Читать онлайн Грешная женщина, автора - Иган Дениза, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная женщина - Иган Дениза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная женщина - Иган Дениза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная женщина - Иган Дениза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иган Дениза

Грешная женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Морган облокотилась на парапет дока и поплотнее завернулась в плащ – с океана дул холодный ветер. Уорд объяснял ей назначение парусов на строящемся судне. Сквозь серые и белые облака прорывались солнечные лучи и плясали на серо-зеленой воде ньюберипортской верфи.
– Должно быть, я до смерти утомил тебя, – уныло закончил Уорд.
Она покачала головой:
– Вовсе нет. Мне никогда и в голову не приходило, как много должен знать капитан.
– Знания – это не самое сложное. Гораздо сложнее руководить людьми, понимать, когда можно заставлять их, а когда нельзя. Сложно разбираться в капризах океана, читать знаки о смене погоды. А поднимать и опускать паруса сравнительно легко.
Уорд критическим взглядом смотрел на судно. Морган всматривалась в его лицо.
– Этот корабль будет красавцем, – произнес Уорд. – Не совсем по стандартам Маккея, но очень близко к тому.
Когда Барт говорил о море, у него было похожее выражение лица, но там речь шла скорее о возбуждении. Чувство Уорда значительно глубже и сильнее.
– Кто такой Маккей?
– Дональд Маккей из Чарльстона. Лучший в мире строитель клиперов. Однажды я попытался нанять его, но цена оказалась слишком высокой.
– А ты когда-нибудь был капитаном парохода?
Уорд отрицательно покачал головой, не отрывая взгляда от огромной мачты, которую как раз устанавливали на палубе с помощью сложной системы веревок и шкивов. С палубы доносились крики и брань.
– Никогда. Они слишком шумные, от них воняет, а от капитана там требуется слишком мало… не знаю, как выразиться… искусности, что ли. Путешествовать на них быстрее, чем на любом парусном судне, и чем дальше, тем более быстрыми они будут становиться. Но что до красоты, то пароходы с парусниками не идут ни в какое сравнение.
– Должно быть, – произнесла Морган, и горло ее сжалось, – было очень трудно отказаться от всего этого. – Почувствовав короткий укол в сердце, она подумала, что может не волноваться – любовь к океану не отберет у нее Уорда. Но быть второй…
Он резко повернулся к ней. Сердце Морган пропустило удар – выражение его глаз не изменилось. Он быстро и – о Господи! – с любовью скользнул взглядом по ее лицу, а потом посмотрел прямо в глаза.
– Я думал, что проведу всю свою жизнь, тоскуя по океану. Но недавно… – тут его голос слегка дрогнул, – недавно эта пустота заполнилась.
Сердце ее словно взлетело. Этого не может быть, этого просто не может быть…
– В твоих глазах живет само море, мадам любовница, – мягко произнес Уорд.
Боже милостивый, что он хочет этим сказать? Ничего, потому что, если бы он имел в виду то самое, он бы ее поцеловал. Однако он даже не шевельнулся. Изображает из себя истинного джентльмена, как и в течение всех этих трех дней. На людях он обращался с ней, своей любовницей, с подчеркнутым уважением и прикасался к ней только когда это требовалось. Но наедине – в их экипаже с мягкими сиденьями или в комнате – он целовал и ласкал ее, как мужчина, изголодавшийся по любви, заполняя ночи жарким, сладким наслаждением. И то и другое можно приписать его въевшимся привычкам и похоти. Нет, разумеется, в этом ничего такого нет…
– Уже поздно. Вернемся в гостиницу и пообедаем?
Он не может любить ее.
– Да, наверное.
Уорд кивнул, и они пошли. Немного помолчав, Уорд сказал.
– Слушай, Морган, будь так добра, удовлетвори мое любопытство. За последние несколько дней мы поговорили о многих книгах, но ты даже не упомянула «Фанни Хилл».
Морган вспомнила книгу, и в ее жилах вскипело нервное возбуждение, отвлекая от всех прочих мыслей.
– О Боже! Уорд, клянусь, я никогда, никогда не думала, что люди проделывают такие вещи, уж не говоря о том, чтобы их описывать!
