Читать онлайн Приют сердец, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют сердец - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Приют сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Июль 1873 – «Хартс Лэндинг»
– Рори, пожалуйста, позволь мне поехать. Я не буду причинять никаких беспокойств, обещаю.
Рори взглянул на умоляющее лицо Бренетты, потом повернулся к лошади проверить подпругу. Она затаила дыхание, зная, что лучше не просить снова, пока он решает.
Наконец он ответил.
– Если твой отец не возражает, и ты согласна делать все, что я тебе скажу, тогда можно.
– Ах, Рори, спасибо! – Она обвила руками его шею и запечатлела влажный поцелуй на щеке прежде, чем броситься на поиски отца.
Рори покачал головой. Он был уверен, что пожалеет, разрешив ей пойти с ним, но просто не мог сказать «нет». Не дожидаясь одобрения Брента, в котором он не сомневался, Рори пошел в конюшню Чиппера и вывел небольшого гнедого мерина. До того, как вернулась Бренетта, ведя за собой отца, он вычистил лошадь и оседлал ее.
Увидев оседланную лошадь, Брент посмотрел на кривую улыбку Рори и, посмеиваясь, сказал:
– Нас легко уговорить, не так ли?
– Да, сэр. Легко.
– Ты уверен, что хочешь взять ее с собой?
Рори пожал плечами.
– Она знает мои условия.
– О, да, да, папа, я знаю. Я буду делать все, что скажет мне Рори.
Ее глаза, копия глаз отца, сверкали в ожидании.
– Ну что же, иди тогда собирай вещи. Рори готов к отъезду, – сказал ей Брент.
Бренетта исчезла как молния, ее косички неистово трепыхались по спине. Мужчины наблюдали, как она, перескакивая через ступеньки, исчезла в доме.
– Куда ты направляешься? – спросил Брент, поворачиваясь к Рори.
– На восток. В это время года там самая сочная трава, и я отлично знаю этот район. Не волнуйтесь, сэр. Я обязательно буду присматривать за Неттой.
– Знаю, Рори. Именно поэтому я и разрешил ей поехать. – Брент внимательно посмотрел на небо. – С погодой у вас не будет проблем. Сколько ты собираешься отсутствовать?
– С Неттой, – дня четыре – пять. Если к тому времени я их не найду, мне придется привезти ее назад.
Брент кивнул, надеясь, что Тейлор не слишком рассердится на него за то, что он позволил дочери ехать.
– Ну что ж, мне надо присмотреть за починкой забора. Удачи, и до встречи через несколько дней.
Ожидая Бренту, Рори крепкой рукой поглаживал бока лошади. Это было упитанное животное, созданное для тяжелой работы на ранчо, обладавшее как скоростью, так и выносливостью. Рори, если ему повезет, понадобится и то, и другое в течение следующей пары дней. Лошадь Бренетты, Чиппер, принадлежал к тому же типу; фактически, лошади были наполовину братьями, являясь отпрысками одного и того же производителя.
– Я готова, – подбежала к нему Бренетта, часто и тяжело дыша. В руках она держала скрученную постель и флягу. Хорошенькое личико порозовело от возбуждения.
– Тогда давай отправляться, малышка, пока день в самом разгаре.
Рори легко подбросил ее в седло, надежно закрепив позади нее сверток.
Амен-Ра, Арабский племенной жеребец лучших кровей. Потомок Шейха Хазада и Таши. Оба родителя были из известнейшего конного завода «Спринг Хейвен», завода, который опустошили на нужды армии. Когда война закончилась, остались лишь Таша и ее трехгодовалый, цвета меди, жеребенок, которые и пришли на запад с Латтимерами. Вскоре после того, как они устроились в долине, Амен-Ра, стремившийся к свободе, вырвался на волю. Он собрал вокруг себя группу кобыл, и с тех пор исправно заполняя горы Идаго своими сыновьями и дочерьми.
На прошлой неделе пять лучших породистых кобыл «Хартс Лэндинга», недавно разлученные со своими детенышами, ушли с пастбища через незаметную в заборе дыру. Не найдя их поблизости, Брент предположил, что Амен-Ра приобрел пять новых жен для своего гарема. Рори должен был найти и привести их назад.
Бренетта спокойно следовала позади Рори. Она наклонилась вперед в седле, когда они снова стали взбираться вверх. Они ехали уже несколько часов. Довольно часто Рори останавливался и внимательно осматривался вокруг, его острые глаза читали приметы, которые Бренетта никогда бы и не заметила.
