Читать онлайн Грешная женщина, автора - Иган Дениза, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная женщина - Иган Дениза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная женщина - Иган Дениза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная женщина - Иган Дениза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иган Дениза

Грешная женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Удовлетворенно вздохнув, Морган осмотрела свою гостиную – драгоценный камень в королевстве, которым ее обеспечил новый король – капитан. Сказать правду, в убранстве комнаты не хватало… не хватало, да здесь вообще всего не хватало. Дешевая мебель из клена скрипела, когда на нее садились, и Морган опасалась, что однажды все рухнет под весом капитана Монтгомери. Потертая обивка из парчи в малиновую и белую полоску в сочетании с новыми, изумрудно-золотыми шторами била по нервам. Обои своими яркими цветочными узорами, сражаясь за господство, превращали все краски в пятна.
Но труба не дымила, а когда дверь была закрыта, огонь в камине достаточно обогревал комнату. Но самое важное – ее новый дом располагался на Саут-Энд, весьма далеко от Бикон-Хилл, где жили обеспеченные светские люди вроде Уэдерли и Тернеров.
В комнату постучали, и дверь открылась.
– Мэм? – послышался робкий мелодичный голос.
Морган одарила Мейв, одну из своих двух служанок, добрейшей улыбкой. Мейв присела в глубоком реверансе.
– Не нужно приседать, – сказала Морган. – Дом у нас маленький, мы будем постоянно натыкаться друг на друга. Если ты будешь каждый раз приседать, то твои колени начнут болеть и скрипеть раньше, чем тебе исполнится двадцать пять.
Мейв посмотрела на нее своими голубыми глазами и потупилась. На бледных щеках вспыхнули два красных пятна.
– Извините, мэм.
Морган снова ощутила холодную, почти гневную сдержанность, которая еще сильнее проявлялась у Фионы, кухарки. Пусть это и ее королевство, но потребуется немалое самообладание, чтобы сделать подданных счастливыми.
– Мы – то есть Фиона и я, подумали, может, вы захотите выпить чаю прямо здесь?
– Чаю? А что, уже так поздно? Надо же, как пролетел день! Да, пожалуйста. Я буду чувствовать себя ужасно глупо, сидя в столовой в полном одиночестве, правда?
– Не знаю, мэм.
Морган с трудом подавила вздох. Хорошо вышколенным слугам даже в голову не придет давать ответ на риторический вопрос Ей-то самой все равно, а вот капитан Монтгомери может счесть это дерзостью. А, ладно, сегодня она служанку бранить не будет. Сначала нужно, чтобы у Мейв возникло доверие и уважение к новой хозяйке. Что до Фионы с вечно кислым лицом, то кто знает, можно ли изменить эту женщину Боже милостивый, да как можно уважать Морган, если она любовница и содержанка?!
– В общем, я буду пить чай здесь. Спасибо, Мейв.
Мейв уже собралась снова сделать реверанс, но сдержалась и вышла из комнаты. Немного погодя Морган сидела, прихлебывала чай и думала о прошедшем дне, о том, каким наслаждением было проснуться рядом с капитаном Монтгомери и каким удовольствием – просто как следует пообедать. Потом капитан взял у одной из горничных плащ с капюшоном и повез Морган на санях по улицам Бостона, укрытым девственно-белым, сверкающим снегом. И правда, всего лишь несколько человек рискнули выйти из дома в такую погоду, Уорд и Морган оказались у портнихи единственными клиентами. Отдав миссис Форньер список, капитан сел и стал спокойно наблюдать, как Морган и портниха обсуждают ткани и рассматривают выкройки. Когда Морган выбрала слишком обтягивающие платья со слишком глубоким вырезом, он не стал изображать удивление и отвращение, а спокойно улыбнулся:
– Носи что хочешь. Мое дело – оплатить счет. – С этими словами он встал с кресла, сунул руку в карман, отсчитал нужное количество серебра и протянул миссис Форньер – Начинайте работу. Пока я вынужден оставить миссис Браун здесь. Будьте добры, проследите, чтобы она была обеспечена всеми предметами первой необходимости, хорошо? Веера, зонтики, туфли – в общем, вы и сами все знаете.
