Читать онлайн Леди Возмездие, автора - Игл Сара, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди Возмездие - Игл Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди Возмездие - Игл Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди Возмездие - Игл Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Игл Сара

Леди Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Когда Маркус часов шесть спустя вошел в столовую, зрелище, представшее его взору, вызвало у него улыбку удовольствия – впервые после того, как его матушка увела свою новую протеже из библиотеки. "А может быть, было бы лучше,– подумал он,– если бы эта дамочка все же выстрелила в меня?" Это определенно избавило бы его от ощущения какого-то готовящегося несчастья.
Неожиданное появление Селии и связанные с этим неприятности не давали ему уснуть до самого рассвета. Он лежал без сна, глядя на складки атласного балдахина, нависающего над кроватью, и в его сознании две не связанные друг с другом мысли преследовали одна другую. Во-первых, он не знал, как выяснить, не лжет ли эта милочка, а подозрения такого рода у него уже возникли, равно как и подозрения насчет того, существовал ли этот ее брат на самом деле.
Вторая, более тревожная мысль была о том, что он мог просто принимать желаемое за действительное,– ему никак не удавалось избавиться от ощущения, что его ночная гостья совсем не та невинно пострадавшая девушка, за которую себя выдает.
Он не мог не вспоминать и ощущение ее великолепного тела в своих руках, очарование поцелуя…
Безжалостно отгоняя от себя эти мысли, Маркус решил, что неплохо было бы начать день с плотного завтрака.
Оказалось, что и его гостью посетила та же мысль – она как раз занималась тем, что заглядывала в стоящие на серванте блюда и тарелки, от которых поднимался ароматный пар. Если бы Маркус не догадывался, насколько обманчиво это зрелище, то, на первый взгляд, девушку можно было бы принять за само воплощение невинности.
В муслиновом платье с голубыми и розовыми цветами она представлялась просто идеалом целомудренности, малышкой, впервые оказавшейся в незнакомом городе. Маркус с какой-то досадой припомнил, как высоко он оценил ее достоинства в первые минуты их встречи. Возможно, ее вид в этом платье, без сомнения одолженном у его сестры и делавшим ее такой аппетитной, направил его мысли в иное русло.
Этот наряд придавал округлым линиям ее тела больше соблазнительности, чем целомудрия. Тонкая материя плотно облегала его в самых привлекательных местах, и Маркусу захотелось, как и прошлой ночью, погладить ее упругие бедра. Темные пряди волос, собранные узлом у шеи, соблазнительно струились по спине.
– Да вы ранняя пташка, мисс Трегарон! – сказал он резче, чем хотел бы. Пока не подтвердятся или не рассеются его подозрения, ему следовало вести себя с ней, как с очередной из малосимпатичных подружек Сильвии, пусть даже какая-то не подвластная разуму сила и мучает его теперь, во сне и наяву.
Серебряная крышка, упав на верхнюю доску серванта, сильно загремела. Селия обернулась и испуганно посмотрела на графа.
– Вам что, обязательно вот так, неслышно, прокрадываться в комнату?
– Очевидно, и мне стоит кое-чему поучиться у столь талантливой взломщицы,– ответил Маркус, подходя к серванту, чтобы вернуть на место крышку. Он нарочно остановился в двух шагах от Селии, довольный тем, что вызвал у нее раздражение и испуг. – Вы, должно быть, весьма поднаторели в этом, коль скоро прокрались в дом незамеченной. Не могли бы вы рассказать мне, как вам это удалось? Нам ведь так и не представилось возможности услышать во всех подробностях рассказ об этой части ваших приключений. Матушка слишком поспешно увела вас спать.
– А что, ваша матушка и сестра не составят нам компанию за завтраком?
Ее вопрос прозвучал бы совершенно обыденно, если бы она не бросала беспокойные взгляды через плечо, словно эти две женщины должны были вот– вот появиться. Она явно хотела уклониться от его коварных вопросов. Ну что ж, придется ему самому продолжить эту игру – хотя бы и недолго.
– О нет, пусть это не беспокоит вас. Мама приучила Сильвию ни на шаг от себя не отходить.– Он помолчал, дав ей еще с минуту потешить себя надеждами.– Обе они раньше полудня не встают, а уж после вчерашнего, когда им так неожиданно перебили сон, они, несомненно, поднимутся еще позже. Так что мы будем завтракать вдвоем. Пожалуй, пора начинать. Я просто умираю с голоду. У вас, наверное, не такой зверский аппетит, как у меня?
Маркус склонился к ней, словно намереваясь что-то шепнуть на ухо. Но на ее лице было написано такое негодование, что он только усмехнулся. На какой-то миг им овладел соблазн поцеловать ее в полураскрытые губы, но делать этого он не стал, а протянул руку и взял тарелку.
– Могу ли я поухаживать за вами, мисс Трегарон? Не желаете ни колбасы или копченой рыбы?
– Кажется, я вовсе не так голодна, как было подумала,– выдавила она наконец. Ее взгляд был устремлен куда-то на лацкан его утреннего фрака. Предательский румянец на щеках выдавал ее замешательство.– Пожалуй, я подожду вашу матушку в гостиной.
– Нет, прошу вас, не покидайте меня. Я не могу есть в одиночестве,– попытался он уговорить ее, наградив самой вкрадчивой улыбкой из тех, что имелись у него в запасе. "Что бы ни представляла собой Селия Трегарон, если ее и в самом деле так зовут, она все же очень аппетитная штучка", – признался он себе, не сумев подавить мысли о том, что – как знать? – не была ли она одной из покинутых его кузеном барышень. А еще Маркус подумал, что и сам мог бы предложить ей свое покровительство. Правда, не такое, которое имели в виду остальные его родственники. "Да уж, что-что, а лишить человека способности сосредоточиться на чем-нибудь очень важном эта милашка умеет".
Выслушав ее отказ, он поставил на стол свою тарелку и придвинул стул, тем самым загородив Селии дверь – скрыться ей теперь было некуда.
И все же Селия не хотела даже смотреть на него, томно опустив ресницы. Когда она опустилась на стул, его взгляд привлекла выглядывавшая из прямоугольного выреза платья шея – кожа ее была безупречна. Он понимал, как непросто будет ему не забыть о том, что в его семье эту женщину принимают как весьма достойную леди.
– Ну и как вы находите Лондон, мисс Трегарон?– спросил он, когда она уселась, всем своим видом показывая, что полностью поглощена выбором блюд. Если бы она была знакома с кем-нибудь из его полковых друзей, те уведомили бы эту юную леди о том, что Маркус Ноулз наиболее опасен именно в те минуты, когда со стороны может показаться, будто его внимание занято совершенно посторонними вещами.
– Да ведь у меня просто не было возможности его увидеть,– ответила она так тихо, что он едва расслышал ее.
– Ах да, это же ваш первый визит сюда, и остановились вы у этого транспортного агента… Гамильтона?
Хотя Маркус и стоял к ней спиной, он прекрасно знал, что она украдкой бросает взгляды на дверь. Положив себе в тарелку фаршированное яйцо в кляре под сметанным соусом, он стал ждать ее ответа.
– У мистера Томаса Хэмптона! – резко ответила она наконец.
Кажется, тишина действовала ей на нервы. На это Маркус и рассчитывал.
– Да-да, правильно. Хэмптон. Я надеюсь, он не станет врываться сюда, когда ему заблагорассудится, чтобы защитить вашу честь,– усмехнулся Маркус, усаживаясь и с хрустом расправляя полотняную салфетку. Этому Хэмптону визит нанесет он сам, причем очень скоро.
– С какой стати ему это делать?
– В самом деле, с какой? – парировал он, улыбаясь ей с таким видом, словно ее вопрос и впрямь изумил его.– Я же не знаю, как реагировал бы на это представитель торгового сословия. На его месте я бы, наверное, как следует взвесил все "за" и "против" подобного поступка,– как-никак, а он был служащим в вашей семье, и все такое прочее.
