Читать онлайн Говори мне о любви, автора - Иден Дороти, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Говори мне о любви - Иден Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Говори мне о любви - Иден Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Говори мне о любви - Иден Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иден Дороти

Говори мне о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Беатрис обнаружила, что она испытывает смешанные чувства к Анне.
Сейчас, в связи с выведшими ее из равновесия происшествиями, была хорошая возможность полностью избавиться от двух женщин, которые преследовали ее всю жизнь, – Мэри Медуэй и ее дочери.
Она все еще не могла использовать эту возможность, оказывая в этом сопротивление Уильяму, и могла даже поспорить с Уильямом, защищая внучку Мэри Медуэй! Разве это не было иронией? Сейчас Уильям хотел только благоденствия Беатрис. Он не любил видеть ее усталой, хмурой и озабоченной. Ее беспокоили бедра, пораженные ревматизмом, и Уильям уговаривал ее отдохнуть.
– Оставайся побольше дома, Беа. Я буду рад твоему обществу.
Он так думал. Его глаза были полны волнения. Теперь, когда ему шестьдесят, он был преданным, как Дарби и Джон.
Беатрис смеялась до потери сознания, находя ситуацию неправдоподобно юмористической и настолько же трогательной.
– Возможно, я буду больше оставаться дома. Финансовые дела можно отложить на день и остаться дома. Но бизнес не в очень хорошем состоянии в последнее время. Флоренс говорит, что виновата депрессия. Я не знаю, откуда она это взяла.
– Зато она всегда все знает, – сказал Уильям. Плоскогрудая, с узкими бедрами фигура Флоренс абсолютно соответствовала моде двадцатых годов. Она носила платья с глубоким вырезом, шали, отделанные бахромой, с крупным рисунком, коротко стриглась и курила сигареты, вставляя их в длинный мундштук слоновой кости.
Беатрис отвечала ей, что в ее возрасте она выглядит нелепо. Флоренс только несколько высокомерно улыбалась и говорила, что если у нее модный отдел в, магазине, то она должна быть в авангарде моды.
– Мисс Браун никогда не считала это необходимым, она старалась не привлекать к себе внимания. Это ее покупатели сияли великолепием.
– Мама, когда вы опуститесь на землю и заметите, что те времена давно прошли? Современный бизнес совсем другой сегодня.
– Ты уверена?
Флоренс равнодушно встречала пристальный взгляд матери и бросала в ответ:
– Ох, я не думаю, что подсчет доходов или перемещение товаров на складе чем-нибудь отличаются от прошлых времен. Изнанка нашего дела не будет представлена публике. Но эпоха рекламы связана с публикой, чтобы дать ей правильное представление о моде.
Беатрис посмотрела на короткую юбку Флоренс.
– Если, по-твоему, это правильное представление… Я бы назвала его безобразным и немодным.
– Мама, где бы были наши покупатели, если вы презираете парижское ателье мод?
– Хорошо, я обращу внимание на другие вещи. В конце концов люди еще хотят скатерти из Дамаска и столовое серебро. У твоего отца пунктик, ты знаешь, хранить красивые старинные вещи.
– Это старческая болезнь.
– Да. Возможно, и ты заболеешь ею однажды, моя дорогая.
– Кто знает? Только не вмешивайтесь в мои дела сейчас. Джеймс и я планируем провести зелено-тростниковую неделю.
– Что это такое, разреши тебя спросить?
– Это новый цвет, который мы запускаем в продажу. Мы приглашаем актеров и актрис на легкий завтрак.
– В мое время это были члены королевской семьи, – заметила Беатрис.
– Вы еще раз подтвердили, как вы старомодны! – раздраженно закричала Флоренс. – Неужели королева Мэри будет так смела, что начнет одеваться по новой моде? Может она воспользоваться своим преимуществом, чтобы надеть это? Конечно, не может. А кто-нибудь подобно Марии Темпест – может.
– Почему ты не пошлешь за Дези? – угрюмо спросила Беатрис.
– Дези! В ее мире мечты! Думаете, она сможет сделать карьеру в кино, когда ей за тридцать?!
– Я знаю, ты начинала все, что пригодилось для Дези, когда настаивала сделать свою русскую выставку.
– Оставим эту тему, мама. Мы говорим о совместном бизнесе, и это принесет большой успех, наши доходы падают за последний год. Если мы не позаботимся о «Боннингтоне», он тоже станет старомодным названием. Будьте разумнее, мама. Вы же воевали со своим папой.
