Читать онлайн Символ любви, автора - Инглвуд Линда, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Символ любви - Инглвуд Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Символ любви - Инглвуд Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Символ любви - Инглвуд Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Инглвуд Линда

Символ любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Малколм стоял у ворот конюшни. День выдался теплый и солнечный. Вдалеке виднелся лес, а за ним хорошо различимые только в ясную погоду равнодушные ко всему и неприступные даже для времени горы.
Он думал о том, что очень давно не любовался знакомыми, но милыми его сердцу пейзажами своей северной страны, не вдыхал полной грудью сырой и прохладный даже весной, но чистый воздух. Он устал от монотонности деловых поездок по шумным мегаполисам и был рад возможности преподать Джанин несколько уроков верховой езды на лоне родной природы. Малколм улыбнулся своим мыслям.
После разговора с тетей он, не откладывая, велел Джанин переодеваться, а сам пошел в конюшню отдавать распоряжения насчет лошадей. Леди Элизабет вызвалась посидеть с Фиби, когда у нее закончатся занятия, так что Малколм и Джанин могли не торопиться.
Эта мысль радовала его гораздо больше, чем он ожидал. Снова привязанность к женщине? Малколм вспомнил ее огромные очки и усмехнулся. Нет, это исключено. Просто она действительно хорошо выполняла свои обязанности и отлично сошлась со всеми членами семьи. Нет, не то…
Малколм вдруг понял, почему расположение, которое вызывает в нем Джанин, так его тревожит. Он постоянно о ней думает. Больше, чем о какой-либо другой женщине. Даже когда находится в отъезде, и то с нетерпением ждет их вечерних разговоров. Ее мелодичный ласковый голос давал ему возможность хоть на несколько минут забыть обо всех делах. Он слушал отчет о том, что произошло за день, и получал заряд хорошего настроения, которого хватало – Малколм точно знал это – как раз до следующего вечера, когда он снова услышит ее голос.
А теперь, когда он вернулся, его интерес к Джанин только увеличился. Малколм увидел, как она вышла из замка и не спеша пошла ему навстречу. На ней была та же белая блузка, но вместо широкой юбки она надела джинсы, облегающие, как выяснилось, стройные ноги и упругие бедра. Он залюбовался ее фигурой. Так вот что она прятала под бесформенными и старомодными костюмами!
Джанин подошла и улыбнулась. Он внимательно оглядел ее и заметил кроссовки.
– Я распоряжусь, чтобы к следующему занятию вас обеспечили подобающей обувью.
По ее лицу пробежала тень сомнения.
– Я понимаю, что вы отличный наездник. Но ведь вы, наверное, очень заняты. Почему меня не может учить кто-то другой?
– Ерунда, так мне будет спокойнее. Научив вас, я буду уверен, что моя дочь в безопасности.
– Ага, – обрадовалась Джанин возможности удовлетворить свое любопытство. – Я хотела вас спросить, еще когда мы были у вашей тети, но вы так быстро ушли, что я не успела и рта раскрыть. Какое отношение к Фиби имеет то, умею я ездить верхом или нет?
– Самое прямое. Фиби уже пять лет, и ей давно пора учиться верховой езде, как и многим другим вещам, необходимым потомкам знатного аристократического рода. Вы же должны везде ее сопровождать, а значит, вам просто необходимо освоить этот способ передвижения.
– Почему же вы не указали это в списке требований, предъявляемых к няне? Скажем, «трудолюбивая женщина с непривлекательной внешностью, имеющая высшее образование и умеющая ладить с детьми и лошадьми».
– Это ни к чему, – возразил Малколм. – Если вы окончили колледж, да еще с отличием, значит, вполне обучаемы и после определенного количества тренировок станете замечательной наездницей.
– Хочу заметить, что черпать знания из книг и трястись в седле – вещи разные. А вдруг бы я панически боялась лошадей, что тогда?
– Думаю, женщина, не испугавшаяся пересечь океан в поисках работы, вряд ли станет бояться лошадей, – сказал Малколм и вдруг пристально посмотрел на нее. – И вообще, Джанин, я вас не понимаю. Вы, кажется, упомянули, что всегда мечтали научиться ездить верхом. Или я чего-то недопонял?
Джанин смутилась.
– Нет конечно… то есть да, хотела… Но, видите ли, мне не дает покоя мысль, что, возможно, я отрываю вас от каких-то важных дел. Вы очень великодушно поступили, когда вызвались учить меня. Но, повторяю, на мой взгляд, это вполне мог сделать кто-нибудь другой.
Кто-нибудь другой? Обучение предполагает близкий контакт. И этот «кто-нибудь другой» будет дотрагиваться до нее, вдыхать аромат ее духов? Ну уж нет! Потому что это его долг… как ее работодателя и отца Фиби, тут же поправил себя Малколм. И только поэтому. Но Джанин, похоже, пыталась избежать его общества. Ей оно неприятно? Исключено. Они довольно мило общались, и она никогда не выказывала неприязни. А судя по ее нервозности, я ей нравлюсь, не без самодовольства подумал Малколм. Эта мысль его неожиданно обрадовала.
– Вашим учителем верховой езды буду я! – заявил он после некоторой паузы. – И никаких возражений даже слушать больше не хочу! – прибавил он, увидев, что Джанин открыла рот, видимо для того чтобы снова вступить с ним в спор.
– Ну что ж, – вздохнула она, – тогда к делу.
