Читать онлайн Приют сердец, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют сердец - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Приют сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Апрель 1874 – Хартс Лэндинг.
Бренетта встала, едва забрезжила заря. Сегодня – ее одиннадцатый день рождения. Как обычно частью ее праздника было посещение на несколько дней столицы Бойсе. Бренетта не могла дождаться этого момента. Она любила поездки за припасами раз в полгода. Шумная столица их молодой территории всегда возбуждала ее.
Я даже не имею ничего против того, что всю неделю придется носить платья, подумала она, просовывая голову в одно из них. Хорошенькое бело-голубое платье из набивного ситца доходило до середины икры, что вполне устраивало ее. Бренетта, в отличие от некоторых девочек, совершенно не торопилась вылезать из коротких платьев. С длинными юбками просто намного больше хлопот.
Она радостно напевала вполголоса, ополаскивая лицо, потом приступила к расчесыванию волос. Скоро придет мама заплетать ей косы, и Бренетте не хотелось, чтобы хоть какая-то мелочь замедлила отъезд. Она была полна решимости расчесать все спутанные клубки к тому времени, когда появится Тейлор.
Покончив с расчесыванием, но все еще в одиночестве, Бренетта подобрала туфли и принялась зашнуровывать их. Пальцы казались неуклюжими, и дело продвигалось медленно. Ей хотелось бы надеть свои свободные, черные кожаные сапоги, но она знала, что мама ни за что не одобрит такой выбор. Тейлор с трудом терпела ее холщовые штаны и рубашки даже здесь, на ранчо. А в городе одежда – совершенно иное.
Легкий стук каблучков возвестил о прибытии Тейлор еще до того, как распахнулась дверь.
– Доброе утро, Нетта. Поздравляю с днем рождения. Она прильнула к Бренетте и крепко сжала ее в объятиях. Отступив назад, Тейлор сказала: – Бог мой, ты выглядишь очаровательно в этом платье. Мне так хочется, чтобы ты почаще одевала юбки. – Она вздохнула. – Что же это произошло с моей маленькой деткой – всегда одетой в розовые воздушные платьица, с волосами в кудряшках?
Бренетта в отвращении сморщила нос.
– Ну, хорошо, я знаю, о чем ты думаешь, юная леди. Подойди сюда, и давай заплетать косы.
Бренетте очень нравилось, когда мама работала с ее волосами. Пальцы двигались ловко и проворно, соединяя пряди в толстые косы. Мягкое подергивание кожи на голове, каким-то образом, успокаивало ее. Она изучала в зеркале лицо Тейлор, пока та работала. Потом перевела взгляд на собственное отражение. Все говорили, что она – копия мамы, и сейчас она попыталась сама это увидеть. У них обеих – небольшой нос и полные губы, высокие скулы, глубоко посаженные глаза и изогнутые брови. У Бренетты точно такие же непокорно вьющиеся черные волосы. Но в глазах Тейлор плескалась темная синева, а у Бренетты на рыжевато-коричневом фоне вспыхивали золотистые искорки. Ее глаза были потрясающим явлением, казалось, что они живут сами по себе, не принадлежа к остальным чертам лица. А так же, кожа Тейлор по-прежнему оставалась нежной и розовато-белой, в то время, как дни, проведенные на солнце, заканчивались для Бренетты появлением веснушек на носу. Нет, подумала она, я никогда не буду такой красивой, как моя мама.
– Ну вот. Все готово, – сказала Тейлор, целуя Бренетту в макушку. – Сейчас позавтракаем и отправимся в путь, правда?
Тобиас оседлал лошадей и занялся другими, впрягая их в повозку. Рори загружал продукты и постель; провианта вполне хватило бы на три дня, хотя нормальная, без происшествий поездка займет только два. Если все пойдет гладко, то и при хорошей погоде, они прибудут в Бойсе к следующему вечеру.
– Медведь, обязательно проверяй почаще ту пятнистую кобылу, – сказал Тобиас, подходя к задней части повозки. – У меня чувство, что она ожеребится раньше времени, а мне это совсем не нравится.
– Я присмотрю за ней, Тобиас.