После недолгой дискуссии – миссис Форньер не занималась веерами и зонтами, но обещала помочь в их приобретении – капитан ушел, сказав, что позже приедет Роб и отвезет Морган в ее новый дом.
Следующие два часа она провела, с восторгом выбирая наряды. Как ни странно, впервые в жизни получив возможность самостоятельно заниматься своим гардеробом, Морган поняла, что у нее весьма консервативные вкусы. В результате всего три платья по-настоящему отвечали ее новой роли. Правда, она сделала уступку, заказав несколько настоящих пеньюаров, которые, по ее мнению, непременно должна носить любовница.
«Любовница» – мысленно повторяла она с восхитительно порочным возбуждением. Больше не леди и не жена, любовница, столь далекая от респектабельности, что ей теперь не нужно придерживаться правил светского общества; более того, предполагается, что она их должна нарушать. Морган почувствовала укол вины, но тут же отмахнулась, сосредоточившись на том, как получше выполнять свои новые обязанности. Самое главное – это как следует удовлетворять своего любовника в постели. При этой мысли Морган вспыхнула – слова звучали вульгарно и неприлично. О, нужно отучаться краснеть! Наверняка любовницы выполняют свои обязанности изящно и соблазнительно. Заливаться румянцем смущения несоблазнительно.
Морган опустила взгляд вниз, на шарф, прикрывавший низкий вырез единственного готового наряда – розового шелкового вечернего платья. Она приколола шарф, укутав им плечи, когда Роберт Монтгомери показывал ей новый дом. Но Роб давно ушел, а остальные должны привыкать к ее новому положению.
Морган отколола шарф и положила его на кресло. Потом посмотрела на низкую линию лифа, едва на дюйм выше сосков. О Господи, если ей придется носить в обществе капитана что-нибудь в этом роде, она с ума сойдет от неловкости! Но ведь она уже стояла перед ним обнаженная. Тут в дверь постучали. Глубоко вздохнув, Морган предложила Мейв войти и собралась с силами, чтобы изобразить холодную сдержанность, которой ее учила мать. Мейв окинула хозяйку взглядом, и глаза ее распахнулись.
– О! – ахнула она, прикрыв рот ладонью, и Морган вспыхнула.
– Ты за подносом? – спросила Морган.
– Я… да, мэм, если вы закончили.
Морган кивнула:
– Да, спасибо. Принеси мне, пожалуйста, щетку. Я…
Открылась входная дверь. Взгляд Морган метнулся к часам на камине. Пять. Наверняка это…
– Морган? – окликнул ее голос капитана Монтгомери. Глаза Мейв превратились в блюдца. Они с Морган посмотрели друг на друга, и на какой-то кратчайший миг Морган показалось, что во взгляде служанки она уловила жалость, Мейв подхватила поднос.
– Я проведу капитана Уотта в гостиную, – сказала она, назвав капитана именем, которое Монтгомери придумал из соображений секретности. Как выяснилось, у капитана имелась бабушка, которая непременно станет возражать против любовницы.
Пока капитан и Мейв обменивались в холле любезностями, Морган поспешно поднялась и, проверяя прическу, посмотрела на себя в зеркало, висевшее над камином. Она велела Мейв, пока неискушенной в парикмахерском искусстве, уложить волосы в простой узел с пробором посередине, Дрожащими руками Морган поправила пару шпилек и повернулась, чтобы окинуть взглядом кричаще яркую комнату.
Потом чуть выдвинула кушетку, села, стараясь не помять платье, и изящно расправила юбку, а потом как можно ниже спустила лиф. Выглядит ли это соблазнительно? Господи, да что она вообще знает о соблазнении?
Капитан вошел и, подняв бровь, неторопливо окинул Морган взглядом. У нее перехватило дыхание. Боже, какой он красивый! Совершенство во всех отношениях, от покроя одежды до скрытого под ней сильного мускулистого тела, от суровых черт лица до добрых глаз, согревающих трепещущее женское сердце…
– Любовница, – произнес капитан, посмотрев ей в глаза. Он закрыл дверь, и взгляд его зажегся желанием.
