Читать онлайн Говори мне о любви, автора - Иден Дороти, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Говори мне о любви - Иден Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Говори мне о любви - Иден Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Говори мне о любви - Иден Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иден Дороти

Говори мне о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Прошло некоторое время. Беатрис лично беседовала со всеми новыми претендентами на работу в «Боннингтоне», не гнушаясь самым забитым мальчиком-посыльным, обслуживающим другой богатый магазин для надменных покупателей, и бесстыдно переманивала покупателей из больших магазинов, таких как «Уайтли», «Дебнем», «Фрибоди» или «Сноу и Эдгар».
Беатрис гордилась, что ее ценили как хорошего предпринимателя и за ее характер. Молодой девушке, которая стояла перед ней, нечего было бояться, если она честно и хорошо выполняла свою работу. Беатрис видела безработную девушку, которая вошла и вышла из магазина, она жила на пособие; знала, что надо выяснить у молодой помощницы портнихи, почему приходит на работу заплаканная и видно, что она недоедает… Беатрис дала распоряжение позаботиться о брошенных, приемных, незаконнорожденных младенцах и узнать об их часто безнадежном положении. Следила за тем, чтобы девушки, работавшие в магазине, имели безупречную репутацию. Эти девушки знали, что, если заметят, как они целуются с беспутными юношами или младшими продавцами (что, конечно, было хорошо известно), они будут уволены.
Не было ни одного отдела магазина, даже упаковочного, который обошла бы своим вниманием миссис Беатрис. Она спускалась вниз, в боковой проход между прилавками, и ее крепкая фигура в неприметном сером платье, туго застегнутом у подбородка белой пуговицей, мелькала то тут, то там, а ее глаза не упускали ничего: молодых продавщиц, отмеривавших ленты на полдюйма короче или длиннее, покупателя, которому не подали стул, чтобы сесть, или обсчитали его, или небрежно оформленную витрину.
Держите марку, предупреждала Беатрис новых служащих. Она относилась к тому сорту людей, которых безусловно можно назвать хорошими. Если служащие успешно справлялись с работой, она ценила это и всегда помнила, кто вы и куда отлучились. Ее мозг был банком информации о людях, ценах, облике продавцов и товарных запасах – обо всем, что происходило в Британской империи. У нее были восхитительные витрины, посвященные воспоминаниям о смерти генерала Гордона в Хартуме, с лавровыми венками и изображением фигуры генерала-мученика в натуральную величину. На доске приводились сведения, что писала об этом пресса… И факт, успех у Беатрис был потрясающий, с тех пор как там появилась витрина, посвященная Индии и Африке, а затем и Австралии, с изображением кенгуру и других экзотических животных.
Но величайшим событием было, когда принцесса Уэльская привела в магазин свою будущую невестку, принцессу Мэри Тек. Визит прошел спокойно, без всяких фанфар. Беатрис встретила королевских покупательниц у дверей и лично сопровождала их, пока они ходили по магазину. Молодая принцесса заказала три шляпы и два вечерних платья, а принцесса Уэльская выбрала французские лайковые перчатки и кашемировую шаль, которая ей понравилась.
После их визита мисс Браун села и от волнения втягивала нюхательную соль. Она упивалась успехом, словно этот триумф был исключительно ее заслугой.
А затем пополз слух шепотком о королевских делах. Почти все были уверены, что принц Уэльский сядет на трон. Конечно, королева Виктория будет править государством еще много лет, ведь ей не было еще семидесяти.
Беатрис с радостью отметила, что подобранный ею штат служащих решил помочь ей в трудном положении и разыскивает семейных матерей, чтобы те привели к Беатрис пять молодых женщин, пригодных на роль гувернантки. Беатрис колебалась, кого из них выбрать, кто наиболее подходит для детей.
Девятнадцатилетняя мисс Медуэй сама была еще ребенком и недавно осиротела (ее мать скончалась в сорок лет, когда Мэри было четырнадцать, а ее отец, деревенский врач, умер через несколько месяцев после жены). Мэри была хорошо воспитана и жила у интеллигентной женщины до смерти ее отца. Затем выяснилось, что дела отца в плачевном состоянии и нет денег на ее содержание.
– Папа был добрый и святой, – рассказывала девушка, – но его щедрость к беднякам привела к тому, что собственную дочь он оставил нищей.