– Я знаю, ты все сделаешь. Да, и Сэму понадобится кое-какая помощь с этими одногодками.
– М-мм.
Бормочущий ответ Рори заставил Тобиаса бросить на него внимательный взгляд.
– С тобой все в порядке, Медведь? – спросил он, замечая жесткую линию подбородка и застывшие глаза.
– Все хорошо.
Тобиас отошел от него, почувствовав нежелание Рори разговаривать. Парень в таком состоянии уже несколько дней – нет, если подумать, несколько недель – весь напряженный и ушедший в себя. Тобиас всегда знал Рори как очень замкнутого и молчаливого мальчика, но сейчас он совсем другой. Что-то кипит внутри под его холодной маской. Он подозревал, что здесь вина Гарви, но не знал, чем помочь. Нельзя врываться в личную жизнь другого человека, если тебя не просят. Одно он знал совершенно точно: не важно, какие проблемы его одолевали, Рори безукоризненно выполнял свою работу на ранчо. Всегда можно положиться на Рори О'Хара.
– Кажется, все готово, Тобиас?
При звуке голоса Брента Тобиас поднял глаза. Он так ушел в мысли, что не слышал, как подошел хозяин.
– Да, Брент.
– Тогда я пойду за дамами.
Тобиас остался ждать возле повозки. Первой из дома выбежала Бренетта. Ее платье взлетало вверх и вниз, беспечно открывая взору нижние юбки и штанишки. Лицо девочки сияло от возбуждения.
– С днем рождения, принцесса.
– О, спасибо, Тобиас. Замечательный день для поездки, правда?
– Совершенно точно, – согласился он, подсаживая ее на сиденье.
– Доброе утро, Тобиас.
– Доброе утро, миссис Тейлор, – Тобиас прикоснулся к шляпе, потом поддержал ее, пока она забиралась в фургон.
Бросив еще один быстрый взгляд на оснащение, Тобиас подошел к ожидавшей лошади и сел в седло. Оседланная лошадь была привязана сзади к повозке, в то время, как сам Брент занял место кучера возле Тейлор.
– Поехали, – крикнул ему Брент, стегнув широкий круп лошади перед ним.
Рори сбросил с глаз взбившиеся черные волосы. По коричневому лицу стекали струйки пота. В амбаре было душно даже с открытыми настежь, на свежий апрельский воздух дверьми.
У пятнистой кобылы схватки начались около полудня, раньше срока, как и предсказывал Тобиас. Вдобавок, это были трудные роды. Она, как и Рори, была вся мокрой от пота. Каждые несколько минут бедняжка вскидывала голову и пыталась кусануть свой припухший бок. Иногда она начинала вставать, потом снова падала, роняя голову на пол, закатывая глаза, пока не оставались одни белки.
Рори сделал все, что знал. Осторожная диагностика показала, что жеребенок лежит в правильном положении – ноги не заложены, зад не перекручен, но по какой-то причине кобыла не могла его вытолкнуть.
Он опустился на колени возле ее головы, утешающе говоря с ней монотонным голосом, поглаживая ее шею. Ему хотелось, чтобы Тобиас был рядом. Это его кобыла, и вдобавок – любимая. Если с ней что-то случится…
Она вдруг сильно заржала. Рори мог видеть, как у нее сжимается и разжимается живот. Когда она напряглась, появились два крошечных копытца в оболочке из темного с синими жилками мешочка. Последовала долгая пауза, потом она дернулась еще раз. Ее усилия произвели кончик носа жеребенка. Кобыла отдыхала, и Рори отошел от нее. Похоже, что с ней, в конце концов, все будет нормально. Он облегченно вздохнул.
Хотя казалось, она не спешила, конец родов прошел гладко. Проткнув головкой пузырь, жеребенок стоял на полу, когда в амбар вошел Гарви. Рори услышал и узнал его шаги. Он не обернулся, не взглянул на отца, не отрывая глаз от мокрого жеребенка перед собой.
– Скажи-ка, какой хорошенький малыш для Латтимеров, – мягко произнес Гарви.
– Он принадлежит Тобиасу.
