Читать онлайн Кукла на качелях, автора - Иден Дороти, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кукла на качелях - Иден Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кукла на качелях - Иден Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кукла на качелях - Иден Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иден Дороти

Кукла на качелях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Движение в зеркале привлекло ее взгляд. Эбби резко повернулась и увидела бледное лукавое личико в окне. Дэйдр снова следила за ней.
Надо было задернуть шторы, но теперь уже слишком поздно: покорно Эбби встала и открыла окно. Дэйдр, одетая в синее нарядное платье, лукаво улыбалась ей.
— Я только хотела посмотреть, что вы наденете.
— Разве тебе не говорили, что воспитанные девочки не подглядывают в чужие окна?
— Я должна вам кое-что сказать, — ответила, не обращая внимания на ее сердитый тон.
— И что же?
— Мама снова говорила по телефону с моим отцом.
— Дэйдр, откуда ты знаешь, что это твой отец?
— Она называет его Per. Я не знаю точно. Я просто думаю, что он мой отец. — Дэйдр отвернулась с нарочитым безразличием, — в любом случае он не придет сегодня на день рождения, потому что она сказала: «Только посмей показаться сегодня». Когда она закончила разговор, дядя Милтон сказал: «Я все еще не уверен, что ему можно доверять». А мама сказала: «Я доверяю», — и ушла.
— Они имели в виду Рега?
— Не знаю. Или его, или Люка.
Эбби высунулась из окна и сказала раздраженно:
— Дэйдр, ты снова рассказываешь сказки. При чем здесь Люк? Какое он имеет отношение ко всему этому?
В тусклом свете бледное лицо Дэйдр расцвело недетским удовольствием.
— Потому что мама сказала, подойдя к двери: «Все равно я хочу его, вот и все». И потом, она приказала Регу не появляться. Так что это должен быть Люк. Она всегда увивается вокруг Люка. Она месяцами это делала. Она влюблена в него.
— Дэйдр, не смей повторять это! Это неправда, и ты мне совсем не друг, если говоришь такое. Кроме того, что это за безобразие: подглядывать в чужие окна, подслушивать телефонные разговоры…
Девочка покраснела. Ее рот вытянулся в прямую суровую линию.
— Если вы меня ненавидите, можете не приходить на мой день рождения! — она повернулась и убежала. Призрачная фигурка в синем платье растаяла в сумерках.
Эбби закусила губу. Не следовало быть такой резкой. Девочка невыносима, но она очень чувствительна и слишком легко ранима. С любовью и пониманием она была бы совсем другой.
С любовью и пониманием… Кому и когда их хватало?
Эбби медленно задернула шторы, размышляя, что заставило ее надеть шелковое платье с рисунком из роз, которое, как она чувствовала инстинктивно, понравилось бы Дэйдр больше всего из ее гардероба. И зачем она вообще собиралась на день рождения этого отвратительного ребенка!? В холле зазвонил телефон. Люк, просматривающий в гостиной какие-то бумаги, которые принес из офиса, поднял трубку.
— Эбби, это тебя.
— Кто это? — спросила она своим обычным топом, несмотря на холодность между ними.
— Я не знаю. Какая-то женщина.
Она подошла к телефону. Довольно хриплый женский голос произнес:
— Это миссис Фиарон? — Эбби не узнала его, хотя он показался смутно знакомым.
— Да, это я.
Она была убеждена, что Люк стоит за нею.
— Это по поводу той вещи, о которой вы спрашивали меня сегодня днем. На вашем месте я бы съездила в Роуз Бэй.
Прежде чем Эбби успела хоть что-то ответить, в трубке щелкнуло. Звонившая повесила трубку.
— Короткий разговор, — заметил Люк. — Кто это был?
Почему он стоял там, наблюдая за ней? Должно быть, она сошла с ума, не доверяет собственному мужу. Господи, только не это!
Но снова осторожность не позволила Эбби сказать ему, что случилось и что завтра она собирается на приморскую окраину, для того чтобы продолжить поиски таинственной косметической компании. Наверное, ей звонила женщина из магазина на Джордж Стрит, где она наводила справки.
