Читать онлайн Грешная женщина, автора - Иган Дениза, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная женщина - Иган Дениза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная женщина - Иган Дениза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная женщина - Иган Дениза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иган Дениза

Грешная женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Уорд просто не мог поверить самому себе, что обдумывает ее предложение. Сама проклятая идея смехотворна! Если бабушка узнает, она сначала прочтет ему нотации о долге перед семьей, потом перейдет к упрекам и скажет, что он ее разочаровал, а завершит все хорошо продуманным суровым выговором. Но хуже всего то, что в ушах Монтгомери все еще звучали слова Роба: «Мы взрослые люди, Уорд. Это ерунда по сравнению с тем, что другие вытворяли».
Уорд взял кочергу, помешал золу в камине и подбросил дров.
Ему уже двадцать девять лет. Он владеет и распоряжается значительным состоянием. За все это время у него были всего две любовные интрижки, обе короткие и тайные, поскольку, заботясь об имени, он постоянно обуздывал свою страсть. Его отец к двадцати девяти годам имел жену и ребенка, содержал нескольких любовниц и укладывал в постель бесчисленное множество других. Он заразился сифилисом и заразил им трех не желавших вступать с ним в связь служанок, одна из которых покончила с собой. Он громоздил один скандал на другой, марая фамилию Монтгомери. По сравнению с ним Уорд просто святой.
Бросив в камин последнее полено, он повернулся.
Морган лежала посреди кровати, натянув на себя одеяло, чтобы прикрыть грудь. Ее темные волосы свободно падали на плечи. Она по-прежнему была чертовски соблазнительна, а Уорд никогда не ощущал себя святым. «Мы взрослые люди, Уорд».
Потерев шею, Монтгомери пересек комнату и подошел к кровати.
– Итак, – произнес он, нырнув под одеяло и взбив подушку, – ты решительно отказываешься подумать о других возможностях?
– Я не думаю, что это в моих интересах.
– Значит… ты хочешь стать моей любовницей? – Морган с силой втянула в себя воздух, как будто Уорд ее ударил. – Разве не это ты предлагала? – поспешно спросил он.
– Это. Просто само слово звучит так… неприлично.
Он снова потер шею.
– Так ты никогда раньше этого не предлагала?
– Конечно, нет! А ты думал – предлагала?
– Вчера ночью я так и подумал, – сухо ответил он. – У меня раньше тоже никогда не было любовницы, в этом-то вся и сложность. Я не знаю, как все это полагается организовывать.
– Мне казалось… мужчина с таким состоянием, как у тебя… разве твой отец не рассказывал…
– Нет, – отрезал капитан.
– О! – протянула она, а потом дерзко улыбнулась! – В таком случае в этих делах мы с тобой оба девственны.
Уорд усмехнулся:
– О да, мы просто олицетворение невинности, и ты, и я. Не сомневаюсь, что любой, кто зайдет сейчас в эту дверь, тут же причислит нас к лику святых.
– Святая Морган! О, мне это нравится! Как ты думаешь, они отольют мою золотую статую?
– Одетую в драгоценные камни, – фыркнул Уорд и повернулся так, чтобы видеть ее лицо. – Ты предлагаешь пойти не по гладкой дорожке.
Она внимательно смотрела на капитана, и в ее глазах промелькнул то ли страх, то ли сожаление, но эта нерешительность быстро исчезла, и Морган прикоснулась к щеке Уорда.
Он всмотрелся в ее глаза, прислушиваясь к спорящим голосам у себя в голове. Голоса устроили настоящую какофонию, предупреждая его, что это безумие наверняка кончится кораблекрушением, причем пострадают все. Но эти голоса не видели ее глаз цвета морской волны, не видели ее решительности, готовой сокрушить все устои.
– Хорошо. Так и поступим. – Он прислонился к спинке кровати, уже перебирая в голове все детали. – Думаю, прежде всего нам нужно найти тебе жилье.
– Так я не буду жить здесь с тобой?
Уорд решительно покачал головой:
– Это невозможно.
– Почему? У тебя есть… жена?
Он вскинул бровь.