Ну наконец-то сдалась, с облегчением выдохнул Малколм. Интересно, когда ему в последний раз приходилось уговаривать женщину провести с ним время? И было ли вообще такое когда-нибудь? Малколм отбросил все эти мысли. И решил просто радоваться возможности проводить время наедине с Джанин. Он был благодарен тете, подсказавшей ему такую замечательную идею.
– Итак, знакомьтесь. Это Люси. Ее специально отобрали для вас. Она смирная, понятливая и безропотно подчиняется командам.
Люси оказалась молодой кобылой вороной масти, с чрезвычайно умными глазами-огоньками. Она с любопытством смотрела на молодую женщину и слегка пофыркивала. Джанин с удовольствием погладила ее по морде. Люси это явно понравилось.
– Моего коня зовут Гром, – продолжал тем временем Малколм, стоя рядом с гнедым жеребцом вполоборота к Джанин. – Теперь, когда все друг другу представлены, предлагаю начать занятие. Прежде всего вы должны уметь правильно садиться в седло. Запомните: к лошади надо подходить с левой стороны. Вы ставите ногу в стремя таким вот образом, и…
Малколм так увлекся объяснением, что не смотрел на молодую женщину. И обернулся только тогда, когда услышал скрип седла и звон стремян за спиной.
– Я все правильно сделала? – спросила Джанин, уже сидя верхом на Люси.
– Я не видел, как вы это сделали, но, судя по тому, что вы сейчас в седле, это правильно.
Он неожиданно для себя пожалел, что лишился возможности помочь ей.
– Просто в детстве я любила смотреть вестерны, – с улыбкой объяснила Джанин.
– Ну что ж, тогда поехали, – скомандовал Малколм и одним отточенным движением оказался в седле. – Управлять лошадью гораздо проще, чем машиной. В какую сторону вы хотите ее направить, в ту и натягивайте повод. Если собираетесь лошадь остановить, ослабьте натяжение поводьев. Чтобы тронуть ее с места, напротив, слегка натяните оба повода, пришпорьте и скажите «но».
– Но, – сказала Джанин, и они не спеша двинулись вперед.
Поначалу ей было непривычно и она чувствовала себя очень скованно. Но уже через несколько минут стала держаться увереннее и даже рискнула посмотреть на Малколма. Тот ехал рядом и с интересом наблюдал за ней.
– Вы делаете большие успехи, – сказал наконец он. – Мало кто так быстро осваивается в седле.
– Ну и ну, – только и смогла вымолвить Джанин, озабоченная в этот момент исключительно тем, чтобы не потерять равновесие, – а вы, оказывается, льстец.
– Вы мне не верите?
– Как вам сказать? Если я отвечу, что не верю, то вам придется повторить ваши слова, хоть и лестные для меня, но не являющиеся правдивыми. А это может вызвать гнев вашего Тараниса. Я не хочу, чтобы вас сразила молния, да еще когда вы так близко ко мне. Поэтому лучше скажу, что верю.
– Зря иронизируете. – Его серьезный тон особенно контрастировал с полушутливой речью его спутницы. – Я всегда говорю только правду.
– Всегда? – переспросила она, резко поворачиваясь к Малколму, и чуть не потеряла равновесие.
Джанин инстинктивно натянула нужный повод и, заняв правильное положение в седле, продолжила прерванный на мгновение разговор.
– Да бросьте, я ни за что не поверю, что вы всегда говорите правду. Наверняка иногда хоть в чем-то отступаете от этого правила. Вот, например, ваша тетя вас спрашивает, полнит ее новое платье от Кардена или нет. Неужели вы расстроите чудесную женщину?
– Я скажу ей правду.
– Понимаю, у вас жесткие принципы, но ведь иногда, в мелочах, можно от них отступить ради собственной пользы или, как в моем примере, чтобы не расстраивать близкого человека. Почему вы так…
– Цель ни в коем случае не оправдывает средства, – прервал ее Малколм. – Любое, даже самое ничтожное отступление от правды уже является бесчестным поступком. Я хочу, чтобы вы знали: я презираю лживость в других и не допускаю ее в себе.
Эта добрая и отзывчивая душа не знает, что это бывшая жена научила меня безгранично ценить в людях искренность, подумал он. Теперь Эстер навсегда ушла из моей жизни, но раны, которые она нанесла, не заживут никогда.
Да, конечно, Эстер родила ему Фиби, отраду всей его жизни. Только сегодня Джанин упрекала его в том, что он отсутствует слишком долго и девочка растет фактически без родителей. Но если бы она знала Эстер, то поняла бы, что Фиби лучше жить совсем без матери, чем с такой, как его бывшая жена. Она бы также не поняла, почему он не в восторге от влияния на его дочь Мэрианн, в чем-то очень похожей на Эстер.
– Не надо дергать поводья, Джанин. Лошадь и так все прекрасно понимает.
Хорошо, что время от времени приходилось делать замечания. Это отвлекало от мыслей, которые неотступно преследовали его. Малколм еще раз взглянул на Джанин. Она отлично справлялась и для первого занятия держалась более чем уверенно.
И тут он вдруг понял, как хочет вызвать улыбку на ее сосредоточенном лице, увидеть, как чудесным светом озарятся глаза. Как хочет прикоснуться к ней, прижать к себе, почувствовать вкус сочных губ. Хорошо Уолтеру, он за рекордно короткий срок может очаровать любую женщину. Он всегда знает, что сказать и как расположить женщину к себе. И чем больше Малколм думал об этом, тем мрачнее становился.
Так они ехали в полном молчании и несказанно удивились бы, если бы узнали, насколько схожими были их мысли в этот момент.