Беатрис смотрела на эту тонкую фигурку в темно-коричневом муслиновом платье с белой рюшкой у шеи и на манжетах. У мисс Медуэй были светло-каштановые волосы, мягко обрамляющие лицо, губы девушки слегка дрожали. Глаза были полны слез. Она была нежная и неиспорченная и для детей, особенно для застенчивой Флоренс (которая будет счастливее ее), вполне подходила. Ее рекомендации были безупречны.
– Это будет для меня огромная помощь, – сказала Беатрис, – если вы приступите к своим обязанностям.
– Но вы решили так быстро, миссис Овертон?
– Я всегда так делаю, – ответила Беатрис. – Я быстро реагирую. У меня такой характер. Вы хотите прийти и встретиться с детьми?
Дети, особенно Флоренс, рассматривали мисс Медуэй. Эдвин сдался, когда она удачно попросила у него разрешения поиграть в великолепную коллекцию оловянных солдатиков, доставшуюся еще от старого генерала.
Солдатики хранились за стеклянными дверцами шкафов, старинных, еще XVIII века, в библиотеке. Четырехлетний Эдвин был достаточно взрослым, чтобы расставить их правильно в шеренги, но не дорос до того, чтобы устраивать сражения.
Так, под наблюдением мисс Медуэй были расставлены полки: британские, французские и немецкие, принимавшие участие в битве под Ватерлоо, русские шли защищать Балаклаву, а контингент сипаев в цветных тюрбанах противостоял британским войскам в красных мундирах, подавлявших индийских мятежников.
Даже в таком нежном возрасте Эдвин был увлечен, вероятно, не зная, что он уже заворожен, древней игрой в войну. А может быть, ему нравились маленькие яркие фигурки? Во всяком случае, старый генерал был бы доволен своим внуком.
Флоренс играла в куклы и явно презирала военные игры. Она немного ревновала, но не слишком: мисс Медуэй находила и для нее время, сшила платья для ее кукол и всегда говорила Флоренс, что она хорошенькая. Неожиданно бабушка позвала к себе Флоренс, и мама вздыхала над ее длинными невьющимися волосами, которые упрямо отказывались завиваться даже после ночи, когда ей закручивали волосы на тряпочки, как бы для папы, которому, она знала, нравилась бы очень хорошенькая дочка, но папы рядом не было, он всегда находился где-то далеко.
Однако он приехал домой ко времени публикации его книги, и Беатрис по этому случаю устроила прием.
Его книга имела огромный успех – succes d'estime,
type="note" l:href="#n_8">[8]
как говорил один из знатоков. И это после того, как существовало представление, что деликатный Уильям Овертон – бездельник, живущий за счет богатой жены! Флоренс, у которой была манера подслушивать разговоры взрослых, услышала эти высказывания. Беатрис как-то поймала ее у дверей гостиной и сердито отчитала, сказав, что подслушивать – отвратительная привычка и обычно кончается неприятностями для того, кто подслушивает.
Несмотря на это, Флоренс знала, что папа писал маме, сообщая, когда он приедет домой, потому что мама читала вслух мисс Медуэй папино письмо: «Кто этот образец совершенства, которого ты заполучила к детям? Подозреваю, что ты заблуждаешься и в действительности это второй экземпляр дракона Нэнни Блэр».
Флоренс сказала:
– Вы понравитесь папе, мисс Медуэй.
– Я понравлюсь?
– Да, он очень милый.
– Он купил нам подарки, – сказал Эдвин.
– Это называется корыстная любовь, – ответила мисс Медуэй.
– Он всегда приходит в детскую и играет с нами, – вступилась Флоренс, – и говорит: «как вы выросли». А мама покупает нам новые платья и сама надевает новое платье. А у бабушки их целых шесть. Мисс Браун сказала о размерах бабушки, что однажды они будут чудовищными.
– Флоренс, я думаю, ты не должна говорить о бабушке подобным образом.
– Подпруга
type="note" l:href="#n_9">[9]
бывает у лошадей, – сказал Эдвин. – Я слышал, Диксон говорил, что подпруга туго натянута. Может, у бабушки тоже есть подпруга?
Флоренс не сразу поняла юмор. Она сказала совершенно серьезно:
– Не говори глупостей, Диксон не запрягает бабушку в экипаж.