— Дорогой, я же не слушаю твои телефонные разговоры, — сказала она с легким упреком.
— Ради Бога! Я вижу, твоей подруге особенно нечего было сказать. Не знал, что женщина может быть так немногословна.
Он улыбался, по его глаза были холодными и настороженными.
— О, это была просто продавщица, которая кое в чем помогала мне. Она сказала мне, где я, возможно, это достану.
— Достанешь что?
— Пояс, который мне правится, если тебе так необходимо знать, — сказала Эбби сердито. — Я думала, что это будет легко. Они есть в любом приличном магазине в Лондоне. Но здесь никто ничего не знает!
Она прятала свое возбуждение, отвлекая внимание мужа неожиданным выпадом против этого странного, слишком яркого, слишком стремительного города.
— Ну что ж, мы нация слабоумных, — сказал Люк. Он, казалось, расслабился. — Ты выглядишь очаровательно. Это все для Дэйдр?
— Этого маленького монстра! — воскликнула Эбби. Люк сердечно рассмеялся:
— Значит, она тоже включена в эту компанию? И я? Ты все еще беспокоишься из-за этой смешной помады?
— Люк, что значит для тебя Лола? — вдруг взорвалась Эбби. — Я должна знать.
Его лицо стало суровым. Она знала, что так будет. Но этот нарыв нужно было вскрыть.
— Она — добрый друг, как и вся ее семья. Ничего больше.
— Я не верю тебе, — сказала Эбби решительно. — Я пыталась, но не могу.
— Мне жаль. Я говорю тебе правду.
— Возможно, ты не испытываешь к ней ничего такого, но Лола с ума по тебе сходит. Даже ее собственная дочь это видит.
Он сердито нахмурился:
— Господи, Эбби, нельзя верить фантастическим конструкциям этого ребенка. Она самая большая лгунишка в Сиднее.
— Тогда кто такой Per? — возразила Эбби.
— Не имею ни малейшего представления.
— Дэйдр говорит, что он ее отец, и что ее мать всегда звонит ему. Если он ее отец, то почему мы никогда его не видим? Почему он держится в тени? И почему он не появляется при тебе?
Люк нетерпеливо дернулся.
— Дорогая, ты говоришь, что Дэйдр всегда сует нос в чужие дела. А как насчет твоего, хотя он такой очаровательный? Ты уже вовлекла меня в одну дикую гусиную охоту. Так что не надо начинать новую. Кто бы ни был этот Per, он не имеет к нам никакого отношения. Не больше, чем старина Джок или тот другой парень, о котором ты говорила, странный мужчина с рыбьим лицом. Забудь это, пожалуйста. Ты моя жена, а Лола только друг. Как мне это доказать тебе?
— Не видеть ее больше, — сказала Эбби спокойно.
— О, Боже, дорогая. Мы живем дверь в дверь. Мы не можем быть такими невоспитанными, нецивилизованными.
Ему было наплевать на ее чувства, его голос был слишком резким и бесстрастным, как будто он говорил с какой-то чужой женщиной да к тому же полной дурой.
— И в любом случае, я обещал поехать на эту охоту на уик-энд. Ради бедняги Милтона. Ну, хоть это ты понимаешь? Как бы ты себя чувствовала прикованной к инвалидному креслу?
И быть запертым в туалете, когда озорной ребенок укатил средство передвижения… Эбби на мгновение почувствовала угрызения совести.
— Мне жаль его, но что я могу сделать?
— Только быть разумной и дружелюбной, — сказал Люк. — Между прочим, ты не можешь оставаться здесь одна на те два дня. Ты погостишь у мисс Аткинсон или побудешь с миссис Моффат? Она будет счастлива.
Эбби подумала об этих двух альтернативах и содрогнулась.
Она подумала о третьей, то есть остаться здесь одной, прислушиваясь к каждому звуку, думать, что слышит крадущиеся шаги, ждать телефонного звонка…
— Я думаю, мне придется поехать с тобой, — сказала она решительно.
