Читать онлайн Символ любви, автора - Инглвуд Линда, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Символ любви - Инглвуд Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Символ любви - Инглвуд Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Символ любви - Инглвуд Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Инглвуд Линда

Символ любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Малколм задумчиво бродил по галереям замка, и за ним неотступно следовал образ Джанин. Он видел бездонные глаза и густые длинные волосы, в портретах своих прапрабабушек, развешанных по стенам. В статуэтках, изображающих древнегреческих богинь, – ее стройную фигуру. В журчании фонтана в центре огромного холла слышал мягкие интонации ее мелодичного голоса. Неужели с того поцелуя прошло только двадцать четыре часа?
Он понял, что недооценил Джанин. Ему доставляло большое наслаждение находиться с ней наедине. Даже то, что она будила в нем воспоминания о бывшей жене, не остановило его. Он не просто поцеловал ее, ему хотелось делать это снова и снова. Несмотря на то что он уверял себя, что уж эта-то няня проблем не вызовет.
К счастью, Джанин вовремя его остановила, иначе финал мог бы быть непредсказуемым. Более всего его настораживало осознание того, что он бы все равно ее поцеловал, даже если бы она его не попросила.
Возвращаясь утром в замок, они не произнесли ни слова, слишком ошеломленные всем произошедшим. А прямо в дверях его встретил секретарь с целой кучей неотложных дел.
Быть может, будет правильнее поговорить с ней сейчас и расставить все точки над «i»?
Приняв решение, Малколм направился к комнате няни и, уже подходя, услышал голоса. Он остановился и прислушался. Один голос – тихий и спокойный – принадлежал Джанин. Он был для него все равно что любимая мелодия для меломана. Но сейчас его больше заинтересовал другой, в котором Малколм без труда узнал голос Мэрианн.
– …Он говорит, что уже не первый месяц за мной наблюдает. Я тоже давно его заметила. Но я знала, что мои отец и братья будут против. Однако сегодня…
Малколм с шумом распахнул дверь.
– У вас тут междусобойчик? Как мило! – Он обращался исключительно к сестре, словно Джанин вообще не было в комнате.
Мэрианн стояла у изголовья кровати и держала в руках грязные кроссовки. С ее волос стекала вода, одежда основательно промокла.
– Я попала под дождь… – начала она.
– Вижу, – резко прервал ее Малколм. – Но еще я знаю, что это случилось, когда ты тайком с кем-то встречалась.
– Малколм, успокойтесь, – попыталась защитить девушку Джанин, но он не обратил внимания на ее слова.
– Я хочу, чтобы ты немедленно назвала имя человека, общение с которым не одобрили бы твои отец и братья.
Мэрианн тем временем взяла полотенце, которое ей протягивала Джанин, и стала нарочито медленно вытирать волосы, прекрасно понимая, что этим только разжигает злость брата. Тот выжидательно на нее смотрел. Закончив и отложив полотенце в сторону, Мэрианн вновь посмотрела на Малколма. В ее глазах был страх, но она старалась не показать его.
– Не думаю, что это что-то изменит, – сказала наконец она.
– Тебя никто не просит рассуждать. Просто назови мне имя!
Джанин снова попыталась исправить ситуацию.
– Малколм, не надо горячиться. Мэрианн и так хотела мне все рассказать.
– Имя этого подонка!
– Вот уж кому я этого никогда не скажу, так это тебе, – спокойно ответила девушка.
– Увидим. Марш в свою комнату! Думаю, отец, узнав обо всем, захочет с тобой поговорить.
– Ай, боюсь, боюсь!
Малколм указал на дверь.
– Иди! И даже не думай снова убежать: я предупрежу охрану.
– Наконец-то мое заточение в фамильном склепе получит официальный статус! – Она виновато посмотрела на Джанин. – Простите, что впутала вас в семейные дрязги.
Напоследок Мэрианн окинула брата испепеляющим взглядом и вышла, громко хлопнув дверью.
Он снял телефонную трубку и набрал номер.
– Это Малколм. Моя сестра отправилась к себе в комнату. Проследите, чтобы она никуда оттуда не выходила.
Он повесил трубку и посмотрел на Джанин, на лице которой было написано негодование.
– Что такое?
– Я… я… – Она остановилась, чтобы глубоко вдохнуть. – Я не знаю, что и сказать!
– В каком смысле?
– В таком, что все, что приходит на ум, насквозь неприличное.
– Я не обижусь.
– Вы когда-нибудь думали, что обидеть можно не только вас?
– Вы рассержены.
Джанин громко рассмеялась, но в ее смехе не было и тени радости.
– Сказать, что я рассержена, значит, ничего не сказать.
– Отчего же?
– Как вы могли такое сделать?
– Тем, что я отправил ее в комнату, наказание не ограничится.
– Не сомневаюсь. Но если вы не заметили, я пыталась с ней поговорить. Думаю, что вы слышали достаточно, чтобы понять: она была на свидании.
– Да.