– Должно быть, так. Но здесь все модернизировано. Это беспокоит. «Боннингтон» всегда считался первоклассным и разнообразным магазином.
– Но в нем были и цены, которые теперь никто не заплатит или не сможет себе позволить. Джеймс сказал, что до тысяча девятьсот тридцатого года половина больших магазинов в Лондоне разорится.
– А что, Джеймс пророк?
– Я не смотрю через розовые очки. Он просто понимает экономические тенденции, если вы хотите знать, что я думаю о нем.
– А я еще кое-что понимаю в отделе мод, если ты хочешь знать, что я думаю о Джеймсе.
– Тут совсем другое, – заметила Флоренс. – Это подвижный рынок в экономике бизнеса по всей стране. Мировые тенденции.
– Тростниково-зеленая неделя едва ли может быть лекарством от разорения, – ядовито заметила Беатрис.
Она решила медленно прогуляться по своему любимому магазину, по первому этажу, покрытому коврами, всегда нарядному, красочному, с цветными банкетками в проходах, со сверкающим хрусталем и ювелирными изделиями, лампами и абажурами, шелком и парчой. Затем она поднялась по лестнице в прелестный ресторан, вдали – мебель и ковры, поблескивали акры полотна и Дамаска, как холодные голубые льдинки, в отделе мехов блестели норка и соболь, тут же находился джентльмен, накинувший пиджак на одну руку, оставшуюся после войны, – проницательный Джеймс Браш. Здесь были керамика и фарфор, а затем хозяйство Флоренс – мода для леди с гвардией узкобедрых манекенов в непривлекательно обтянутых платьях со спущенной талией, тесно натянутых колокольчиках шляп, спускающихся на брови.
Прежде чем она закончила обход магазина, ее больные бедра дали о себе знать. Она проделала обратный путь в свое убежище, в позолоченную каморку, которая все еще оставалась на возвышении перед главным входом. На днях Флоренс проводила кампанию по высмеиванию ее убежища, сказав, что каморка безнадежно устарела. Во всяком случае, она не достойна хозяина обширного магазина, чтобы сидеть на возвышении подобно мадам в доме сомнительной репутации.
Сравнение Флоренс было неудачным. Беатрис холодно заметила, что нет лучшего места для кассы и для того, чтобы держать под наблюдением честных продавщиц, которых могут оговорить, и пока Беатрис здесь существует, ничего меняться не будет.
Но она боялась, что, когда уже не сможет командовать, здесь многое изменится.
Рабочий день еще не прошел, а ее больные бедра доставляли ей сильную неприятность. С другой стороны, она благословляла боль, потому что это давало ей право чаще оставаться дома с Уильямом. У него был второй несильный сердечный приступ летом. Это подорвало его силы, и теперь он стал совершенным инвалидом. Он никогда не рисковал выходить из дома дальше, чем на террасу, и проводил большую часть времени, возясь со своими коллекциями бабочек, возвращаясь к своей юности и вспоминая, где какой экземпляр он поймал.
– Беа, – звал он ее. – Подойди и посмотри на этот потрясающий цвет. Ты когда-нибудь видела более восхитительное существо, чем бабочка? Дезин ребенок думает, что это занятие – развлечение. А люди, которые делают витражи и гобелены, может, тоже развлечение? Она должна учиться, иначе, не будет понимать прекрасного в жизни. Научи ее этому. Научишь?
– Ты можешь это сделать сам, – сказала Беатрис.
– Мы с ней, кажется, не нашли общего языка, к несчастью. Я старый эгоистичный человек и возмущен, что она не похожа на свою мать. Ведь она нарушает семейный уют.
– Пришло время тебе отдохнуть, мой любимый. Запри свой кабинет.
– Полагаю, не так много мужчин сейчас являются образцом. Я так много заботился о прекрасном.
– Но ты не получил прекрасного в виде меня, – сказала Беатрис сдержанно.
– Не клевещи на себя, Беа. Я не люблю, когда ты это делаешь.
– Мы просто приспособились друг к другу, вот и все.
– Что бы там ни было, ты любишь говорить об этом. Но я действительно не хочу утомлять себя присутствием неуклюжих внуков, которые вертятся вокруг. У меня осталось слишком мало времени, чтобы тратить его на них.
– Я знаю, мой дорогой, и запретила Анне беспокоить тебя.