Ей следовало бы счесть себя оскорбленной, однако нежность и приглушенный смех в его голосе заставили кровь закипеть в жилах. Кокетливо наклонив голову, Морган блеснула улыбкой, надеясь, что она получилась достаточно возбуждающей.
– Я была слишком занята, готовясь выглядеть хорошенькой и соблазнительной. У меня получилось?
Он улыбнулся еще шире и прислонился к двери.
– Ты всегда красавица. Что до соблазнительной, – добавил капитан, снова окидывая ее взором, – то на данном этапе наших отношений в этом уже нет необходимости. – Он приглашающе мотнул головой и произнес низким хриплым голосом: – Иди сюда.
О, как она любила эту улыбку! Этот голос! По нервам пробежала искра предвкушения и возбуждения. Похоже, соблазнение – это не сложнее, чем флирт, только нужно добавить чувственности. Игриво рассмеявшись, Морган заявила:
– Нет, не пойду.
– Нет? – спросил Уорд, вскинув бровь. – Сегодня я потратил на тебя много денег и требую за это расплатиться. – Мягкий голос, произносивший жесткие слова, опровергал скрытую в них угрозу.
По спине Морган пробежала дрожь восторга. Она тряхнула волосами.
– Все это, конечно, прекрасно, но теперь я убеждена, что за свои услуги заслуживаю большего.
– И чего ты хочешь?
– Бриллиантов.
В его глазах сверкнул огонек.
– Сегодня утром ты отказывалась даже от нескольких прогулочных платьев.
– Да, капитан, но после дня размышлений ваш первый помощник решил потребовать оплату в бриллиантах. И не надейтесь, что сможете откупиться от меня такой ерундой, как сережки! Я требую полноценное ожерелье, Думаю, сделанное в виде водопада.
– Как это немодно, Морган! Может, ты предпочтешь рубины или изумруды?
Она театрально пожала плечами:
– Какое мне дело до моды? Любовницу интересует только богатство. Или бриллианты, или ничего.
Уорд немного подумал, прежде чем ответить.
– Хорошо, раз ты настаиваешь. Однако сначала я требую услугу. – Оттолкнувшись от двери, он шагнул к Морган.
Чувствуя, как в животе все трепещет, Морган вскочила, подобрала юбки и забежала за кушетку.
– О нет! Будет крайне опрометчиво оказывать услугу, не получив вперед плату, правда же?
Надвигаясь на нее, капитан сказал:
– Похоже, ты плохо разбираешься в деловых отношениях. Платят всегда вперед.
– Наверняка не в этом виде бизнеса. Только подумай, как часто женщин обманывают! – Морган метнулась влево, по-прежнему прячась за кушеткой.
Капитан, у которого на щеке появилась ямочка, тоже шагнул влево. Уже задыхаясь, Морган метнулась вправо, капитан последовал за ней. Она снова прыгнула влево, но тут капитан Монтгомери стремительно шагнул вперед. Морган отшатнулась, перепрыгнула через кушетку и помчалась к двери. Посмеиваясь, он ринулся за ней, догнал в три шага и схватил за руку. Легонько потянув, он повернул Морган к себе лицом, обнял за талию и прижал к себе.
– Я выиграл! – торжествующе воскликнул он и прильнул к ее губам жадным, крепким поцелуем.
Потом Морган произнесла, тяжело дыша:
– Ты всегда выигрываешь.
Блеснув глазами, Уорд положил руку на ее полуобнаженную грудь.
– Ах, мадам, в этой игре выигрывают оба.
Прикосновение мозолистой ладони к обнаженной коже воспламенило чувства.
– Да, капитан, – шепнула Морган, обнимая его за шею. На этот раз она сама прильнула к его губам, жадно втискивая язык ему в рот так, как это делал он.
Он откликнулся, скользнув рукой вниз по ее спине.
– Мои похвалы, любовница. Ты постигла искусство обольщения. Полагаю, мой первый помощник заслужил прибавку к жалованью, – добавил он, глядя на нее блестящими глазами, – самое время поднять…
Она негромко рассмеялась:
– Все уже поднялось!
– Верно, но в данном случае я собирался поднять тебе юбки.
