Читать онлайн Агнец на заклание, автора - Иден Дороти, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Агнец на заклание - Иден Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Агнец на заклание - Иден Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Агнец на заклание - Иден Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Иден Дороти

Агнец на заклание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Одежда, одежда, одежда. Как повторяющаяся тема мелодии она проходила через все. Элис наблюдала за Маргарет, примерявшей зеленое платье снова и снова. Ей так хотелось его купить, но оно было слишком дорогим для ее тощего кошелька. Пятьдесят фунтов — чепуха, а не деньги, и она уже купила туфли и белье.
Маргарет обнаружила, а может, и давно об этом знала, что ее фигурка в хорошей одежде выглядит совсем по-другому. Но Элис, несмотря на все желание помочь, уже устала. У нее были и свои дела. Казалось, ей никогда не избавиться от обоих — от Маргарет и Дандаса.
С большим трудом удалось убедить Дандаса оставить их одних в магазине. Они приехали в Хокитику в середине дня, перекусили в отеле, где Дандас заказал комнаты, и наконец убедили его, что его общество ни к чему, что они сами займутся своим гардеробом.
Дождя не было, но низкие серые тучи, будто крыша, накрыли противный городишко. Почему все эти маленькие городки Новой Зеландии такие, будто их наспех соорудили за одну ночь? Будто их построили из-за чрезвычайной необходимости — ну, золотой лихорадки, к примеру, — а потом оставили полупустыми-полумертвыми. Хокитика как раз была таким городком. Улицы убегали к лесистым окраинам, отели опустели, в скудных магазинчиках — почти ничего приличного. Но Маргарет все равно была рада и так поглощена выбором пальто (как она не походила теперь на ту печальную девушку, которую они с Кэтрин пытались нарядить), что Элис вдруг поняла — она больше не может ждать, ей надо избавиться от общества Маргарет хоть ненадолго.
— Маргарет, мне что-то нехорошо, я, пожалуй, вернусь в отель.
Маргарет озабоченно посмотрела на нее без всякой враждебности, как хорошо воспитанная девочка.
— О, извини, Элис, я тебя так задержала. Я забыла, что ты больна. Да, ну и доктор из меня получится… Я провожу тебя.
— Нет, нет, не надо. Закончи с покупками, другого случая не будет. На свежем воздухе мне станет лучше.
— Ну ладно. Я знаю, что папе не терпится утром отправиться обратно.
— Все будет хорошо. Не спеши.
И Элис вышла из душного зала. Честно говоря, она и впрямь ощущала слабость, но свежий воздух привел ее в чувство. На улице она обратилась к первому попавшемуся прохожему.
— Простите, вы не могли бы сказать, где магазин мясника Смейла?
— Прямо за углом, мисс.
— Спасибо.
— Элис свернула за угол и увидела витрину с кусками мяса. Небольшого роста человек с круглым веселым лицом взвешивал связку сосисок. Элис поняла: он — тот, кого она искала. Все оказалось очень просто.
— Да, мадам? — живо спросил он, когда девушка вошла в магазин.
Элис не стала прибегать к уловкам.
— Вы отец Тотти? — спросила она. Живая благожелательность торговца исчезла. Можно было и не задавать этого вопроса — Тотти была его копией.
— Меня зовут Смейл. Что вы хотите?
— Я просто хочу узнать, где могу ее увидеть. Она работала у Торпов, но уехала, когда я болела, и не попрощалась со мной.
Смейл снова занялся сосисками.
— Ее здесь нет. Пару дней назад она уехала.
— Уехала из города?
— Да.
Элис заметила еле сдерживаемый гнев в голосе мистера Смейла. Она облокотилась на прилавок.
— Почему она так поступила, мистер Смейл? Разве ей не было хорошо у Торпов? Я вообще-то думаю, что там что-то странное. Я провела там толь ко одну ночь, но… Знаете ли, неспокойное место. 5-лично не хотела бы там работать.
Хитрость возымела действие.
Мистер Смейл повернулся к ней и сердито заговорил:
— Что там творится? Мы всегда думали, что Тотти хорошо устроена, но она вернулась домой с этой бриллиантовой брошью, и ей надо искать другую работу, в Норд-Айленде. Слушайте, это не совсем честно. У других девушек могли быть какие-то причины, но с Тотти все в порядке. Мы с матерью можем поклясться, что ничего плохого она сделать не могла. Почему ее надо было выгонять?