Когда произошел следующий случай с Анной, Беатрис не могла больше убеждать Уильяма и Флоренс оставить девочку и дала телеграмму Дези, чтобы она приехала и забрала своего недисциплинированного ребенка. Беатрис считала, что невозможно было отправить это несносное существо босым и нищим, когда Анна в последний момент появилась в дверях «Боннингтона». Она просто не могла быть в ладу с собой, если не приведет ребенка в порядок.
Маленькое странное замкнутое лицо девочки будет преследовать ее всегда, как преследовала Мэри Медуэй. Она испытывала неразумное чувство, что она обязана и в долгу перед непривлекательным подкидышем.
Казалось, ее возвращение в школу после бегства было эпизодом, и Анна чувствовала себя героиней. Она действительно считала, что может защитить себя настоящим ружьем! Эта дурная слава сделала ее лидером маленькой группы учеников, которые восторженно ожидали от нее других отважных подвигов. У Анны было достаточно воображения.
В летнее время произошло событие, дошедшее до неизбежной кульминации. Однажды ее бабушку вызвала директриса школы и сказала, что Анну придется исключить. У Анны была раздражающая способность съеживаться и казаться наполовину меньше своего размера, когда у нее были неприятности.
Маленькая, исхудавшая фигурка стояла перед Беатрис в утренней комнате, слишком ранимая, чтобы успокоиться. Или негодница была замечательной актрисой, притворой с бесчувственным сердцем?
Не следовало поддаваться ее патетической манере поведения.
– Анна, надеюсь, ты не думаешь, что я больше не отправлю тебя в школу? Ты должна учиться. Ты понимаешь последствия твоего отвратительного поведения? Так что завтра ты отправишься в другую школу. Я нашла ее для тебя в Хайгете. Бейтс отвезет тебя туда утром и приедет за тобой после уроков. Я не собираюсь подстерегать тебя на улице и предупреждаю, что правила в этой школе очень строгие. Если ты нарушишь хоть одно из них, то директриса обещала наказать тебя соответственно, по своему усмотрению. Она все знает о тебе, но ученики не знают. Так что у тебя есть еще одна возможность. Надеюсь, ты найдешь в себе силу воли и выдержку, чтобы жить по этим правилам. Ты согласна? Или хочешь что-нибудь сказать?
– Я думаю, вы должны отправить меня к маме, – сказала Анна каким-то чужим голосом:
– Ты хочешь уехать?
– Нет, нет, нет! – закричала Анна по-русски. Когда Анна испытывала сильное потрясение, она переходила на русский язык, без сомнения, язык ее детства.
Беатрис сдержалась и не сдвинулась с места. Может, со стороны Анны это был еще один трюк?
– Тогда, будь добра, веди себя прилично. Попытайся считаться с людьми. Это гораздо приятней, чем выглядеть противной.
После этого, хотя Анна оставалась колючей и недружелюбной, к счастью, не было главной тревоги, потому что здоровье Уильяма сейчас вызывало беспокойство у Беатрис, и оно все время возрастало. Следующий приступ бронхита обрушился на него, и он страшно задыхался. Все обычные средства лечения не помогли. Наблюдая за его худым посиневшим лицом и слушая поверхностное затрудненное дыхание, Беатрис понимала, что пришло время написать Дези и умолять ее, чтобы она вернулась домой повидаться с отцом.
Она избегала огорчать предположением, что Дези может приехать, не только своих домочадцев (исключая Уильяма), но, возможно, и Анну. Но ради Уильяма она должна была это сделать.
Однако Дези ответила:
«Меня привело в отчаяние то, что я услышала о папе. Но всю мою жизнь, сколько я помню, были эти приступы, и он всегда выбирался из них. И вы должны согласиться, мама, что всегда преувеличивали степень его болезни. Вы постоянно ходили вокруг него на цыпочках, если наступали сильные холода.
Мне будет очень затруднительно сейчас приехать в Англию. Рендольф теперь начинает новый фильм, и у меня в нем роль – правда, маленькая, но жизненно важная для меня на будущее. Я знаю, папа поймет меня. Поцелуйте его от меня, и я желаю ему скорого выздоровления.
Я буду молиться за него, но перестала верить в Бога, когда моего дорогого Сергея убили и я пережила ужасное время, пытаясь спасти свою и Аннину жизнь. Теперь я знаю, что в этой жизни справедливо хватать самое важное для себя.
Скажите Анне, что я вскоре пошлю ей посылку с красивой одеждой. Я постоянно благодарю вас и папу за Анну и уверена, что вы исправите ее трудный характер и плохое поведение. Она такой смешной маленький утенок, и я все время думаю о ней, потому что она напоминает мне о том, что я забыла. Дети бедные маленькие дьяволята и требуют очень много милосердия от их эмоциональных родителей».