Ее охватило жаркое, дивное желание. О, предвкушение, флирт – вот самая лучшая часть обольщения.
– Сначала ты должен поесть, мой капитан. По твоей просьбе я распорядилась подать ужин в семь часов.
– Сейчас всего лишь пять. У нас впереди два долгих часа. Как ты думаешь, почему я пришел так рано? – Он отвел в сторону ее волосы, чтобы прижаться губами к шее и проложить легкими поцелуями пылающую дорожку по чувствительной коже. Колени Морган подогнулись. – Пойдешь со мной, сударыня любовница? – прошептал Уорд ей на ухо. – В спальню?
– Сэр, с вами я пойду куда угодно! – слабым голосом ответила она.
Уорд громко, резко вдохнул.
– Довольно! – пророкотал он, взял ее за руку и быстро повел вверх по лестнице. Ногой захлопнув дверь, он подтащил Морган к постели и задрал ее юбки. За долю секунды он вошел в нее, двигаясь сильно и быстро. Наслаждение усиливалось. Морган закричала, достигнув пика, и почувствовала, как ее омывают накатывающиеся волны удовольствия. Через несколько мгновений Уорд гортанно выкрикнул ее имя, излив в Морган свое горячее семя, наполняя ее теплом.
– Боже, Морган! – выдохнул он. – Ты потрясающая!
Она, задыхаясь, рассмеялась:
– Я и сама в восторге.
Усмехаясь, капитан перекатил ее на себя.
– А теперь я хочу целоваться. Хочу много долгих, влажных поцелуев. Давай проверим, сможем ли мы повторить все медленно. Зарабатывай свои бриллианты, моя любовница.
– И как тебе нравится новый дом? – спросил капитан Монтгомери, покручивая бокал с портвейном.
Они сидели в небольшой столовой, заканчивая ужинать. Поначалу Морган с беспокойством следила за капитаном. Мейв подавала на стол простую стряпню Фионы. Ветчина, картофель, горошек и яблочный пирог на десерт. Никакого супа, никакой перемены блюд. Еда была отлично приготовлена, но Морган, побывав в доме капитана, пришла к выводу, что Уорд привык к более изысканным трапезам. Однако он добродушно улыбался Мейв, без жалоб поглощал этот простой ужин и поддерживал беседу о суровых зимах в Бостоне так, словно нет ничего приятнее, чем это общество и эта еда. В конце концов, беспокойство Морган испарилось, оставив в сердце теплый след.
– Он мне замечательно подходит, спасибо, – ответила Морган, проглотив последний кусочек пирога. – Здесь есть ванная комната.
Он вскинул бровь.
– Ванная комната? Это для тебя так важно?
Она поморщилась. Да что же это такое? Опять неправильно ответила.
– Я… мне нравится купаться.
Его губы слегка изогнулись.
– Ты не представляешь, как я рад это слышать! А мне-то казалось, что тебя больше заинтересует убранство комнат.
Морган пожала плечами, глядя на скатерть. Белье и мебель шли вместе с домом, и скатерть была в пятнах.
– Мне интересно и то и другое, да только… – Она подмяла голову и прищурилась: – Только это ведь странно, да?
– Что странно? Убранство или ванная? – явно забавляясь, спросил Уорд.
– Я имею в виду мою любовь принимать ванну.
– Не знаю, – медленно ответил он. – Это зависит от того, что ты понимаешь под словом «любовь».
Морган нахмурилась. Как это она умудрилась перейти на такую тему, да еще за ужином? Неприлично…
– Отец считал, что моя страсть принимать ванну совершенно непристойна. Он ограничил меня одним купанием в восемь недель.
– Это чрезмерно. Насколько мне известно, адвокаты принимают ванну раз в неделю.
Купание раз в неделю! В ароматизированной воде! Морган вздернула подбородок:
– Я предпочитаю купаться ежедневно.
– Да пожалуйста, купайся, – ответил Уорд. – Это твой дом. Делай то, что считаешь нужным.
– Некоторые думают, что такое роскошество – это пустая трата денег.
– Ради Бога, Морган, из всех способов попусту тратить деньги!.. – Он покачал головой. – Ты поела? Переходим в гостиную?