Эдвин стал так хохотать, что мисс Медуэй бросила резко:
– Дети! Довольно! Идите и начинайте готовить уроки.
У Флоренс очень хорошо обстояли дела с чтением. У Эдвина, к удивлению, чтение шло не так хорошо, хотя он был умный мальчик; его способности проявлялись в других вещах. Но оба они серьезно старались читать лучше, чтобы продемонстрировать это папе.
Следующим этапом подготовки к папиному приезду было приготовление голубой комнаты. В письмах Уильям вскользь упомянул, что он плохо спит и не хочет тревожить Беатрис, так что предпочитает занять отдельную комнату. Кроме того, Беатрис знала, что сырой английский воздух снова вызовет у него кашель.
Итак, в голубой комнате сняли и выбили ковер, повесили новые занавески и вымыли рамы и двери. Затем мама выбрала наиболее яркие слайды с бабочками, лежавшие в ящичках под стеклом, и повесила их на стены. Это выглядело очень впечатляюще. Так сказала мисс Медуэй. Флоренс слышала, как мама объясняла ей с легкой улыбкой, что если у папы перед глазами ежедневно будет приятное зрелище – его любимые бабочки, то, возможно, он потеряет охоту уезжать так часто и так далеко, чтобы искать новых. Мама была очень спокойна во время обновления голубой комнаты, хотя на самом деле она предпочитала, чтобы папа спал у нее в постели, а не пользовался другой комнатой.
«Однако это должно быть очень неудобно для двух взрослых людей, – думала Флоренс. – Разве они не будут толкать друг друга?»
И последнее, что сделала мама, она поехала в магазин на Бонд-стрит к Уорду, чтобы заказать себе платье для приема, чем страшно обидела мисс Браун. «Неужели ее собственные портнихи недостаточно хороши для нее? – спрашивала возмущенная мисс Браун. – Может, она воображает, что она даже лучше принцессы Мэри?»
Мама слишком любила мисс Браун, чтобы сердиться на нее. Она сказала, что сделала так по желанию мужа, которому всегда нравились вещи, сделанные мистером Уордом, и она хотела понравиться мужу. Так или иначе, но она поступила хитро, поговорив лично с главной портнихой мистера Уорда, и, едва представилась возможность, переманила ее в магазин «Боннингтон». Разве это был не триумф?
– Вы всегда думаете о «Боннингтоне», мисс Беатрис, – сказала, смягчившись, мисс Браун.
– И о моем муже, – ответила мама.
– Убили двух зайцев, – продолжала мисс Браун. – Вы мастер на такие вещи, не правда ли, мисс Беатрис?
Новое платье было из белого кружева на чехле из тафты цвета розовой гвоздики, с большим декольте и разбросанными розами, спадающими вниз по всей юбке.
«Это восхитительно, – подумала Флоренс, – в нем мама действительно прелестна и не такая старая, как всегда». Она стала казаться старой рядом с мисс Медуэй, но у мисс Медуэй только скромное темно-синее платье, сшитое для приема, потому что она еще наполовину носила траур по своему отцу. Так что мама будет персоной, на которую станут смотреть люди.
Но мисс Медуэй тоже наденет свое платье для приема, только она будет больше занята детьми, которым разрешат спуститься вниз на короткое время, преимущественно для того, чтобы показать их перед тем, как отправить наверх в постели.
Наконец наступил этот великолепный день, когда папа вернулся. Мама разрумянилась, глаза ее сияли, она села в экипаж, Диксон стегнул лошадей, и они отправились на вокзал Виктория.
Детям никогда не разрешали принимать участие в волнующей встрече папы на железнодорожной станции. Однажды, когда Флоренс умоляла маму взять ее с собой, она получила спокойный и твердый ответ:
– Нет, дорогая, мама любит побыть с папой наедине хотя бы час. Потом вы сядете около папы перед камином, как всегда.
– Я хочу посмотреть на поезд, – хныкал Эдвин, и Флоренс со злорадством шлепнула его.
– Если ты не будешь хорошим мальчиком, папа не привезет тебе подарок.
Эдвин пустился в рев, чтобы как-то компенсировать желание самому шлепнуть Флоренс.