Беатрис никому не показала это смутившее ее письмо. Оно содержало так много правды. Смутило ее и то, что Дези прежде всего сосредоточилась на себе и никому не прощала вины.
Просто надо было найти форму, чтобы сказать Уильяму, что Дези не может приехать в настоящее время. Летом, когда ему станет лучше и он сможет насладиться ее приездом, она прибудет.
Если он доживет до лета. Каждый день был похож на последний.
Беатрис забросила магазин и обосновалась рядом с Уильямом, проводя около него день и ночь. Когда Флоренс принесла ей финансовые бумаги, Беатрис не приняла их. Это даже хорошо, сказала Флоренс, потому что счета были мизерные. Обнаружилось резкое падение спроса на товары. Возможно, спрос повысится в будущем году, но, с другой стороны, может и не повыситься. Запасы отдела были ужасно дороги, чтобы пойти в ход, а арендная плата за дорогое место на Бейсвотер Роуд, которое дедушка приобрел так дешево, очень скоро достигла астрономической цифры.
Флоренс изучала свою новую прическу, которую она сделала, но довольно скоро обнаружила морщины под глазами и удивилась. Она думала и о том, сможет ли оплатить свой прекрасный отдел мод на верхнем этаже. Девушки начали тратить деньги на то, чтобы привести в порядок свои волосы и лица. Она должна сказать об этом Джеймсу. Маме бесполезно говорить, что сейчас, что после папиной смерти. Мама сопротивлялась всяким изменениям, и это заставляло «Боннингтон» катиться под гору. Она просто отстранилась. Эту старомодную кассу можно было снести и поставить на ее место что-нибудь занимательное.
У папы дело идет к смерти, конечно. Его кашель становится все более сильным с каждым дыханием, и они тратят деньги на дневных и ночных сиделок, даже несмотря на то, что мама никогда не отходит от него и страшно возмущается присутствием сиделок.
Что за жадная женщина она была! Всегда хотела всего: папиной любви, повиновения своих детей, абсолютного контроля над своим магазином и в результате авторитета, который будет признан всеми. А была ли она еще и счастливой?
«Да, счастье – наиболее иллюзорно изо всех человеческих стремлений», – размышляла Флоренс. Частично это было потому, что она стала жертвой собственной натуры. Глядя на себя, на свой жизненный путь, можно было сказать, что она преднамеренно позволила зачерстветь своему сердцу, после того как Десмонд предал ее. Это было драматическое событие и странное мазохистское удовольствие, без которого она теперь не могла обходиться.
Но глядя на Эдвина, который ушел в себя от реальности, глядя на Дези, которая ставила себе цель – только богатая жизнь, Флоренс думала: что за семья! Мама и папа знали об этом. Почему они не дали потомство «бабочек»?
И о чем они думают сейчас, в этой темной, всегда жаркой комнате больного? Они вспоминают свое романтическое счастье, давно прошедшее, до того как появились на свет причиняющие беспокойство дети?
Флоренс неистово тряхнула короткими волосами, и ее губы сложились в тонкую ниточку. Это несправедливо. О чем она будет вспоминать на смертном одре? О своем триумфе в бизнесе?


