Читать онлайн Грешная женщина, автора - Иган Дениза, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная женщина - Иган Дениза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная женщина - Иган Дениза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная женщина - Иган Дениза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иган Дениза

Грешная женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

– Так, значит, – начал Ро, глядя на Уорда, – твоя любовница не только любительница Библии, скромная, трижды побывавшая замужем, беременная, двадцати одного года, но еще и убийца. Ей-богу, капитан, в жизни бы не поверил, что подобная женщина существует. Она тебя не утомляет?
– И, – сурово и резко добавил Эдвард, – теперь он намерен пополнит ряды ее мужей.
Ро замер, забыв, что изображает беспечного шалопая, и медленно выпрямился.
– Что?
– Именно, – сказал Эдвард. – Он окончательно сошел с ума!
– Ты меня разыгрываешь.
– Нет – ответил Эдвард. – Он сделал ей предложение в моем присутствии. А когда она категорически ему отказала, поклялся, что заставит ее надеть брачные оковы, хотя один Бог знает, каким образом. Ты не сможешь заставить ее сказать то, чего она говорить не хочет, Уорд.
– Заставить ее? Господи, приятель, ты и вправду тронулся?
Уорд пожал плечами:
– Это лучшее решение.
– Черта с два! Да будь оно все проклято, я тебе этого не позволю!
Уорд вскинул бровь.
– И что именно ты сделаешь, чтобы помешать мне? – спросил он.
– Все, что в моих силах, – ответил Ро, рывком затушив сигарету. Он перевел взгляд на Уорда и заговорил очень серьезно: – Единственное, что тебя в этой жизни волновало, – это восстановление семейного имени. Если ты женишься на этой женщине, все рухнет. Твоя бабушка откажется с тобой разговаривать, и никто из общества не примет тебя в своем доме.
– Именно это и я ему сказал, Ро, – вмешался Эдвард.
– На самом деле, – спокойно напомнил ему Уорд, – об этом ты почти ничего не говорил, Эдвард. В основном мы беседовали о том, как плохо ты обращаешься с женой.
– А вот это тебя не касается!
– Это меня коснется, если я узнаю, что ты относишься к ней жестоко.
Ро посмотрел на Уорда и тряхнул головой:
– Ты меняешь тему разговора, чтобы сбить нас с толку, но не такой уж я болван. Мы говорим о тебе, а не об Эдварде.
Уорд удивленно взглянул на него:
– Тебе не кажется, что мы, как друзья, обязаны помешать Эдварду превратить жизнь своей жены в сплошное несчастье – исключительно по причине какой-то дурацкой гордости?
– Мне кажется, – свирепо произнес Ро, – что ты чертовски хорошо знаешь, Эдвард и пальцем ее не тронет. В любом случае мы должны обдумать, что делать с твоей любовницей. Наверное, прежде всего, нужно увезти ее из города, чтобы избежать ареста. Я поговорю с Фрэн. Мы можем взять ее к себе, пока…
– О нет, этого не будет! Навязать тебе мою любовницу, Ро? За кого ты меня принимаешь?
– За сумасшедшего.
– А потом? – спросил Эдвард, переводя взгляд с Уорда на Ро. – Полагаю, после того как она родит ребенка, нам придется увезти ее из нашего штата, только куда?
– В Калифорнию, – решительно сказал Ро. – Уж дальше просто некуда.
– Для женщины с младенцем это очень долгое путешествие.
– Верно. Значит, отправим кого-нибудь с ней. Наймем горничную или еще кого. Это, конечно, влетит в копеечку.
Уорд, слушавший их разговор чуть насмешливо, наконец, вмешался:
– Благодарю вас, джентльмены, за то, что вы так любезно собрались помочь, но заверяю вас – помощь мне не требуется. Я женюсь на Морган, и на этом все.
– Нет, черт тебя возьми, не женишься! – взорвался Ро. – Нет, даже если для этого мне придется подкупить всех до единого чиновников в Бостоне, чтобы они не выдали тебе лицензию!
– Господи, ты даже не знаешь, твой ли это ребенок! – воскликнул Эдвард.
Это, решил Уорд, будет последним оскорблением, которое он согласен выслушать от Эдварда.
– Я уверен настолько, насколько мужчина вообще может быть в этом уверен.
– Да с какой стати? Откуда ты знаешь, что она не планировала этого давным-давно? Сначала она унаследует состояние Тернера, а через несколько лет еще и твое, когда ты тоже «умрешь».