— Но разве Тотти не объяснила вам?
— Ни слова, — гневно ответил отец. — Миссис Смейл проговорила с ней с утра до вечера, но та держала рот на замке. А потом упаковала вещи и отбыла.
Вдруг он понял, что, возможно, Элис — очевидец чего-то. И он горячо спросил:
— А вы кто такая, мисс? Вы что-то знаете?
— Ничего, что могло бы хоть чем-то помочь. Я хотела задать Тотти кое-какие вопросы. Она, вероятно, видела, что там происходит, знала, почему, например, надо на ночь запираться в комнате. Вы сказали, что у нее бриллиантовая брошь?
— Да, маленькая, но настоящая. За что это ей, мисс?
— Уж не знаю, — медленно проговорила Элис под взволнованным взглядом Смейла. — Может, это вроде взятки? Но вы не волнуйтесь, мистер Смейл. Докопаемся.
— Я бы хотел, чтобы у вас это получилось. Потому что единственное, что мы с матерью знаем, — Тотти всегда побаивались из-за ее острого ума.
Через полчаса Элис сидела в запущенной неуютной гостиной на Ратлэнд-стрит. Найти священника оказалось потруднее, чем магазин мистера Смейла. Но она и в этом преуспела с помощью добродушного таксиста, который, вероятно, подумал, что девушка занимается приготовлениями к свадьбе.
Ожидая священника, Элис размышляла над тем, что услышала от отца Тотти. Очевидно, брошь — плата за молчание. Ясно. Но и других подкупили. Маргарет — деньгами. Дэлтон Торп, должно быть, счел необходимым платить за какую-то тайну, но почему Дандас подкупает свою дочь? Вдруг новая мысль пришла Элис в голову. Возможно, и шуба Камиллы — тоже взятка. Наверное, она тоже что-то знала. У нее было записано: «Дела становятся опасными…» Может, это связано с каким-то событием и не имеет лично к ней никакого отношения?
Если это так, подумала Элис, тогда, должно быть, шуба не смогла заставить Камиллу молчать. Любой знакомый с ней знал, что ее можно заставить замолчать только силой.
Почему же, вдруг подумала она, я не верю в письмо из Сиднея?
Мысли Элис прервал пожилой джентльмен со снежными длинными волосами, похожий на святого.
— Вы хотели меня видеть? — мягко спросил он, входя в гостиную.
Как и в случае с мистером Смейлом, Элис не видела причин запутывать следы.
— Мне нужна ваша помощь. Я не могу найти подругу. Насколько я знаю, недели три-четыре назад она была у вас, готовясь к свадьбе, а потом бесследно исчезла.
Священник сел.
— Ну, если это так, то чем я могу помочь?
— Может, она говорила вам о человеке, за которого собиралась выйти замуж? Если бы я узнала, кто он, это очень бы помогло.
— Вы, вероятно, подруга молодого человека, который был у меня три дня назад. Очень порывистый юноша. Темноволосый. Он был так настойчив, что я предположил, может, у него личный интерес к той молодой особе. Но теперь я вижу, что, возможно, и нет.
Элис не стала обращать внимания на его догадки. Старик был в том возрасте, когда питают слабость к молодым парам, собирающимся пожениться, и читал им длинные проповеди. Но строить предположения о планах Феликса и ее — пустая трата времени.
— Да, он мой друг. Он попросил меня зайти к вам и поговорить. Я очень беспокоюсь о Камилле. Видите ли, вряд ли разумно с ее стороны готовиться к свадьбе в Хокитике, если убегаешь с мужем в Австралию.
— О да. Она была разговорчива. Я пришел к печальному выводу, что она совершает ошибку, но таковы многие юные невесты. Самое большое значение она придавала внешней стороне венчания. Да, красивое, но суетное зрелище, дорогая. Это не главное в браке. Девушки полностью уходят в эти хлопоты, чтобы скрыть свою нервозность. Но ваша подруга — не такая. Она просто собиралась, как говорится, радоваться огням рампы.
Элис могла себе представить нетерпение Феликса, если старик в таком же духе говорил и с ними. Она улыбнулась, вспомнив его нахмуренные брови. Мысли о Феликсе снова вызвали в ее душе нежность и в то же время ужасную безутешную боль.
— Так она собиралась венчаться?