– И если бы вы не появились так не вовремя, мне наверняка бы удалось выяснить не только имя того, с кем она встречалась, но и как далеко у них все зашло. Теперь же Мэрианн не расскажет об этом даже мне, потому что будет думать, что я немедленно доложу об этом вам.
– Расскажет, если ее хорошенько попросить.
Джанин снова рассмеялась.
– О, в упрямстве она может превзойти даже вас!
– Она расскажет мне обо всем, о чем я ее попрошу. В противном случае последствия для нее будут самые плачевные. – Малколм очень надеялся, что Джанин не догадается спросить, как именно он будет добиваться от сестры признания и какие последствия ту могут ожидать. – Она ведет себя как своевольный непослушный ребенок, и такое поведение ни в коем случае не следует поощрять.
Джанин сложила руки на груди.
– А вам не приходит на ум, что она просто пытается достичь желаемого и думать своей головой? Вряд ли разумно наказывать ее за это.
– Это самый обыкновенный протест и неповиновение!
Джанин приказала себе успокоиться. Для того чтобы что-то ему объяснить, нужно рассуждать здраво, а не находиться во власти эмоций.
– Малколм, – снова начала она, – у Мэрианн сейчас переходный возраст. Она обыкновенная девочка, которая только-только учится понимать жизнь.
– У нее есть семья, которая ей во всем помогает.
– Неужели? В тот первый вечер, когда я присутствовала на семейном ужине, я получила отличное представление о том, как ей помогают. Ее же никто не слушает. Ею только командуют, дают понять, какая она глупая, или как-нибудь по-другому ущемляют ее достоинство.
– Это неправда.
– Нет, чистая правда. И поэтому Мэрианн чувствует себя одинокой. Ей нужны друзья ее возраста. Это нормальное желание.
– Она – дочь графа!
– Да как же вы не поймете такую простую вещь? Неважно, где человек живет, в родовом замке или в трущобах, ему необходима любовь. И если он не находит ее дома, то начинает искать где-нибудь еще. И Мэрианн нашла. Мне остается только «поблагодарить» вас за то, что вы не дали мне ее выслушать.
– Она – дочь графа, – упрямо повторил Малколм. – Ее предки были знаменитейшими людьми Шотландии.
– Если вы думаете, что сословное преимущество может отвратить ее от того, что нужно каждой девушке в ее возрасте, то вы очень похожи на полковника из одной американской книги, который полагал, что офицеры и рядовые молятся разным богам. – Джанин вздохнула. – Таким отношением вы не принесете ей блага.
Малколм какое-то время молчал.
– Я согласен, что в ваших словах есть рациональное зерно, – сказал он наконец. – Но вы должны понять, что сословие, представителем которого она является, накладывает на человека определенные обязанности. Ей нужно учиться жить по более высоким стандартам, нежели всем остальным. Это то, чему учились мы все.
– Хорошенький стандарт! – взорвалась Джанин. – Вы думаете, что раз она аристократка, то обязательно должна быть бесчувственной? Я уже заметила, что вы стыдитесь проявления любой человеческой слабости. И если вы бессердечный, то это не значит, что все вокруг должны быть такими же!
Его глаза полыхнули яростью.
– Моя красивая, но лживая жена научила меня подавлять любые чувства.
– Простите, Малколм, я не знала…
– Мне не нужны ваши извинения. Прошлое осталось в прошлом.
– Вы не правы.
– Я всегда прав.
О Боже! Джанин тяжело вздохнула.
– Мы можем спорить с вами до скончания века. Но я просто прошу вас: не заставляйте вашу сестру расплачиваться за ваше прошлое. Она ни в чем не виновата. И до тех пор, пока вы не сможете взвесить все без лишних эмоций, мы будем просто сотрясать воздух.
Малколм хотел сказать, что любит свою сестру и желает ей только добра, но Джанин повернулась к нему спиной и вышла из комнаты. Может, и к лучшему, потому что спорить ему расхотелось.
Несмотря на то что она не стеснялась в выражениях, он лишь еще больше стал уважать Джанин. Она еще раз доказала, что не боится высказывать свое мнение даже ему, своему работодателю.
И все-таки трюк с требованиями к няне, которые сделают ее неспособной нравиться, себя не оправдал. Малколм постоянно думал о Джанин, причем все время находилось что-то, что делало ее в его глазах еще лучше.
Когда придется нанимать следующую няню, в список требований обязательно нужно будет внести что-нибудь вроде: «Стаж работы с детьми – не менее пятидесяти лет». Тогда уж точно удастся избежать подобных осложнений.
Нет, решил Малколм, хватит думать о глупостях. Сейчас у него есть дела поважнее. Нужно рассказать отцу, что его единственная дочь, его жемчужина, ведет себя недостойным образом. Единственное препятствие он видел в том, что, как истинно благородная леди, Мэрианн тоже всегда держала свое слово.
А это означало, что узнать имя того, с кем она встречалась, будет почти невозможно.