Достигнув гребня горы, перед ними открылась еще одна долина. Рори снова остановился, свесился с лошади и пригнулся, проведя рукой по земле. Его черные глаза медленно исследовали окружающую их территорию. Скользнув взглядом по Бренетте, он улыбнулся, слегка приоткрыв чудесные белые зубы.
– Они у него, малыш, и если только мое предположение верно, они направляются в Каньон Дьявола.
– Мы их увидим сегодня, Рори? – спросила Бренетта, спрыгнув на землю рядом с ним, желая понять, как он узнал о лошадях и о том, куда они направляются.
– Нет, не сегодня вечером. Мы разобьем лагерь возле каньона, а утром войдем в него.
Бренетта пытливо огляделась.
– А где Каньон Дьявола? – спросила она.
– Отсюда его невозможно увидеть, – ответил Рори, выпрямляясь и показывая на восток. – Он скрыт за той линией гор. И если мы намерены добраться туда к вечеру, нам придется сразу же ехать.
В животе у Бренетты заурчало, когда она забрасывала ногу на лошадь, но она не промолвила ни слова о своем голоде, зная, что Рори проявил великодушие, позволив ей поехать, решила не причинять ему ни хлопот, ни задержек. Она рано усвоила, что Рори любит ее и уделяет ей время и научилась не тянуть его назад, когда он стремился куда-то попасть. Если его лицо замыкалось или появлялись гневные искорки в черных глазах, или молчание становилось каменным, значит, пришло время оставить ее в покое. Она и сама толком не знала, почему. Но никогда не видела, чтобы он выходил из себя, утрачивая самообладание. Она тонко чувствовала эту грань и повиновалась ей.
– Нетта, посмотри, – шепнул Рори.
Она проследила за его взглядом. У подножия горы, по которой они ехали, находился небольшой зеленый луг. Застыв среди высокой буйной травы, стояла олениха с двумя пятнистыми оленятами. Они уставились на Рори с Бренеттой, и только их белые хвостики быстро и судорожно подрагивались.
– Рори, они такие хорошенькие! – забывшись воскликнула Бренетта.
При звуке ее голоса, они пришли в движение и, перепрыгивая через покрытые дерном камни, бросились под защиту деревьев. Их хвостики стояли торчком пока они прыгали над папоротниками и кустами, вскоре вовсе исчезнув из вида.
– О, извини, – вздохнула Бренетта. – Я не хотела их испугать.
Для нее казалось целой трагедией, что они убежали.
– Мы увидим других, Нетта, – как само собой разумеющееся заявил Рори.
Пока они двигались дальше, Бренетта поглядывала вниз и назад, думая, какой пустынной выглядит лужайка без прекрасных оленей с белыми хвостиками.
Тобиас сдвинул шляпу назад, вытирая рукавом рубашки пот со лба. Он прищурившись взглянул на безжалостное солнце, потом поправил шляпу и снова надев на влажную макушку согнулся и вернулся к работе. Он ремонтировал пастбищный забор в том месте, которое выбили кобылы неделю назад. Установив столб в только что вырытую ямку, он подумал, как хорошо, что Брент не обнес забором все свои земли. Довольно тяжело заботиться и об одном этом, сделанном только для лошадей. Он с большим удовольствием проводил дни, пася стада, чем управляясь с забором.
– Тобиас!
Он поднял глаза и увидел скачущую к нему Тейлор, сидевшую боком на седле на прекрасном жеребце, еще одном сыне Таши. На ней был бледно-голубой льняной костюм для верховой езды. Волосы связанные сзади подходящей по цвету лентой, а на голове расположилась модная шляпка, оттенявшая нежный цвет ее лица.
– Тобиас, ты не знаешь, где Брент? – спросила она, останавливая чуть ли не над ним лошадь.
Он отступил на шаг назад, заметив ее пылающие щеки и сердитые глаза.
– Думаю, он проверяет стадо на южном пастбище, мэм, – ответил Тобиас, порешив про себя, что, судя по ее виду, Бренту грозят неприятности.
– Ты знаешь, что он сделал? Он разрешил Нетте поехать с Рори искать этих кобыл! Я только что обнаружила.
– С ней все будет хорошо, миссис Тейлор, Медведь не допустит, чтобы приключилась беда.
Казалось, Тейлор немного успокоилась.
– Ах, Тобиас, я знаю, что Рори позаботится о ней. Но он сам еще мальчик.