— О да, конечно. В моей церкви в первую неделю февраля. Она не назвала точную дату и не захотела церковного оглашения, что редко случается. Она собиралась зайти еще, но, боюсь, это уже никогда не случится. А теперь вы говорите, что она вообще исчезла. Ах, порывистое дитя! Я надеюсь, она будет счастлива.
Элис подалась вперед. Выудить что-то у этого старого священника — все равно что идти по песку.
— Ну, скажите, она хоть раз упомянула имя того, за кого собиралась замуж?
— Да, моя дорогая. Но память моя, уже не та. Она так много говорила. Но я помню, что она собиралась провести остаток жизни на леднике и что горы давят на нее и вызывают у нее мурашки, так она выразилась. — Старик ласково улыбнулся. — Я думаю, ей стоит посерьезнее обдумать свое замужество, если она намерена жить в окружении того, что вызывает у нее мурашки. Теперь я, кажется, припоминаю. Она назвала его. Имя начинается с буквы «Д».
Круг замкнулся. Он начался с буквы «Д» и к ней вернулся. Конечно, Камилла собиралась выйти замуж за Дэлтона, за Дандаса, а может, даже за Феликса, ее Дода. И затем налетел этот незнакомец и сбил ее с толку. Но доказательств того, что это произошло, не было.
И для чего эти таинственные взятки — подарки, которые делаются сейчас, когда Камилла, вероятно, в тысячах миль отсюда?
Элис отвергла печальные предположения священника о том, что и сама она скоро намерена подумать о супружестве, и наконец ушла. Голова ее стала как деревянная.
Она злилась на Феликса, который уехал и бросил ее на съедение волкам. Она понимала, что во всем этом деле гораздо больше скрыто в глубине, чем плавает на поверхности. Возможно, он сам знает слишком много… Элис вдруг снова ощутила мертвое тело сороки в руках, тяжелые холодные крылья и услышала голос Феликса: «Скажи, что ты знаешь, черт побери!» Может, Феликс решил, что мудрее исчезнуть? Он, конечно, пригласил ее с собой, но это была формальность. Может, он даже обрадовался, когда Элис отказалась. И уехал.
Элис вздрогнула, оказавшись на улице, и ощутила тоску по Дандасу. Она больше не будет судить с налета. (Потому что, будь Феликс человеком, за которого Камилла собиралась замуж, он не посоветовал бы Элис навестить священника, чтобы узнать о планах Камиллы насчет подвенечного платья.) И вообще ей больше не хотелось думать. Ей хотелось слушать, как Дандас говорит: «Ты устала, моя радость, ты должна мне позволить позаботиться о тебе».
Но все оказалось не так. Когда она добралась до отеля, Дандас и Маргарет стояли в вестибюле. Маргарет выглядела испуганной и, увидев Элис, с облегчением воскликнула.
— Наконец-то! Видишь, папа, я же говорила, что она появится.
— Да, — сказал резко Дандас, — поднимайся к себе и жди нас там. Я хочу поговорить с Элис.
Маргарет снова выглядела, как неуклюжая школьница-переросток. Она ушла. А Элис, посмотрев на Дандаса, увидела темный блеск глаз чужого человека. Она вдруг разглядела перед собой мужчину средних лет и, сама будучи едва ли старше Маргарет, была почти так же смущена и испугана.
— Где ты была? — резко спросил он.
— А что такое, Дандас? Гуляла по городу.
— Маргарет сказала, что тебе нехорошо и ты пошла в отель полежать. Как же ты могла ходить по городу, если плохо себя чувствовала? — Люди входили и выходили, и Дандас понизил голос до сердитого шепота.
— Я думала, что свежий воздух приведет меня в чувство. Дандас, ты как будто меня проверяешь. Почему?
Он немного смутился.
— Мне не нравится, когда тебя нет. Ведь ты мне дорога. Пообещай, что снова не уйдешь вот так, одна.
— Но, Дандас, это смешно. В таком маленьком городе. Если ты намерен за мной следить, то какой смысл…
— Я не слежу за тобой, но мне показалось, что плохое самочувствие — предлог.
— Ну что ж, это так и есть. Мне надо было кое-кого повидать.
Вдруг лицо его напряглось и странно опало, как будто кожа обтянула череп. Вокруг рта прорезались глубокие морщины.
— Кого?
— Отца Тотти. Он мясник. Я хотела повидать Тотти, но она уехала из Хокитики.