– Ты считаешь, что я бы ввязался в подобную историю, будучи женатым человеком?
Она покорно пожала плечами:
– Многие так и делают.
Поморщившись при мысли об отце, Уорд грубовато сказал:
– Только не я. Боже мой, ты провела здесь больше суток! Где бы я все это время прятал жену?
В ее глазах заискрился смех.
– А разве Черная Борода не прятал своих жен в чулане?
– Синяя Борода, Морган. Я не пират.
– Нет, но ты морской капитан, – ответила она.
Морской капитан. Разумеется, откуда ей знать, что он давно не капитан? Что она вообще может о нем знать? С минуту Уорд думал, не рассказать ли ей всю правду, но одна из двух его женщин дезертировала с корабля, когда он отказался удовлетворять ее чрезмерные денежные требования.
Кроме того, Морган не слишком откровенна, рассказывая о собственном прошлом.
– В любом случае жены у меня нет. Итак…
– Разве морской капитан не может поселить у себя в доме любовницу?
– Я не могу. Я поговорю с…
– Я не хочу ввергать вас в такие расходы, сэр.
Так. Чрезмерные денежные требования можно вычеркнуть, по крайней мере до тех пор, пока она думает, что денег у него нет.
– Если бы я не мог позволить себе содержать любовницу, я бы с тобой на эту тему вообще не разговаривал. Теперь насчет.
– Откуда ты знаешь, если у тебя их не было?
– Морган, – рявкнул Уорд, – ты прерываешь меня уже в третий раз! Первое, чему ты должна научиться, – это не прерывать хозяина!
Ее лицо окаменело, а глаза потемнели, как штормовой океан.
– Ни один мужчина мне не хозяин.
Подняв брови, Уорд медленно произнес:
– И все-таки именно такова природа подобной связи – любовница и ее хозяин. – От этой мысли кровь его закипела: Морган как своего рода рабыня. Боже милостивый, он все же унаследовал некоторые пороки своего отца…
– Ни один мужчина, – повторила она сквозь стиснутые зубы, – не будет моим хозяином. Никогда. Ни ты, ни кто-либо другой. Если ты ждешь от меня именно этого, мне лучше уйти прямо сейчас.
Уорд нахмурился:
– Если вы, мадам, рассчитываете, что сможете вести себя как вам заблагорассудится, вы очень сильно ошибаетесь.
Морган надменно тряхнула головой, и, даже полуголая, с растрепанными волосами, выглядела она как настоящая знатная дама.
– Я согласна только на равенство.
– Этого не будет, – отрезал Уорд. – Пусть тебе это совершенно не нравится, но любовница, по сути дела, – это наемная работница.
Это звучало жестоко, и Уорд поморщился, но решил не сдаваться. Если она не примет определенных правил, вся затея обречена на провал.
А разве она в любом случае не обречена на провал? Пойти на это в Бостоне – все равно что добровольно сунуться в преисподнюю.
Гнев в глазах Морган растаял, она склонила голову набок.
– Наемная работница? – медленно произнесла Морган. – Но это ведь не прислуга! Можешь считать меня матросом на своем судне.
В сердце Уорда потихоньку прокрадывалась веселость.
– Ни у одного матроса нет такой оснастки и такой ловкости, как у тебя, моя дорогая.
– Разве? Но я не буду простым матросом, ты и сам понимаешь. Я хочу быть твоим первым помощником.
Уорд хохотнул:
– Первым помощником, вот как? А можно мне иметь и второго помощника?
Она покачала головой и улыбнулась:
– Раз уж у меня будет только один капитан, я прошу – настоятельно, – чтобы и ты ограничился одним помощником. Но, – она расчесала пальцами волосы у него на груди, и Уорд сладко потянулся, – клянусь, что не разочарую тебя, выполняя свои обязанности.
– Сударыня, у вас в глазах сверкают дьявольские искры!
– Да, сэр. Значит, ты будешь моим капитаном, а я буду твоим первым помощником, и вторым помощником, и вообще одним-единственным трудоспособным матросом.
По спине Уорда снова пробежала сладкая судорога.