– Ага, так значит? Ну что же, тогда он стал богаче в этот день.
Рори пристально посмотрел на него, в глазах читалось недоверие. Фактически, его отец казался трезвым. Гарви твердо и ясно ответил на взгляд сына. Жеребенок с трудом встал на ноги, и они снова посмотрели на него.
– Я жестоко обидел тебя, мой мальчик. Я знаю, что ты пытался сделать после того, как я ударил тебя. Я знаю, ты пытался сделать для своего старого па все, что считал нужным.
Последовало молчание.
– Ну не знаю, смогу ли я стать другим, не тем, что я есть. Я – старый человек, да.
Жеребенок качался из стороны в сторону на тонких длинных ногах.
– Ты – замечательный сын, как и твоя мама, которая была чудесной женщиной. Никогда не существовало цветка, нежнее Белой Голубки, и я убил ее своей любовью.
– Па…
– Нет. Я говорю правду. Я забрал ее из племени, совсем молодой, почти ребенком. А я был уже старым. Она умерла при родах, из-за того, что я так сильно хотел ее.
Рори смотрел на нового жеребенка, который тыкался в вымя матери, в поисках первой в своей жизни пищи. Он думал, что так близок был к тому, чтобы увидеть смерть этого малыша. Была ли здесь его ошибка? Или ошибка Тобиаса? Или матери? Нет, это было бы только частью земного круговорота, биением сердца природы, естественной сменой жизни и смерти, дня и ночи, начала и конца.
– Я – не плохой человек, Рори, – продолжал его отец, – но я утратил весь интерес к жизни со смертью твоей матери. К тебе это не имеет никакого отношения, запомни. Я горжусь, что я – твой отец. Просто я слишком устал. Слишком устал, мой мальчик.
Рори еще раз посмотрел на Гарви. В первый раз он заметил седину в его рыжих волосах и бороде. Он увидел признак глубокой потери в зеленых глазах, притаившийся за темными зрачками. Никогда он не видел с такой ясностью, какой ужасной болью была смерть его матери для отца, какой глубокой раной.
– Па… я…
Гарви покачал головой, отошел от стойла, свежего запаха сена, соломы и новой жизни.
– Нет, Рори. Не пытайся ничего говорить. Знай только, я горжусь, что ты стал таким, несмотря на своего отца. Ты похож на мать; у твоей силы глубокие и здоровые корни – их имели все поколения ее людей… и твоих людей. Ты обязательно станешь когда-нибудь значительным человеком, с которым будут считаться. Род О'Хара с честью продолжится после того, как я умру, – он повернулся и с понуро опущенными плечами вышел из амбара.
Рори смотрел, как он уходит, и противоречивые чувства сражались в его груди. С мудростью не по годам он понимал, какой большой жертвы стоило отцу это признание. И все же, горячий гнев восстал против сострадания, против жалости, что грозила затопить его сердце. Ему захотелось что-нибудь разбить, причинить боль, пусть даже самому себе. По какому праву Гарви присвоил все горе себе?
– Это несправедливо! – крикнул он в пустоту. – Я ведь тоже потерял ее!
Рори оглянулся на сосущего жеребенка. Мускулы на его лице подергивались, он боролся с чувствами, пытавшимися переполнить его. Он слишком долго и тяжело контролировал свои эмоции, чтобы раскрывать их сейчас, даже перед самим собой. Он знал о своем долге, и он выполнит его. Но он никогда – он никогда – не раскроется больше обиде, беспомощности, которые чувствовал, когда отец шесть лет назад отторгнул его от себя. Он не будет ни жалеть, ни любить его, он не будет ненавидеть его. Он будет только делать то, что обязан.
Бесстрастная маска вновь заняла свое место, прекрасно высеченные черты лица не выражали ничего, черные глаза стали пустыми. В амбаре воцарилась тишина, за исключением чмокающих звуков, раздающихся из теплого стойла.
Тело Брента легко покачивалось от движений лошади, широкие плечи расслабились. Руки спокойно лежали на луке седла, а вожжи свободно свисали между пальцами.