– А, значит, ты ее прочитала. И что, она показалась тебе достаточно пылкой?
– Достаточно пылкой? Удивляюсь, как она не запылала огнем!
Он смущенно улыбнулся:
– Так тебе не понравилось? Ты довольно сурово отнеслась к Ричардсону.
– Не понравилось? Она очень… познавательная.
Его губы дернулись.
– В чем же?
Любит ли он ее или это прощальное путешествие?
– Ты меня бросаешь?
Уорд резко остановился, брови в замешательстве сошлись в одну линию.
– Бросаю?
Глядя ему прямо в глаза, Морган с болезненной напряженностью сказала:
– Да. Любовник бросил ее и отправился в море. Я подумала – может быть, ты дал мне эту книгу в качестве некоего… предупреждения. Ты уплываешь, в точности как он.
– Морган, – нежно произнес Уорд, поднял руку, словно желая утешить, и тут же опустил. – Нет, это не предупреждение. И разве ее любовник не вернулся?
– После того, как она была с очень, очень многими мужчинами. И… – добавила Морган с истерической веселостью, – с парой женщин!
Уорд подхватил ее под руку и быстро повел по булыжной мостовой в гостиницу. Через минуту они вошли в свою комнату, где в камине потрескивал огонь, освещая сгустившийся полумрак позднего дня. Отчетливо представляя, как тени и мерцающие отблески огня будут плясать на широкой груди Уорда, Морган направилась через всю комнату к огромной кровати с пологом, на ходу снимая перчатки и плащ. Уорд не пошел за ней следом. Она оглянулась и увидела, что он смотрит на нее, прислонившись к двери.
– Я думал, мы собираемся обсуждать «Фанни Хилл», – сказал он, покачал головой и начал медленно стягивать с себя перчатки. На его губах играла озорная улыбка.
Морган окатил прилив возбуждения.
– Уорд, – сказала она, нащупывая край кровати.
– Ш-ш-ш, – сказал Уорд, подошел к ней и опустился на колени. Дрожа от сладкого предвкушения, Морган закрыла глаза и крепко вцепилась в столбик кровати. Уорд запустил руку ей под платье, начал ласкать ее лодыжки, потом его ладони медленно заскользили к бедрам, откинули юбки, и Морган ощутила прохладу комнатного воздуха. Уорд раздвинул ее ноги, через мгновение она почувствовала его теплое дыхание, и тут его губы прильнули к ней. Морган ахнула от восторга. Еще чуть-чуть, и все ее тело сотряслось от сильнейшего наслаждения. Она выкрикнула его имя, вцепившись в волосы Уорда, и обмякла.
– Хо… хорошо, – сказала Морган и позволила Уорду положить ее на кровать. Там она свернулась в комочек, уткнувшись носом в его шею и вдыхая соленый морской аромат. О, как. Морган любила его запах, как любила обнимавшие ее руки! Она могла бы провести здесь, вот так, всю свою жизнь. – Уорд, – сонно произнесла она, – как ты думаешь, любовницы часто влюбляются в тех, кто их содержит?
– Влюбляются? – переспросил он, и тело его напряглось. – Ты любишь меня, Морган?
– Очень сильно, – вздохнула она.
– Иногда и морские капитаны влюбляются в своих любовниц.
– Так ты меня тоже любишь?
– Да, – негромко ответил он. – Это потрясающее чувство, правда?
– Самое прекрасное, – сказала Морган. Значит, это правда, он любит ее. Наслаждение неспешно, словно теплый мед, обволокло ее сердце. Она какое-то время просто купалась в нем. Последние солнечные лучи заглядывали в окно. – Я и не подозревала, что мужчина и женщина могут подарить друг другу столько наслаждения, – произнесла Морган в конце концов.
Пальцы Уорда на ее талии сжались, и он, тщательно следя за своим голосом, сказал:
– Ну, я думаю, что Уэдерли был для тебя слишком стар, а Драмлин – слишком неопытен. И вообще, в приличном обществе на эти темы не разговаривают.
– В моей семье об этом вообще не говорили.
Уорд втянул в себя воздух.
– И когда ты вышла замуж за Драмлина…
– Я была в истерике. Я решила, что Барт меня смертельно ранил. Когда наконец он сумел пробиться сквозь мое невежество, то осторожно рассказал мне все, что знал сам. Как ты сам понимаешь, этого было слишком мало.