– В гостиную? – удивленно спросила она. Ей казалось, что после ужина он захочет снова наведаться в спальню.
– Да, а что?
– Но я думала… – Она замолчала и густо покраснела – в столовую вошла Мейв, чтобы убрать со стола. Скрывая замешательство, Морган улыбнулась служанке: – Спасибо. На сегодня ты свободна, Мейв.
– Я не потребуюсь вам позже, мэм? Перед тем, как вы будете ложиться спать?
Лицо Морган опалило жаром.
– Нет. Увидимся утром.
– До утра, Мейв, – сказал капитан, поднимаясь из-за стола.
Взгляд Морган метнулся к нему. До утра? Он что, собирается остаться на ночь? Ей казалось, что мужчины получают со своими любовницами удовольствие, а потом уходят домой. О Боже, думала Морган, дыша часто и прерывисто, кажется, она вляпалась по уши! Может, вообще не стоило начинать это странное приключение? Ну конечно, не стоило, это было совершенное безрассудство…
Капитан предложил ей руку:
– Ты идешь со мной, Морган?
Она кивнула и позволила проводить себя в гостиную, где Мейв уже разожгла огонь. По правде говоря, в гостиной было жарко. Или Морган бросало в жар, потому что рядом находился капитан? Он кивнул на кресло:
– Нам нужно кое-что обсудить.
– О, – сказала Морган, – ты поэтому не захотел лечь спать?
– Сейчас всего лишь восемь часов, Морган! Это для меня слишком рано.
– Я… – Морган, смущаясь все сильнее, всматривалась в его лицо. До нее постепенно начало доходить то, что ты ложишься с мужчиной в постель, совсем не обязательно ведет к большой духовной близости. За последние двадцать четыре часа она была близка с капитаном несколько раз, но узнала о нем совсем немногое.
– Пожалуйста, мадам, будьте так любезны, сядьте.
Он все еще смотрел на Морган сверху вниз, и его теплые глаза заставляли ее сердце трепетать. От желания? Нет, это было совсем другое чувство, совершенно неожиданное. Любовь?..
– Морган? Я бы предпочел вести этот разговор сидя.
Она кивнула и удобно устроилась в кресле. Капитан сел рядом, глядя на нее с некоторым замешательством.
– Кажется, ты расстроена.
Расстроена? Нет, она просто не может любить капитана Монтгомери. Она его едва знает. Это просто неправильно понятая мысль и чрезмерное воображение.
– Совсем напротив, сэр, я очень рада, что нахожусь сегодня в вашем обществе, – отозвалась Морган. Если он настаивает на официальности, пусть будет официальность.
– Это говорят ваши губы, мадам, но глаза поведали мне совершенно другую историю. Может быть, вы пересматриваете наше соглашение? До сих пор вы казались им вполне довольны.
– О нет! – воскликнула Морган. – Вы были более чем щедры. Я просто немного… смущена… Я… не очень понимаю… как мне себя вести.
Его губы изогнулись в улыбке, на щеке снова появилась ямочка.
– В жизни бы не подумал, мадам любовница.
– Ты надо мной смеешься.
– Нет, я пытаюсь тебя подбодрить. Твое поведение мне нравится.
Морган нахмурилась, пытаясь найти слова для того, чтобы выразить свои сомнения.
– Я полагала, что после ужина ты захочешь отправиться в спальню, – вспыхнув, сказала она. – И совершенно не думала, что ты решишь остаться на ночь.
– Ах вот в чем дело. Значит, переночевать здесь – дело необычное?
Морган сердито пожала плечами:
– Господи, откуда я знаю?
– Я тоже не знаю. Но мне понравилось вчера спать с тобой, и я решил это повторить. Ты против?
– Нет! Конечно же, нет! Честное слово, сэр, такие требования я буду выполнять с радостью. В конце концов, это моя обязанность, так? – Единственная обязанность, строго сказала она своему несчастному трепещущему сердцу.
В глазах капитана мелькнуло сожаление, и он ответил:
– Может, будешь называть меня по имени?
– Конечно. Капитан Монтгомери, я…
– По имени, а не по фамилии, Морган.