Они катались около часа. И хотя Джанин очень понравилось такое времяпрепровождение, к концу занятия ноги и спина уже даже не болели, она их просто не чувствовала.
Немного поспорив о пользе правды, они затем ехали молча, и каждый думал о своем. Любая женщина знает, что представления мужчин о правде варьируются в зависимости от ситуации. Так почему же именно она, Джанин, не только столкнулась с единственным на свете абсолютно правдивым мужчиной, но и должна на него работать? После того, что она услышала, ей было вдвойне неловко от своей тайны.
Признаться или не признаться? Из письма матери Джанин узнала, что удалось расплатиться почти со всеми кредиторам и, по крайней мере, она не лишится квартиры. Но оставались еще горы счетов за лечение. И потом – Фиби. Пять нянь за год! И пока искали очередную замену, с девочкой занимались родственники или слуги, если у первых не находилось времени. Только с приездом Джанин у малышки наконец появился строгий распорядок дня и человек, который постоянно с ней находится. Словом, все то, что так необходимо ребенку. Если Джанин сейчас раскроет свой обман и ее уволят, для Фиби это станет настоящей психологической травмой.
Она решила, что подождет. Пусть Малколм увидит, насколько близко его дочь сошлась с новой няней, и тогда риск быть уволенной уменьшится. Даже если он и будет недоволен, все равно не сможет причинить Фиби боль, лишив ее такого близкого человека, как Джанин.
Она искоса взглянула на Малколма. Он тоже был погружен в свои мысли. Как бы ей хотелось узнать, о чем он сейчас думает! Быть может, о ней? Словно почувствовав ее взгляд, он обернулся.
– Вы замечательно управляетесь с лошадью, – с улыбкой заметил Малколм, затем несколько секунд пристально смотрел на нее и сказал уже чуть тише, но с той же улыбкой: – А у вас, оказывается, длинные волосы.
Удивительно. Он только сейчас заметил, хотя Джанин потеряла заколку еще минут двадцать назад, когда Малколм показывал, как надо пускать лошадь в галоп.
– Да, надо, было лучше их закрепить, – сказала она как можно равнодушнее и по его глазам поняла, что он с ней не согласен.
– Вам понравилось ездить верхом?
– Очень! – воскликнула Джанин.
Они подъехали к конюшне. Так же грациозно, как садился в седло, Малколм одним движение спрыгнул с лошади. Он привязал Грома к ограде, обернулся и с удивлением обнаружил, что Джанин все еще не спешилась. На его лице появилась чуть заметная улыбка.
– Одно дело – смотреть вестерны. И совсем другое – в них участвовать, не так ли?
– Если вас интересует состояние моего тела, то оно более чем плачевное. И не надо так радоваться этому, – притворно обиделась Джанин.
– Я вовсе не радуюсь, – ответил Малколм, даже не пытаясь скрыть улыбки. – К сожалению, так бывает всегда: когда человек впервые садится на лошадь, те части тела, на которые приходится основная нагрузка, проходят период адаптации, что и вызывает неприятные ощущения. – Он подошел к Джанин, все еще сидящей верхом. – Я помогу вам слезть.
– Благодарю, но я справлюсь сама.
Она оперлась обеими руками о седло и, с усилием приподняв правую ногу, перенесла ее на левую сторону. Так, это оказалось просто. Теперь осталось слезть на землю. Джанин начала медленно сползать, продолжая держаться за седло. Но вдруг ее руки разжались, и она бы неминуемо упала, если бы Малколм, который, казалось, только этого и ждал, не поймал ее.
– Возможно, я перестарался и вам не стоило проводить столько времени в седле на первом же занятии, – заметил он, не выпуская ее из объятий.
– Что вы, мне понравилось! К тому же, мне кажется, неважно, сколько времени я провела в седле. Упомянутым вами частям моего тела в любом случае пришлось бы худо.
На самом деле ее переполняло ощущение блаженства от близости с ним. Джанин чувствовала его широкую грудь, сильные мускулистые руки, держащие ее за талию, и упругие бедра, что вызывало в ней приятную, но неведомую доселе дрожь. Ее сердце билось так, словно это она скакала по долине в течение часа.
Малколм загадочно улыбнулся.
– Все же мне следовало быть более внимательным к вам. Я постараюсь загладить свою вину.