После полудня они оставили позади горы и ехали сейчас через покрытую кустами шалфея пустыню юго-западного Айдахо. Острый запах заполнял ноздри. Он посмотрел вперед, минуя равнину, на пурпурные горы вдали. С самых высоких вершин уже исчезал снег. Внизу, у подножия тех самых гор, уютно устроившись в речной долине, находилось их место назначения.
Брент вспомнил, как он в первый раз увидел город. Айдахо был среди «золотой лихорадки», и столица его территории представляла собой бурлящее, шумное место. С улыбкой припоминал он тот ужас Тейлор, охвативший ее при виде буйных граждан, заполнявших улицы и питейные заведения. Даже после нескольких месяцев тяжелых испытаний в Орегонском Обозе, она ожидала место более культурное и современное.
К 1870 году большинство поселенцев уехали, увозя с собой двести миллионов долларов в золоте, которое они собрали и промыли из земли Айдахо. Численность населения катастрофически упала, особенно пустынным город казался по вечерам. Но сейчас снова начался наплыв, на этот раз гораздо медленнее, но все же они приезжали – мужчины и женщины, такие же, как они сами, стремящиеся выстроить семейный очаг на этой суровой местности, в поисках места, где можно было бы пустить корни для следующих поколений.
Когда они остановились на отдых, Брент осознал, как чувство глубокого удовлетворения заполняет его. Он взглянул на Тейлор, занятую приготовлением ужина на всех четверых. Она склонилась над костром, натянутое платье обрисовывало округлые бедра и ноги. Брент потихоньку приблизился к ней сзади, обхватил за талию – пальцы его рук почти соприкоснулись.
– Невероятно, – прошептал он, покусывая шею Тейлор.
Она довольно поежилась, приложившись к его плечу и закрывая глаза в блаженстве от любовного прикосновения.
– Ты невероятна, – повторил он.
Она повернулась и поцеловала его, прильнув к подтянутому, мускулистому телу мужа.
– Невероятна или нет, – хрипло произнесла она, когда их губы разъединились, – мне надо приготовить еду. Даже если не голоден ты, Бренетта и Тобиас хотят есть.
Он рассмеялся и хлопнул ее чуть пониже спины.
– Твоя взяла. Я ухожу.
Он в одиночестве поднимался на крутой утес, расставляя мощные ноги для надежной опоры и продвигаясь вперед. Темно-рыжая кожа блестела на напрягшихся мускулах. На вершине, острые глаза Амен-Ра внимательно осмотрели долину. Уши его подрагивали, ноздри втягивали нежный весенний ветер. Удовлетворившись, он покачал благородной головой. Амен-Ра вернулся на свое обширное летнее пастбище.
Зима была мягкой, и снег рано сошел с равнин. Кормов хватило на весь сезон. Он и его кобылы мало потеряли в весе. Один ранний жеребенок умер, став жертвой койотов. А так он привел назад свой табун в целости и сохранности. Внизу на равнине кобылы мирно щипали траву, некоторые были беременны, а возле других уже стояли маленькие жеребята. Отдельно от них паслись три молодых лошади. Вскоре они попытаются доказать какую-то власть, и Амен-Ра прогонит их. Здесь место только для одного вожака.
Тряхнув головой, он покинул утес. Снова очутившись у подножия, он не спеша обошел свой небольшой табун, потом спокойно принялся за траву.
Подобно магниту, горы тянули Рори О'Хара все выше. Казалось, они обещают ему мир, любовь, чувство, принадлежность к ним. И он следовал их призыву, пробираясь еще глубже в высокие леса, ожидая, что их волшебство не обманет его. Холодная вода пенилась и кружила над гладкими камнями. Рори лег на живот, дотянувшись до воды, сделал большой глоток. Потом, утолив жажду, он сел на корточки и окинул взглядом свои владения. Природа окунула кисти в несколько оттенков зеленого и беспорядочно расплескала цвета по холмам и долинам, деревьям и травам. Пространство голубого неба над головой было безоблачно чисто, и тишина окружала его.
Удивительно. Он так часто ощущал себя совершенно одиноким, когда был среди других, а здесь, в диком месте, где он действительно один, он чувствовал особенную близость со всем миром вокруг. Возможно, это потому, что природа – его самый близкий друг, его верный помощник.
