Читать онлайн Символ любви, автора - Инглвуд Линда, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Символ любви - Инглвуд Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Символ любви - Инглвуд Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Символ любви - Инглвуд Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Инглвуд Линда

Символ любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Малколм отложил папку с документами, которые вот уже пятнадцать минут бездумно перебирал, сидя за письменным столом в своей комнате. Чем больше он пытался сконцентрироваться на работе, тем неотступнее его преследовали мысли о новой няне его дочери. За ужином, который кончился час назад, он открыл для себя не только ее острый ум, но и сильный характер.
Малколм поклялся кровью предков, что больше никогда не будет очарован красивой женщиной. Нарушил ли он свою клятву? Конечно, она не такая эффектная, как те красотки из высшего общества, с которыми он привык общаться. Но, тем не менее, с ней приятно и интересно…
Вдруг он услышал легкие шаги. Кто-то шел по коридору. Малколм встал и осторожно приоткрыл дверь. Как он и думал, это была Джанин. Он осторожно последовал за ней, и вскоре она привела его в галерею.
Из огромных окон открывался прекрасный вид на горы. Сейчас луна ярко освещала острые пики вершин, крутые обрывы, придавая им нечто зловещее, но не делая их от этого менее завораживающими. В самой галерее была собрана обширная коллекция растений – от маленьких и беззащитно выглядящих цветов, растущих только в местных горах, до огромных растений семейства папоротниковых из долины Амазонки.
Джанин бродила между кадок и цветочных горшков, то и дело наклоняясь, чтобы получше рассмотреть цветок или его название.
Малколм вышел на свет.
– У вас бессонница?
Она испуганно обернулась.
– Боже, это вы!.. Да, мне что-то не спится, и я решила осмотреть галерею. Но как вы здесь оказались?
– Услышал шаги за дверью и решил посмотреть, кто это ходит. Вдруг наше фамильное привидение, – улыбнулся Малколм.
– Простите, что потревожила. Я не хотела вам мешать.
– Вы и не помешали, – солгал он.
На самом деле она тревожила его еще до того, как он услышал шаги в коридоре. Малколм заметил, что теперь ее волосы не собраны в пучок, как это бывает у школьных учительниц, а свободно падают на плечи, делая Джанин очень женственной. И его насторожило острое желание погладить их.
В галерее стоял полумрак – горело всего несколько ламп, – и Малколму потребовалось время, чтобы глаза привыкли к скудному освещению. Он всмотрелся в Джанин и с трепетом обнаружил, что на ней надеты лишь длинная атласная ночная рубашка, стянутая у самой шеи, и просторный халат, который был не застегнут. Неожиданно эта женщина показалась ему очень сексуальной. Но в то же время ее привлекательность, подчеркнутая одеянием, была особенной, какой-то чистой и девственной.
Малколм сглотнул, мысленно повторяя, что надо вернуться в свою комнату. Но вместо этого подошел к Джанин настолько близко, что уловил соблазнительный, пьянящий аромат ее тела.
– Уже поздно, – сказала она. – Я, пожалуй, пойду к себе. – Джанин говорила с придыханием и немного с хрипотцой, что делало ее и без того приятный голос еще более волнующим.
– Пожалуйста, побудьте со мной немного, – неожиданно для себя попросил Малколм. – Ведь вы все равно пока не можете уснуть. – И что его заставило это сказать? Глупое занятие – навязывать свою компанию кому-либо, а тем более женщине.
Но Джанин улыбнулась и кивнула. Какая у нее милая улыбка! Малколм нервно передернул плечами. Хватит глупостей! Она няня его дочери, и только. Вот о ней и надо говорить.
– Фиби уже спит?
Джанин снова кивнула.
– Как ангелочек.
– Спасибо вам за то, что так горячо защищали ее сегодня за ужином.
– Незачем меня благодарить. Она вела себя как и всякий ребенок ее возраста. Я просто попыталась это объяснить.
– Неловко, что вам одной пришлось ее защищать. Я, как ее отец, должен был вступиться первым.
– Иногда очень сложно понять, что является нарушением норм поведения, а что нет, если у вас нет специального образования.