– Ты переходишь все границы, Хантингтон, – предупредил Уорд, сжав кулаки.
– Да ну? – спросил Ро. – Господи, приятель, мы знаем тебя семь лет, но никогда раньше ты не вел себя так безрассудно. – Ро пригладил рукой волосы и подался вперед, тревожно наморщив лоб. – Ты столько раз вытаскивал меня с Эдом из самых разных передряг, но никогда не попадал в них сам. При этом ты ни разу не сказал нам ни слова осуждения и не требовал благодарности даже тогда, когда тебе приходилось выкладывать из-за нас собственные, тяжким трудом заработанные денежки. А в ответ мы, будучи двумя свиньями, изо всех сил пытались опустить тебя до нашего уровня, считая, что таким образом восторжествуем в этой порочной игре, где победитель теряет все. У нас ничего не вышло – к нашему же благу. – Он помолчал, чтобы передохнуть, и продолжил: – Настало время расплатиться. Не знаю, чем эта женщина удерживает тебя, но мы это разрушим. Твое имя – это все, что тебе дорого, и будь я проклят, если позволю тебе уничтожить его.
«А мне, – думал Уорд, – ни разу за все эти семь лет и в голову не пришло, что Ро или Эдвард хоть чуть-чуть ко мне привязаны, я считал, что это всего лишь их ленивый эгоистический интерес. Похоже, я ошибался, судя по речи Ро и по столь спешному приезду Эдварда». Чувствуя, как гнев исчезает, Уорд повернулся к Эдварду. Тот широко улыбался.
– Я с ним полностью согласен.
Покачав головой, Уорд ухмыльнулся:
– А с чего вы, мошенники, решили, будто мне не нравилось выручать вас? Человеку нужно какое-то развлечение.
Ро вскинул брови:
– Развлечение? И это все, что мы для тебя значим?
Уорд пожал плечами:
– В жизни своей не видел парочки, так любящей передряги. Иногда необходимость продумать план, чтобы вытащить вас из нее, заставляла мой мозг работать за пределами его возможностей.
– Тут ничего особенного нет, не так уж они у тебя и велики, – засмеялся Эдвард.
– Как бы там ни было, – заявил Ро, – теперь неприятности у тебя, и мы обязательно вытащим тебя из них, хочешь ты этого или нет.
– Отправив Морган в Калифорнию?
– Если потребуется.
– Значит, покупайте сразу два билета. Это будет наш медовый месяц.
– Проклятие, нет!
– Ты забываешь, Уорд, – произнес Эдвард, снова откидываясь на спинку кресла, – что она тебе отказала. – Глаза его заблестели. – В сущности, мы легко можем перетянуть ее на нашу сторону, Ро.
– Значит, она согласится ехать в Калифорнию?
– Не знаю, – ответил Эдвард, размышляя вслух. – Похоже, она сильно озабочена деньгами.
– Найдет она там себе нового любовника, не сомневайся. Калифорния…
– Нет! – рявкнул Уорд. Приятное ощущение теплых товарищеских отношений сменилось вспышкой выворачивающей желудок ревности, стоило ему представить Морган в объятиях другого мужчины. – Я женюсь на Морган. А вы не вмешивайтесь, понятно?
– Только через мой труп! – прорычал Ро.
– Иди ты к черту! – огрызнулся в ответ Уорд. – Что, только вам можно быть счастливыми? Или вы хотите, чтобы я на всю жизнь остался холостяком?
– Нет! – взорвался Эдвард. – Но ради Бога, ты должен выбрать себе приличную жену! Если женщины, с которыми ты уже знаком, тебя не устраивают, мы представим тебя другим!
– Я выбираю Морган.
– Значит, ты на всю оставшуюся жизнь выбираешь одиночество, – отрезал Ро. – Потому что после этого тебя не примут нигде. Что до твоего бизнеса, попробуй-ка заключи хоть одну сделку без своего клуба! Ты что думаешь, в «Сомерсете» возобновят твой абонемент после такого скандала? А как насчет благотворительных учреждений, Уорд? Думаешь, там захотят, чтобы муж убийцы оставался их представителем? А твои дети? Что за жизнь им придется вести? Даже если Морган оправдают, у людей все равно останутся сомнения. Начнутся насмешки, колкости…
Уорд раздраженно буркнул:
– Я знаю про насмешки.