– Нет, мэм, – мягко возразил Тобиас. – Я не считаю Рори О'Хара юнцом. С таким отцом как у него, и из того, что я видел, ему пришлось слишком быстро стать из подростка мужчиной. «Медведь» знает, как позаботиться о себе и других. Он присмотрит за Неттой.
– Ну что ж, полагаю, ты прав… Спасибо тебе, Тобиас. Конечно, я слишком сильно волнуюсь. Просто… – слова иссякли, и она беспомощно пожала плечами.
Тобиас кивнул и повернулся к заборному столбу. Он покачал головой. Боже, какая женщина, подумал он. Каждый раз, когда он видел ее, ему хотелось оказаться на месте Брента, даже хотя она и была на семь лет старше его. Любовь, которую они с Брентом питали друг к другу и Нетте, тоже казалась чудом. Появись у него любимая, Тобиас от всего сердца мечтал о таких же нежных отношениях, как у Брента и Тейлор.
Ей надо было бы иметь дюжину детишек, подумал он. Тогда у нее просто не осталось бы времени трястись над одним ребенком.
Тобиас повернулся и наблюдал, как она галопом возвращалась домой. Снова покачал головой. Возможно, не существует пространства красивее, чем это. Имение располагалось в огромной круглой долине, уютно пристроившейся в горах с небольшой речкой, протекающей через самый центр. Обильная трава, плодородная почва. Дом, амбар, и другие строения были симпатичными и прочными на случай суровых зим. Брент Латтимер – состоятельный человек и Хартс Лэндинг демонстрировало это. От усадьбы исходил свет процветания.
– Но и у него есть проблемы, как у любого другого, – вслух произнес Тобиас.
Он сел на свою лошадь и повернул на юг. В одном Тейлор права: Бренту не следовало разрешать им двоим отправляться на поиски пропавших лошадей. Он был уверен в том, что сказал о Рори, но никогда нельзя точно знать, что может произойти в горах. Кроме того, у него появилось гнетущее ноющее подозрение относительно того, где прячется Амен-Ра со своими кобылами, и если он прав, у Тейлор более, чем достаточно причин для беспокойства.
Он пришпорил лошадь в галоп.
Каньон Дьявола. Название полностью соответствовало месту. Величественные каменные глыбы возвышались по обеим сторонам узкой тропы. Обвисший сланец и крупные камни падали без всякого предупреждения, делая одномильный переход к долине с сочной травой, спрятавшейся за каньоном, чрезвычайно опасным; это место было любимым убежищем Амен-Ра.
Кролик поджаривался на костре, и Бренетта голодными глазами смотрела на него. Лошади со спутанными ногами паслись неподалеку. Рори еще раз перевернул кролика, но его мысли были не об обеде, а о завтрашнем дне.
Он ломал голову над тем, что сейчас делать с Бренеттой. Он не мог оставить ее здесь, без присмотра, а переход через Каньон Дьявола слишком опасен. Он вспомнил данное Бренту обещание заботиться о ней, и его хмурый взгляд стал еще мрачнее, густые черные брови сошлись на переносице.
Неподалеку, призрачными звуками заухала сова. Рори обернулся на крик. Они разбили лагерь в небольшой нише в скалах поблизости с несколькими соснами охраняющими вход. На одной из веток ему удалось различить силуэт совы. Мерцающие над деревьями звезды оживляли ночное небо, похожее на черный бархат, покрытый бисером драгоценных камней.
Рори глубоко вздохнул, ощущая, как ускользают напряжение и заботы. Он почувствовал ритм земли, пульсирующей вокруг и внутри него. В подобные моменты он чуть ли не физически ощущал рядом свою мать, ее спокойная сила и мужество переходили из ее духа к нему.
– Рори, он уже готов? Я умираю от голода.
Он повернулся лицом к Бренетте, удивившись на мгновение, что она здесь.
– Да, малышка, уже готов, – ответил Рори. – Я тоже голоден. Давай есть.
Они быстро разрезали и поделили между собой кролика. Бренетта нетерпеливо вонзила зубы в сочное мясо, наслаждаясь буквально каждым ароматным кусочком. Оба молчали во время еды. Ночь была тихой, за исключением случайных криков совы и мягкого шороха травы там, где паслись лошади.