– Утром я послала ему записку, чтобы сообщить о любезном предложении вашей матушки.– Язык едва повиновался ей. Селия была не в силах открыть рот, поэтому говорила со стиснутыми зубами.– Да будь он даже и рыцарем в душе, я уверена, что миссис Хэмптон напомнила бы ему, что у него на руках жена и четверо детей. Ей хватит здравого смысла догадаться, что ваша семья может без затруднений позволить себе приютить нежданную гостью.
– Воистину так.– Маркус не продолжал, и его замечание повисло в воздухе. Он мысленно благословил вошедшего в этот момент слугу, принесшего ему традиционный утренний кофе. Пока юноша суетился вокруг стола, Маркус с жадностью принялся за еду. Это был не обман – он действительно изрядно проголодался. После приличной драки он всегда ел с огромным аппетитом. Слуга удалился, чтобы принести чай, а Маркус продолжал есть, прикидывая, сколько тому понадобится времени, чтобы появиться вновь.
Его собеседница сидела неподвижно, без сомнения готовясь к тому, чтобы не оказаться застигнутой врасплох следующим шагом графа. Вот это-то как раз и рождало у него все новые и новые подозрения на ее счет. Если все, что она рассказала, было правдой, у нее не было никаких причин чувствовать себя с ним неловко. С чего бы ей сидеть в столь напряженной позе, скрестив руки на груди? Скорей, она могла бы положить их на стол и сжать кулаки. Если бы не восхитительные движения ее груди в такт с дыханием, девушку можно было бы принять за статую.
– Я, знаете ли, извиняться не намерен,– проговорил Маркус, похлопывая себя салфеткой по губам и скрывая усмешку удовлетворения: гостья посмотрела на него именно тем взглядом, которого он ждал. Это было великолепное существо – ее так легко можно было заставить делать то, что он хотел!
– Извиняться за что? – Селия даже не попыталась изменить своей позы. Глаза ее сверкали гневом: она прекрасно поняла, о чем идет речь.
– За то, что поцеловал вас. За что же еще? Мне это ужасно понравилось. Может быть, попробуем еще раз?
Как раз в эту минуту, как он и рассчитывал, в комнате вновь появился слуга. С минуту Маркус размышлял, нет ли у нее намерения запустить в него чем-нибудь – чашкой, блюдцем, или чайником, или даже пихнуть на него слугу? Лицо ее ярко пылало: она изо всех сил старалась сдержаться. С более чем мимолетным интересом он отметил, что нервное напряжение затруднило ей дыхание, и лиф ее платья еще сильней обтянул грудь.
– Мамочка, смотри, Селия уже спустилась к чаю,– послышался вдруг голос Сильвии.
Обычно Маркус очень нежно относился к матушке и сестре, но в эту минуту ему хотелось просто задушить их! Однако он поднялся и едва не споткнулся, посмотрев на свою визави. Ее взгляд выражал такое же ликование и облегчение, как и минувшей ночью, когда она показала ему язык. И тогда и теперь первым его порывом было научить эту юную особу использовать свой розовенький отросток не только для детских шалостей.
– Это что еще за чертовщина? Неужели моя матушка и досточтимая сестрица уже на ногах, уже ходят и даже разговаривают? И это в столь ранний– то час?
– Укороти язык, Маркус,– совсем не по-великосветски ответствовала ему сестра, хотя и поприветствовав поцелуем в щеку. Но тут все ее внимание переключилось на исходящую ароматным паром еду.
– Ах да, теперь я понимаю, откуда в твоих глазах столь воинственный блеск. Это перед схваткой с пищей. Ты ведь собиралась отправиться за покупками, и, разумеется, перед походом тебе нужно подкрепиться,– парировал Маркус, усаживая мать напротив Селии.– Мама, позволь мне выбрать что-нибудь для тебя, не то Сильвия все уничтожит одна. Сильвия, голубушка! Воспитанная молодая леди не наваливается на еду, как какой-нибудь чумазый уличный мальчишка.
– Маркус, прекрати дразнить сестру. Это просто ужасно,– пожурила его мать. Ее улыбка была полна любви.– У Селии может сложиться неверное представление о твоем характере.
– Вовсе нет, мама. У мисс Трегарон уже сложилось очень хорошее впечатление о моем характере,– пробубнил он глухо и подошел к стоявшей подле серванта сестре.
– Он дразнится, совсем как мои братья. Это просто удивительно,– сказала Селия.
– Вот видишь, Маркус, ты и расстроил нашу гостью. Смотри, у нее дрожат пальцы.
– Мисс Трегарон, нижайше прошу простить меня.
Маркус поставил перед матерью тарелку, не переставая изучать выражение лица Селии. Ее зеленые глаза были широко раскрыты, а рукой она прикрывала губы, как если бы и в самом деле была сильно огорчена. Но уж, конечно, не из-за его глупых шуток! "Может быть, она так расчувствовалась, припомнив свои детские годы?"
– А мне кажется, что сегодняшний поход за покупками на Бондстрит принесет вам массу удовольствия, моя милая,– заверила свою гостью старшая из женщин. Видимо, это и для нее самой было панацеей от всех огорчений.– Хотя я пока не понимаю, какие цвета вам пойдут? Для вашего цвета лица вряд ли годятся пастельные тона, а молодым незамужним женщинам только они и позволительны.
– Что ужасно скучно,– прибавила Сильвия, усаживаясь рядом со своей новой подругой. Тарелка ее была полна еды. Она поправила пышный рукав своего бледно-розового платья и слегка поморщилась.– Мне кажется, Маркус должен дать согласие первому же подходящему жениху.
– Едва ли ради этого стоит выходить замуж,– возразила Селия, воспользовавшись возможностью отвернуться от Маркуса.– Замужество– дело серьезное, поэтому нужно как следует убедиться в том, что жених подходит вам.
Эти слова немного смутили Маркуса, но разбираться, чем именно, в присутствии своих родных он не смог бы.
– Селия, как разумно вы говорите. Когда большинство молодых женщин в вашем возрасте выходят замуж, они не думают ни о чем, кроме красивого лица и очаровательных манер.– Миссис Эшмор одобрительно кивнула.– Мне кажется, ваше влияние на мою дочь окажется благотворным. У нее такой разброд в мыслях. Нам нужно как-нибудь поподробней побеседовать на эту тему.
– Благодарю вас, леди Ноулз, вы так добры…
– Это все пустяки, моя милая. К разумным взглядам на жизнь не следует относиться как к чему– то само собой разумеющемуся. Слишком многие девушки оказываются в плену своих глупых грез о лихих молодых военных или стремятся изобрести уже тысячу раз изобретенное.
– Мама, мне кажется, ты смущаешь мисс Трегарон,– перебил ее Маркус, зная, что матушка может рассуждать на эту тему до умопомрачения. Селии решительно было неловко, и он полагал, что доводить ее до такого состояния никто, кроме него, не имеет права.
– Нет-нет… но мне кажется, я не заслужила такого доверия,– сбивчиво пробормотала Селия, опуская глаза и водя пальцем по краю чашки.– Видите ли, я уже была замужем.
– Что-что?!
– Зачем так кричать, Маркус?– удивилась мать, жестом давая понять, что больше об этой его грубости рассуждать не стоит.
Однако сбить его с толку было непросто. Сейчас он чувствовал себя так, словно та проклятая лошадь опять рухнула на него, хотя и не понимал причины этого состояния.
– Только не говорите, мисс, да-да, мисс Трегарон, что этот Этан ваш муж, а не брат!
– Боже правый, разумеется нет! Я уже третий год как вдова! – выпалила она в ответ, снова отважившись посмотреть ему в глаза.
Он не понял, почему она отвечает ему с таким вызовом.