— Я так не думаю. Тебе это совсем не понравится. — Его отказ был слишком быстрым. Он явно не успел сориентироваться. Милтон и Мэри поедут в своей машине, вмещающей инвалидное кресло и больше никого, кроме водителя. Значит, Люк возьмет в свою машину Лолу. Конечно, Эбби будет третьей лишней. А всего пять минут назад Люк говорил, что Лола только друг, «цивилизованный» друг.
«Как это примитивно — ревновать», — подумала Эбби, стараясь не заплакать.
— Я не выношу, когда стреляют в кенгуру или кого-то еще, но я все же хотела бы поехать. Я никогда не видела этих диких земель.
— Они заброшены, пусты и мрачны. Особенно в это время года. Тебе там совсем не понравится. — Люк посмотрел на часы. — Не пора ли нам идти, если мы хотим задуть свечи или что там еще намечается?
— Люк, почему ты так изменился?
Она видела, как дрогнули его губы, поймала мгновенный обнаженный взгляд, который она наверняка вообразила. Затем маска снова опустилась, и он уже говорил с удивленным видом:
— Изменился? Я? Но ты ведь никогда не видела меня в моем собственном окружении. Я — австралиец. Если я тебе не нравлюсь, то мне просто не повезло. — Он улыбнулся своей юной очаровательной улыбкой, не тронувшей его глаза. Непонятно, по какой причине она вдруг вспомнила слова, которые он прошептал в их первую ночь: «Постарайся понять…»
Это было свыше ее сил. Она сдалась.
Дэйдр открыла коробку и завизжала от удовольствия. Она тронула маленькую фигурку пальцем и, когда та закачалась взад и вперед, восторженно воскликнула:
— Как здорово! Мама, разве это не замечательно? Посмотри, если ее толкнуть посильнее, она встает па голову.
Действительно, игрушечная фигурка в облаке белых юбок стояла на голове какую-то долю секунды, затем резко летела вниз с головокружительной скоростью. Неожиданно Эбби снова представила себя такой же куклой, намертво прикованной к качелям, с которой все вытворяют, что им вздумается.
Никто не смотрел на Дэйдр, впервые проявившую несдерживаемое удовольствие. Все смотрели на Эбби, подарившую эту игрушку.
И они все знали. Она была совершенно уверена, что все они знали. Или заразились напряжением Лолы и Люка. Даже маленькая рождественская елка, миссис Моффат, стояла неподвижно, ее пальцы больше не перебирали пеструю бижутерию.
Затем Лола сказала небрежно:
— По-моему, мы где-то видели эту игрушку.
И если бы не этот момент общего замешательства, неподвижности, охватившей их, точно, как ту миниатюрную девочку на качелях, можно было бы, пожалуй, и не уловить ничего странного.
— Да, в той комнате в Кингз-Кроссе, — ответила Эбби также спокойно. — Она мне понравилась тогда, помните? Я подумала, что вернусь и куплю ее для Дэйдр, когда узнала о ее дне рождения.
— И в этот раз все было нормально? — спросила Лола.
Эбби заставила себя посмотреть па Люка. Она должна была знать, наконец, на чьей он стороне, на ее или этой странной семьи с их дикими секретами. Но его лицо было бесстрастным, только взгляд — темный, глубокий. Наверное, от гнева из-за того, что она нарушила свое обещание. Или от волнения. По крайней мере, не от страха. В ней отчего-то зашевелилась гордость. Она с трудом оставалась такой же спокойной, как Лола.
— Прекрасно. Правда, не совсем, потому что старый мистер Митчел, оказывается, умер. Довольно странное совпадение, не правда ли? А та женщина из его конторы теперь работает у мисс Корт, портнихи. Мне даже на минуту показалось, что она и есть мисс Корт.
— Глупости, Эбби. Она явно работала в той игрушечной компании годы. Ей просто повезло найти другую работу так быстро. Но она ведь сказала, что старик может умереть?