Вздохнув, Рори вспомнил вчерашнюю ночь. Он пошел навестить Гарви и нашел его как всегда пьяным. Его краткое путешествие в трезвость оказалось слишком сильным для него. Единственные слова, сказанные им Рори, снова были полны злобы и раздражения; раздражения, граничащего с ненавистью. Поэтому утром Рори сбежал в тишину и мир, и это дало свои результаты. Холод, сжимавший его сердце, потихоньку ослаблял свою хватку. Он начал забывать, что именно привело его сюда, и просто наслаждался тем, что он здесь.
Рори провел лошадь вдоль потока в чистый массив деревьев. Он продолжал подъем пешком, стремясь к скалистому выступу, откуда он мог видеть на целые мили в трех направлениях. Подъем был недолгим, но крутым. Последние двадцать футов за лесом взмывались, казалось, к самому небу. Рори привязал своего мерина к дереву и дальше пошел один.
Он неторопливо поднимался на утес, каждый раз проверяя, куда поставить ногу. Он осторожно следил за руками, совершенно не желая нарваться на спящую гремучую змею. Апрельское солнце согрело камни, и южная сторона была любимым местом для рептилий.
Достигнув вершины, Рори с радостью устроился на отдых. Даже для сильного юноши, как он, подъем оказался трудным. Его глаза осматривали долину внизу, пока дыхание не начало успокаиваться. Неожиданно он напрягся и подался вперед. На крошечный луг, который он только что покинул, входил Амен-Ра. За ним следовали его кобылы и жеребята. Чуть подальше шли два – нет, три – молодых жеребца. Судя по их виду, скоро они будут совершенно самостоятельны.
Лошади быстро выстроились вдоль ручья и начали пить. Амен-Ра подозрительно понюхал воздух и лишь потом присоединился к остальным. Ветер дул Рори в лицо, и он знал, что жеребец не осознает его близкое присутствие. Едва дыша, он пристально разглядывал внизу гордое животное.
Не удивительно, что лошади Латтимеров так хороши. Кровь этой лошади – основа их всех. До того, как сбежать, Амен-Ра стал производителем нескольких сыновей и дочерей с кобылами, которых Брент отловил на пастбище или купил у владельцев других ранчо. Хотя они и не были чистокровными, породистыми лошадьми, которых он мог бы получить путем спаривания в другое время и в другом месте, они все были выносливыми, крепко сбитыми животными, прекрасно подходящими для жизни на Западе. Досадно, что его так и не поймали вновь, Брент бросил, в конце концов, все попытки, заменив Амен-Ра его сыновьями.
Рори оторвал взгляд от жеребца и осмотрел остальных. Они представляли собой великолепно выглядевшую группу, – сильные и выносливые. Табун перезимовал хорошо. Он узнал кобыл, которых они отловили вместе со своими племенными лошадьми прошлым летом. Они выпустили их, позволив бежать вслед за Амен-Ра, после того, как обеспечили безопасность своих собственных кобыл. Если бы Бренетта не ушиблась, упав с лошади, они с Тобиасом смогли бы попытаться привести их с собой. Но они спешили как можно быстрее добраться домой, не тратя время на борьбу с четырьмя дикими животными.
Кобылы и жеребята отходили от воды, начиная щипать траву. Амен-Ра направился к выходу из долины, оставаясь настороже. Рори с восхищением смотрел на него, потом вновь перевел взгляд на кобыл. Заметив двухгодовалую лошадь – он задержал взор, желая как можно лучше рассмотреть ее.
Она очень выросла за девять месяцев, прошедшие с тех пор, как он видел ее. Великолепно очерченная голова поддерживалась тонкой, но сильной шеей. Тело было коротким, созданным для быстрых движений. Длинные прямые ноги обещали скорость. Шкура цвета меди сияла даже сейчас, в конце зимы; она по-прежнему оставалась цветом горячего пламени. «Огонек», назвала ее Бренетта.
Я хочу эту лошадь, подумал Рори, сидя на утесе. Я хочу ее… и я обязательно получу ее. Как можно тише Рори двинулся к дальней стороне утеса и начал спускаться.