– Дэниел Слоун погиб в море спустя восемь месяцев после нашей свадьбы. После этого я снова взяла себе девичью фамилию, ведь мы так недолго были мужем и женой. Всего два месяца. Потом его корабль ушел в море.
– О, это восхитительно!
– Мама!
– Боже, простите меня! Я лишь имела в виду, что, в конце концов, нам не нужно будет ограничивать себя пастельными тонами, когда мы поедем за одеждой,– объяснила пожилая леди, виновато улыбаясь.– Итак, Маркус, само собой разумеется, ты должен навести справки о несчастном Этане, пока мы будем ездить по магазинам. Жду от тебя вечером подробного отчета.
Маркусу стало ясно, что разговаривать с ним больше не собираются. Мать пустилась в рассуждения о тех магазинах, в которые нынешним утром они нанесут свой визит. Бросив прощальный взгляд на мисс Селию Трегарон, Маркус удивился, что она разглядывает его, уже не таясь. Поднявшись из-за стола и попрощавшись, он решил дать ей возможность поразмыслить о мотивах собственного поведения.
Рассматривая себя в выпуклом зеркале, висящим возле входной двери, он думал о том, какие еще сюрпризы может преподнести ему эта таинственная гостья.
Пока Баскин помогал ему натянуть перчатку на левую руку, Маркус решил, что в первую очередь следует заняться мистером Томасом Хэмптоном. Он не собирается отправляться на поиски этого мифического Этана Трегарона, покуда не будет располагать еще несколькими фактами, такими, которые предоставит ему кто-нибудь другой, а не эта лживая дамочка с волосами цвета соболя, которая рассиживается теперь у него в столовой.
– Просто не знаю, что еще могу рассказать вам, милорд.
У Маркуса было сильнейшее желание задать хорошую трепку пухлому джентльмену, сидящему за конторкой, но он сумел сохранить свою любезную улыбку. Напрягая всю свою волю, Маркус заставил себя успокоиться, вытянув ноги и сделав вид, будто рассматривает, достаточно ли чисты его яловые сапоги с кисточками. Потом он довольно долго делал вид, что снимает со своих светло-коричневых брюк пушинку, которая невесть откуда появилась у него на колене. За те несколько часов, что прошли с момента его знакомства с мисс Селией Трегарон, он обнаружил в собственном характере изрядную долю цинизма, который прежде был скрыт где-то в глубинах его существа.
Конечно же, именно Селия была виновата в том, что великолепный день был испорчен,– граф мог бы отправиться в Таттерсал полюбоваться лошадьми или сделать ставки на скачках у Уайтса и угадать, победит ли Наполеон в забеге с Веллингтоном. Вместо этого он сидел в неуютной душной комнате, где было неприбрано, а в ноздри лез отвратительный запах моря. "Визит к Хэмптону, видимо, будет не последним испытанием из тех, что мне предстоят,– мрачно признался он себе,– если выяснится, что эта леди говорит правду". Матушка уж позаботится о том, чтобы он не упустил ни малейшей возможности отыскать хоть какие-то следы этого Этана и не перевернул все вверх дном.
– Следовательно, ваше знакомство с Трегаронами ограничивалось перепиской, и вы не получали от них никаких вестей с того самого времени, как началось последнее восстание в колониях? – аккуратно подытожил беседу Маркус, поднимая трость, которая до сих пор покоилась у него на коленях. Играя полированной рукояткой, он едва удержался от того, чтобы схватить этого человека и вытрясти из него душу.– Вы ведь не можете быть уверены в том, что эта молодая дама является членом семьи, не правда ли?
– Боже мой, да с чего бы мне сомневаться? – воскликнул Хэмптон, и его глаза еще больше округлились. До него, наконец, дошел смысл сказанного. Его лицо с двойным подбородком с каждой минутой краснело все сильней.– Вы полагаете, что она может быть подставным лицом? Тогда она могла бы убить всех нас, пока мы спали, ограбить. Моя жена говорила, что если женщина путешествует одна, вот как она, то что-то тут не так. Конечно, всем известно, что Этан Трегарон был убит на войне в морском бою.
– Разве смерть Этана Трегарона является общеизвестным фактом? Чем это подтверждается? – как бы невзначай спросил мистер Гарт Кразерс, сидевший у пыльного окна, выходившего на доки. Одетый в строгий черный костюм, выгодно подчеркивающий черты его бледного лица, он даже больше, чем Маркус, казался странным в этой, заваленной всяким хламом, комнатенке.– Почти все время, что шла война, меня не было в стране, и я не знал, что министерство внутренних дел направляет сообщения о погибших американцах.
– Разумеется, об этом не сообщалось, сэр. Я об этом узнал от капитана, который работал когда-то на Трегаронов,– произнес Хэмптон, вытирая платком свои седеющие волосы.
Для человека, который говорит правду, он выглядел, пожалуй, чересчур смущенным. Маркус знал, что пристальный взгляд его друга Гарта мог кого угодно заставить почувствовать себя неловко.
– Капитан Малки упоминал об этой истории как-то раз вечером, за рюмкой вина, вскоре после того как сообщили о том, что с Америкой заключено перемирие.
– А сей разочарованный капитан больше ничего не вспоминал? Может быть, он подробно описал вам младшую сестру Этана? – Маркус даже потрудился оторвать взгляд от набалдашника в виде львиной головы, венчающего его трость. У Хэмптона была, кажется, очень непослушная память, которую необходимо было постоянно понукать, но только не настолько сильно, и чтобы это могло испугать его или довести до обморока. Напускное безразличие Маркуса, казалось, прекрасно контрастировало с инквизиторскими манерами Кразерса.
– Он и вправду говорил, что девушка приняла известие о том, что Этана забрали в матросы, очень близко к сердцу. Еще бы, ведь почти тогда же погиб и ее муж,– с трудом выдавил из себя Хэмптон, словно разговаривая сам с собой. Мысль об этом, казалось, заставила его нервничать еще сильнее.– Я забыл, что она была замужем. Мне показалось тогда очень странным, что она представилась как мисс Селия Трегарон. Я думаю, можно побиться об заклад, что это действительно могла быть другая женщина. Но разве другая женщина могла бы знать все подробности о семье, если не знала, что Селия была замужем?
– Поэтому вы и не расспрашивали ее о покойном муже? Что же именно она предъявила вам в качестве подтверждения, что она та, за кого себя выдает, появившись на пороге вашего дома?
– Как же! У нее было письмо от их семейного адвоката в Филадельфии, милорд. Я бы никогда не позволил незнакомому человеку войти в мой дом и угрожать моей семье, какой бы одинокой и жалкой она ни выглядела.
– А вы ведь не упоминали о письме от адвоката.– Маркус покачал головой, скрывая нетерпение. В той мисс Трегарон, что осталась у него в доме, не было ничего одинокого или жалкого. Вот уже битый час они добивались от него, кто такая мисс Селия Трегарон.– А этого письма у вас, часом, не сохранилось?
– О, нет, милорд. Я вернул его мисс Трегарон – или кто она там есть на самом деле,– как только вернулся из банка…– Хэмптон закончил фразу, все больше волнуясь и теребя жирными пальцами носовой платок. Голос его стал тихим, словно шелест камыша.
– Вы снабжали мисс Трегарон какими-то суммами, как того требовало письмо,– подсказал Кразерс. Он прислонился плечом к подоконнику и скрестил руки на груди. Поведя бровью, он показал Маркусу, что этот тип и его самого ужасно раздражает. Они пользовались превосходно разработанной методикой допроса, которую изучили во время службы на Полуострове, хотя допрашиваемый этого явно не заслуживал.
– Тогда только-только начали вводить эмбарго и кое-какие деньги на счету оставались. Я получил распоряжение передать их представителю семьи, как только представится такая возможность,– сказал Хэмптон, в дрожащем голосе которого зазвучали гордые нотки. Правда, глаза он опустил вниз, впервые с начала разговора начав избегать смотреть в лицо своим гостям.