– Мне жаль, Морган, – Он крепче обнял ее и добавил: – У нас слишком разный опыт. Мое образование началось с семи лет.
– С семи! Господи Боже! Да как ты мог что-нибудь понять в таком возрасте?
– Мой отец считал, что лучше объяснить то, что я видел своими глазами. – Уорд немного помолчал, потом скованно продолжил: – Мама умерла, и отец начал приводить в дом женщин. И не испытывал никаких угрызений совести.
Морган рывком села.
– Твой отец! Не могу поверить!
Лицо Уорда сильно напряглось, нос стал крупнее, а скулы острее.
– Поверь, – бросил он.
Тоска в его мягких глазах тронула ее сердце. Морган провела рукой по его подбородку, уже покрывшемуся жесткой щетиной.
– Это было тяжело?
Уорд пожал плечами, но этот небрежный жест не помог расслабиться застывшему лицу.
– Я считал, что это нормально.
Морган положила голову на грудь Уорда, как на подушку. Биение его сердца, низкое рокотание голоса успокаивали.
– И ты наткнулся на него, когда он был с женщиной…
– С двумя.
– И он все тебе объяснил? Господи, надеюсь хоть, не показал?
Уорд фыркнул. Морган с благодарностью почувствовала, что он расслабился.
– Все же у него оставалось какое-то представление о приличиях. Он отослал меня прочь, а позже пришел ко мне в комнату, чтобы объяснить – в непозволительных подробностях, – чем именно они занимались. После того случая, он часто говорил об этом и давал мне книги вроде «Фанни-Хилл». К двенадцати годам я знал о женщинах больше, чем иной мужчина узнает за всю свою жизнь. Сначала это казалось мне отвратительным, позже стало интересным, а в конце концов, начало приводить в бешенство. Отец никогда не задумывался о последствиях своих поступков. В результате он заразился сифилисом, и это ограничило ему возможность выбора женщин. Он брал служанок, причем ему было все равно, с согласия или против воли, заразил трех из них, и одна повесилась. В конце концов, Бостон прибег к пуританским законам восемнадцатого века, отца арестовали за блуд, тем самым, уничтожив его репутацию и фамилию Монтгомери. Бабушка увезла меня в Нью-Йорк. К счастью, отец через три года умер.
– Боже мой! – выдохнула Морган. – Никогда бы не подумала.
– Собственно, это наша фамильная черта. И мой дед, и прадед оба были моряками и тайно распутничали; в других портах. Но отца море никогда не интересовало. Он, скорее стремился промотать наследство.
– А ты выбрал море.
Уорд кивнул.
– Бабушка настаивала, чтобы я закончил колледж, но я… – Он сделал глубокий вдох, – я его не смог переваривать. И в шестнадцать лет сбежал на «Морской цыганке». Я тяжело работал, через два года стал вторым помощником, потом первым, а капитаном сделался в двадцать один год.
– И все-таки ты осел в Бостоне.
– Монтгомери двести лет называли Бостон своим домом. Отец уничтожил нашу репутацию. Мой долг – восстановить ее.
– Это для тебя так важно? Воспоминания могут причинять боль.
– Двести лет, Морган! Это важно.
Морган как можно уютнее устроилась в объятиях Уорда, чувствуя, как сквозь счастье пробивается страх, Уорд ее любит, но похоже, что все равно не сможет остаться с ней. Имя, родословная – все это для нее ничего не значило. А для него означало все. Уорд представляет собой все то, чего не было в его отце. Он холоден, тактичен, сдержан; но по его жилам бежит жаркая, страстная кровь его отца. И сердце Морган ныло, потому что она не представляла себе, как он сумеет примирить эти две ипостаси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная женщина - Иган Дениза



Ерунда полная
Грешная женщина - Иган ДенизаНИКА
19.11.2011, 23.11





Бред сивой кобылы. Читала еле-еле, время потрачено впустую. Зачем она сбежала, куда, от кого. Понятно, боялась, но неужели писатель не мог придумать, что-то другое.
Грешная женщина - Иган ДенизаЛале
16.03.2013, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100