О благотворительном аукционе в пользу сирот начали говорить недели за две. Причем не только в Хоршбурге. Событие имело огромный общественный резонанс во всем мире, и неспроста. Деньги, которые рассчитывали выручить от аукциона, были сравнимы с годовым бюджетом небольшого государства и все до последнего пенса шли в фонд помощи несчастным детям.
За несколько дней до аукциона Джанин получила письмо от матери. В конверт также была вложена вырезанная из «Нью-Йоркера» статья о неслыханной щедрости шотландского нефтяного магната лорда Макензи. Дебора Кастелла обвела фломастером тот абзац в статье, где перечислялось то, что будет выставлено на торги. На полях мать аккуратно приписала:


Если это правда, хотя бы наполовину, то тебя здорово прокатили с зарплатой. Ты бы могла получать раз в пять больше. Целую, мама.


И вот назначенный день настал. Открытие благотворительного аукциона должно было проходить в одном из самых больших залов замка. Все утро графские повара готовили изысканные блюда для фуршета. Джанин видела приготовления во всем и везде. Даже Мэрианн, которой разрешили присутствовать на вечере при условии, что она все время будет находиться под присмотром родных, на время забыла о конфликте с семьей и то и дело советовалась то с леди Элизабет, то с Джанин по поводу того, что ей лучше надеть.
На вечере должны были присутствовать все члены семьи, кроме Фиби, еще слишком маленькой для этого. Девочке было нелегко объяснить, что, хотя дети являются прямой причиной всего происходящего, самих детей там не будет. Итак, для Фиби этот вечер должен был закончиться так же, как и остальные. А значит, и для Джанин тоже.
Что ж, заниматься с ребенком – ее прямая обязанность. А поскольку этот день не был ее выходным, Джанин и не питала иллюзий, что ее пригласят.
Она вышла из комнаты Мэрианн, которая только что продемонстрировала ей пятое платье, и направлялась в комнату Фиби, когда из соседней гостиной раздался голос Малколма:
– Мы здесь!
Джанин вошла и остановилась на пороге.
– Вот это да! – только и смогла вымолвить она.
Малколм выглядел на редкость привлекательным в идеально сидящем на нем черном вечернем костюме и белоснежной рубашке. Густые русые волосы пребывали в художественном беспорядке, что придавало ему мужественности. Прямо-таки живое воплощением благородства и красоты.
Джанин мысленно порадовалась, что он не выглядел настолько безупречно, когда они остались вдвоем в лесном доме. Иначе она могла бы не устоять.
– «Вот это да»… Это означает, что вам нравится? – спросил он, небрежно засовывая руку в карман брюк.
– Д-да… Думаю, лучше выглядеть просто нельзя.
Она услышала звук, похожий на тихий всхлип, и вернулась с небес на землю. Джанин стало стыдно от того, что она только сейчас заметила сидящую тут же на софе Фиби.
– Что случилась? – спросила она, опускаясь рядом с девочкой и сажая ее к себе на колени.
Фиби обняла ее.
– Папа говорит, что я должна смыть лак с ногтей.
Джанин пригляделась повнимательнее и заметила не только блестящий лак на пальцах девочки, но и слегка подведенные глаза и подкрашенные губы. Но поскольку Фиби, по-видимому, недавно всплакнула и утиралась рукавом, следы макияжа были на ее некогда белоснежном платье. Ее достаточно длинные волосы были тщательно завиты и волной спадали на плечи.
– А я не буду смывать, – продолжила девочка с обидой. – Почему мне никогда не разрешают ходить с распущенными волосами? Вот я и попросила тетю Мэрианн сделать меня красивой.
Малколм подошел к софе, присел на корточки и взял дочь за руку. Фиби демонстративно отвернулась.
– Ты и так красивая, – тяжело вздохнув, сказал он. – И тебе не надо разрисовывать лицо, чтобы это доказать.
– Нет! – упрямо повторила Фиби. – Няня, скажи ему, что так лучше!
Джанин посмотрела Малколму в глаза и увидела в них боль и тщательно скрываемую злость. Нет, она не могла судить его, пока не узнает, что же произошло у него с бывшей женой. Мужчине нельзя так просто привить стойкую ненависть к женитьбе.
Но как-то разрядить ситуацию было необходимо. Джанин дотронулась пальцем до носика девочки.
– Знаешь что? Тебе уже давно пора в ванную. И если будешь умницей, то мы с тобой будем купаться больше, чем обычно.
– Насколько больше? – Девочки тут же оживилась.
– А насколько ты хочешь?
– На час!
– Ну уж нет, – рассмеялась Джанин, – тогда ты превратишься в губку.
– А сколько же?
– Как насчет… – Она показала восемь пальцев. Фиби помотала головой и отогнула два загнутых.
– Десять минут? Договорились! – снова рассмеялась Джанин, перехватив восхищенный взгляд Малколма.
– Я люблю тебя, нянечка. Ты очень хорошая. – Девочка обняла Джанин и съехала по ее ногам на пол. Она встала и посмотрела на отца, но не прямо, а искоса. – А ты, папа, плохой! – И с этими словами выбежала из комнаты.
Джанин снова попыталась разрядить обстановку – теперь уже, чтобы прогнать угрюмое выражение с лица Малколма.
– Начали торговаться с часа, а закончили десятью минутами, ну не забавно ли? К сожалению, когда Фиби подрастет, такой фокус уже не сработает.
– Действительно, к сожалению, – мрачно заметил Малколм. – Иногда мне кажется, что было бы лучше, если бы она никогда не вырастала.
– Да успокойтесь вы! Она же говорила несерьезно.
– Неужели?
– Конечно. Она забудет о своих словах через пять минут. И потом, зачем так кипятиться из-за какого-то лака на ногтях?
– Все привычки взрослой жизни закладываются в детстве, – сказал Малколм.
– Это так, – согласилась Джанин. – Но я не вижу ничего плохого в том, что девочка с детства хочет быть красивой. Дети ее возраста во всем подражают взрослым. Например, дочки любят примерять мамины платья… – Джанин осеклась, но было уже поздно.
– Я не желаю, чтобы Фиби походила на свою мать! – моментально отреагировал Малколм на ее последние слова.
Она вздохнула.
– Послушайте, Малколм, воспитывая детей, нужно быть очень осторожным с запретами. Не разрешишь ребенку есть варенье, и добраться до заветной банки на шкафу станет для него мечтой всей его жизни. И так во всем. Запрещая Фиби краситься и быть, как она считает, красивой, вы только больше разжигаете ее желание. Конечно, не мне вас учить, но, на мой взгляд, вы бы могли иногда потакать ее невинным детским желаниям.
– Ладно, – сказал Малколм таким тоном, что Джанин поняла: он не желает больше продолжать этот разговор, – сейчас мне надо идти, но я зайду пожелать Фиби спокойной ночи.
С этими словами он удалился. Джанин с тоской посмотрела ему вслед. Да, сегодня на бал она точно не поедет, поскольку на визит доброй феи-крестной рассчитывать явно не приходилось.
Она шла в комнату Фиби и размышляла о том, что произошло. Поступок девочки был обыкновенной детской игрой, но Малколм почему-то увидел в нем что-то дурное. Любое напоминание о жене приводило его в ярость. Что же все-таки произошло?
Конечно, сегодняшний конфликт она прекратила в зародыше. Но такие ситуации будут повторяться все чаще, когда Фиби начнет подрастать. И поэтому надо во что бы то ни стало узнать о прошлом Малколма, чтобы понять, как заставить его пересмотреть свои взгляды на некоторые поступки дочери.
И кажется, Джанин знала, кто ей в этом поможет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Символ любви - Инглвуд Линда