– Клянусь Богом, Морган, ты умеешь обращаться со словами и у тебя особый талант к… Сударыня, о прочих деталях нашего плана мы поговорим позже.
Морган наслаждалась долгим неторопливым завтраком, смакуя каждый лакомый кусочек. Предыдущим вечером, беспокоясь о том, что должно произойти после трапезы, и собираясь с силами, она толком не оценила еду. Но теперь, когда к Морган вернулось привычное радостное расположение духа, она наелась так, что чуть не лопнула, чем вызвала на суровом лице капитана улыбку..
– Ты наелась? – небрежно спросил Уорд, отхлебнув кофе – он называет его «Ява». Нужно запомнить. Учится ли порядочная любовница разговаривать на языке своего любовника? – Может быть, велеть принести еще колбасок? Еще одну дюжину яиц? Или несколько тарелок овсянки?
Морган расхохоталась и изящно отправила в рот кусок тоста, густо намазанного джемом.
– О, вели, пожалуйста! И можешь сразу попросить накрывать к обеду. Думаю, я не встану из-за этого стола, пока хорошенько не поужинаю!
– Тогда ты будешь напоминать одну из этих колбасок.
– Зато я буду очень счастливой колбаской!
– Ну что ж, тогда я тоже буду счастлив.
– Можно подумать, мое счастье – главная часть твоего удовольствия, – восхищенно вздохнув, сказала Морган.
Он посмотрел на нее теплым взглядом:
– Похоже, сегодня так оно и есть. Ты поела?
– Да, спасибо.
– Хорошо, – сказал Уорд и встал из-за стола. Он повернулся к дворецкому, появившемуся из ниоткуда, чтобы убрать грязную посуду. – Герман, когда приедет Роб, проводи его, пожалуйста, в библиотеку. Морган, ты пойдешь со мной?
Она кивнула и пошла вместе с ним через мраморный холл в библиотеку, большую комнату с толстым ковром на полу и множеством книжных полок. Справа стоял огромный блестящий письменный стол. В центре, перед ревущим в камине огнем, располагались два удобных кресла и Диван, Морган выбрала кресло поближе к огню, а капитан устроился за столом.
– И тут дрова, – отметила она. – Это не слишком дорого?
Уорд вытащил из ящика несколько листов бумаги.
– Дорого и не очень тепло, поэтому вон там, в углу, есть печка. – Он мотнул головой, и Морган посмотрела в угол комнаты, на маленькую печь. – Но мне больше нравится запах дров.
– Мне тоже, – вдыхая глубоко, сказала Морган. – Ну что, сэр, о чем будем разговаривать? Или подождем Роба?
Капитан окунул перо в чернила и начал писать.
– Я хочу попросить Роба подыскать тебе дом. Чтобы избежать сложностей, назовем тебя миссис Браун, вдовой. Это придаст респектабельности твоему одинокому проживанию. Или ты против? – Морган покачала головой, и капитан продолжил: – Отлично. Еще более срочное дело – тебе нужна одежда.
Морган посмотрела на синее платье Шеннон.
– Тебе не нравится одолженный мне наряд, капитан? Он продолжал писать.
– Я хочу, чтобы моя любовница была одета немного лучше.
– Правда? – спросила Морган, склонив голову набок. – А мне показалось, что ты хочешь видеть меня и вовсе без одежды.
Капитан поднял голову. По его лицу медленно расплывалась улыбка. Он обвел Морган взглядом.
– Это мне очень понравится, когда я буду тебя навещать. Но в промежутках тебе все же понадобится какая-нибудь одежда.
– Боже, нет! – фыркнув, воскликнула Морган. – Все эти ужасные долгие часы я буду оставаться в постели и томиться из-за того, что ты не со мной!
На щеке капитана появилась ямочка. Он откинулся на спинку стула, покручивая в руках перо.
– Будешь томиться, вот как? Но тебе придется покидать постель, чтобы поесть, мадам любовница.
– Ни-ни! Я буду сыта любовью!
– Ни-ни? – переспросил капитан, и губы его дрогнули. – Я не слышал этого слова с тех пор, как умер мой дед.