– Пытаетесь успокоить мою совесть?
Джанин улыбнулась, показав красивые белые зубы.
– Нет, это действительно так. Как правило, отец видит своего ребенка лишь вечером, придя с работы. И только человек, проводящий с ним целый день, может полностью объяснить его поступки. Я считаю, что ребенок не должен отвечать за то, что не понимает, что он должен делать, а чего нет.
– Фиби – не такая, как все. Она потомок древнего рода, в ее жилах течет благородная кровь. Поэтому от нее всегда будут требовать больше, чем от обыкновенной девочки ее возраста.
– Да, я это уже слышала из уст вашего отца. Но если от ребенка требовать слишком многого, то это ему только повредит, – возразила Джанин.
– Ваша задача – следить, чтобы этого не произошло.
– Сделаю все, что в моих силах. Но ей нужно еще и общение с вами, Уолтером, тетей Элизабет, Мэрианн. Она, кстати, замечательно с ней ладит.
– Вы – тоже, как я успел заметить.
Трепетное отношение Джанин к его дочери обрадовало Малколма.
– Спасибо. – Она кашлянула. – Мне было бы очень интересно узнать, что…
– Что? – Он выжидательно посмотрел на нее.
– Это, конечно, не мое дело, но все-таки страшно любопытно. Что стало с предыдущими нянями? Почему пять за год?
– Хотите поучиться на чужих ошибках?
– Я все равно совершу свои, – с улыбкой заверила его Джанин.
– Будем надеяться, за них вас не захотят высечь.
– Будем надеяться, вы шутите.
– Шучу. – Малколм рассмеялся. – Дайте вспомнить. Про последнюю няню вы уже знаете.
– Знаю. И поверьте, у меня нет желания неожиданно оказаться в чьей-нибудь постели.
– Это радует, – сказал Малколм, хотя почему-то так не думал. – Одна заскучала по дому. Другая не смогла сойтись с Фиби. Третья не смогла сойтись со мной. А четвертая… – Он замолчал и внимательно посмотрел на Джанин.
– И что же сделала четвертая?
– Сбежала с шофером, – сообщил Малколм.
– О, жизнь в родовом замке похожа на сериал!
– Точно, – мгновенно подтвердил Малколм. – Он мог бы называться «Сбегающие няни, или Родовое проклятие рода Макензи».
Джанин рассмеялась таким звонким и мелодичным смехом, что было невозможно не улыбнуться.
– Если хотите, – предложил Малколм, – могу доверить вам роль в этом сериале.
– Ну уж нет. Сбегать с шофером я точно не планирую. Так что лучше буду сниматься в его продолжении. Он будет называться «Джанин – конец проклятия рода Макензи».
Она снова рассмеялась. Малколм посмотрел на нее и вдруг подумал, что последняя женщина, с которой он прогуливался по галерее, была его жена. Он заметил, что Джанин выглядит более раскованной, чем во время семейного ужина. И неудивительно, наверняка ей пришлось нелегко. Она ведь впервые общалась с аристократами, да еще в таком количестве!
– Надеюсь, ужин не стал для вас настоящим мучением, – произнес он. – Когда Уолтер пригласил вас, вы так изменились в лице, что можно было подумать, будто ужин состоится на эшафоте.
– Совсем нет. Все прошло легче, чем я предполагала. – В голосе Джанин внезапно послышалась напряженная нотка.
– Как вам показалась моя семья?
– Она напомнила мне мою. Это очень странно, потому что я полагала…
Малколм искоса поглядел на нее и понял, что она хочет, но не решается высказать свое мнение.
– И что же вы полагали?
– Не знаю, имею ли я право высказывать такие вещи.
– Но я хочу услышать ваше мнение, – настаивал Малколм. – Прошу вас, скажите. Обещаю, что не стану придираться к словам.
– А как же ваши едкие замечания вроде недавнего «интересный слог»?
– Вы мне не доверяете?
– Вообще-то, не очень.