— Мы говорим о какой-то никому не известной женщине или об этой совершенно захватывающей игрушке, — сказал Милтон своим резким напряженным голосом. — Какое имеет значение, где Эбби нашла ее? Совершенно ясно, что Дэйдр она нравится, а это огромное достижение, Эбби.
Он улыбнулся своей особой улыбкой, с рассчитанным обаянием, качеством, которое он хоть и редко использовал, но которое держало Мэри в беспомощном подчинении.
— Это совсем другое дело, — сказала Дэйдр, завороженно глядя на маленькую качающуюся фигурку. — Она не полезна. Я ненавижу полезные подарки.
— Ну и комплимент мне! — сказала Лола. Я думала, что тебе очень понравилось твое новое платье.
— А я подарила тебе красивое ожерелье, — сказала миссис Моффат. — Его едва ли можно назвать полезным, но ты как будто была разочарована.
— Да ну, бусы! — сказала Дэйдр.
— Дэйдр, не груби бабушке, — вскричала Лола сердито. — Тебе понравилось ожерелье. Ты знаешь, что понравилось. Тебе понравились все твои подарки. Даже если Эбби принесла самый оригинальный. Странно, что ты вернулась туда, Эбби. Я думала, что тебе там страшно.
— Нет, — сказала Эбби. — Там все совершенно обычно. Но я все еще пытаюсь найти «Роуз Бэй Косметик Компапи». А она как будто растворилась в воздухе.
«Поезжайте в Роуз Бэй», — сказал хриплый женский голос по телефону. Значит, там есть такая компания.
Но она никому не могла рассказать об этом странном звонке, иначе косметическая компания снова куда-нибудь переедет. А она непременно должна найти ее. Это было очень срочно. Потому что ее собственный муж был в этом замешан.
— Если вообще она когда-либо существовала, — продолжила разговор Лола.
— О чем вы говорите столько времени, — сказал Милтон, беспокойно ерзая в своем кресле. — Я и Мэри ничего не понимаем. Почему ты должна найти это место, Эбби?
— Просто чтобы доказать, что я его не выдумала, — сказала Эбби. — Не так весело, когда тебе угрожают незнакомые мужчины, но еще неприятнее, когда разные люди думают, что ты все придумала. Или мне следует пойти к психиатру? — Она легко рассмеялась, желая, чтобы Люк рассмеялся вместе с ней:
— Должно быть, Австралия что-то сотворила со мною.
— Вы еще не видели Австралию, — сказал Милтон. — Только Сидней. Вы с тем же успехом могли приехать в Штаты и не видеть ничего, кроме Нью-Йорка. Я думаю, вам следует поехать с нами. Вы хоть что-то поймете.
Еще один камень был брошен в это мутное болото. Предложение Милтона явно было совершенно неожиданным и нежелательным.
— Но Эбби собиралась остаться с Дэйдр и со мной, — возразила миссис Моффат.
Лола вскочила, чтобы зажечь сигарету. Она стояла, повернувшись ко всем своей стройной спиной.
— Она ненавидит мысль об убийстве кенгуру. Ей совершенно не понравится. — Лола повернулась, и ее глаза, удивительно золотистые, остановились на Эбби.
Эбби воинственно задрала подбородок:
— Я говорила Люку, что хотела бы поехать. Я чувствую, что мне не понравится, но, если я собираюсь жить в этой стране, я должна поехать!
Люк наконец заговорил:
— Ерунда. Женщинам это совсем не обязательно. И ты все там возненавидишь, Эбби. Я говорил тебе.
— Я думаю, она должна увидеть необжитые районы, — сказал Милтон убедительно. Ты не очень галантен, Люк. Не берешь жену в интересную экспедицию.
Что-то вспыхнуло в лице Люка. Он погасил сигарету с преувеличенной твердостью.
— Я думаю, что вы недооцениваете мою жену. Если она собирается сделать что-то, она это делает.