Рори наблюдал, как есть Бренетта, и его тревога вернулась. Единственный реальный выход – взять ее с собой, но он не испытывал удовольствия от такого решения. Он чувствовал необходимость защищать ее. Она была связующим звеном между ним и той лучшей жизнью, возможностью стать частью настоящей семьи. Каким-то образом, она могла разделить с ним счастье, даже внести счастье в его жизнь, чего не удавалось никому другому. Он заметил, что веки ее отяжелели, желудок ее заполнился, голод утолен. Он улыбнулся, опуская оловянную тарелку.
– Давай ложиться спать, малышка, – сказал он. Бренетта зевнула.
– Да, я немного устала, – пробормотала она.
Она свернулась калачиком под одеялом, положив голову на седло и моментально заснула.
Рори расправил одеяло на ее ногах и вернулся к костру. Он добавил еще пару поленьев, потом проверил лошадей перед тем, как самому лечь спать. Им надо отдохнуть. Завтрашний день обещает быть довольно напряженным для них обоих.
Тобиас смылся с лагеря с первыми проблесками зари. Вчера в краткие оставшиеся световые часы он гнал лошадь. Напав на след, он еще раз подумал о том, как трудно было убедить Брента позволить ему уехать одному.
– Боже милостивый, Тобиас! Если ты прав в своих догадках о том, где они могут быть, мне нужно ехать. Что с ними, однако, произошло? Если что-нибудь случится с Бренеттой, я с него живого шкуру спущу.
– Брент, успокойся, пожалуйста. Во-первых, я не думаю, что Рори имел в виду Каньон Дьявола, когда уезжал отсюда. Он просто направился на восток, следуя за табуном диких лошадей. Но если они в Каньоне Дьявола, у него возникнут проблемы – оставить Нетту одну, когда сам он войдет в ущелье, брать ее с собой или вернуться домой без кобыл. И ты чертовски хорошо знаешь, что последнего он не сделает. Если он будет так близко от них, то станет возвращаться без лошадей. Во-вторых, – глубокомысленно заметил Тобиас, – если ты, в страхе помчишься за ними, твоя миссис по-настоящему перепугается. Лучше, если ты внушишь ей мысль, что это всего лишь вылазка на пару суток, какие были у них и раньше.
Брент обдумал его слова и, в конце концов, согласился. Тобиас оседлал свежую лошадь и поспешно выехал, но странное гнетущее чувство беспокойства внутри становилось сильнее с каждой пройденной милей. Сейчас он сам находился на расстоянии пары часов езды от каньона, и видел следы проезжавших днем раньше этим путем. Бренетта и Рори.
Если бы только меня не покидало постоянное ощущение, что что-то случится, подумал он, подгоняя лошадь. Он не терял времени на восхищение ландшафтом вокруг. Он не замечал суровой красоты слегка окрашенных пурпуром гор, высоких сосен и белых берез, гранитных скал, черных как смоль и обожженных коричневато-желтых сланцев, разноцветья диких цветов, небольшими группками покрывавших землю. Его единственной мыслью было скорее достичь каньона.
Ноздри Амен-Ра сердито подрагивались. Он повернул голову по ветру, грива легко танцевала над его шеей. Весь рыжий, он блестел как хорошо отполированный и совершенно новый цент. Толстая шея жеребца была изогнута, а сильное мускулистое тело, казалось, готовилось к полету.
Конь почуял опасность, но еще не видел ничего, подтверждающего ее. Он фыркнул и, тряхнув огненной головой, быстро спустился с выступа. В раздражении он кусал и пощипывал кобыл, сгоняя их ближе друг к другу.
Наконец он оставил их мирно пастись, но сам Амен-Ра был настороже, его инстинкты после многих лет вольной жизни отточились до полного совершенства.
Бренетта пристально разглядывала отвесные стены каньона. С ее точки зрения, они продвинулись, а в действительности всего лишь на фут. Она следила за дыханием и страстно желала очутиться снова в лагере, а еще лучше, дома.
Бренетта направляла Чиппера вдоль узкой тропы строго за лошадью Рори. До того, как войти в каньон, он предупредил, чтобы она не шумела и осторожно ступала. Им не только не хотелось получить удар от сорвавшихся камней, но и не возникало желания предупреждать лошадей о своем присутствии.
Сначала Бренетта не боялась. Слишком возбуждающей была мысль, что она увидит легендарного Амен-Ра и его кобыл. Сейчас ей хотелось знать, как Рори собирается выводить лошадей, если все же поймает их. Эти дикие лошади явно не будут спокойно следовать за ним, как это делает она.