– А много ли оставалось на счету, мистер Хэмптон? Мне хотелось бы знать, какими суммами располагает моя гостья.– По тому, как вел себя этот человек, было ясно, что счет Трегаронов за последние годы сократился, и вовсе не по вине кого-нибудь из членов семьи.– Поскольку мисс Трегарон имеет соответствующее удостоверение, мне кажется, я ошибался в своих подозрениях на ее счет. Если ей потребуется мое участие, я без малейшего колебания готов прийти ей на помощь.
– Я дал ей пятьдесят фунтов, но на счету, на случай непредвиденных расходов, остались еще кое– какие деньги. Понимаете, я же не знал, как скоро Трегароны смогут возобновить свои поставки…
– О, разумеется, я понимаю, мистер Хэмптон.– Маркус поднялся и, чтобы подавить соблазн ткнуть этого толстяка в выпирающий из-под жилета живот, постучал кончиком трости по полу.– Если мисс Трегарон будет нести дополнительные расходы, я сам наведаюсь в банк. Вам не нужно забивать себе этим голову. Уверен, что если наша юная леди вновь пожелает воспользоваться вашими услугами, она свяжется с вами.
Коротко кивнув, он направился к двери. Звук шагов за спиной подсказал ему, что Кразерс следует за ним. Ему нужно было кое о чем поразмыслить, и пока они спускались по узкой лестнице, Маркус с удовольствием воспользовался возможностью отвлечься от своих прежних мыслей. Хоть на несколько минут голова его оказалась свободной от соблазнительно опасной мисс Селии Трегарон с ее проблемами. Но все же он не был до конца уверен, что Селия не хорошая актриса, а именно та женщина, за которую себя выдает. Но самое худшее – то, что он и сам не знал, какой именно из этих двух вариантов устроил бы его больше. И все же он был готов поспорить хоть с самим дьяволом, что ответ найден им будет.

***

– Да послушай же, Гарт, в том, что наговорила нам эта дамочка, что-то не так.
Услышав эти слова Маркуса, Селия, направившаяся было в библиотеку, остановилась на полпути. Она не знала, что Маркус дома, иначе ни за что бы не отважилась даже приблизиться к библиотеке. Всего несколько минут назад она была благодарна судьбе за то, что в холле не оказалось вездесущего лакея. Дома у нее из прислуги были лишь дворецкий и кухарка, а не такая армия слуг, как здесь. Будь лакей на своем посту, он мог бы предупредить ее.
Пока леди Ноулз с Сильвией наносили визиты знакомым, она решила почитать что-нибудь. Вступать сейчас в разговоры с хозяином дома она была не готова. Нежелание это шло вразрез с ее сном минувшей ночью – ей приснилось, будто она снова оказалась в объятиях Маркуса, только во сне не было никакого выстрела и никто их не потревожил.
– В самом деле, Маркус? А ты не думаешь, что всему виной твое задетое самолюбие? Кому из истинных джентльменов охота признаваться в том, что его держали на мушке, – весело произнес незнакомый мужской голос,– да еще, если пистолетом потрясала женщина? Жалею лишь, что не был свидетелем столь любопытного события. Стоит лишь мне припомнить наши армейские будни, и я становлюсь сентиментальным. Лондон в последнее время кажется мне чертовски скучным.
Все дело в твоем извращенном чувстве юмоpa. Я пока не вижу ничего забавного в своем положении. Думаю, что и тебе было бы не до смеху, если бы разъяренная женщина целила из пистолета в самую дорогую для тебя точку тела.
Лицо Селии снова вспыхнуло. Однако у нее не было желания размышлять об этом опрометчивом поступке. "Маркус обнаружил что-то такое, что заставляет его не верить мне",– подумала она. Она была так осторожна во всем, что рассказывала этой семье. Или нет? В чем она могла ошибиться? Может быть, она перестаралась и слишком скрытничала? Селия знала, что сегодня Маркус побывал у Хэмптона и, возможно, узнал кое-что о ее семье. Именно поэтому она и избегала после вчерашнего завтрака оставаться наедине с хозяином дома.
Чтобы поговорить с ней с глазу на глаз, ему бы пришлось явиться к ней в комнату. Но этого он сделать не мог. Селии же доставляло немало беспокойства уже то, что он являлся ей во сне. Она с готовностью воспользовалась защитой, предложенной леди Ноулз и Сильвией, чтобы скрыться от Маркуса, и это немного беспокоило ее. Она часто думала о нем, и что-то вызывало у нее беспокойство, но что именно – она не понимала. Почему этот человек так волнует ее?
Хотя он и позволил себе вчера за ужином несколько колких замечаний в ее адрес, в конце концов он признал свое поражение тем, что сегодня, сразу же после утреннего чая, уехал из дому. Ее обостренное чувство самосохранения подсказывало ей, что стоило бы попросить подать ей завтрак в спальню. После вчерашней встречи с Маркусом она не могла унять дрожь, не в силах понять, почему этот человек то очаровывает ее, то приводит в бешенство.
Она не покинула стен защищавшей ее комнаты, пока за ней не зашла Сильвия. Еще час назад можно было бы сослаться на то, что у нее нет подходящего платья. "К несчастью,– подумала Селия,– портниха так старалась угодить своим богатым и влиятельным клиенткам, что, без сомнения, заставила своих швей работать за полночь, чтобы успеть дошить два выходных платья".
– Если ты относишься к этой девушке с таким подозрением, почему бы тебе с ней не поговорить с глазу на глаз?
Услышав этот вопрос незнакомца, Селия буквально оцепенела. Что именно вызвало подозрение Маркуса? Она не рассказала им всей правды, но имела на это полное право. Неужели кто-нибудь другой на ее месте был бы до конца правдивым? Она оказалась одна в чужой стране, с которой ее родина еще совсем недавно вела войну. Ее хозяева знали все, что им полагалось. И вовсе необязательно ему всегда оставлять в их спорах последнее слово за собой. Именно это стремление управлять всем и вся, столь свойственное британцам, и заставило соотечественников Селии восстать против английской короны.
– О, как ты блажен в .своем невежестве, мой дорогой друг! – отвечал Маркус в своей обычной ленивой манере.
Селия отчетливо представила себе эту картину. Хорошо хоть, что не ей, а кому-то другому приходится выслушивать его утомительные, выматывающие душу разговоры. По спине у нее забегали мурашки – она совсем по-другому реагировала на Маркуса в его присутствии. Да и какая разница, что там Маркус думает о ней? Она приехала сюда, чтобы разыскать брата, а не за тем, чтобы потакать прихотям скучающего и высокомерного графа.
– Что-то подсказывает мне, что ты намерен просветить меня.
– Самым что ни на есть решительным образом. Дамы, как мне кажется, испытывают отвращение, когда их обвиняют во лжи, причем даже те дамы, которые не остановятся и перед тем, чтобы напасть на джентльмена в его собственной спальне,– ответил Маркус все тем же тоном.– Я предпочел бы понаблюдать, как будет вести себя мисс Трегарон в нашем доме. Рано или поздно она сделает какой-то неверный шаг. К тому же, она постоянно находится в глубокой задумчивости и не успевает как следует выстроить линию поведения. Я намерен досаждать ей столько, сколько потребуется, чтобы она перестала следить за тем, что говорит. Вот тут-то она и окажется как раз в том положении, которое мне требуется.
– Мой друг, для тебя будет достаточно незначительной оговорки, чтобы ты расценил ее как серьезную ошибку. Меня просто восхищает то, насколько серьезно ты к этому относишься,– отвечал его собеседник с легкой иронией. – Хотя мне еще только предстоит познакомиться с сей коварной персоной, могу ли я высказать предположение, что, видимо, это очень привлекательная барышня? Будь она поплоше, ты едва ли бы вызвал мое восхищение твоим искусством и глубиной понимания дамской психологии.