Тобиас, покуривая, стоял на улице перед магазином. Брент оставил его собирать провиант, пока Тейлор потащила его еще в один магазин одежды. Бренетта с неохотой отправилась с ними. Тобиас улыбнулся, вспомнив ее мятежный вид. Пять дней, проведенных в платьях, шляпках и кружевных туфельках, начинали действовать ей на нервы.
Прежде чем повернуться и войти в магазин, он бросил сигарету у ног и старательно втоптал ее в землю. Склонив голову, он не отрывал глаз от своих новых ботинок, поэтому врезался в молодую женщину, выбив у нее из рук свертки и пакеты.
– О, Боже! – вскричала она, опускаясь на колени, чтобы спасти свои вещи.
– Извините, мисс, – сказал Тобиас, сразу же наклоняясь вниз.
Головы их столкнулись со звуком «бамс» и она упала назад, не совсем элегантно приземлившись на заднее место.
– О, Боже! – снова сказала она. Тобиас совершенно разволновался.
– Мисс, простите ради Бога, – сказал он, протягивая руку, чтобы помочь ей встать. При этом он споткнулся о пакет с мукой и, пролетев вперед, опустился к ней на колени.
Краска смущения залила его лицо, он осторожно взглянул на нее, ожидая возмущенного замечания, а, возможно, и шлепка за его неуклюжесть, или за неуместность выбора места падения, но вместо этого, он обнаружил, что ее лицо сморщилось от едва сдерживаемого смеха.
Кое-как встав на ноги, Тобиас тот час же поднял девушку.
– Мисс, я… я… Простите меня.
Она все-таки хихикнула, прикрывая рот рукой. Он не заметил ни красноты, ни огрубелости этой руки, так как не отрывал взгляда от весело танцующих искорок в небесно-голубых глазах. Вместо того, чтобы почувствовать себя лучше, Тобиас обнаружил, что разволновался еще больше.
– Я подберу ваши вещи, – пробормотал он и начал собирать свертки. К счастью, ни один не потерялся и не пострадал. Выпрямившись, он спросил: – Можно мне донести их до вашего фургона? Это самое малое, что я могу сделать в свое оправдание.
Она к этому времени уже справилась со своим весельем настолько, что смогла ответить.
– Ну, что ж, спасибо, мистер…
– Леви, мисс. Тобиас Леви.
– Спасибо, мистер Леви. Так мило с вашей стороны.
Он пристроился рядом с ней, когда она медленно пошла по широкому тротуару. Девушка смотрелась ниже его на целую голову, хотя на ней была еще выцветшая шляпка. Белокурые волосы падали на шею, выбившись из-под заколок, удерживающих пучок на затылке. Лицо ее слегка загорело, подчеркивая еще больше бледность волос и глаз.
– Вы живете здесь, в городе? – спросил Тобиас.
– Нет, мистер Леви. Мой па со мной… и я, – быстро поправилась она, – только что переехали сюда из Техаса. Мы купили небольшое имение на юге, примерно в одном дне езды отсюда. Она с очаровательной улыбкой повернулась к нему. – А вы здесь живете?
– Нет, я – управляющий на скотоводческом ранчо «Хартс Лэндинг». Возможно, вы слышали о таком?
Она покачала головой.
– Не думаю, мой па редко повторяет мне то, что слышал. Уверена, это чудесное место, раз вы там живете.
Застенчиво, но приободренный ее открытым, приветливым выражением лица, Тобиас сказал:
– Может быть, вы когда-нибудь захотите увидеть его. Я мог бы зайти и спросить разрешение у вашего отца.
– О, мистер Леви, думаю, что мне очень понравилось бы там. А вот и наш фургон.
Они остановились, и Тобиас сложил свертки в его задней части. Снимая с головы шляпу, он снова повернулся к ней.
– Наверное, самое лучшее для меня – спросить ваше имя и узнать, где вы живете.
Ее глаза озорно блеснули.
– Да, полагаю, что это – чудесная идея. Она протянула руку для пожатия, что он и сделал. – Меня зовут Ингрид. Ингрид Хансон. Па купил старый Боу…
– Убери свою вонючую руку от моей дочери, жид.