Губы Бренетты сложились в жесткую, беспокойную линию; недовольные морщинки залегли на лбу. Она хотела отругать Рори за то, что он привез ее сюда, но не осмеливалась, злясь еще больше. Поездка переставала быть забавной. Она превратилась в тяжелую работу. Солнце безжалостно заливало каньон, жара усиливалась из-за камней. Даже легкий ветерок, несущий облегчение, не достигал тропы. Сама тишина стала гнетущей.
Бренетта почувствовала, что ей хочется плакать. Это был плохой день.
Зола в их костре уже остыла; следы вели дальше в каньон. Тобиас поднялся с земли, вытирая о джинсы запачканные сажей руки и разбрасывая пепел носком ботинка. Потом взглянул на солнце. Он высчитал, что идет за ними с разрывом часа в четыре. Потянувшись через седло, он достал фляжку. Сделав большой глоток, он намочил цветной платок, протерев им лицо и шею, потом снова повязал его вокруг горла. Тобиас натянул пониже край шляпы, чтобы тень лучше падала на глаза и уселся в седло.
Нет смысла терять больше время, подумал он. Черт бы побрал этих юнцов. Он думал, что у них больше здравого смысла, особенно у Медведя.
Но Тобиас знал, однако, что Рори не просто злостный упрямец. Возможно, он слишком уверился в собственной способности справляться с любыми трудностями. Въезжая в каньон, он надеялся, что не окажется лицом к лицу с группой панически несущихся лошадей с другого конца каньона.
За Каньоном Дьявола открылась невероятно безмятежная долина, трава оставалась зеленой и сочной, благодаря подземным источникам и многочисленным деревьям, дающим тень. Единственный другой путь отсюда, кроме того, по которому они пришли, лежал через крутые, неприступные горы; путь напряженный и слишком трудный.
Рори позволил сорваться с губ краткому вздоху облегчения, когда тропинка по которой они шли, привела в ожидаемую долину. Он сделал Бренетте знак молчать, пока выискивал глазами свою намеченную добычу. Не обнаружив в поле зрения кобыл, он кивнул ей, чтобы та шла за ним.
– Первое, что нужно сделать, – тихо сказал он, – закрыть этот выход. Ты можешь мне помочь?
Сейчас, когда каньон остался позади, к Бренетте вернулось стремление к приключениям.
– Конечно, смогу, – возмущенно прошептала она.
– Хорошо. Давай привяжем лошадей и возьмемся за дело. Они могут появиться в любой момент, и мы должны быть готовы.
Они направились к густой заросли высоких сосен, где надежно привязали лошадей, но оставили их оседланными на случай, если те потребуются им очень скоро. Потом снова вошли в каньон. В первом же узком месте они уложили столько крупных камней, сколько смогли. Потом притащили поваленные непогодой высушенные стволы сосен и соорудили примитивный забор высотой около пяти с половиной футов. Рори знал, что он не сможет противостоять сильному напору, но надеялся, что загромождение заставит лошадей повернуть, если они побегут этим путем.
– Пошли, малышка, – сказал он, когда они выпрямились и рассмотрели плоды своего труда. – Давай поглядим, сможем ли мы найти наших пропавших кобыл.
И Амен-Ра, мысленно добавили они оба.
Они пошли дальше пешком, держась под прикрытием деревьев – карабкаясь через камни. Потребовалось почти двадцать минут, чтобы отыскать их.
Табун состоял примерно из двадцати пяти лошадей, из пяти взрослых из Хартс Лэндинга, шесть-семь годовалых и около десяти сосунков. Амен-Ра стоял в стороне от других. Время от времени он поднимал голову от травы и осматривал свое окружение, осторожно втягивая носом воздух, потом продолжал есть.
Рори и Бренетта подползли на животе чуть вперед, чтобы получше рассмотреть их. Пять кобыл, за которыми они пришли, держались вместе, отдельной группой. Они похудели, на телах выделялись царапины и следы от укусов. Это были племенные кобылы, избалованные с рождения. Их использовали только для производства потомства. Они не были пригодны для дальнего передвижения, потребовавшегося от них в прошедшую неделю.
– Рори, посмотри! – восторженно прошептала Бренетта.
Следя за направлением ее вытянутого пальца, он заметил кремовую высокую с сильными ногами кобылу, щипавшую траву возле деревьев. У нее была изящная, аккуратная головка с широко посаженными глазами.
– Одна из его лучших добыч, – прошептал он в ответ.
– Нет, нет! Не эта. Жеребенок.