Он посмотрел ей прямо в глаза и торжественно произнес:
– Я, Малколм Ульрих Дориан Алан Корнби Макензи из рода Макензи, клянусь кровью своих предков, что не буду придираться к вашим словам! И если я солгу, то пусть гнев великого Тараниса обрушится на меня молнией и низвергнет в Вечную тьму!
type="note" l:href="#n_1">[1]
– Ого! – Джанин была слегка ошарашена. – У вас очень длинное имя, сэр Макензи, – только и смогла выговорить она.
– Теперь вы мне доверяете?
– Вполне. – Она помолчала. – Я просто хотела сказать, что, получив приглашение вашего брата, действительно немного испугалась, потому что думала, что богатые люди… ведут себя несколько не так, как остальные. Я боялась, что они окажутся…
– Снобами?
– Заметьте, не я это сказала, – осторожно произнесла Джанин. – Но, к счастью, мои опасения оказались напрасными, В вашей семье все любят и уважают друг друга. Даже когда вы с Уолтером поддразниваете друг друга, видно, что это всего лишь игра, а в действительности вы испытываете самые настоящие братские чувства.
Вне всякого сомнения, он испытывал гордость за свою семью.
– Материальное положение должно влиять только на внешние факторы. Но не должно сказываться на отношении человека к окружающим.
– Вы правы. Все старались сделать так, чтобы я чувствовала себя как можно свободнее в новой обстановке. Даже Мэрианн вела себя как обыкновенный подросток. Ей хочется быть в центре внимания, она ищет новых ощущений… Хотя от американских подростков она отличается тем, что держит язык за зубами, когда ее об этом просят.
– Это потому что по древнему шотландскому обычаю в противном случае ее могли лишить языка раскаленным мечом.
Джанин с испугом посмотрела на Малколма.
– Вы ведь шутите?
– Шучу.
– Рада слышать, – улыбнулась она. – Но, если серьезно, Мэрианн прекрасно относится к Фиби.
– Да, а Фиби просто обожает мою младшую сестренку.
– Вам повезло, что она занималась с ней, когда очередная няня сбегала.
– Да, наверное, – машинально ответил Малколм, не отреагировав на едкое замечание, так как о чем-то явно задумался. – Но Мэрианн слишком своенравна и упряма. – Прямо как мать Фиби, подумал он, но вслух этого не произнес.
– Это пройдет с возрастом, – успокоила его Джанин.
– Надеюсь. Но она имеет на Фиби большое влияние. Дочь во всем подражает своей «взрослой» подруге.
– Вы ревнуете?
– Может быть. – Малколм улыбнулся. – Но в любом случае хорошо, что вы разбираетесь в детской психологии и точно знаете, как надо вести себя с ребенком.
– Да, уж я-то буду подавать ей пример только хорошего поведения, – снова съязвила Джанин.
– По крайней мере, вы прямой и честный человек, насколько я могу судить.
– Ну, столовое серебро я красть не буду, не беспокойтесь.
– А я и не беспокоюсь, – спокойно ответил Малколм. – Если хотите знать, ваше прошлое тщательным образом проверили.
– Как интересно!
– Как и прошлое каждого, кого принимают на работу в замок. Тетя Элизабет сказала, что вполне удовлетворена тем, что узнала о вас.
– А что она еще сказала?
– Что вы отлично мне подойдете… то есть отлично подойдете на роль няни.
– Приму к сведению. – Только тут Малколм заметил, что они уже давно вышли из галереи, прошли по коридору и остановились у двери спальни Джанин. – Извините меня, но я пойду спать. День выдался тяжелый. Завтра я приступаю к своим новым обязанностям. Спокойной ночи, Малколм.
Джанин открыла дверь и через секунду исчезла за ней. Может, я сказал что-то не так? – подумал Малколм. Нет, не может быть. Он говорил только правду, как делал всегда. Правдивость для него была бесценным качеством.
Неожиданная ночная беседа заставила его пожалеть, что он распланировал деловые поездки на несколько недель вперед. Но, с другой стороны, Малколм был рад, что за его дочерью будет смотреть эта удивительная женщина.
Некоторое время он смотрел на закрывшуюся дверь. Ему было легко и приятно в обществе Джанин, и, когда она ушла, он почувствовал себя необычайно одиноким. С чего бы? Этого чувства раньше он никогда не испытывал. А может, просто не замечал его?