Флоренс не могла заплакать, потому что сейчас здесь была мисс Медуэй, а Флоренс очень хотела быть милой и чтобы ее любили. У мамы был папа, а у нее только противная Нэнни Блэр и Лиззи. Но теперь у нее есть мисс Медуэй и больше у нее не появится желание быть непослушной.
Флоренс и Эдвина одели по-воскресному, и они чувствовали себя неудобно, такие причесанные и аккуратные, и мисс Медуэй в чистом коричневом платье, которое она носила днем, с зачесанными назад волосами и черным бархатным бантом тоже выглядела не как обычно, а празднично. Когда мама в сопровождении папы вошла в детскую, она сказала счастливым голосом:
– Вот он здесь, дети. Здесь папа.
Флоренс заметила, что папа посмотрел на бант в волосах мисс Медуэй. Конечно, с этим украшением она выглядела строже, не такой, как привыкли ее видеть дети. Флоренс не осуждала ее. Она была не тем ребенком, который рассчитывает на внимание, и была рада, что папа, очевидно, понравился мисс Медуэй. Это обнадеживало. Мисс Медуэй не уйдет от них, и, возможно, папа тоже не уедет. Ее только встревожило, что Эдвин бросился к папе и невежливо спросил его о подарке.
Нэнни Блэр отправила бы его немедленно в детскую спальню, но мисс Медуэй не сделала этого. Эдвина увещевала мама.
– Эдвин! Какие у тебя манеры? Уильям, не брани его. Он так взволнован твоим приездом домой.
– Посмотри, нет ли подарка в моем кармане? Юный ты плут, – сказал папа, подбрасывая Эдвина вверх. – Скажу тебе, что ты красивый маленький дьявол. Это Флоренс? Как она выросла!
Правда, он всегда это говорил, кроме плохого слова «дьявол». Нэнни Блэр была бы возмущена. У мисс Медуэй только дернулись губы, как если бы она хотела улыбнуться, а мама сказала:
– Уильям, это мисс Медуэй. Ты помнишь, я писала тебе о ней.
– А! Совершенство. Я вижу, что ты была права, Беа, а я нет.
Это надо иметь в виду.
Папа и мисс Медуэй пожали друг другу руки, и папа сказал, что он надеется, мисс Медуэй будет счастлива здесь. Она ответила – спасибо, я счастлива, очень.
– Это приобретение. Почему бы нам всем вместе не посидеть здесь, у роскошного огня? Мы можем попросить принести сюда чай, можно, Беа?
Флоренс от счастья захлопала в ладоши. Мама выглядела не очень довольной, вероятно, потому, что она велела подать чай в гостиную, где хотела остаться с папой наедине, поговорить обо всем, что касается их отношений.
Флоренс почувствовала, как папа осторожно дотронулся до нее. Он в самом деле был такой прекрасный, его карие глаза сияли, волосы блестели, и ей нравилась его маленькая изящная бородка. Было ясно, что мисс Медуэй тоже думала, что папа красивый, она бросила на него искоса короткий взгляд. И мама увидела этот восхищенный взгляд на лице мисс Медуэй, хотя он предназначался только папе.
«Вот мы все здесь, целиком, – решила Флоренс с мудростью шестилетнего ребенка, – значит, папа счастлив, что вернулся. Может, он больше никогда не уедет?»
Когда через час папа с мамой ушли из детской, Флоренс повернулась к мисс Медуэй и спросила:
– Как вы думаете, наш папа красивый мужчина?
– Да, – сказала мисс Медуэй рассеянно. – Он красивый. Ты говорила мне правду.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Говори мне о любви - Иден Дороти



замечательная книга жизненная я плакала в конце
Говори мне о любви - Иден Доротитатьяна
16.03.2012, 23.03





Оценки не соответствуют этому роману. Он замечательный и под него точно не заснешь. От меня оценка 10.
Говори мне о любви - Иден ДоротиGala
27.04.2014, 13.01





Прекрасный роман, нет слов то удовольствие, которое получила. 10+
Говори мне о любви - Иден ДоротиOlga
13.05.2014, 8.33





роман и в самом деле интересен...и от меня десяточкa....
Говори мне о любви - Иден ДоротиСветлана
17.11.2014, 21.27





Не смогла дочитать , это'' кошмар''
Говори мне о любви - Иден Доротитанюшка
4.03.2015, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100