Таинственность исчезновения девочки снова увлекла Элис, и она выпалила:
— Дандас, все ужасно странно у этих Торпов. Они дали Тотти взятку, лишь бы она ушла и молчала. Она что-то знает. Что это может быть?
Неужели лицо Дандаса было таким напряженным и чужим? Наверное, ей померещилось. Он улыбается, он просунул ее руку себе под локоть.
— Маленькая глупышка, ты думаешь, что все выяснишь? Но это ведь не твое дело. Когда ты сюда приехала, я видел, что ты хочешь влезть во что-то странное. Я и сам часто думал, что в этом доме происходят странные вещи. Но не суй свой хорошенький носик в чужие дела.
Этот успокаивающий мягкий голос, как обычно, сделал свое дело. Неужели Дандас только что был сердитым чужаком? Нет, это игра ее воображения.
— Но Камилла… — начала она. Дандас поднял брови.
— Ты все еще беспокоишься о ней? Ведь известно, где она. Я отправил ее вещи. — Он выглядел неуверенным. — Или ты думаешь, я слишком прост? Доверчив? Ты думаешь, что Торпы… Нет, это фантастика. Нельзя все время об этом думать.
Мы здесь для того, чтобы наслаждаться. Я заказал маленький праздничный ужин. Прекрасное вино. В здешних отелях его трудно достать, но я заказал самое лучшее, что у них есть. Беги отдохни, а потом, в семь, мы встретимся.
Он любовно пожал Элис руку, и теперь все было так, как она и ожидала. Ее снова окутала доброта Дандаса. Но она не могла понять, почему не сообщила ему о священнике и о том, что тот рассказал о Камилле и о ее белом подвенечном платье.
Когда Элис спустилась к ужину, то увидела миссис Джоббетт. Та стояла на пороге гостиной спиной к ней, но это, без сомнения, была ее квадратная сильная фигура, ее гордая посадка головы. Она была во всем черном и выглядела весьма респектабельно. Она могла показаться чьей-то матерью, но что-то в ее облике наполнило Элис ужасом. Если миссис Джоббетт здесь, то здесь и Торпы.
Пока Элис колебалась, та обернулась, и черные глаза сразу заметили девушку, в нерешительности стоявшую на лестнице. Она удивленно улыбнулась и приятным голосом произнесла.
— Добрый вечер, мисс Эштон. Мы не ожидали увидеть вас здесь.
Если Торпы здесь, может, попытаться увидеть Кэтрин? Если хватит мужества.
— Да, — неуверенно сказала Элис.
— Вы домой?
— Нет. Я снова собираюсь на ледник. — Даже сейчас Элис не хотела поддаваться этой женщине.
Но миссис Джоббетт, казалось, пребывала в добродушном настроении, она кивнула и с сочувствием отозвалась:
— Честное слово, не могу понять, как вы переносите этот дождь. Он нагоняет тоску. Я очень рада, что могу уехать отсюда.
Прежде чем Элис успела что-то ответить, она прошла мимо нее прямо на лестницу.
Элис подумала, спросить ли у администратора о Торпах — здесь они или нет, но спустились Маргарет и Дандас.
На Маргарет было новое платье, » только что купленное, и наконец она выглядела соответственно возрасту. Она была высокой девушкой, а не ребенком-переростком. Но ее вид портило мрачное выражение лица. Казалось, она никогда не была счастлива, беззаботна и оживлена. Элис вздохнула: очень трудно с Маргарет, с ее крайностями. Но она надеялась, что обещанный Дандасом вечер развеселит девушку.
Сейчас Дандас был в хорошем настроении, он заказал шерри и тут же попросил повторить. Щеки Маргарет порозовели. А когда они увидели бургундское, принесенное официантом, и жареного утенка, она недоуменно взглянула на отца. Она не привыкла к вину? Оно на нее подействует, подумала Элис, потягивая напиток и наслаждаясь его теплым расслабляющим действием. Если бы только ей удалось избавиться от страха, что в любую минуту может появиться Дэлтон Торп!
Так оно и вышло. Во всяком случае, когда Дандас кончил длинную речь об успехах, о том, как хороша Маргарет в новом платье, девушка опустила глаза, потом подняла их и с вызовом сказала Элис:
— А когда вы собираетесь покупать свадебное платье? — Она захихикала. — Не торопитесь. А то, может, вы раздумаете выходить за отца, и у него появится еще одна реликвия.