Джанин убрала со стола грязную посуду и загрузила ее в посудомоечную машину. И тут ей неожиданно пришло в голову, что она живет в Хоршбурге уже два месяца. Как же быстро летит время! Наверное, оттого, что ей очень нравится здесь работать.
Почти все время Малколм находился вне дома. Он постоянно был в деловых разъездах, лишь изредка проводя с семьей день или два. Джанин знала, что компания «Макензи инк.» – одно из крупнейших шотландских нефтяных предприятий и требует постоянного внимания Малколма. Однако она не предполагала, что он уедет так быстро. Малколм даже не провел в замке и нескольких дней, дабы убедиться, что его дочь ладит с новой няней. Но, с другой стороны, это можно было воспринимать как знак полного доверия к ней.
Правда, Малколм звонил Фиби каждый вечер, а потом Джанин давала полный отчет за день. И хотя их разговоры велись в нейтральном ключе, она каждый вечер с нетерпением ждала его звонка. Мягкий и в то же время мужественный голос Малколма волновал ее, хотя она и не хотела в этом себе признаваться. Она млела от его спокойных, уверенных интонаций. Чувствовала, как через нее словно проходит электрический разряд, когда он со своим легким северным акцентом произносит ее имя…
– Доброе утро, Джанин.
Она мгновенно очнулась от своих мыслей, когда услышала знакомый голос. Его ни с чьим нельзя спутать. Джанин порывисто обернулась.
– С приездом, Малколм. Когда вы вернулись?
– Этой ночью.
Он медленно обвел взглядом ее белую блузку и длинную черную юбку. Но по его лицу нельзя было понять, что он в этот момент думает.
– А где Фиби? – спросил Малколм наконец.
– Чистит зубы в ванной.
Он внимательно посмотрел на Джанин, затем подошел к посудомоечной машине, открыл ее и снова посмотрел на молодую женщину.
– Что вы делаете? – спросил он.
– Мою посуду, – невозмутимо ответила Джанин. – А чуть раньше учила Фиби готовить овсянку.
– Вы могли бы заказать на кухне любое блюдо, которое считаете нужным. Вам незачем этим заниматься, а тем более привлекать к этому Фиби.
– Напротив, – возразила Джанин с полным сознанием собственной правоты, – девочка должна уметь готовить, будь она хоть трижды аристократка. К тому же она очень обрадовалась возможности научиться хоть в чем-то обеспечивать себя самостоятельно. Понимаете, я хочу показать ей, что нельзя всегда рассчитывать только на слуг, что человек должен уметь многое делать сам, если в этом возникнет необходимость. Вы одобряете мою точку зрения?
– Более чем. – Малколм прошелся по кухне и остановился, облокотившись на стену. – Расскажите мне, как проходит ее обучение.
– Фиби занимается пять дней в неделю. Ее расписание построено так, чтобы она усваивала как можно больше и уставала как можно меньше. Она изучает основы математики, чтения и правописания, учится петь и рисовать. Всем этим с ней занимаются профессиональные педагоги из местного университета, которые приезжают в замок несколько раз в неделю. Отдельный педагог занимается с ней иностранными языками, как вы указали в вашей рекомендации.
– Да, – кивнул Малколм, – я считаю, что моя дочь должна свободно говорить на нескольких языках.
– Практически все обучение построено на игре, поэтому Фиби обожает заниматься и очень жалеет, что у нее нет возможности учиться по выходным.
– Так почему же вы не предоставите ей эту возможность?
– Все хорошо в меру, – улыбнулась Джанин. – А вот, кажется, и Фиби.
Через несколько секунд девочка действительно вбежала в кухню. В руках она держала внушительных размеров плюшевого зайца. Увидев отца, Фиби с радостным криком, отчасти похожим на воинственный клич идущих в атаку индейцев, бросилась к нему в объятия.
– Спасибо за подарок, папочка!