Ро посмотрел на него и вздохнул:
– Я не хотел тебя обидеть, но ты должен понять.
– А ты думаешь, быть незаконнорожденным легче? – разозлился Уорд. – Если Морган признают виновной, мой ребенок будет не только незаконнорожденным, но и сыном убийцы.
– Ее все равно признают виновной, поженитесь вы или нет!
– А так, – сказал Уорд, не слушая друга (судить Морган не будут никогда. Уж об этом он позаботится – как-нибудь), – по крайней мере, одним клеймом будет меньше. Это самое лучшее и самое малое, что я могу сделать.
– Ничего подобного. Если мы последуем нашему плану, ее не найдут никогда.
– Если мы последуем вашему плану, я потеряю ее навсегда.
– Если ее повесят, ты ее тоже потеряешь.
– О, ради всего святого, Ро! Женщин не вешают, и ты это чертовски хорошо знаешь!
– Да, это редкость, и все-таки такое случается, и случится на этот раз, если Кеннет Тернер будет настаивать, Но даже если у него ничего не получится, ей придется сесть в тюрьму.
– А если я сумею настоять на своем, она вообще избежит судебного преследования.
– Это как? Что за меры ты можешь предпринять?
– Пока не знаю. Нужно разобраться.
– Разобраться! Господи, приятель, совершенно очевидно, что она убила мужа. Она сама в этом призналась!
– Кое-что в ее рассказе кажется мне сомнительным.
– Это признание! Что в нем сомнительного?
Уорд посмотрел на него и покачал головой, глянув на часы на каминной полке.
– Джентльмены, это никуда нас не приведет. Поверьте, я благодарен вам за внимание, но от вашего содействия больше опасности, чем помощи. Эдвард, прошло столько времени! Твоя жена, вероятно, уже вернулась в свой номер.
– Ха! А мне-то какое дело? – насупился Эдвард.
– Ты должен о ней заботиться.
– Боже, приятель, – вмешался Ро, – нельзя привезти женщину в чужую страну, бесцеремонно вырвав ее из родного дома через пару месяцев после свадьбы, и полностью предоставить ее самой себе, особенно если при этом она навещает любовницу Уорда! О репутации Уорда ты заботишься, а про репутацию собственной жены предпочел забыть?
– Она-то о ней не беспокоится. Эта чертова дурочка твердо вознамерилась обесчестить себя, а я уже и сам готов указать ей на дверь.
– Указать ей на дверь? Что за чертовщину ты несешь?!
Эдвард вздохнул:
– Будь оно все проклято, Ро!
С цветами в руках Уорд вошел в дом Морган и, стараясь успокоиться, глубоко вздохнул. Он уже дважды сделал ей предложение, и оба раза это закончилось ссорой. Оба предложения он делал наспех, совершенно не подготовившись.
На этот раз он принес цветы и приготовил небольшую речь. Если бы не ребенок, он бы прибегнул к соблазнению – но если бы не ребенок, то и нужды во всем этом не было бы.
Уорд нахмурился. А женился бы он на Морган, если бы его не подтолкнула к этому необходимость? Если бы он познакомился с ней как с Морган Рейнольдс, дочерью лорда Уэстборо, то мгновенно поменялся бы местами с Драмлином. Но на Морган, своей любовнице… В любом случае это уже не имеет никакого значения. Она Грешная Вдова, и он женится на ней, чтобы защитить от системы правосудия Филадельфии.
«Ты представляешь себе, какой разразится скандал?» Конечно, представляет. Он всю ночь дергался и просыпался, воображая себе суровые лица и гневные слова тех, чьего расположения он добивался столько лет.
– Капитан Уотт, – поздоровалась с ним Мейв, выйдя из гостиной. – Позвольте взять вашу шляпу, сэр.
Уорд покачал головой:
– Нет, спасибо. Как Морган? – спросил он, понизив голос. В последние месяцы здоровье Морган и ее переменчивое настроение сделались своего рода секретом между ним и обеими служанками.
Мейв отвела взгляд и ответила:
– Немного уставшая, сэр.
Он кивнул:
– Спасибо.
– Вы останетесь на ужин, сэр?
Уорд поморщился:
– Еще не знаю.
Морган лежала на диване, положив ноги на подушки, чтобы не отекали щиколотки.
– Морган, дорогая, я принес тебе цветы.
Она пренебрежительно глянула на цветы.