– Па! – вскрикнула Ингрид, отодвигаясь от Тобиаса.
От гнева лицо Джейка Хансона пошло пятнами, он схватил Ингрид за плечи и подтолкнул ее к фургону.
– Залезай туда, дочь, и молчи.
– Мистер Хансон, я… – начал Тобиас.
– Оставьте свои слова при себе, мистер. Меня не интересует, что там хочет сказать грязный еврей. – Джейк влез в фургон, подтолкнув Ингрид к краю сидения.
Лишь испуганное лицо девушки удержало Тобиаса от дальнейших высказываний, гнев остыл от беспокойства за нее. Глазами он пытался сказать, что снова встретится с ней. Так или иначе, он обязательно увидит ее. Как-нибудь…
Рори шел за ними по пятам четыре дня. Амен-Ра чувствовал его неотступное преследование и уводил табун с головокружительной быстротой. Однако Рори это не волновало; он знал, что придет нужный момент, и тогда Огонек станет его.
День клонился к закату, когда Рори заметил первую ошибку жеребца. Бессознательно он свернул в замкнутый каньон. Рори не терял времени. Он знал, что как только Амен-Ра достигнет конечной части, он тут же побежит назад. Он вытащил лассо, вывел лошадь через выход из каньона и ждал.
Рори смог почувствовать бегущих лошадей задолго до того, как увидел их. Земля сотрясалась от грохота их копыт. Каждый нерв в теле Рори напрягся и трепетал, мускулы приготовились к действиям. Его настроение передалось и лошади, дрожавшей от нетерпения. Амен-Ра не заколебался, увидев у входа Рори. Он лишь прижал уши к голове и прибавил скорость. У Рори не было намерения пытаться остановить коня. Его интересовала только одна лошадь из табуна, и когда он увидел его в конце поддавшейся панике группы, то даже отодвинулся дальше, давая Амен-Ра больше места для прохождения мимо.
Перед тем, как Огонек приблизилась к нему, Рори пришпорил лошадь и с пугающим криком на устах устремился вперед. Удивленные и испуганные животные бросились врассыпную, отчаянно пытаясь обойти его и присоединиться к остальным. Рыжая кобыла сделала петлю и бросилась прочь от него. Когда она поняла, что осталась одна, она предприняла попытку повернуть, но ее преследователь был уже позади нее. Рори несколько раз покрутил лассо над головой, потом выбросил его в воздух. Его прицел был верным; петля опустилась на шею кобылы. Когда она затянулась, Рори придержал свою лошадь, внимательно наблюдая за пойманным животным. Подобно бочонку с динамитом, Огонек взорвалась в воздух. Рори проверил одной рукой подпругу седла, а другой схватил веревку. Его опытная лошадь держалась на расстоянии туго натянутого лассо, оставаясь вдали от обезумевшей кобылы.
Битва продолжалась более получаса. Огонек снова и снова бросалась прочь от захватчика. Каждый раз дыхание ее прерывалось в горле. Она пронзительно ржала в гневе и страхе, а мучительные крики заполняли пространство.
Неожиданно борьба прекратилась. Кобыла остановилась, дрожа в изнеможении, опустив голову и почти касаясь носом земли. Крошечные комки грязи покрывали ее кожу там, где пыль смешалась с потом. Усталость затуманила глаза. Рори взглянул на нее, – дикое существо, на мгновение побежденное человеком, – и почувствовал искушение отпустить ее на свободу. Искушение было коротким.
– Итак, сейчас мы можем познакомиться друг с другом по-настоящему, – мягко сказал он, направляя свою лошадь на несколько шагов вперед. – Я – Рори, меня называют также «Медвежьим Когтем». А ты – Огонек.
Она слегка приподняла голову и повела ушами в его сторону.
– Да, красавица. В тебе скрывается огромная храбрость. Сейчас ты мне не поверишь, но когда-нибудь мы станем друзьями.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют сердец - Хэтчер Робин Ли



Прекрасный ромоман...9
Приют сердец - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
16.08.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100