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Символ любви - Инглвуд Линда



верится с трудом в такую сказку
Символ любви - Инглвуд Линдаириша
12.05.2011, 14.10





Наивная, но интересная сказка, но ведь сказки тоже нужны.
Символ любви - Инглвуд ЛиндаЛюдмила
8.04.2012, 20.52





Конечно сказка, но какая приятная и милая, здесь нет секса и бурных страстей, зато есть то ради чего я читаю такие книги - любовь! 10
Символ любви - Инглвуд ЛиндаЧитака
25.07.2013, 11.16





Начало за здравие, а конец за упокой. Такое ощущение, что автор начал писать, а потом ей надоело и она быстренько все завершила. Может и про любовь, но неубедительно.
Символ любви - Инглвуд Линдаиришка
9.09.2013, 22.40





просто, наивно, приятно
Символ любви - Инглвуд Линдаюли я
13.03.2015, 15.25





Сказочного я ничего не увидела. А уж злость главного героя на ее, так называемый обман, вообще попросту смешна. В чем она его обманула, в том что не выпячивала свою природную красоту? Любая красавица может стать синим чулком и наоборот и называть это обманом попросту глупо. Женщины пытаются стать лучше чем они есть на самом деле с незапамятных времен, но кто сказал, что женщина не может хотеть стать хуже? Хочу ношу огромные очки, хочу ношу линзы, кому какое дело и в чем тут ложь? В общем мне не понравился роман, надуманно и глупо.
Символ любви - Инглвуд ЛиндаВарёна
16.10.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100