Он имел в виду ее нарушенное обещание. Она не упустила подтекст в его словах. Ему можно обманывать ее, но не наоборот. Вставшая между ними ложь тяжелым грузом навалилась на нее.
— Я не люблю оставаться в стороне, — сказала она откровенно. — Вы все решаете за меня, как будто я посылка, сданная на хранение. Мне это не нравится.
Милтон подкатил к ней кресло. На мгновение его длинная бледная ладонь, неожиданно сильная, сжала ее руку. Она усилием воли не отпрянула.
— Вы совершенно правы, Эбби. Не позволяйте Люку держать вас на льду, а то вы превратитесь в снегурочку, растаявшую от любви.
Он засмеялся глубоким мужским смехом, спрятав жало своей шутки.
— Эй, Люк!
Рот Люка сжался. Эбби ожидала, что он вспылит в своей грубоватой манере. Она задержала дыхание, молясь, чтобы хватка этих людей не оказалась такой крепкой. Но она явно была очень крепкой. Так как через мгновение он пожал плечами и сказал беспечно:
— Ладно. Ты победила, Эбби. Но не вини нас, если возненавидишь каждую минуту этой поездки.
— Ну и вечеринка, — вставила Дэйдр сварливо. — Вы все только болтаете, болтаете, болтаете. Почему бы нам не поиграть во что-нибудь?
— Или выпить, — сказала Лола. — Как вам моя идея? Вот что всем нам необходимо. И, Дэйдр, дорогая, я принесу твой торт, ты его разрежешь и после этого пойдешь спать.
— Спать?! На моей вечеринке?!
— Дорогая, твоя вечеринка уже кончилась. Посмотри на часы! Десять. Завтра в школу. И никаких болезней утром, помни. Будь умницей и веди себя хорошо.
— Я не смогу спать, — пробормотала Дэйдр. — Вы все ходите. Я говорила, что не могу спать, когда люди ходят по ночам.
— Видите ли, у нас завелся призрак, — сказала Лола. — Вы с Дэйдр, Эбби, отличная парочка.
Она рассмеялась добродушно и начала разливать напитки.
Дэйдр слезла со стула и начала топать туда-сюда, демонстрируя ночные шаги.
— Вот так, — сказала она.
Брови Милтона сошлись. Его лицо побелело и стало раздраженным.
— Лола, этот ребенок невыносим. Я говорил тебе, ее надо отправить в пансион. И не только из-за привычки лгать, но и из-за этой наглости. Ей надо научиться хорошим манерам.
Старая миссис Моффат шевельнулась, ее топкие ручки отчаянно вцепились в бусы.
— Это пока еще мой дом, Милтон. Я не позволю, чтобы Дэйдр отослали, если… — ее удлиненные карие глаза задержались на мгновение на зяте, затем опустились. Ее губы дрожали. Она моляще посмотрела на Мэри, слабо улыбающуюся и молчащую. Мэри — кролик, полностью запуганный собственным мужем.
— Не суетись, мама, — сказала Лола резко. — Ты знаешь, что Милтон совершенно прав в отношении Дэйдр. Она окончательно отбилась от рук. Поскольку я должна работать, я не могу уделять ей достаточно времени, и она обводит тебя вокруг своего мизинца. Не так ли, милая? — Она повернулась к Дэйдр:
— Пойди и принеси свой торт. Он готов. А потом иди спать, или Эбби бог знает, что подумает о такой вздорной семье.
Она не сказала «и Люк», так как явно Люк знал достаточно о том, что представляла собой семья Моффатов, и ему было все равно.
— Вот твой напиток, мама. Эбби? Сухой мартини? Предупреждаю, я смешиваю его по-американски. О Боже, давайте веселиться.
Она была так привлекательна с этим загорелым лицом, густыми белокурыми волосами и гибким телом. Ее таинственный муж не пришел на день рождения Дэйдр. Потому что ему приказали не появляться?
Эбби сначала тянула коктейль из своего стакана, затем быстро и решительно проглотила, как Лола. Это был единственный способ развеселиться. Потому что беспокойство не давало ей расслабиться.