Долгое время тишину комнаты нарушал только скрип пера. Сегодня Уорд надел темно-серый утренний сюртук, брюки чуть более светлого оттенка и серебристый атласный жилет. На нем была безупречно белая льняная рубашка и галстук, завязанный аккуратным деловым узлом. Никаких клеток, никаких полосок, ничего отвлекающего от превосходного покроя одежды и восхитительной черной вышивки на жилете. Исключительно простая элегантность.
Глубоко вздохнув, Морган поинтересовалась, что он пишет.
– Список для Роба – вещи, которые потребуются для твоего нового дома. И еще один список – одежда для тебя.
Ее новый дом. Морган задрожала от волнения. За несколько коротких часов она прошла путь от нищенки без гроша в кармане до домовладелицы, просто потому, что, прожив неделю на улице, смирилась с неизбежным – с тем, что придется торговать собой. Морган пыталась проглотить застрявший в горле комок: она внезапно осознала, в кого превратилась.
Неужели она и в самом деле продает себя? О, но ведь она легла с ним по собственному желанию!
– Держи, – сказал капитан, протянув ей список. – Думаю, этого достаточно.
Дрожащими руками, изо всех сил стараясь избегать его взгляда, Морган взяла бумагу. Строчки, написанные аккуратным почерком, плясали у нее перед глазами, пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы избавиться от воспоминаний о прошлой ночи.
Список был длинным, очень подробным и включал в себя все детали одежды – и белья, – какие только могли потребоваться женщине.
– Это… это замечательный список, сэр, но…
– Но? – спросил Уорд, усаживаясь во второе кресло. – Что я забыл? Может быть, еще один плащ?
О Боже, это уже чересчур! От насилия к сочувствию, от холодных черных глаз к теплым карим, от голода и холода к… к…
– Вы слишком щедры, сэр. Мне не нужно и половины этого.
– В Новой Англии очень холодные зимы.
– Но семь платьев для прогулок, капитан? Семь повседневных платьев, семь вечерних платьев? Вы предполагаете, что я буду переодеваться по три раза на день?
– Если захочешь.
– «Один стеганый плащ, один плащ, отороченный мехом, десять пар перчаток разных цветов», – читала Морган. – Да зачем мне два плаща и семь платьев для прогулок? Я… я не собираюсь так часто выходить из дома, – сказала она, подняв голову.
Капитан нахмурился и наклонился вперед, глядя ей в глаза.
– Морган, пожалуйста, пойми, – ласково произнес он. – У меня есть дела, требующие моего полного внимания, а также светские обязательства. У тебя будет много свободного времени. Может быть, тебе захочется посетить какие-то развлечения.
Морган потупилась, она вдруг поняла. Он морской капитан, возможно, его не будет дома неделями, а то и месяцами. Скука и одиночество – вот в чем будет заключаться значительная часть ее жизни в качестве любовницы. И все-таки – бродить по улицам в поисках развлечений? Рискуя встретить кого-нибудь из Тернеров или Уэдерли?
– Уж наверное, я найду чем заняться дома. Честное слово, капитан, я в общем-то домоседка.
Он нахмурился еще сильнее:
– Ты боишься семейства Уэдерли? Это мы исправим. Когда ты переселишься, я верну украденные тобой деньги.
Кровь похолодела в жилах, и Морган с трудом удержалась, чтобы не выпалить ужасный ответ. Мисс Уэдерли наверняка знает ее новое прозвище – «Грешная Вдова из Филадельфии».
– Дело не только в деньгах. Ведь я совершила преступление.
– Сомневаюсь, что, получив назад деньги, они выдвинут против тебя обвинение. В конце концов, это случилось не здесь, а в Филадельфии.
Боже милостивый, как его переубедить?
– Уэдерли меня никогда не любили. Они могут выдвинуть обвинение, просто чтобы отомстить. Кроме того, это ведь очень крупная сумма, правда? Я не могу просить тебя об этом.
– Не такая уж крупная по сравнению со всем остальным, что я покупаю, – сухо ответил он.