Она прижималась к нему и жмурилась от удовольствия, когда Малколм ее гладил. Девочке явно не хватает отцовского внимания. Как было бы хорошо, если бы он бывал дома почаще! Это сделало бы Фиби много счастливей… Да и меня тоже, неожиданно подумала Джанин. И густо покраснела. Она поспешно отвернулась, делая вид, что возится с тарелками.
– Мы с няней готовили овсянку! – с восторгом рассказывала меж тем Фиби.
– И как у вас получилось?
– Очень вкусно!
– Здорово! – похвалил Малколм. – Может, она и меня научит?
Интересно, что он имеет в виду? К сожалению, узнать это не представляется возможным, мысленно вздохнула Джанин.
– Фиби, пора заниматься, – строго произнесла она. – Миссис Робинсон тебя уже ждет.
– Папа, а ты проводишь меня? Ну пожалуйста! – попросила девочка, с надеждой глядя на отца.
– Конечно, милая. Я же так соскучился по тебе!
Он улыбнулся дочери и, посмотрев на Джанин, встретил ее задумчивый взгляд.
А по мне он соскучился? Ну какая глупая мысль! – подумала Джанин. Но отогнать ее оказалось не так-то просто. С некоторых пор она поняла, что ей не хватает Малколма.
Они втроем вышли из кухни и пошли по коридору. Фиби шла посередине и правой рукой держала за руку отца, а левой – няню. В комнате, отведенной для занятий, уже ждала учительница.
– Сегодня я нарисую для тебя картинку, няня, – пообещала девочка.
– Буду ждать с нетерпением, – улыбнулась Джанин. – А теперь иди к миссис Робинсон. Я загляну тебя проведать через некоторое время.
Она поцеловала ее в обе щечки. И Фиби расплылась в улыбке.
– Пока, няня, – сказала она. – Пока, папа.
Дверь за ней закрылась, и молодые люди остались наедине. Некоторое время оба молчали, и Джанин почувствовала себя неловко.
– Вот типичный пример нашего утра. Как видите, Фиби очень по вас скучает.
– И именно поэтому она рисует картинки вам.
Да это же ревность! – удивилась Джанин. Как же ему объяснить, что ребенок привязывается к тому, кто постоянно находится с ним, и ему необходимо время, чтобы перестроиться?
– Просто вы отсутствуете слишком долго, – осторожно произнесла она. – Подождите, Фиби и вам картинок нарисует.
– Оставим это, – холодно сказал Малколм, посмотрев на часы. – Мне пора.
Опять? Джанин почувствовала обиду и разочарование.
– Вы позвоните сегодня вечером? – спросила она как можно суше.
– А с какой стати?
– Хотя бы потому, что Фиби будет ждать. Ведь вы делаете это каждый вечер.
– Когда уезжаю из дому, – уточнил он.
– Так вы остаетесь? – просияла Джанин.
– Конечно, остаюсь, я же только приехал. Я хотел сказать, что мне просто надо сделать несколько срочных звонков, – невозмутимо ответил Малколм и, слегка поклонившись, пошел по направлению к своему кабинету.
Сердце Джанин радостно билось, пока она смотрела ему вслед. Он остается! Она будет видеть его, слушать его голос, который обволакивает ее подобно сладкому пьянящему дыму ароматической свечи в лавке восточных сувениров…
Нет, хватит! Эти мысли только отвлекают от работы. Не стоит думать о глупостях. Предыдущая няня, наверное, тоже слишком часто размышляла об Уолтере. А потом ей пришлось спешно собирать чемоданы.
Подойдя к двери своей спальни, Джанин обнаружила дожидающуюся ее служанку.
– Леди Элизабет просила вас к ней зайти, – сказала миловидная девушка.
– Спасибо, Нора. Я буду у нее через несколько минут.
Джанин была у леди Элизабет всего несколько раз, когда ее приглашали на чай и когда Фиби приходила навестить свою двоюродную бабушку. И хотя абсолютно все в замке, от мебели до салфеток, было высшего качества, она каждый раз невольно восхищалась вкусом и тонким чувством стиля графини, сумевшей сделать свои апартаменты такими красивыми и уютными…
Молодая женщина вошла в открытую дверь гостиной и остановилась у резного столика из дерева какой-то редкой породы, на котором красовалась китайская ваза с изображением дракона. В вазе стоял букет луговых цветов, наполнявших комнату необычайно приятным ароматом.