Как? Когда она посмотрел в его глаза и увидела, что они полны огня, то испугалась, что задаст этот вопрос вслух. Но сдержалась. А он продолжала смотреть на нее, как дети смотрят на огромный шоколадный торт, с одной мыслью, легко читающейся во взгляде: я хочу. У Джанин перехватило дыхание. Способность здраво рассуждать она утратила еще раньше, когда только очутилась в его объятиях, так что о способности шевелиться не приходилось и думать.
В следующее мгновение Малколм склонил голову – и по всему ее телу будто прошел электрический ток. Джанин даже вздрогнула, настолько его губы были горячими и нетерпеливыми.
Его язык уверенно скользнул ей в рот, заставив молодую женщину напрячься. Малколм обнял ее крепче, и она с новой силой почувствовала натиск его сильного мускулистого тела, одновременно обрадованная и испуганная его страстностью. Одной рукой он провел по ее щеке, затем запустил ее в мягкие густые волосы, все еще продолжая удерживать губы в поцелуе. Наконец, когда воздуха было уже недостаточно, Малколм оторвался от нее и посмотрел ей в глаза. Джанин видела, как вздымается его грудь, и чувствовала, как неистово бьется его сердце.
– Вы полны тайн, – прошептал он с необычайной нежностью. – Кто бы мог подумать, что в вас столько пыла?
Она пыталась прийти в себя и отдышаться и совершенно не знала, что сказать.
– Малколм, я не…
Он протянул руку к ее солнцезащитным очкам.
– Я так хочу посмотреть в ваши глаза.
Он хочет снять с нее очки? Джанин резко отстранилась. Распущенные волосы. Вместо бесформенной юбки облегающие джинсы. Так что темные очки оставались последней защитой, которой она не имела права лишиться.
Лорд Макензи категорически не одобряет, если его сыновья флиртуют с симпатичными горничными и нянями. Но ее, Джанин, симпатичной назвать сейчас сложно. Так почему вдруг Малколм поцеловал ее?
– Мне пора, – быстро произнесла она, не глядя на него.
– Подождите…
Она замотала головой.
– Фиби осталась с леди Элизабет. Она, должно быть, удивляется, почему меня так долго нет.
– Тетя знает, что вы со мной.
– Все равно мне пора идти, – упрямо повторила Джанин.
Она уже повернулась, чтобы исполнить свое намерение, но Малколм снова ее окликнул:
– Постойте! Ответьте: я чем-то расстроил вас?
– Да… Нет… Я… я не знаю…
– Этого больше не повторится.
Он что, хочет ее уволить? Малколм еще раз провел рукой по ее волосам.
– Но я не жалею, что увидел вас в новом свете. В вас много загадок, и мне не терпится разгадать остальные.
Джанин перевела дыхание. Ее не уволят. Это хорошая новость. Плохая же заключается в том, что он хочет узнать о ней больше. И ведь узнает, потому что всегда исполняет то, что обещает.
Нет, нельзя этого допустить ни в коем случае!
– Послушайте, Малколм, раз уж мое первое занятие прошло столь удачно, может, я попрактикуюсь одна?
Он покачал головой.
– Нет, вас еще многому нужно обучить.
Интересно, чему?
– И все же, мне кажется, что я отрываю вас от более важных, насущных дел, – настаивала Джанин.
Что может быть важнее аромата ее кожи и тепла ее губ?
– Наоборот. Научить вас уверенно держаться в седле в короткие сроки – основная задача, которая стоит сейчас передо мной. Через две недели мы поедем на графскую охоту. По традиции каждую весну и осень все Макензи вместе с родственниками и прислугой едут в Элденский лес охотиться, а затем устраивается грандиозный пикник. Вам придется поехать с нами, потому что Фиби тоже примет участие в охоте.
– Понимаю.
Они вместе дошли до замка, и все это время Джанин прилагала отчаянные усилия, чтобы не побежать. Когда же она шла по коридору к своей спальне и Малколма уже не было рядом, ей вдруг подумалось, что он так и не извинился за то, что случилось. Но Джанин была этому даже рада, хотя и предполагала, что он вообще никогда не извиняется, считая себя всегда правым.
С тех пор как мужчины стали обращать на нее внимание, она не могла отделаться от ощущения, что всех в ней интересует только внешность. И была благодарна Малколму, что он поцеловал ее, несмотря на то что она тщательно скрывала свою привлекательность.
Но все-таки ей казалось, что произошло то, чего ни в коем случае не должно было произойти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Символ любви - Инглвуд Линда