– Если бы ты не был единственным человеком, знающим тайну моего увечья, я бы, пожалуй, поразмыслил: а не пора ли мне исключить тебя из числа моих знакомых? И еще, пожалуй, я мог бы сказать тебе, что мисс Трегарон косоглаза, а лицом столь страшна, что достаточно ей взглянуть вот хотя бы на эти часы, чтобы они остановились.
– Но ты этого не сделаешь, даже не опасаясь, что кому-нибудь еще известна полная благородства история твоего ранения. Видимо, эта девушка – несравненная красавица,– сказал это незнакомец под звон хрустальных бокалов, и Селия могла догадаться, что мужчины оттачивают свое остроумие, наслаждаясь вином.
При звуке голосов, раздавшихся у входной двери, и приближающихся шагов на парадной лестнице
Селия поняла, что ответа Маркуса она не узнает. "Мне безразлично, считает он меня красавицей или нет,– в ярости сказала она себе.– Так же как безразлично, что он там думает о моем характере. Сейчас мне нужно лишь одно – не быть обнаруженной". Но Селия не знала, куда бы ей скрыться? Разве что спуститься вниз по лестнице, пока в холле никого нет?
Подхватив юбки своего полосатого, цвета персика с лазурью, платья, она помчалась вниз. Оставалась всего лишь какая-нибудь секунда, и все же Селия успела повернуться лицом к двери как раз в тот момент, когда Баскин распахнул ее. Она едва не поскользнулась и схватилась за столбик балюстрады, выдавив из себя улыбку и переводя дыхание. Сердце ее стучало так сильно, что она даже не расслышала первых слов Сильвии, вихрем влетевшей в распахнутую дверь.
– … она такая невежа. Я просто не могу выносить эту женщину. Не понимаю, как мама… Мама, посмотри, Селия надела новое платье! Какая прелесть!
– Моя милая, да вы само очарование! Именно так мне все и представлялось,– произнесла леди Ноулз, пристально оглядывая Селию с головы до пят.– Сойдите же со ступени и повернитесь, мне хочется посмотреть, как все сидит. Конечно, вам нужно что-то сделать с прической. Нельзя бегать по улицам с пучком на затылке, подобно какой-нибудь провинциальной простушке. Ну, да уж наш Рафаэль что-нибудь придумает и подберет то, что вам пойдет больше всего.
Селия сделала, как ее просили, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону, пока ее хозяйка продолжала рассуждать о прическах. Возражать, что ей именно так нравится носить свои волосы, было бесполезно. Она уже успела заметить, что леди Ноулз редко слушает других, если это только не отвечает ее целям. Для начала матери Маркуса нужно было полностью выговориться, и лишь после этого она могла позволить говорить кому-нибудь другому.
– Превосходно, моя милая, просто великолепно! Жалко, что Маркуса нет дома, а то мы показали бы ему, какое платье купили для вас. Он всегда стремится знать, как это мне удается тратить столько денег. И вот, когда мне есть, что ему показать, он исчезает. Просто выматывает мне душу!
– Прошу прощения, миледи, но его сиятельство в библиотеке, с мистером Кразерсом,– проинформировал ее с присущим ему проворством Баскин.
В этот момент леди Ноулз как раз переводила дыхание, чтобы продолжить свой монолог. Селия вздохнула – он явно вмешивается не в свое дело. Уж кого-кого, а Маркуса – до тех пор, пока она не осмыслит того, что ей только что довелось услышать,– видеть ей не хотелось.
– Прекрасно! – воскликнула Сильвия, бросая шляпку дворецкому и одновременно плавным движением хватая Селию за руку.
– Право, Сильвия, мне думается, нам нет нужды беспокоить вашего брата по таким пустякам,– сказала Селия. Ей пришлось чуть ли не бежать, чтобы не отстать от своей подруги, делавшей невероятно широкие шаги. Мужчины в ее семье никогда не интересовались новинками моды и не одобряли, когда кто-нибудь врывался к ним и нарушал их уединение. Без сомнения, Маркус думал точно так же. Хотя в прошлом Селия часто возражала против подобных проявлений мужского высокомерия, теперь она начинала думать, что в них было кое-что и полезное.
– Ерунда! Маркус с Гартом обсуждают что-нибудь тривиальное, вроде последних бегов у Уайт – баса или ставок, которые они могли бы сделать на следующем дерби,– заверила ее Сильвия, когда они подошли к дверям библиотеки.– И, кроме того, мы должны спросить у Маркуса, не сможет ли он дать тебе несколько уроков танцев. Не имеет значения, что ты училась танцевать у себя в Америке. Мне кажется, с вальсом тебе будет не так-то легко справиться. Некоторым все еще кажется, что для Лондона этот танец не вполне приличен.
– Нет-нет, этого вовсе не нужно! – воскликнула Селия громче, чем хотела бы, когда они пересекали порог.
При их внезапном появлении оба джентльмена обернулись в ожидании объяснений. Сильвия так тянула ее за рукав, что Селия подумала: "Со стороны я, наверное, напоминаю непослушную собачонку на поводке".
– Вы поссорились, леди? Неужели вы пришли не за тем, чтобы я со своим слабеньким интеллектом высказал вам свое мнение и рассудил вас?
Селия внезапно ощутила сильнейшее желание задушить его за эту вкрадчивую полуулыбку на красивом лице. Она знала, чего он добивается. Но ей пока не представилось случая как следует обдумать, что она может противопоставить его намерениям. Было ясно одно: нужно немедленно отбить любую его атаку.
– Не надо говорить глупостей, Маркус. Мы пришли показать тебе, что гардероб Селии начал пополняться,– неожиданно пришла на выручку Селии Сильвия.
Селия почувствовала, как под пристальным взглядом хозяина дома щеки ее начинает заливать румянец. Маркус же неподвижно сидел за письменным столом. Она заставила себя казаться спокойной под его испытующим взором, злясь на себя за то, что ее нежная кожа предательски выдает ее чувство. Селия понимала, что он старается рассмотреть каждую деталь ее наряда, начиная с отороченного кружевом прямоугольного выреза у шеи до узоров на подоле, едва прикрывавшем ее туфельки.
– Ты не хочешь представить меня своей гостье, Сильвия?
Голос незнакомца прервал оцепенение, которое Маркус, казалось, вселил в нее.
– Как глупо с моей стороны, Гарт, я даже не подумала, что ты до сих пор не знаком с Селией. Мисс Селия Трегарон, позвольте представить вам мистера Гарта Кразерса.
Кразерс пересек комнату, ни на миг не сводя взгляда с лица Селии. На его губах играла приветливая улыбка. Селия поняла, что он старается сравнить то, что видит, с тем, что ему несколько минут назад говорил его друг. Она вздрогнула от удивления, когда он взял ее руку и почтительно поклонился. Ей обдало пальцы его теплым дыханием, хотя он и не прикоснулся к ним губами, что требовалось по всем правилам этикета. Не привыкшая к подобной галантности, она, инстинктивно отступив на шаг назад, уставилась на золотистые пряди его волос. Он снова поднял на нее взгляд. Глаза у него были небесно-голубые, и смотрел он так прямо, что это могло бы смутить Селию, если бы не веселые искорки в его глазах.
– Не давай юной деве надежд напрасных, о Гарт! – нараспев произнес Маркус, отчего Селия покраснела еще гуще, на этот раз, скорей, от негодования, чем от смущения. И почему этот человек с такими отвратительными манерами казался ей таким привлекательным?– Скажи ей что-нибудь о солнце всей твоей жизни, и этого будет достаточно.
– Ну, не у всех же манеры армейского сержанта, Маркус. Мне кажется, мисс Трегарон, он намекает на мою помолвку с мисс Джулией Эберкромби.– Кразерс бросил на своего друга уничтожающий взгляд, отчего Селия усомнилась в искренности его чувств к упомянутой молодой особе.