Морган помотала головой, надеясь, что он не заметил ужаса в ее глазах.
– Я предпочитаю выплачивать свои долги сама, капитан. Это вопрос чести.
Уорд посмотрел на нее долгим взглядом и пожал плечами:
– Будь по-твоему. Если твоя гордость тебе так дорога, что ты готова ради нее сесть в тюрьму, я спорить не буду. В таком случае пишем три платья для прогулок?
Морган облегченно кивнула. С одной стороны, она радовалась этой маленькой победе, а с другой – несколько встревожилась. Капитан Монтгомери – человек весьма неглупый, а ее объяснения прозвучали не слишком обоснованно.
Они еще некоторое время обсуждали список. Морган, опасаясь, что капитан сочтет ее содержание слишком дорогам и просто откажется от этой затеи, упрашивала Уорда сократить список, и в конце концов, Монтгомери разозлился.
– Хватит! – рявкнул он, швыряя список на столик между креслами. – Список останется в таком виде, включая семь платьев для прогулок! Господи, Морган, если бы я не знал, я бы решил, что ты родилась в Бостоне!
– Я не позволю тратить деньги…
– Это мои деньги, мадам, и хотя мы, бостонцы, считаемся людьми бережливыми, я не позволю тебе одеваться в лохмотья! – Он сердито посмотрел на нее, и Морган обреченно вздохнула. Не то чтобы ей хотелось, чтобы ее называли бережливой, но легкость, с которой капитан Монтгомери швырялся деньгами, ее тревожила – он располагает такими средствами, словно богатый землевладелец, а не морской капитан. – Ну, договорились, мадам?
Морган пожала плечами:
– Если ты настаиваешь…
– Настаиваю. И есть еще одна мелочь, на которой я настаиваю. Ты снимешь этот дурацкий парик прежде, чем мы найдем из дома.
– Ни за что! Это моя маскировка!
Уорд неумолимо улыбнулся:
– Сегодня тебе не потребуется никакая маскировка. Вчера выпало снега на целый фут, и я очень сомневаюсь, что мисс Уэдерли решится выйти из дома раньше, чем улицы хорошенько очистят.
Морган беспокойно поднялась и подошла к камину, чтобы погреть руки.
– Но ведь она может отправить куда-нибудь племянника, правда?
– Племянника? Что, кто-то из сыновей Уэдерли сейчас в Бостоне? – Морган кивнула, и капитан продолжил: – Не важно. Вряд ли ее племянник пойдет к портнихе. Я дам тебе капюшон, чтобы ты прикрыла голову.
Допустим, но племянница Тернера, сестра наследника Ричарда, запросто может пойти к портнихе. Морган припомнила знакомство с Кеннетом Тернером. В его ледяных глазах отчетливо читались гнев, досада и презрение к ней. Потом перед ней возникли последние мгновения жизни Ричарда – его последние вздохи. У Кеннета глаза Ричарда. Вполне вероятно, что он унаследовал и жестокость Ричарда… О нет, она не будет рисковать, вдруг сестра Кеннета ее узнает?
– Можно попросить портниху прийти сюда.
Поколебавшись, Уорд медленно ответил:
– На этот раз мы сами отправимся к ней, и ты пойдешь без парика.
– Не пойду, – сказала Морган, вздернув подбородок и поворачиваясь к нему лицом.
Капитан встал. Глаза его потемнели, а лицо исказилось гневом.
– Пойдешь. Парик не только грязный, но еще и отвратительно сделан. Ни одна приличная женщина такое не наденет.
– Но ведь я не приличная женщина! Став твоей любовницей, я распрощалась с приличиями и порядочностью!
– Став моей любовницей, ты дала мне право привести в порядок твой внешний вид. Ты снимешь парик, Морган! Это приказ! – Он по-капитански расставил ноги и заложил руки за спину.
– Ни за что! – сказала она. По спине пробежала дрожь, очень уж холодно выглядело каменное лицо Уорда. Морган предпочитала гнев. Ричард никогда не бил ее в гневе. – Ты можешь распоряжаться в постели, а моей одеждой распоряжаться не нужно!
