничего не сказал, но ответ был ясен и без слов. Он схватил ее за подол платья и в бешенстве разорвал его, потом скользнул жаркой рукой вверх по ее холодному бедру к трусам, чуть не царапая тонкую ткань. Ник сорвал платье с плеч Бет, запустил руки под лифчик и сжал ее груди.
— Пожалуйста, не… не…
Ник прижался губами к ее плечу и с рычанием укусил его, толкая Бет на пол.
Он взгромоздился на нее, распахнув на ходу рубашку и спустив брюки, и яростно вонзился в нее. Бет Гарнер отнюдь не принадлежала к любительницам острых ощущений, которые тайком мечтают о том, чтобы их изнасиловали. У нее было никакого желания соединиться с Карраном, только тошнотворное отвращение к нему и закипающая ненависть.
Он погружался в нее, бился о нее, обрушивался на нее вновь и вновь, точно бешеная сила его страсти могла смягчить боль, которую он причинял ей, точно он мог заставить ее испытывать наслаждение. Но муки и страдания, что он приносил Бет, исключали всякое удовольствие. Ей оставалось только ждать, пока он кончит терзать ее, и надеяться, что после этого он оставит ее в покое.
Ник быстро пришел к финалу, сперма изверглась, облегчив тело, но гул в голове не прошел, остались неудовлетворение, неутоленное желание и ярость.
Карран скатился с Бет и лег возле нее, уставившись в потолок. Теперь, когда все было кончено, она не чувствовала ни страха, ни ненависти к нему, одну только глубокую жалость. Она потрогала синяк у себя на плече и села, пряча от Ника глаза.
Он протянул руку, чтобы коснуться ее, успокоить, если можно, но она не нуждалась в утешении. Она оттолкнула его руку и вздрогнула.
— Бет…
— Ну, и как она?
Бет Гарнер была опытным врачом и знала неустойчивую психику Ника, она сразу разгадала причины его озлобления. Оно не имело никакого отношения к ней. Бет оказалась лишь случайной жертвой.
— Кто?
— Кэтрин Трэмелл.
— Почему ты думаешь, что я знаю, как она.
— Конечно, ты не знаешь, как она в постели, Ник, иначе бы ты сейчас так себя не вел.
— Бет…
— Нет, я говорю о другом. Ник помолчал.
— Ты раскусила ее, — тихо сказал он. — Она использовала книгу как алиби.
Он сел и поцеловал Бет в плечо, в то место, куда укусил несколько минут назад. Она не шелохнулась. Он точно целовал мрамор.
— Я знала ее в Беркли, — сказала она.
— Что?
— Мы посещали одни и те же занятия. — Она печально улыбнулась через плечо. — Лекции по психологии, знаешь. Мы часто бывали вместе, или тебе это и в голову не приходило?
— Нет.
Бет и Кэтрин Трэмелл были примерно одного возраста. Они обе специализировались по психологии в Беркли приблизительно в одно и то же время.
— А должно было прийти.
— Ты просто не думал обо мне, Ник. Так, может, вспоминал иногда. А в последние дни и вовсе почти забыл.
— Почему ты не сказала мне, что знала ее? Она внимательно посмотрела на него.
— Я говорю тебе об этом теперь.
— Ты хорошо выбрала время.
— А ты — нет. Я, пожалуй, была бы не против любить тебя, Ник. Я даже хотела бы этого… но не так. Ты никогда прежде так себя не вел. — Она обеспокоенно посмотрела на него, будто силясь прочитать что-то в полумраке на его лице. — Что с тобой, Ник?
— Ведь ты у нас психиатр, — равнодушно сказал он. Она встала и набросила рваное платье на голые плечи.
— Да, я психиатр, но ты не меня сейчас любил, Ник.
— Хорошо, кого же я любил, доктор Гарнер?
— Это не любовь, Ник.
— Хочу сигарету, — сказал он.
— Я думала, ты бросил курить.
— Я начал снова.
— Ты найдешь сигареты в верхнем выдвижном ящике. В передней, — жестко сказала она. — Захвати их по дороге к двери.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Основной инстинкт - Истерхаус Джо


Комментарии к роману "Основной инстинкт - Истерхаус Джо" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100