– Не надо мстить мне за свои неудачи, старина. Я же не виноват в том, что она не вылезает из деревни и нянчит там своих младших братьев,– ответил Маркус.– Но – к делу. От чего это вы так настойчиво отказывались, мисс Трегарон? Чем Сильвия заслужила ваше неудовольствие?
– Ничем. С тех пор как я оказалась у вас, милорд, Сильвия мне очень помогает.– На его победоносную улыбку Селия ответила такой же своей.
– А, понимаю. Как благодарная гостья, не желающая злоупотреблять любезностью хозяйки, вы не намерены бросать на нее тень.– Он крутил между пальцами бокал. Это занятие, казалось, поглощало его сильней, чем их беседа. Или это только казалось?– Интересно, почему же тогда вы смотрите на мою сестру с такой мольбой в глазах? Вы что-нибудь не то сказали ей обо мне? Обо мне, вашем радушном хозяине?
– Ну почему тебе хочется казаться таким отвратительным, Маркус? – Сильвия топнула ногой и скрестила на груди руки.
Селии было достаточно одного лишь взгляда на ее сердито поджатые губки, чтобы поклясться про себя, что сама она никогда в жизни так себя вести не станет. Не удивительно, что ей самой никогда не удавалось ничего добиться в подобных обстоятельствах, особенно если ей резко выговаривали за что-нибудь. Селии хотелось как-нибудь поделикатней сообщить своей новой подруге об этом своем открытии. Занятая подобными мыслями, она не расслышала того, что, будто бы извиняясь, начала объяснять брату Сильвия.
– …И вот почему. Так что ни я, ни мама ничего такого не делали. Видимо, это ты, Маркус, сделал что-то отвратительное, поэтому она и отказывается.– И Сильвия улыбнулась, чрезвычайно удовлетворенная этим своим выводом.
Улыбка, однако, быстро исчезла с ее лица, уступая место недовольному выражению, ибо после такого объяснения наступило продолжительное молчание. Маркус даже и бровью не повел. Он вновь устремил на Селию свой пристальный, так досаждавший ей взгляд. Селия опустила глаза и принялась исследовать алые и синие узоры на ковре, подумав, что, если дело и дальше так пойдет, она, наверное, вскорости досконально изучит все ковры, покрывающие полы в городской усадьбе Эшморов. Стоявший рядом с ней джентльмен откашлялся, явно скрывая желание усмехнуться. Она продолжала молчать, не отваживаясь произнести какую-нибудь неловкую фразу в столь серьезный момент.
– Ну что, так никто ничего и не скажет? – спросила Сильвия, заставив Селию поднять глаза.
– Видимо, мисс Трегарон наслышана о моих неважных способностях к танцам, милая.
– Вовсе нет, милорд,– ответила Селия. После того как Маркус машинально поправил шелковую косынку, в которой покоилась его рука, ее гнев начал постепенно ослабевать. Наверное, никто в мире не раздражал ее сильней, чем этот человек, но он не заслуживал презрения только из-за того, что у него была искалечена рука.– Мне просто казалось, что у вас есть дела поважней уроков танцев. Разве я имею право растрачивать ваше драгоценное время попусту? Уверена, что в танцевальном зале вы продемонстрируете исключительные способности.
– Да, танцует он преизрядно,– добавил Гарт, чем вызвал искреннейшую улыбку Маркуса.
– Удар засчитан! – воскликнул граф.
Селия вскинула подбородок, стараясь не подавать виду, что поняла намек этого человека. Блеск в глазах Маркуса говорил о том, что все ее попытки ни к чему не привели. При виде его широкой улыбки она почувствовала, что сердце ее стало стучать сбивчиво.
– Мне кажется, было бы лучше воспользоваться услугами обыкновенного учителя танцев.– Она обратилась с этими словами к Сильвии, не желая более соперничать в остроумии с хозяином дома.
– Как я понимаю, обитатели колоний наконец-то становятся цивилизованными людьми. Приятно это узнать. Разумеется, если есть такая возможность, платить следует самому искусному в своем деле специалисту.
Хотя внешне слова Маркуса были совершенно невинными, Селия уловила в них скрытую насмешку.
Он не хотел позволить ей просто так удалиться с поля боя. Но и Селия не собиралась уступать ему. С милой улыбкой она произнесла:
– Если ваше сиятельство не может позволить себе такие расходы, то я располагаю кое-какими средствами.
– Да, мне это известно, моя дорогая. Но пока мне нет нужды просить вас о подобных жертвах. Деньги могут вам понадобиться в случае крайней необходимости,– ответил он, а в его глазах она прочитала: "И может статься, как раз для того, чтобы сбежать от меня, чтобы окончательно не сойти с ума".– Я ведь пока еще не в долговой яме и могу себе позволить кое-какие шальные расходы. Еще не поздно похвалить ваше новое платье, мисс?
Если бы Селия могла, она сорвала бы это платье и швырнула бы его в лицо этому человеку. Однако понимающая его улыбка говорила о том, что он не удивился бы и этому.
– Ваша матушка и сестрица так добры ко мне,– произнесла она в ответ, стараясь говорить как можно более ровным голосом. Если в этой схватке она и не победит, то пусть хотя бы будет ничья.– Надеюсь, поиски моего брата не причиняют вам слишком много беспокойств?
– Да, Маркус, тебе что-нибудь удалось уже сделать? Мне кажется, ты не станешь медлить с этим,– с готовностью откликнулась Сильвия, которая, хотя и не имела такого намерения, все же помогла Селии вывести его из себя.
– Ну что ты, Сильвия. Тут дело такое, что за один день не управишься.
– Но хоть что-то ты сделал?
– Твой брат так занят…
– Ерунда! Готова спорить, что вы оба почти все время проводите у Уайтса или еще в каком– нибудь месте, где и бывать-то стыдно, и у вас и в мыслях нет хоть чем-то помочь бедняжке Селии! – Она прижала руки к губам, с презрением переводя взгляд с одного на другого.
И Маркусу, и Кразерсу хватило деликатности выказать свою неловкость – видимо, обвинение было справедливым.
– У меня такое ощущение, что это уже лишнее. Я так признательна вам за неожиданное гостеприимство,– заговорила Селия, пришедшая в восторг от того, что получила неожиданное преимущество над Маркусом.– Я и сама вполне могу навести справки. Есть и деньги…
– Мисс Трегарон, никто из моих родных никогда не простит мне, если я позволю вам одной бродить по Лондону. Ваши средства весьма ограниченны, так что, пожалуйста, не надо больше говорить о расходах.– Маркус наконец поднялся, и впервые за этот день усмешка покинула его лицо.– Я предпринял кое-что, в частности навел справки в муниципалитете и теперь ожидаю ответа, чтобы потом начать поиски уже наверняка. Это вас устраивает?
По его тону Селия поняла, что чем-то она все-таки вызвала у него досаду. Он напряженно вскинул плечи, и эта поза напомнила ей о мужчинах из собственной семьи. Это должно было бы принести ей радость, поскольку Маркус, очевидно, задался целью огорчать ее на каждом шагу. Может быть, ей даже было бы приятно видеть, что теперь он сам оказался в непростом положении, если бы ей удалось достичь этого без посторонней помощи. Как же могла она надеяться соперничать умом с этим человеком, не зная его слабостей?
– Благодарю вас, милорд. Я очень ценю вашу помощь,– торопливо пробормотала она. Что еще могла она сделать в такую минуту?
– В таком случае, дамы, мы вас покидаем,– Маркус кивнул ей и Сильвии и едва заметным движением головы сделал знак Кразерсу следовать за ним. Подойдя к двери, он снова обернулся, словно припомнив что-то.– Мисс Трегарон, как я уже сказал, сохраните свои пятьдесят фунтов на крайний случай. И давайте больше не будем говорить на эту тему.– Сказав это, он повернулся и кликнул Баскина.