Он прищурился и шагнул вперед. Морган отступила.
– Могу я напомнить, что одежда будет куплена на мои деньги?
Его лицо побагровело, как у Ричарда, когда он в гневе поднимал кулак. Морган потерла руки, пытаясь успокоить трепещущие нервы мыслью о том, что до сих пор капитан Монтгомери вел себя исключительно вежливо.
– Напомнить можешь, – ответила она, – но принудить – нет.
Он вскинул бровь.
– Я на полфута выше тебя и вешу почти в два раза больше. Я могу заставить тебя сделать все, что угодно.
О Господи, она ошиблась! Его вежливость также притворна, как приветливость Ричарда, и за этими личинами прячутся чудовища. Капитан Монтгомери куда крупнее Ричарда. Морган даже представить себе не могла, какую боль он может причинить.
Представляя угрозу каждым своим шагом, капитан подошел еще ближе. Глаза Морган обежали комнату в поисках оружия. Кочерга – в полфуте от нее, можно легко дотянуться. Морган схватила и крепко сжала холодную сталь, когда капитан произнес:
– А сейчас, мадам, я сниму этот парик!
Краем глаза она увидела, как он поднимает руку. Нервы напряглись до предела, слезы обжигали глаза. Извернувшись, Морган подняла кочергу, приготовившись ударить его выше пояса, как только он сделает еще одно движение, а потом треснуть по голове. Она больше не будет терпеть ни боль, ни унижения.
И тут до нее сквозь туман страха дошли слова капитана Монтгомери.
Замерев перед ней как статуя, он настороженно поглядывал на кочергу. Уорд выставил вперед руки, чтобы не дать Морган размахнуться или чтобы схватить ее, сбить на пол и заставить ползать у его ног, умоляя о пощаде.
Уорд оторвал взгляд от кочерги и посмотрел Морган в глаза:
– Ну, мадам, вы меня ударите?
– Я… может, и не ударю, если вы опустите руки.
Он негромко, невесело рассмеялся.
– Сначала брось кочергу.
– Нет, сэр, сначала опустите руки.
– Ну, значит, так и будем стоять.
– Я не дам себя ударить.
В его глазах возникло замешательство.
– Я не бью женщин, – слабо улыбнувшись, произнес капитан, – но клянусь, как только у меня возникнет хоть малейшая возможность, я сорву с тебя этот парик и буду топтать его ногами, пока он не завизжит.
Образ степенного и серьезного морского капитана, радостно топчущего эту массу светлых волос, заставил ее почувствовать, как где-то в животе, словно крошечные пузырьки, зарождается веселье.
– Вы почти убедили меня, сэр, бросить кочергу.
– Если и не убедил, она скоро сама выпадет из ваших рук – слишком уж тяжелая.
Смех, сверкавший в его глазах, согрел Морган, прогнал прочь воспоминания о Ричарде и страх, что капитан Монтгомери одержим теми же демонами. Его страсть, вспомнила Морган, ощутив укол возбуждения, была совершенно нормальной, хотя и несколько… избыточной.
Прошла еще минута. Морган стало жарко, а руки устали.
– Признаюсь, сэр, что руки и вправду устали. Обещаю, если вы опустите руки, я не буду драться.
Он вскинул бровь.
– А если не опущу?
– Полагаю, мне придется позвать на помощь.
На его щеке появилась ямочка.
– Конечно, мадам, зовите. Выражение лица Германа будет стоить любой неловкости.
– Это вас смутит?
– Не настолько, чтобы подчиниться вашим требованиям. – Он посмотрел на Морган и медленно произнес. – Знаешь, мне это даже нравится. Что-то в этой позе кажется мне весьма соблазнительным.
Она не выдержала и засмеялась.
– Тебе нравится, когда угрожают кочергой? Нужно запомнить на будущее.
Его губы подергивались в усмешке.
– Подозреваю, что мое будущее окажется очень коротким, если ты все-таки размахнешься этой адской штукой Ты что, собиралась ударить меня по голове? Или в грудь?