Глаза Дандаса сверкнули.
— О чем это ты, Маргарет? — спросил он бархатным голосом.
Маргарет снова хихикнула.
— Элис знает.
— Боюсь, моя дочь не привыкла к бургундскому, — сказал Дандас. — Можешь ты объяснить мне, над чем это она смеется?
— Я думаю, над подвенечным платьем, которое лежит у тебя в доме наверху, — ответила Элис. Она собиралась сама задать этот вопрос, но Маргарет от вина осмелела. — Кто такая мисс Дженнингс, дорогой? Ты мне никогда о ней не рассказывал.
Дандас взял бутылку и снова налил Элис в бокал вино.
— Что за дьявольскую сказку рассказала тебе Маргарет, моя прелесть? Я хорошо помню, что никогда не обсуждал с ней этот несчастный случай. Да она ребенком тогда была.
— А я помню Дженнингс, — возразила Маргарет дерзко. — Она обычно завивала волосы, как маленькая девочка. Но она ведь не была молодой, да, папа? Я даже думаю, что она была довольно старой.
— Ее возраст не имеет к делу никакого отношения. — Дандас говорил тоном, каким обычно разговаривают с балованным ребенком. — Да, в самом деле, она была немного старше меня. Возможно, это и было причиной подумать, что все затеянное — ошибка. Я не считаю, что пять лет разницы имеют большое значение, но тем не менее жениться на ней мне не следовало. К счастью, мы оба пришли к такому выводу.
— Но как тебе удалось сохранить ее платье? — спросила Элис.
Мисс Дженнингс была для нее совершенно нереальной личностью. Она воплотилась в кружевном белом платье, что поблекло и пропахло шариками от моли. И даже если бы Элис была сильно влюблена в Дандаса, мысль о неодушевленном предмете, каким была для нее мисс Дженнингс, ее бы не взволновала.
— Она уехала и не сказала куда. Если совершенно честно, она сбежала, и весьма взволнованная. Когда я обнаружил платье, то решил сохранить его на случай, если она за ним пришлет. Но, мне кажется, для нее все было так болезненно, что она не захотела никаких напоминаний. Вот оно и рассыпается на чердаке. Мне надо устроить там уборку. Да, действительно. А иначе, дорогая, ты подумаешь, что выходишь замуж за старьевщика.
Элис улыбнулась. Мысль о замужестве была так же нереальна, как и мисс Дженнингс. Маргарет допила вино и посмотрела на отца дерзко и проницательно.
И тут вошел Дэлтон Торп. Он в одиночестве постоял в дверях, ожидая, когда ему укажут свободный столик. Элис насторожилась, заметив, как он осматривается, а потом, увидев их, без всяких колебаний подходит.
— Вот повезло. Я хотел попрощаться с вами, но никого не нашел дома, когда заехал. Мы с сестрой уезжаем.
— Уезжаете? — воскликнул Дандас. Дэлтон улыбнулся. Его лицо было бледным и изможденным, но печаль в глазах отсутствовала.
— Да. Я говорил мисс Эштон об этом вчера, но не думаю, что она мне поверила.
— Но так внезапно? — воскликнул Дандас.
— Да, обычно мы с Кэтрин так и делаем: решаем — и на следующее утро отправляемся. Горы давят на сестру, и, я думаю, мы поедем к морю. Я оставил здесь агента, который все уладит, а мы завтра едем на восток.
Наконец Элис обрела голос.
— Кэтрин здесь?
— Да. Она не настолько хорошо себя чувствует, чтобы спуститься сюда, но уже гораздо лучше. Вы бы навестили ее позже. Она тоже хотела попрощаться с вами. Комната номер сорок шесть.
Когда Дэлтон отошел к своему столику, Элис покачала головой и пробормотала:
— Ничего не понимаю. Ничего.
— Но почему они уезжают, папа? — спросила Маргарет.
— Не имею ни малейшего понятия, моя дорогая. Торпы всегда были странными, как ты знаешь. Единственное, что точно могу сказать, — у них никогда не было финансовых проблем. Куда ты, моя прелесть?
Элис бросила на стол салфетку и встала.
— Извини меня, пожалуйста, Дандас. Это был прекрасный ужин, но я больше не могу ни пить, ни есть. Пойду наверх, к Кэтрин. Потому что я просто ничего не могу понять. — Она прижала руки к вискам. — Иногда я думаю, что я сама какая-то странная.