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Символ любви - Инглвуд Линда



верится с трудом в такую сказку
Символ любви - Инглвуд Линдаириша
12.05.2011, 14.10





Наивная, но интересная сказка, но ведь сказки тоже нужны.
Символ любви - Инглвуд ЛиндаЛюдмила
8.04.2012, 20.52





Конечно сказка, но какая приятная и милая, здесь нет секса и бурных страстей, зато есть то ради чего я читаю такие книги - любовь! 10
Символ любви - Инглвуд ЛиндаЧитака
25.07.2013, 11.16





Начало за здравие, а конец за упокой. Такое ощущение, что автор начал писать, а потом ей надоело и она быстренько все завершила. Может и про любовь, но неубедительно.
Символ любви - Инглвуд Линдаиришка
9.09.2013, 22.40





просто, наивно, приятно
Символ любви - Инглвуд Линдаюли я
13.03.2015, 15.25





Сказочного я ничего не увидела. А уж злость главного героя на ее, так называемый обман, вообще попросту смешна. В чем она его обманула, в том что не выпячивала свою природную красоту? Любая красавица может стать синим чулком и наоборот и называть это обманом попросту глупо. Женщины пытаются стать лучше чем они есть на самом деле с незапамятных времен, но кто сказал, что женщина не может хотеть стать хуже? Хочу ношу огромные очки, хочу ношу линзы, кому какое дело и в чем тут ложь? В общем мне не понравился роман, надуманно и глупо.
Символ любви - Инглвуд ЛиндаВарёна
16.10.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100