– Почему ты не отдал их Мейв, чтобы она поставила в вазу?
Похоже, ветер сегодня не попутный, подумал Уорд, чувствуя, как желудок проваливается в какую-то яму.
– Я хотел сначала преподнести их тебе. Это подарок, – сказал он, бросив цветы на кресло.
– Я не просила подарков.
Поскольку она занимала весь диван, Уорд подтащил кресло и сел напротив.
– Нам нужно поговорить, любовь моя, – сказал он.
– Я читаю.
– Боже, от твоего голоса леденеет кровь! Нужно составить план.
Морган с подозрением посмотрела на него глазами цвета холодного зеленого океана:
– Какой план?
– План женитьбы, – ответил он, подавшись вперед. – Я должен извиниться за вчерашнюю неучтивость. Такое предложение следовало делать наедине. И все же я не смог бы быть более искренним. – Он взял ее за руку, посмотрел в глаза и продолжил: – Я люблю тебя, Морган. Ты это знаешь. Ты выйдешь за меня замуж?
В ее глазах что-то мелькнуло, но Уорд не смог понять что у Морган имелась весьма прискорбная особенность, скрывать свои мысли и чувства. Чувствуя, как напрягаются мышцы, Уорд подумал, не связано ли это с жестокостью Тернера.
– Насколько я помню, сэр, вы завершили разговор, заявив, что выбора у меня нет. Совершенно непонятно, зачем теперь спрашивать.
Он вздохнул.
– Могу я, по крайней мере, объясниться?
– Можешь, если тебе не жалко ни своего, ни моего времени.
Уорд вглядывался в нее, пытаясь понять, как пробиться сквозь эту холодную сдержанность. Ничего не придумалось, и он сказал:
– Я уже давно это обдумываю. Я хочу, чтобы наш ребенок носил мое имя.
– Превосходно. Мы назовем его Уордом.
Капитан сощурился:
– Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
– Ну, это будет значительно сложнее, сэр, потому что полиция Филадельфии может тебе помешать.
Уорд замолчал, изучая ее лицо и пытаясь предугадать дальнейший ход разговора. Если он скажет не то, что нужно, это приведет только к очередному скандалу или же к окончательному, безоговорочному отказу. Поэтому Уорд предпочел задать вопрос:
– Это твое единственное возражение?
Морган глухо рассмеялась; как больно видеть лишь жалкую тень той живости, которую он так любил!
– А что, этого недостаточно?
– Это не ответ.
– Поскольку это непреодолимое препятствие, я не вижу смысла отвечать. Мы должны жить той жизнью, которая нам дана, а не той, которой хотелось бы.
Уорд ласково улыбнулся и сжал ее руку.
– Брось, Морган, ты же не стала жить жизнью, которая была тебе дана, иначе ты бы просто не оказалась здесь.
– Если бы я была умнее, то жила бы сейчас в Англии, – ответила она, и глаза ее повлажнели.
– Если бы я познакомился с тобой тогда, любовь моя, если бы я встретил тебя раньше Драмлина, то тебе не пришлось бы страдать все эти годы.
– И ты бы женился на мне, неисправимой девчонке восемнадцати лет, полностью лишенной здравого смысла? Думаю, нет, Уорд.
– Женился бы не раздумывая.
– Но ты обдумываешь каждое свое решение, разве нет? И когда я плыла на твоем судне, ты не сделал ни единой попытки привлечь мое внимание.
– Это ты не проявила ко мне ни малейшего интереса. Твои глаза смотрели только в сторону Уэдерли.
– А все потому, капитан, что только он отвечал на мои взгляды. Согласись, ты не хотел иметь ничего общего со вдовой матроса. Я выбрала Уэдерли, потому что другого выбора у меня не было.
– А разве миледи Рейнольдс приняла бы предложение простого морского капитана?
– Сэр, – сказала Морган, то ли засмеявшись, то ли икнув, – я вышла замуж за матроса.
– Это верно, – согласился он с улыбкой. – Знай я правду, просто столкнул бы Уэдерли за борт и взял бы тебя к себе.
– Какую правду? Что мой отец – граф? О да, это здорово облегчает боль в сердце!
– А сердце твое болит?
Морган отвернулась, не в силах смотреть ему в глаза. Ее сердце не просто болело, оно умирало. В этот самый миг Эми покупает билеты на поезд. Завтра утром она покончит с Уордом и с Бостоном, чтобы начать новую жизнь на западе.