Кэтрин крикнула своим красивым легким голосом:
— Входите!
После минутного колебания Элис открыла двери и вошла.
Кэтрин сидела в кровати и читала. Она была бледная и усталая, в красивых глазах не было блеска, а руки, державшие книгу, походили на створки тонкой морской раковины. Она приветливо сказала:
— Здравствуй, Элис. Что ты здесь делаешь? Я не знала, что ты в городе, если это, конечно, можно назвать городом. Правда ведь, странное местечко? Оно меня подавляет. И все эти опустевшие дома, когда-то полные жизни. Я люблю веселые места, а не те, которые умерли полвека назад. Слава Богу, наконец-то Дэлтон согласился переехать.
Что-то в ее быстром тонком голосе смущало Элис. Она так много говорит. Кэтрин легко отнеслась к появлению Элис, как будто привыкла, что люди как-то сразу материализуются из воздуха там, где она появляется.
— Твой брат сказал, что ты больна. Сейчас тебе лучше?
— Да, намного. Спасибо. Но я так рада, что мы уезжаем. Смешно, конечно, что Дэлтон попытался стать фермером. Он же ничего в этом не понимает, а сообразил это только два дня назад. И мы решили переехать.
— Так быстро?
— О да. Мы всегда переезжаем внезапно, сразу, как решим. На этот раз мы едем в Австралию.
(Австралия. Там Камилла. И скоро там будет Феликс. Смешно предполагать, что между этими тремя есть какая-то связь.).
— И вы берете с собой миссис Джоббетт? Кэтрин слегка нахмурилась.
— Да. Миссис Джоббетт всегда и везде с нами. Дэлтон настаивает на этом, а когда я протестую, говорит: «Как ты будешь без нее?» Видимо, он прав.
— Тотти понравился подарок, — вдруг сказала Элис.
Кэтрин подняла на нее расширившиеся от удивления глаза.
— О, Дэлтон что-то подарил Тотти? Да, он всегда что-то дарит. И я не вмешиваюсь.
— И Камилле тоже?
Лицо Кэтрин потемнело, уголки губ опустились. Она готова была заплакать.
— Камилла другая. Она для нас много значила. Она была первой подругой за много лет. Но ты же видишь, как она с нами обошлась: я снова заболела. Дэлтон говорит, то я должна ее забыть. Знаешь, я думала, что мы с тобой тоже могли бы подружиться. У тебя такой мягкий голос, я люблю мягких людей. Но мы уезжаем раньше, чем я узнала тебя. И так всегда. Мне очень жаль, что ты не погостила у нас.
— Но ты, — начала было Элис, однако что-то в лице Кэтрин, в ее пустом взгляде, остановило ее.
— Так что до свидания, Элис. Очень хорошо, что ты зашла ко мне. Она протянула руку, и Элис ощутила хрупкость тонкой сухой кожи. Это была не рука, а лапка, похожая на птичью. Книга Кэтрин соскользнула с одеяла. Элис наклонилась, чтобы поднять ее, и прочитала название. Книга о жизни школьниц, написанная Анжелой Брейзил.
Элис медленно прошла к себе. Она села на край кровати, пытаясь думать. Голова слегка гудела от выпитого. Она не могла соединить вместе все события дня. В голове стоял гул голосов и вереница лиц: круглые глаза мистера Смейла, полные смущения из-за дочери, старый священник со своим любопытством к любовным делам Камиллы, странный гнев Дандаса из-за того, что она сделала что-то тайком от него, тонкое средневековое лицо Дэлтона Торпа, не жестокое, но весьма далекое от дружеского. И наконец, тонкий быстрый голос Кэтрин, ее костлявые ручки, вцепившиеся в книжку для школьниц. Элис бросилась на подушки, закрыла глаза. Лица закружились, как на карусели, рты открывались и закрывались, а голоса звенели в ушах.
Она, должно быть, слишком много выпила, и это досадно, потому что она чувствовала, что подошла к чему-то очень важному, но не может как следует на этом сосредоточиться, чтобы разобраться. Итак, Торпы собираются в Австралию, оставляя свой высокий белый дом, в котором, как она думала, спрятана Камилла. Феликс думает отправиться туда же. А Камилла уже там. По крайней мере, Камилла должна быть там, потому, что Дандас послал туда все ее вещи.