– Как странно!
– О чем ты, Сильвия? – Селия едва расслышала свой собственный голос. Неужели Маркус рассердился на нее за то, что она хотела сама оплатить свои разъезды или хотя бы нести часть расходов? Вероятно, тут было что-то другое.
– Мне кажется странным, что его не беспокоят твои деньги. Стоит мне или маме потратить хоть на фартинг больше, чем ему представляется достаточным, как он приходит в ярость,– сказала Сильвия задумчиво. Глядя на раскрытую дверь, она кусала ногти.– Возможно, он чувствует и себя виноватым в том, что кузен Эмброуз заманил твоего брата в рекруты? Жаль, что я его сорвала с места, он ведь все-таки что-то предпринимает.
– Просто не знаю, что и сказать. Как только мы выясним, что случилось с Этаном, я буду делать все так, как захочет твой брат.– Вот ему самому она в этом ни за что бы не призналась! Если Маркус и в самом деле отыщет ее брата, она будет обязана отблагодарить его, сколько бы ни ворчала.
– Тогда давай посмотрим, не распорядилась ли мама о том, чтобы нам дали чего-нибудь перекусить, хорошо? У Уилкинсов был ужасно жидкий чай, а есть вообще было нечего, кроме хлеба с маслом. Можешь себе представить!
Селия ничего не ответила, и Сильвия взяла ее руки в свои. Пока они искали леди Ноулз, Селия продолжала размышлять, что же такое в этом мужчине вызывает у нее такие противоречивые чувства. Его приятель мистер Кразерс был крайне привлекательным человеком, но к нему она ничего подобного не испытывала. Во время разговора она, можно сказать, и не замечала его присутствия. В сущности, он больше соответствовал канонам классической красоты, нежели ее мучитель, но, кроме изумительных голубых глаз, она не обнаружила в нем ничего такого, что могло бы вызвать ее интерес.
Поднимаясь по лестнице к леди Ноулз, Селия решила, что Маркус и так беспокоит ее во сне, а стало быть, нечего думать о нем еще и наяву. Хорошо хоть она сумела избежать опасности находиться подле него, обучаясь танцевать вальс. Кое-что об этом танце она слышала и понимала, что, танцуя, ей пришлось бы стоять слишком близко к этому человеку. А этого-то как раз она и хотела избежать. Неужели те тревожившие ее мгновения, когда она оказалась в его объятиях, и теперь вызывали у нее беспокойство? Селия решила, что единственное, с чем она должна связывать свои мысли о Маркусе, будут поиски ее брата, и ничего больше. В ее жизни и без того было достаточно волнений, чтобы усугублять их еще и непонятной реакцией на поступки человека, с которым она и трех дней не была знакома. Всю свою жизнь она знала своего покойного мужа Дэниела, но вот о нем почему-то так часто не думала. "Так что,– решила она,– нужно совершенно выбросить Маркуса из головы". Пусть это будет просто человек, намеревающийся отыскать ее брата. Только при таком условии она сможет состязаться с ним на равных.
– Селия, мне кажется, твои мысли заняты чем угодно, только не танцами. Ты снова наступила бедняжке на ногу,– пожурила ее сидевшая за фортепьяно Сильвия и добавила к сказанному резкий аккорд. Они заняли всю гостиную, отодвинув кресла к стене и скатав ковер, отчего комната стала напоминать танцевальный зал. Словно по мановению волшебной палочки леди Ноулз в считанные часы раздобыла где-то учителя танцев.– Мне начинает казаться, что нам придется платить месье Клоду втройне либо, по крайней мере, оплачивать его визиты к врачу.
– Извините, но мне трудно одновременно и считать, и поддерживать разговор,– призналась Селия своему партнеру с виноватой улыбкой. Танец, в сущности, не был сложным, но ее отвлекали мысли о той встрече с Маркусом, у него в спальне. Когда же ей, наконец, удастся выбросить его из головы?
– Ничего, мадемуазель, начнем сначала. Я выносил куда большие страдания, нежели легкое прикосновение ваших нежных ножек,– величаво заверил ее пожилой француз-эмигрант, кивая Сильвии, чтобы та начала снова. Он аккуратно положил руку Селии себе на предплечье, потом осторожно обнял ее за талию и взял ее другую руку в свою.– Теперь мы будем сохранять вот эту дистанцию – примерно два дюйма, не ближе– как и подобает всем молодым леди. Если какой-нибудь джентльмен попытается держаться ближе, щелкните его веером по уху. Вы должны напомнить ему, что он имеет дело с благовоспитанной молодой леди.
Селия рассматривала шов его сюртука, стараясь сдержаться и не покраснеть от его слов. Она уже однажды оказалась слишком близко к человеку, которого, можно сказать, совершенно не знала, в результате чего ее преследует какое-то неосознанное беспокойство. Насколько прилично это было? Маркус тогда ошеломил ее, застал ее врасплох. Но и эта мысль не могла помочь ей избавиться от сна, в котором она с ним опять целовалась,– как тогда, в спальне.
Пока мсье Клод Давонет кружил ее по комнате, она рассмотрела себя с головы до ног в огромном прямоугольном зеркале над камином. Одета она была в пестрое батистовое платье в мелкую розочку, и себе самой казалась все той же молодой женщиной, которая покинула Балтимор несколько недель тому назад. Правда, чувствовала она себя сейчас несколько иначе – словно была уже не совсем той женщиной. В ее тело вселилась незнакомка, которую и настиг поцелуй такого отвратительного и бесившего ее мужчины. Поцелуй, который она не в силах была забыть.
– Ну вот, по-моему, у мадемуазель уже неплохо получается.
Похвала сбила Селию с мысли, отчего она снова оступилась.
– Неужели мне в самом деле нужно учить этот адский танец? У нас дома его не очень-то приветствуют, хотя, как сообщалось в газетах, миссис Мэдисон танцевала его в Белом доме.
– А что такое Белый дом?– спросил месье Клод, отступая на шаг и кивая ей. Он протянул руку, собираясь проводить Селию к ее креслу. Это ей удалось без ошибок: некоторые светские правила здесь все-таки были такими же, как и у нее на родине.

***

– Белый дом? Так называют теперь дом президента. Его выкрасили в белый цвет, чтобы скрыть следы пожара…– Она внезапно смолкла, осознав, что не может завершить фразу. Будь здесь Маркус, она продолжила бы просто из желания досадить ему, но решила пощадить месье Клода и Сильвию и не рассказывать им о том, как английские военные год тому назад наполовину спалили столицу ее родины.– А вообще, миссис Мэдисон – это жена президента, и ее считают самой лучшей хозяйкой дома в стране.
– Может быть, в Соединенных Штатах вальс и не считается достаточно приличным, но в зале "Алмак" думают иначе. Леди Джерси была настолько любезна, что, когда мама попросила ее об этом, прислала билет и для тебя,– объявила Сильвия, позволяя своим пальцам бесцельно гулять по клавиатуре.– Разумеется, необходимо, чтобы тебя по всем правилам представили партнеру, и сделать это должна одна из хозяек бала. Причем прежде, чем ты появишься в зале. Иногда это выглядит так глупо, когда тебя представляют джентльмену, с которым ты и так уже несколько недель знакома…
– Да-да, я тоже начинаю задумываться, а стоит ли вообще появляться в "Алмаке" со всеми этими несусветными правилами и условностями? Я ведь не намерена задерживаться здесь настолько долго, чтобы освоить все это.
Слова Селии привели присутствующих в замешательство. Воцарилось молчание. Женщины смотрели на нее в изумлении, буквально раскрыв рты. Расскажи она им о том, что прошлой ночью ей снова приснился Маркус, они, пожалуй, не были бы так удивлены.