– Болит. Я люблю тебя, Уорд, – сказала она. – И ты это знаешь.
– Ах, мадам любовница! – ответил он, взяв ее за подбородок и повернув лицом к себе. – Я этого не знаю. Мне нужно это слышать, и часто. – Его глаза, нежные от любви, всматривались в ее лицо. Потом он наклонился и поцеловал Морган. Она откликнулась от всего сердца, спустила ноги на пол и потянулась к нему, вкладывая в поцелуй всю свою любовь. Уорд поднял руку и погладил ее по груди. Морган застонала. О, прикасаться к нему, чувствовать его прикосновения, сливаться вместе в потрясающем союзе души и тела…
И тут младенец лягнулся. Уорд, прижавшийся к Морган, засмеялся и отодвинулся. Глаза его блестели от страсти. Он погладил Морган по щеке и положил руку ей на живот.
– Наш сын – очень смелое существо.
Морган улыбнулась и накрыла его руку ладонью, чтобы вместе ощутить эту новую жизнь.
– Да, капитан. Разве можно ожидать меньшего от твоего ребенка?
– Нет, потому что это твой сын.
– Ты так уверен, что это мальчик? Неужели у мужчин есть между собой какая-то тайная связь? – повеселев, спросила Морган.
– Я его уже люблю, Морган. Мальчик или девочка – мне все равно. Я называю его «он» просто потому, что говорить про него в среднем роде – это слишком холодно.
Морган лукаво улыбнулась. Недавно доктор запретил им плотские удовольствия, но желание по-прежнему пылало в ее жилах, и она знала, что Уорд никогда не сможет утолить его до конца.
– А ты человек горячий?
– Рядом с тобой, любовница, кровь моя просто кипит, – улыбнувшись, ответил он.
Не отводя взгляда, Морган скользнула рукой по бедру Уорда.
– Могу ее охладить.
Он улыбнулся еще шире, так что появилась ямочка на щеке, а у Морган захватило дыхание.
– Не сомневаюсь. Но сегодня предпочту пылать.
– Зачем же? – спросила Морган, положив другую руку на другое его бедро. – Я готова охладить тебя.
Уорд хмыкнул, завладев и этой ее рукой.
– Разве тебе никто не говорил, что инициативу проявляют не женщины, а мужчины?
– Да, сэр, но я предпочитаю пропускать это мимо ушей, иначе из меня получится очень плохая любовница.
Легонько сжав ее руки, Уорд мягко произнес:
– Я люблю тебя как любовницу. Но еще больше я буду любить тебя как жену. Выходи за меня, Морган, и много много лет мы оба будем пылать жаром страсти.
Морган резко втянула в себя воздух, изгоняя из головы об разы, которые он пытался нарисовать. Безрассудные образы, и ни малейшей надежды на то, что они станут реальностью.
– Не могу, Уорд. Это невозможно.
– Я не отрицаю, что это сложно, но невозможно? Нет. Мы справимся с помощью парочки сухопутных акул.
Морган покачала головой:
– Ты настаиваешь, не желая считаться с последствиями. Даже если не брать в расчет обвинение в убийстве, ты должен учитывать разницу в наших положениях. Очень сложно, не имея титула, стать равной вашей американской аристократии, – нахмурившись, сказала она. – Судя по рассказам Эми, твоя семья здесь занимает высокое положение. Будучи твоей любовницей, я об этом просто не задумываюсь, но для твоей жены это очень важно. Ты не можешь не понимать этого! О, Уорд, тебе нельзя связывать свою жизнь с такой женщиной, как я! Только подумай, как это скажется на твоем имени!
Уорд нетерпеливо заерзал в кресле, лицо его помрачнело и заострилось.
– Я все как следует обдумал, мадам, и это по-прежнему остается самым лучшим вариантом.
– Черта с два! – выругалась Морган, пытаясь проглотить комок в горле. – Как можно быть таким слепым? Я женщина, лишенная репутации! Я…
– Морган, – произнес он, снова завладев ее руками. – Я уже слышал все эти доводы…
– И ты должен прислушаться к Эдварду и Робу…
– Роб, – с легкой улыбкой сказал Уорд, – как раз сейчас получает лицензию.
– Нет! Он не настолько тупой!