Рори взглянул еще раз. Немного спрятавшись за мать, стояла длинноногая однолетка. Кобыла прошла вперед, оставляя жеребенка на виду. Он полностью заслуживал восхищения Бренетты. Видя его перед собой, Рори понимал, это лучше, чем она; блестящая медь кожи жеребенка казалась огненной и горячей. У него была прекрасно вылепленная голова матери, и он унаследовал сильное телосложение обоих родителей. Он явно подавал большие надежды.
Рори дал знак отползать от края выступа. Пришло время обсудить, как поймать кобыл, за которыми они пришли.
Сейчас Амен-Ра был уверен. Он мог почувствовать их запах. Запах людей, кожи и чужих лошадей заполнял его ноздри. Он зло тряхнул головой, прыгнул вперед, возвещая об опасности. Оскалив зубы, он согнал замечтавшихся и отставших коней. Придя в движение, повел своих подопечных к каньону.
Два всадника появились слишком поздно, чтобы повернуть их, и он воинственно и радостно заржал. Грохот копыт, звучавших в безукоризненном ритме, усиливался в закрытом пространстве долины. Один из людей направил свою лошадь вперед, тщетно пытаясь достичь каньона раньше их.
С вытянутой головой, развевающимся хвостом Амен-Ра стремительно ворвался в каньон. Неожиданно перед ним замаячила баррикада. За короткое мгновение он приготовился для прыжка. Затем, словно из ни откуда, за забором вырос еще один человек, выстреливший из ружья поверх его головы. Амен-Ра повернул и с оскаленными зубами ворвался в табун растерявшихся и напуганных кобыл, уводя их назад по пути, по которому они и пришли. Прежде, чем он смог достичь выхода, два человека в долине повернули несколько лошадей из его табуна в сторону крошечного глухого местечка в горах – естественного загона.
В ярости он остановил остальных, чтобы они не последовали за уже пойманными. Затем в воздухе пролетела веревка, просвистев возле уха, и он пронзительным криком выразил свое бешенство. Встав на дыбы, он бил копытами воздух, ударив при этом ничего не подозревающую лошадь одного из нападавших. С горящими глазами он повернул остатки табуна к противоположной стороне долины, – к горам и свободе.
Тейлор сидела в тени на крыльце, шитье праздно лежало у нее на коленях. Скоро придет Брент, и надо проверить обед, но вместо этого она сидела, предавшись мечтам. Последние четыре дня были ужасно тихими из-за отсутствия Бренетты. А так как уехали и Рори с Тобиасом, ранчо казалось совсем опустевшим. По вечерам создавалось впечатление, как будто только они с Брентом и существуют в имении.
Со вздохом Тейлор уронила шитье в корзину возле стула. Она знала, что ей лучше всего заняться делом, иначе Брент вернется к пустому столу. Когда она встала, то мельком увидела всадников. Они возвращаются с лошадьми!
– Брент! Брент, они вернулись, – крикнула она в сторону амбара.
Тейлор сбежала вниз по ступенькам, остановившись у небольшого белого забора, который окружал лужайку. Когда она поняла, что может различить только двоих всадников, то, подобрав юбки, снова побежала вперед.
Бренетта свернулась калачиком на руках Тобиаса, она крепко спала. Цветной платок был повязан вокруг головы, скрывая порезы и фиолетовые синяки, которые она получила, ударившись о землю.
Чиппер, с разорванным во время нападения Амен-Ра боком, прихрамывал вместе с кобылами.
– Тобиас, что случилось, – крикнула Тейлор, когда они подъехали ближе.
Тобиас остановил лошадь и передал Бренетту ее отцу, подошедшему вслед за Тейлор.
– Просто пара царапин, мэм. С ней все хорошо; немного устала, а так все в порядке.
Бренетта открыла глаза. Увидев родителей, она прошептала:
– Он был самой прекрасной лошадью, которую я когда-либо видела, у него есть маленький огненный жеребенок, который будет еще красивее. – На мгновение она закрыла глаза, потом снова открыла их, поворачивая голову. – Спасибо тебе, Рори, что позволил поехать. Спасибо, Тобиас.
Тейлор поцеловала дочь в лоб. Она поблагодарила глазами Тобиаса за то, что благополучно доставил Бренетту домой. Потом быстро пошла вслед за Брентом в дом, ее семья стала по-прежнему полной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют сердец - Хэтчер Робин Ли



Прекрасный ромоман...9
Приют сердец - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
16.08.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100