Почему ей видится обнаженный Маркус, пусть даже и во сне? За время своего недолгого замужества она никогда не вызывала в своих мыслях образ обнаженного мужчины. Интимные отношения между ней и мужем были лишь обязанностью, выполнения которой от нее ожидали. И уж, разумеется, замужество никогда не было ее розовой мечтой. Дэниел был ее мужем, который вечно где-то задерживался, хотя то, что от нее требовалось, она исполняла добросовестно. Дэниел был даже по-своему приятен ей, тем более что к Маркусу она вообще не испытывала нежных чувств. Что все это могло означать? Почему ее ладонь начинало пощипывать, стоило ей лишь подумать о прикосновении к ней теплого тела Маркуса?
– Селия, ну где опять бродят твои мысли? Пора бы уж перестать беспокоиться о брате и быть повнимательней.
Сильвия улыбалась ей так сочувственно, что она почувствовала, что предает эту свою новую подругу. Ни разу за весь день Селия на вспомнила об Этане. Ум ее был всецело занят безудержными чувствами и беспорядочными мыслями. Если бы Маркус приснился ей всего один раз, это еще можно было бы понять. Но можно ли было считать это нормальным после того, что произошло в его комнате? Тем более три ночи подряд? Это беспокоило ее. Она ведь даже не могла довериться этому человеку, и он, похоже, не доверял ей. Разве не об этом говорил он вчера своему приятелю? И все же Селия до сих пор была озадачена, чем именно она могла возбудить его подозрения.
– Прости меня, Сильвия, но я и в самом деле думаю, а действительно ли твой брат предпринял хоть что-нибудь, чтобы найти Этана? Я здесь уже несколько дней, а он всего-навсего сказал, что запросил Уайтхолл.– Она поднялась и сделала книксен месье Клоду, давая понять, что готова начать снова. Если Маркус считал, что имеет дело с какой– то недоучкой из колоний, пусть так не считает. Не настолько уж лондонское общество отличалось от балтиморского, если не считать некоторых заумных правил поведения.
– А-а, кажется, я пришел в самый подходящий момент. Сильвия и мисс Трегарон, ну, как ваш урок?
Селия облегченно вздохнула, увидев, что помешал им Гарт Кразерс и что он был один.
– Боюсь только, мистер Кразерс, что месье Клоду вечером придется провести несколько часов, ставя компрессы на свои и без того больные ноги.
– Не могу поверить в это. Неужели это правда, Сильвия?– Джентльмен вошел в комнату; на его красивом лице играла вкрадчивая, ласковая улыбка. Селия вновь подумала, что этот приятный молодой человек не вызывает в ней ни малейшего трепета.
– Селия преувеличивает,– ответила Сильвия, верная своему стремлению поддержать подругу. Пристальный взгляд, который она бросила на Селию, напомнил той, что леди не должна признавать своих недостатков, тем более перед джентльменом.– А что вы делаете здесь среди бела дня? И где Маркус? Вы, наверное, столкнули его в Темзу, или я ошибаюсь?
– Вам нет нужны делать вид, что надеетесь на это, моя дорогая. Леди не должна выказывать желания избавиться от джентльмена, тем более если это ее родственник,– упрекнул он Сильвию, приподняв кончиками пальцев ее подбородок.– У нас с ним была здесь назначена встреча на час дня. Чем сегодня он заслужил ваше неудовольствие? Отказался предоставить аванс на следующий квартал?
– Ой, да что вы, конечно же нет. Правда, в последние дни он сделался таким неприятным – с чего бы это? Мне кажется, он и не пытается заниматься поисками брата Селии.
– О, нет, нельзя сказать, что он не пытается, моя дорогая. Просто в Уайтхолле никогда ничего быстро не делается.– Гарт повернулся к Селии, и выражение его лица стало задумчивым.– Мы и сами в этом убедились, когда нам приходилось дожидаться необходимых поставок на Полуостров. Одеяла нам, знаете ли, всегда присылали летом.
– Я в сущности и не жалуюсь, потому что для меня это означает, что Селия останется у нас подольше. Если бы она так не беспокоилась об Этане, я бы посоветовала Маркусу заниматься поисками всю жизнь.
– Сильвия, да ведь я не могу оставаться у вас всю жизнь, – вступила в разговор Селия, рассмеявшись комплименту своей подруги.– Вашему брату, конечно, не нужны нежданные гости на такой длительный срок.
– Позволь Маркусу сделать все возможное, Селия. Стоит ему преодолеть первые трудности, как общаться с ним станет легко и просто.
– Замечательная похвала, честное слово. Ну, а не испытать ли нам мисс Трегарон с новым партнером? – спросил Гарт, вопросительно посмотрев по очереди на каждую из девушек.– Предоставляю себя в ваше распоряжение, дабы избавить от страданий ноги мсье Клода, который теперь со стороны сможет оценить, как вы держитесь и двигаетесь.

***

– О, я не вправе доставлять вам столько беспокойств! – возразила Селия, еще не чувствуя себя настолько уверенной, чтобы испытать себя с другим партнером. Это был ближайший друг Маркуса, и она не знала, как ей следует поступить.
– На мне сапоги, моя дорогая, поэтому большого вреда вы мне не причините,– сказал он, с удовольствием демонстрируя ей свою обувь.– Кроме того, я никогда не упускаю случая обнять красивую женщину или же обойти в чем-то моего старинного приятеля Маркуса. Да он рассудка лишится, если узнает, что мне удалось нечто такое, в чем ему было отказано.
Селия поняла, что невольно улыбается той же хитрой улыбкой, что и Кразерс. Соблазн уколоть Маркуса, хотя бы в шутку, был слишком велик. Она сделала своему новому партнеру книксен; в ответ Гарт почтительно склонил голову. К своему удивлению, Селия легко двигалась в такт движениям мистера Кразерса.
После нескольких пробных па она почувствовала, что почти летает по комнате. В искусных руках Гарта она всецело отдалась танцу. Теперь ей стало понятно, почему дамы так стремились научиться этому танцу. Это было нечто такое, чего она никогда прежде не ощущала. Ей так хотелось, чтобы это ощущение длилось подольше!
Когда, спустя несколько минут, музыка закончилась, она рассмеялась тому, что сумела столь многому научиться.
– Как прекрасно, как великолепно, мистер Кразерс! Благодарю вас, вы так помогли мне. Я и представить не могла, какой вы прекрасный партнер.
– Я тоже, Гарт. Зрелище и в самом деле было великолепным,– послышался вдруг комментарий.
В дверях показался Маркус. Опершись плечом о дверной косяк, он скрестил ноги и застыл в такой позе. Селия едва не поперхнулась от неожиданности.
– Мне никогда не бывает трудно сделать что-то для прекрасной дамы, тем более такой, как вы, мисс Трегарон. Благодарю вас за танец.– Кразерс еще раз грациозно поклонился; на губах его играла веселая улыбка.– Пожалуйста, оставьте в следующую среду один вальс для меня. Пусть у нас все опять будет так же. Ну, Маркус, давай предоставим дамам возможность заниматься своим уроком, а ты пока что расскажи мне, отчего это у тебя такое кислое лицо.
Селия как раз об этом и подумала. Имело ли это какое-то отношение к Этану? Чем бы ни была вызвана кривая улыбка Маркуса, сообщать Селии о ее причинах он, кажется, не был намерен. В сущности, он даже не посмотрел в ее сторону. Селия в смятении смотрела на удалявшихся мужчин. Произошло что-то непонятное.
В эту минуту она решила, что не позволит больше Маркусу игнорировать себя. В своем доме Селия никогда и никому не позволила бы так обращаться с собой. Она хотела знать, много ли ему известно о ее брате. Она имеет право это знать. Осталось только придумать, как этого добиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди Возмездие - Игл Сара



На один раз сойдёт
Леди Возмездие - Игл Сараголод
31.01.2015, 9.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100