Уорд пожал плечами:
– Роб не любит скандалов еще больше, чем я, но все же он понимает, что я выбрал единственный честный путь. Что до всего прочего, так ведь ты тоже аристократка, а бостонцы чтят английскую знать.
– Даже, – с горечью спросила она, – знатных убийц?
– Даже их, – твердо ответил он, но лицо его дрогнуло.
– О, Уорд! – сказала Морган, чувствуя, как боль разрывает сердце. – Почему нельзя дальше жить так, как сейчас? Разве ты несчастлив со мной?
Его лицо исказилось от боли. Он пересел с кресла на диван и обнял Морган. Она прижалась лицом к его груди, слушая, как колотится его сердце.
– Очень счастлив, любовь моя, – пророкотал он. – Именно поэтому мы и должны так поступить.
– Но нет никакой необходимости жениться!
– Напоминаю тебе про власти в Филадельфии.
– Я спрячусь! До сих пор они меня не нашли…
– Где? Может, затолкать тебя в шкаф? Дорогая моя, боюсь, в твоем положении ты туда просто не поместишься.
Морган засмеялась и подняла голову. В глазах у нее блестели слезы.
– С твоей стороны гадко смешить меня, когда я совершенно серьезна!
Уорд улыбнулся:
– Я люблю твой смех.
Теплые, утешительные слова. Она запомнит их, если так и не сможет убедить Уорда отказаться от своего решения. «О, Уорд, я бы никогда не уехала, даже ради Эми, если бы ты при слушался к моим доводам!»
– Я вполне в состоянии уехать из города как угодно на долго.
– Кеннет Тернер не перестанет на тебя охотиться.
Морган сглотнула.
– Ну, через пять-то лет перестанет? Кроме того, это чудовищно большая страна – попробуй отыщи в ней одну женщину.
– Страна – да, моя дорогая, но не Бостон и его окрестности. Пока ты не родила, поездки исключены. Что еще хуже, недавно в полицейском департаменте Бостона появились несколько детективов. Если у них есть хоть капля ума, они опросят всех докторов в округе на предмет беременных пациенток. Они найдут тебя, любовь моя. Повторяю, брак – наша единственная возможность.
Уехать – вот ее единственная возможность, но следующие несколько часов они проведут вместе. Неужели она и вправду хочет все это время ссориться? Переубедить Уорда не получится – он уже выбрал курс и будет его придерживаться, как любой хороший морской капитан. Лучше всего, подумала Морган, чувствуя, как сжимается сердце, солгать и провести оставшееся время спокойно.
– Я не хочу ссориться. Если я поклянусь, что обдумаю твое предложение, мы можем на сегодня оставить эту тему?
Молчание. Потом Уорд скомандовал:
– Сначала посмотри мне в глаза и пообещай.
Морган подняла голову и, не моргнув, выдержала его взгляд.
– Обещаю, что обдумаю твое предложение.
Он нахмурился:
– Я бы предпочел услышать твое согласие.
– Ты хочешь, чтобы я солгала?
Устало посмотрев на нее, Уорд покачал головой. Морган вздохнула:
– Я прекрасно поняла твое предложение. У тебя есть состояние, имя, отличное воспитание и происхождение – все, что только может пожелать женщина. Ты знаешь мое положение и готов все исправить. Что еще важнее – ты отец моего ребенка. Я буду чертовой дурой, если не обдумаю такое предложение очень серьезно.
– В таком изложении, – с усмешкой сказал Уорд, – мне вообще непонятно, о чем тут раздумывать. Прими его, и дело с концом.
О, ей еще не встречался такой упрямый мужчина!
– Хорошо. Я выйду за тебя.
Усмешка расцвела, превратившись в широкую улыбку, глаза засветились торжеством.
– Я выиграл, – негромко произнес Уорд, и Морган, не выдержав, засмеялась:
– Ты всегда выигрываешь.
– Да, мадам любовница. Но на этот раз мы оба выиграли. Один поцелуй, чтобы скрепить сделку, – добавил он, обнял Морган и очень тщательно скрепил сделку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная женщина - Иган Дениза



Ерунда полная
Грешная женщина - Иган ДенизаНИКА
19.11.2011, 23.11





Бред сивой кобылы. Читала еле-еле, время потрачено впустую. Зачем она сбежала, куда, от кого. Понятно, боялась, но неужели писатель не мог придумать, что-то другое.
Грешная женщина - Иган ДенизаЛале
16.03.2013, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100