– Но я же не знаю твоего имени!
Капитан изумленно взглянул на нее, а потом досадливо улыбнулся:
– Не знаешь? Похоже, мы довольно плохо знаем друг друга. Это объясняет твое беспокойство. Будем, все постепенно менять. Меня зовут Уорд.
– Уорд, – повторила Морган. – Хорошее имя. Тебе подходит.
Он кивнул:
– Спасибо. Теперь тебе легче?
Она внимательно посмотрела на него:
– Да, спасибо. Любовница должна знать, как зовут ее возлюбленного.
– Вот и хорошо. А теперь к делу. – Он обвел глазами комнату, с неприязнью посмотрев на мебель. – Тебе нравится такое убранство?
Она с трудом подавила хихиканье.
– Кажется, тебе не нравится.
– Не особенно, – весело согласился Уорд. – Я выбрал этот дом за его величину и месторасположение. Если хочешь, мы поменяем мебель и, – он скорчил гримасу, – эти шторы.
Не в силах больше сдерживаться, Морган расхохоталась.
– Даже не знаю. Твоя реакция меня забавляет. Глаза Уорда заблестели от сдерживаемого смеха.
– Тогда позволь мне высказаться по-другому. Если ты хочешь, чтобы я проводил в этой комнате много времени, ты разрешишь мне заменить мебель.
Морган склонила голову набок.
– Это, сэр, и есть основной смысл нашей беседы? Учитывая наши отношения, я, естественно, предполагала, что мы будем проводить время в спальне.
Смех из его глаз исчез. Он резко встал и подбросил в камин полено. Через минуту повернулся, облокотился о каминную полку и внимательно посмотрел на Морган.
– Мне кажется, мы с тобой по-разному смотрим на наши отношения. Понятно, что никто из нас не участвовал раньше в таком соглашении.
– Может быть, расскажешь мне о своем взгляде?
– Ну что ж. Я собираюсь посещать тебя несколько раз в неделю. Иногда буду приходить к обеду, изредка – оставаться на завтрак. У меня очень неопределенный график, поэтому может получиться так, что в один день я сумею освободить только час-другой, а на следующий – целую ночь.
Теперь к глупому трепещущему сердцу присоединился и желудок.
– Сегодня утром ты сказал, что у тебя будет на меня совсем немного времени.
– Я имел в виду – в течение дня. Мы разговаривали о прогулочных платьях.
– Если я тебя правильно поняла, мы не все время станем проводить в постели?
Он улыбнулся, но глаза остались серьезными.
– Не все. Видишь ли, если бы мне не нравилось твое общество, дорогая, я бы никогда не согласился на эту затею.
Мужчине вроде капитана – вроде Уорда, поправилась Морган, – обходительному, с хорошими манерами, дружелюбному, не требуется платить за общество женщины. Женщины должны лететь к нему, как пчелы на мед.
Он улыбнулся шире.
– Теперь о мебели. Обеденный стол можно оставить, большую часть времени он все равно покрыт скатертью. Но скатерть, – Уорд покачал головой, – нужно выкинуть. И кровать, и матрас, и непременно эти шторы!
– Да ты устроишь тут настоящий переполох.
– Что до переполоха, – нахмурился капитан, – то все это можно сделать за один день.
– За один день? – изумленно воскликнула Морган. – Да разве это возможно?
– Я сделаю это возможным.
Он говорил так уверенно, что по спине Морган пробежал холодок страха. Несмотря на непривычное сочувствие, постоянно светившееся в глазах Уорда, она время от времени замечала в нем жесткость. Не случится ли так, что задолго до окончания их отношений ей придется сильно пожалеть? Ну нет, она даже думать об этом не будет. Сердце сжалось от ужаса – ведь когда все закончится, она опять окажется на улице.
– Что до всего прочего, – добавил капитан, в первый раз проявляя признаки смущения, – ты будешь получать деньги на домашнее хозяйство.
– Роберт сказал, что он сам будет заниматься финансами.
– Крупными суммами – да, но домашние расходы я оставляю на твое усмотрение. – Он вытащил из кармана жилета две золотые монеты. – Тридцати долларов в неделю должно хватить. Все, что останется после необходимых трат, можешь оставлять себе. Если потребуется больше, дай мне знать.