Вдруг Элис резко села. Она внезапно вспомнила о двух письмах, которые мисс Уикс отдала ей. Они все еще лежали в сумочке, она совсем про них забыла.
Элис потянулась к сумке и вынула конверты. На одном была марка Хокитики, на другом — Окленда. Вчера она собиралась отдать их Дандасу, чтобы он отправил их вслед за вещами Камиллы, но сейчас поняла, какой это было бы глупостью. Нет, она вскроет эти письма, адресованные Камилле.
Больше не споря со своей совестью, Элис вскрыла конверты.
Оклендское письмо было от адвокатской фирмы.
«Уважаемой мисс Мейсон, в связи с дарственной от покойной Мод Мейсон. К нам не поступила ваша расписка о получении суммы в одну тысячу сто восемьдесят девять фунтов десять шиллингов шесть пенсов, отправленной вам чеком от 16 декабря и являющейся вашей долей в наследстве вашей покойной кузины. Мы были бы весьма признательны, если бы вы немедленно подписали вложенную квитанцию и вернули нам. Искренне ваши Бейли Хендерсон и К».
Первая мысль Элис — радость: надо же, старуха не так уж плохо относилась к Камилле, оставила немного денег. Не такая уж огромная сумма, но для Камиллы, которая едва дотягивала до выплаты жалованья, — целое состояние. Она, должно быть, очень обрадовалась и с нетерпением ждала Элис, чтобы поделиться с ней своей радостью. И трудно было удержать это в секрете — Камилла обычно выкладывала все, что знала, и наверняка обсудила новость с кем могла.
С кем могла? С тремя Д. И в памяти Элис возник странный голосок: «Одолжи это мне…»
Уэбстер! Сорока, с необыкновенной живостью повторяющая все, что много раз слышала… Уэбстер, которому свернули шею…
Страх снова пополз по спине, опутывая Элис наподобие паутины.
Дэлтон Тори, должно быть, считал сестру привередливой и задабривая слуг, «то требовало денег. Феликс сидел без грозна и мечтал снова собрать труппу. Дандас, старьевщик…
Камилла писала: «Дела становятся немного опасными». «Но почему? — размышляла Элис. — Неужели такая небольшая, в общем-то, сумма была опасной? Скорее всего, опасность лежала в неистребимом кокетстве подруги — с тремя мужчинами сразу — и явно не исходила от бедного невинного наследства кузин» Мод».
Голова пошла кругом, когда Элис надорвала второй конверт.
Все, что в нем было, — счет.
«30 декабря. За одну ярко-красную ночную рубашку четыре шиллинга».
Элис вспомнила, как она лежала в кровати в ярко-красной ночной рубашке, выслушивая горячечное предложение Дандаса выйти за него замуж.
И сейчас ее предчувствие переросло в настоящий страх. Элис скомкала, лист бумаги и, услышав, как кто-то постучал в дверь, села.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Агнец на заклание - Иден Дороти



Не понравилось
Агнец на заклание - Иден ДоротиМарина
20.08.2010, 18.29





Полная фигня
Агнец на заклание - Иден ДоротиЮлия
14.08.2011, 12.26





разочарована концом...
Агнец на заклание - Иден ДоротиИрина
12.07.2012, 9.13





По-моему,когда писалась эта книга, автор явно или укололась,или обкурилась))) 3
Агнец на заклание - Иден ДоротиАлла
19.01.2013, 10.45





в каком месте это роман??????это вообще бред сумасшедшей.читала и ждала когда же гг-я поумнеет и вспомнит вообще о своей пропавшей подруге?!так и не дождалась.зря потратила время.даже 1 поставить рука не поднимается.НЕ ЧИТАЙТЕ!!!!
Агнец на заклание - Иден Доротиnadya110587
31.10.2013, 21.02





Согласна с другими комментариями только на половину. Романтичности особо не прослеживается. Отношения главной героини и ее возлюбленного не совсем понятно. Данная часть написана как то не так, но в остальном все нормально и с интересом дочитала.rnrnА так исчезновение девушки всем известно. и главная героиня об этом не забывала. А в таких ситуациях когда есть письмо от пропавшей дело рассматривать не будут даже если напишешь заявление.rnrnВ общем оценю на 8рочку.
Агнец на заклание - Иден ДоротиМарианна
5.06.2016, 22.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100