В ранние утренние часы ноября Беатрис открыла занавески, потому что Уильям попросил ее об этом.
Луна, пробивавшаяся сквозь туман, была на исходе. Небо темное, ночь еще не растаяла. Уильям попытался что-то сказать об Италии, стране, которую он всегда любил больше всего. О Венеции? О гондолах на темных блестящих каналах? О море цвета лаванды? Об островах, утопающих в солнечном свете?
– Белые павлины, – сказал он отчетливо, – расскажи мне о них.
И она, держа его холодеющую руку в своей руке, вспоминала белых павлинов на Изолла-Белла, и Мэри Медуэй, и рождение Дези.
И знала, с какой глубокой, страстной горечью она говорит о тех, кто в последние минуты владел мыслями Уильяма. Может, он думал даже, что это Мэри держит его за руку?
Дверь спальни тихонько приоткрылась. Свет из коридора осветил любопытное лицо Анны.
– Бабушка!
– Уйди! – сказала Беатрис шепотом.
– Дедушка умер? Я не боюсь мертвых. Я видела их до этого.
– Убирайся! – резко сказала Беатрис. – Оставь нас одних!


Дези послала невероятно шикарный венок белых роз и гвоздик из домашней оранжереи. Склеп Овертонов был снова открыт, и еще один узкий гроб присоединился к их усыпальнице. Беатрис держалась твердо. Анна, Эдвин и Флоренс стояли около нее. Эдвин был в темном костюме, благодарение Господу, в изящном темном пальто, но, когда он распахнул его и пола откинулась, Беатрис с ужасом увидела «Смерть или слава» – эмблему 17-й уланской дивизии. Жуткий череп и скрещенные кости, нелепо приколотые к лацкану его пиджака. «Действительно, – подумала она, и бешенство овладело ею, – почему Флоренс, почему кто-нибудь не проверил его одежду?!» Теперь каждый мог увидеть, что семья Овертонов обречена: психика Эдвина была не в порядке, Флоренс с ее плоской, несексуальной фигурой уклоняется от замужества, только этот маленький странный полурусский ребенок представляет будущее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Говори мне о любви - Иден Дороти



замечательная книга жизненная я плакала в конце
Говори мне о любви - Иден Доротитатьяна
16.03.2012, 23.03





Оценки не соответствуют этому роману. Он замечательный и под него точно не заснешь. От меня оценка 10.
Говори мне о любви - Иден ДоротиGala
27.04.2014, 13.01





Прекрасный роман, нет слов то удовольствие, которое получила. 10+
Говори мне о любви - Иден ДоротиOlga
13.05.2014, 8.33





роман и в самом деле интересен...и от меня десяточкa....
Говори мне о любви - Иден ДоротиСветлана
17.11.2014, 21.27





Не смогла дочитать , это'' кошмар''
Говори мне о любви - Иден Доротитанюшка
4.03.2015, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100