Морган посмотрела на деньги в его руке.
– Больше? – переспросила она, поднимая голову. – Должно быть, вы считаете меня потрясающей мотовкой, сэр. Я могу содержать дом на четверть этой суммы.
Уорд покачал головой, повернул руку и уронил деньги в ее ладонь.
– Но… – Морган замолкла, до нее внезапно дошло. Он ей платит! Чувствуя себя униженной, она вспыхнула и потупилась, не в силах встретиться с ним взглядом. Аренду дома, одежду, прислугу и мебель она восприняла как должное, капитан извлекал из этих расходов свою выгоду. Но то, что ей будут платить за использование тела… Стыд пронзил Морган, разрывая сердце, уничтожая едва обретенную радость. – Я не могу взять деньги, – произнесла она и наклонилась, чтобы бросить монеты ему на колени.
Он схватил ее за запястье.
– Я настаиваю. Мне совершенно неинтересно заниматься покупкой продуктов.
Лицо пылало, и Морган сердито выкрикнула:
– Нет! Ты не должен…
– Да черт побери! – выругался Уорд, взял ее сильной рукой за подбородок и приподнял вверх, чтобы заглянуть в глаза. Лицо его было хмурым, глаза мрачными. – Будь у меня жена, я бы сделал то же самое. Разве твои мужья не обеспечивали тебя деньгами? – спросил он, убирая руку.
– Но это совершенно другое дело! Как мужья они обязаны…
– Разве я обязан меньше?
– По закону и в нравственном отношении…
– По закону, мадам, ни один мужчина не обязан обеспечивать своей жене денежное содержание. Закон считает жену всего лишь собственностью. А нравственность – это вопрос толкования и меняется от поколения к поколению. Как бы там ни было, я даю тебе деньги, потому что я так хочу.
Дрожь слегка ослабла. Морган сглотнула.
– Ты просто хочешь успокоить свою совесть.
– Совесть? А в чем я должен чувствовать себя виноватым?
– Ну… потому что… потому что сделал меня своей любовницей.
Он нахмурился, лицо его потемнело от негодования.
– Если уж на то пошло, мадам, именно вы предложили все это, а не я. Я давал вам возможность выбрать другую работу, но вы отказались. Это был ваш выбор.
Прерывисто дыша, Морган смотрела на него, не в силах разобраться в не оформившихся мыслях. Бежать… остаться… стать подмастерьем… фабричной работницей… но тогда ее могут узнать… жить без капитана… но она должна жить без него… это все неправильно… но кажется таким невероятно правильным…
– Ты хочешь уйти?
Уйти куда? На виселицу… Еще несколько раз вздохнув, Морган покачала головой.
– Значит, бери деньги, – произнес он, легко сжав ее кулачок. – Это не чувство вины и не плата. Считай, что это подарок. Потрать их на домашние нужды или купи себе любую безделушку, какая понравится.
– Мне нравишься ты, – негромко сказала она.
На лице Уорда отразилось сразу несколько эмоций – удивление, радость, сожаление. Глаза его смягчились.
– Тебе пришлось нелегко, дорогая. Когда ты оправишься, то посмотришь на это другими глазами.
Морган посмотрела на монеты. У нее никогда не было так много денег. Отец, как и Ричард, считал, что женщины не умеют обращаться с деньгами. Барт едва зарабатывал на жилье и еду. Чарльз, самый щедрый из всех, давал ей пять долларов в неделю, которые она тратила весьма легкомысленно. Но мода ее больше не интересует. И что делать с такими большими деньгами?
Развлечения. Должна же она чем-то себя занимать. Вот на что она их потратит.
Морган кивнула:
– Хорошо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная женщина - Иган Дениза



Ерунда полная
Грешная женщина - Иган ДенизаНИКА
19.11.2011, 23.11





Бред сивой кобылы. Читала еле-еле, время потрачено впустую. Зачем она сбежала, куда, от кого. Понятно, боялась, но неужели писатель не мог придумать, что-то другое.
Грешная женщина - Иган ДенизаЛале
16.03.2013, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100