– Не знаю, – снова фыркнув, ответила Морган. – Видите ли, капитан, я, конечно, плохо разбираюсь в таких вещах, но мне кажется, мы поступаем неправильно.
– Это почему же?
– Просто потому, что до сих пор я еще не слышала про любовниц, угрожающих своему возлюбленному кочергой.
– Да, сударыня, но в женщинах, которых я содержу, мне нравится оригинальность.
– Так ты уже разобрался в своих желаниях?
В глазах Уорда вспыхнул огонь.
– Ты далеко превосходишь любые мои потаенные мечты, Слушай, а что, если мы сведем все к ничьей? Считаем до трех и опускаем руки одновременно.
– Это довольно логичное решение.
– Превосходно. Раз. Два. Три.
Морган с облегчением опустила кочергу. Секундой позже капитан метнулся вперед, сорвал с нее парик, швырнул его на пол и растоптал.
– Я выиграл, – негромко сказал он. Морган открыла рот, собираясь возмутиться, но он с силой прижал ее к себе и грубо, сильно поцеловал, а потом шепнул на ухо: – Насколько я понимаю, сударыня, в наших отношениях будет больше объятий и поцелуев, чем сражений.
– Правда? О! – ахнула она, потому что его рука скользнула ниже и оказалась у нее между ног.
– Меньше угроз, – сказал Уорд, – и больше стонов.
– Оооооо! – застонала Морган.
– Меньше болтовни, больше дела, – шепнул капитан, положил другую руку ей на грудь и поцеловал Морган. Она страстно откликнулась. Из головы исчезли все мысли, и осталось только все возраставшее желание.
– Сэр, – раздался мужской голос. – Снег почти расчищен, и… О!!!
Капитан Монтгомери попытался поднять голову, но Морган, не желая отпускать его, обвила руками шею Уорда. С раскатистым смешком он взял ее за запястья и опустил руки вниз. Все ее тело скорбело об этой утрате, но Уорд, глянув на нее, шепнул:
– Довольно. Закончим позже.
Он обнял Морган за талию и повернулся к вошедшему. Роберт Монтгомери, отметила Моргай сквозь туман желания. Густо покраснев, она поняла, что он видел все. О Боже; что он теперь о ней подумает? Кому расскажет? Что будут говорить люди? Мать придет в ужас; отец запрет ее в комнате на исцели, нет, на месяцы…
– Роб, – любезно произнес Уорд, – ты помнишь миссис Браун?
Хотя, сообразила Морган, и сердце ее сильно стукнуло, родителей здесь нет.
– Миссис, сэр? Не мисс?
– Миссис Браун, – твердо повторил Уорд. – Мы стали лучшими друзьями, и поэтому я прошу тебя помочь в устройстве ее жилища.
Какое ей дело до мнения Роберта Монтгомери? Как только тяжесть осуждения свалилась с ее плеч, настроение сразу улучшилось. Она больше не дочь лорда и леди Уэстборо. Она просто любовница.
Морган пронзило жаркое возбуждение. Став любовницей капитана, она должна целовать его и позволять ему ласкать себя, когда он захочет. Стало жарко от желания. Она отбросила все понятия о приличиях и может делать с Уордом – может, черт побери, делать, подумала Морган, наслаждаясь неприличном ругательством, – все, что ей, черт возьми, захочется. Широко улыбнувшись, она решила, что в неприглядной стороне жизни есть масса преимуществ.
– Сэр, вы уверены в своем решении? – спросил Роберт Монтгомери. – Последствия могут быть весьма… неприятными.
– Да дьявол с ними, с последствиями, Роб! Я взрослый мужчина и могу сам решать, как строить свою жизнь.
Роб некоторое время, молча смотрел, на него.
– Разумеется, сэр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная женщина - Иган Дениза



Ерунда полная
Грешная женщина - Иган ДенизаНИКА
19.11.2011, 23.11





Бред сивой кобылы. Читала еле-еле, время потрачено впустую. Зачем она сбежала, куда, от кого. Понятно, боялась, но неужели писатель не мог придумать, что-то другое.
Грешная женщина - Иган ДенизаЛале
16.03.2013, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100