Дэйдр, стараясь не показать удовольствия под небрежной беспечностью, задула свечи на своем торте и аккуратно разрезала его. Затем по настойчивому требованию матери, наконец, отправилась спать.
Но, когда несколько минут спустя зазвонил телефон и Лола пошла ответить, Дэйдр явно добралась туда первая, так как послышались восклицания Лолы:
— Немедленно отдай мне трубку! Сколько раз я тебе повторяла не делать этого. Отправляйся наверх!
Эбби поставила стакан. Крепкий напиток сделал свое дело: она стала не столько веселой, сколько полностью безразличной к тому, что могли подумать остальные, и она сказала, что поднимется наверх пожелать Дэйдр доброй ночи.
— В конце концов, это ее день рождения, — сказала она. — А мы все время цеплялись друг к другу.
— Она была в восторге от вашего подарка, дорогая, — улыбнулась миссис Моффат. — Но я согласна с Милтоном, Дэйдр — наша проблема.
— Она одинока, — упрямо твердила Эбби. — Я знаю, я сама испытала нечто подобное.
Дэйдр сидела на кровати, играя маленькой фигуркой на качелях. Качая ее взад и вперед, она напевала:
— Роуз Бэй это место, не леди. Место, не леди. О, привет, Эбби. Я слишком большая, чтобы меня целовали на ночь.
— Причем здесь Роуз Бэй? — спросила Эбби.
— Когда я сняла трубку, кто-то спросил: «Это Роуз Бэй?»
Дэйдр захихикала:
— Я похожа на Роуз Бэй? Дома, магазины, песок, море, качели. Посмотрите, даже качели…
Она сильно качнула фигурку. Девочка была перевозбуждена и болтала вздор.
— Тебе лучше заснуть, — сказала Эбби. — Это был чудесный вечер. Ты прекрасно разрезала торт.
— Но мой папа не пришел.
— Ты все выдумала о своем папе, ведь правда? — Дэйдр, казалось, была в замешательстве.
— Я не знаю, — сказала она. — Я не знаю.
В порыве жалости Эбби наклонилась и поцеловала несчастное личико.
— Спи, дорогая. Ты устала.
Дэйдр покорно легла, и Эбби выключила свет.
— Эбби, что ты так долго? — крикнула Лола резко. — Спускайся, и давай еще выпьем. Ради Бога, вечер едва начался.
— Иду-иду! — ответила Эбби. — Детка, скажи мне, о чем все-таки тебя спрашивали но телефону?
— По-моему, ему нужна была мисс Роуз Бэй.
— Это же название района, а вовсе не имя…
Тут есть над, чем подумать, решила Эбби, проходя в комнату миссис Моффат, чтобы привести себя в порядок. Если Роуз Бэй женщина…
Она сидела, глядя в старое тусклое зеркало, и думала, что в сравнении с Лолой выглядит слишком хрупкой и бело-розовой, как пастила. Если кого и называть Розой в этом доме, то больше всего это имя подходит к ней самой. Лола — золотистый львиный зев, миссис Моффат как коричневая австралийская борония с резким удушливым запахом. Мэри вообще никакая…
Вся в своих мыслях, она медленно спускалась по лестнице, ступая легко и неслышно, и остановилась только тогда, когда из холла до нее донеслись приглушенные голоса Лолы и Люка.
— Это так же важно для меня, как и для тебя. Я тоже должен делать деньги. Я теперь женат, — говорил ее муж.
— Конечно, раз ты покупаешь ей такие дорогие цветы, — ответила Лола с недобрым смехом.
Их голоса удалились, но Эбби еще какое-то время стояла неподвижно, стараясь унять колотье в сердце. Ее душила обида. Значит, она слишком дорого ему обходится. Вчера он потратился на цветы, чтобы сделать ее более покладистой, а ведь она чувствовала себя почти счастливой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кукла на качелях - Иден Дороти



Приятный детективчик!
Кукла на качелях - Иден ДоротиДуся
14.07.2013, 22.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100