– Леди Элизабет!
– Я здесь, Джанин, – раздался приятный голос из соседней комнаты. – Проходите сюда и садитесь, пожалуйста, – сказала хозяйка.
– Спасибо, – поблагодарила Джанин, усаживаясь на мягкий диван напротив леди Элизабет, удобно устроившейся в глубоком кресле с книгой на коленях. – Могу я что-то для вас сделать?
Леди Элизабет собралась было ответить, но тут раздались шаги – мужские, как отметила Джанин, – и в комнату заглянул Малколм. Она почувствовала, как ее сердце забилось сильнее.
Малколм посмотрел на тетю, затем перевел взгляд на Джанин.
– Добрый день. – Казалось, он не совсем понимает, зачем леди Элизабет попросила его прийти.
– Добрый день, Малколм. Садись, пожалуйста. Я рада, что вы оба пришли так быстро, – сказала она, пока ее племянник усаживался на диван рядом с Джанин.
– Мне сказали, что это касается дочери. Что-то не так? – встревоженно спросил он.
– Нет, что ты. С Фиби все отлично, она настоящий ангел. И Джанин с ней чудесно ладит.
Это был небольшой диван, и Малколм оказался настолько близко от Джанин, что ему не пришлось бы даже наклоняться, чтобы поцеловать ее в щеку. От этой мысли на лице молодой женщины выступила краска. Малколм покосился на нее, и ей показалось, что в его глазах она прочитала отражение своих мыслей.
Интересно, что же такое, касающееся Фиби, хочет им сказать эта женщина? – недоумевала Джанин. И немало удивилась, когда леди Элизабет спросила:
– Джанин, вы умеете ездить на лошади?
– Каталась пару раз в Центральном парке. Но не скажу, чтобы от этого стала лихой наездницей. Это плохо?
– Нисколько, – улыбнулась леди Элизабет. – Но я думаю, вам стоит взять несколько уроков верховой езды. Ради Фиби.
Какое совпадение! Она всегда хотела научиться ездить верхом. Когда интересы работодателя совпадают с твоими мечтами, жизнь становится поистине прекрасной и удивительной!
Сидящий рядом Малколм одобрительно кивнул.
– Я понимаю, к чему вы клоните, тетя. И согласен взять на себя обучение Джанин верховой езде.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Символ любви - Инглвуд Линда

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Символ любви - Инглвуд Линда



верится с трудом в такую сказку
Символ любви - Инглвуд Линдаириша
12.05.2011, 14.10





Наивная, но интересная сказка, но ведь сказки тоже нужны.
Символ любви - Инглвуд ЛиндаЛюдмила
8.04.2012, 20.52





Конечно сказка, но какая приятная и милая, здесь нет секса и бурных страстей, зато есть то ради чего я читаю такие книги - любовь! 10
Символ любви - Инглвуд ЛиндаЧитака
25.07.2013, 11.16





Начало за здравие, а конец за упокой. Такое ощущение, что автор начал писать, а потом ей надоело и она быстренько все завершила. Может и про любовь, но неубедительно.
Символ любви - Инглвуд Линдаиришка
9.09.2013, 22.40





просто, наивно, приятно
Символ любви - Инглвуд Линдаюли я
13.03.2015, 15.25





Сказочного я ничего не увидела. А уж злость главного героя на ее, так называемый обман, вообще попросту смешна. В чем она его обманула, в том что не выпячивала свою природную красоту? Любая красавица может стать синим чулком и наоборот и называть это обманом попросту глупо. Женщины пытаются стать лучше чем они есть на самом деле с незапамятных времен, но кто сказал, что женщина не может хотеть стать хуже? Хочу ношу огромные очки, хочу ношу линзы, кому какое дело и в чем тут ложь? В общем мне не понравился роман, надуманно и глупо.
Символ любви - Инглвуд ЛиндаВарёна
16.10.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100