Читать онлайн Приют сердец, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют сердец - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Приют сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Декабрь 1879 – «Спринг Хейвен».
Бренетта не могла поверить телеграмме. Ее родители вернулись из Англии и будут в «Спринт Хейвен» на Рождество. Быстро надев пальто, она отправилась на поиски Стюарта. Найдя его с Аланом Монтгомери в сарае, где они наносили мазь на плечо поранившегося жеребенка, Бренетта постояла мгновение, наблюдая за ними. Она никогда не видела раньше Стюарта в работе. Сбросив верхнюю одежду и закатав рукава рубашки, не смотря на холод, он с небрежно упавшими на лоб волосами, удерживал жеребенка, пока Алан втирал лекарство. Бренетте понравилась перемена в нем. Она раскрывала его теплоту и любовь к животным, которой, она знала, он обладал.
Когда они отпустили малыша, он с тихим ржанием ринулся к своей волнующейся матери. Бренетта поспешно вошла внутрь.
– Стюарт, они приезжают! Мама и папа выехали из Нью-Йорка и будут здесь до Рождества.
Стюарт откинул с лица волосы и натянул пальто.
– Это замечательно, Бренетта, я думал, они все еще в Англии.
– Я тоже. Но, оказывается, нет. Они почти что здесь. Ах, Стюарт, папа познакомится с тобой, и мы сможем назначить день свадьбы!
Он слегка поцеловал ее в лоб.
– Ничто не может доставить мне большего счастья. Чем скорее ты станешь моей невестой, тем лучше. – С улыбкой на лице он взял ее под руку и повел к дому.
Одно его прикосновение казалось, сжигало ей кожу. Ей хотелось, чтобы он обнял ее и поцеловал по-настоящему. Он всегда держал себя настолько прилично и сдержанно. Хотя бы раз он выразил свою любовь взглядами и поцелуями, как делали, она это видела, ее родители.
Бренетта краем глаза взглянула на него, побранила себя. Как могла она желать, чтобы он был каким-то другим, не таким, какой есть? Он абсолютно безупречен. И он принадлежит только ей.
Стюарт открыл перед ней дверь, и Бренетта вошла в вестибюль. Все изменилось коренным образом с тех пор, как она приехала сюда в мае. С помощью Рори, Мариль наняла пару слуг для работы в доме. «Спринг Хейвен» хоть и проявляло еще признаки тягот прошлых лет, но приобретало вид все более процветающего имения, как в доме, так и на земле. Припоминая только что увиденную работу Алана, Бренетта признавала, что многие из последних достижений можно отнести на счет мистера Монтгомери.
В возбуждении от помолвки и отъезда Рори, Бренетта даже не заметила, когда он укоренился как член семьи Беллманов, но он им стал. И только прошлым вечером до нее дошло, что ее тетя любила этого странно в выглядевшего парня.
Бренетта сняла накидку, и Стюарт повесил ее на один из крючков возле задней двери. Она слегка дрожала от холодного воздуха, ворвавшегося вместе с ними.
– Давай-ка отведем тебя к огню, – сказал Стюарт. – Я не могу допустить, чтобы ты заболела.
В восточной гостиной в одном камине ярко пылал огонь. Мариль сидела на стуле с высокой спинкой, перед ней находилась рамка с круглыми пяльцами. Надев очки в металлической оправе, она полностью сосредоточилась на вышивании.
– Тетя Мариль, мама с папой приезжают сюда на Рождество, – объявила Бренетта, не в состоянии удержать новость.
– Что? – вскрикнула Мариль. Она настолько углубилась в работу, что не услышала, как они вошли, и поэтому ее ошеломил и голос Бренетты, и ее присутствие.
– Правда, тетя. В данный момент они едут на поезде.
Пока она говорила, Стюарт подвел и усадил ее напротив Мариль. Оставив ее там, он подошел к длинному застекленному шкафу из красного дерева и достал графин, решая, налить себе бренди. Вернувшись, он встал за Бренеттой, положив руку ей на плечи.
– Как вы думаете, мисс Мариль? Одобрит мистер Латтимер нашу помолвку? – спросил он.
Бренетта подумала, что вопрос прозвучал довольно нервно.
Мариль сняла очки и положила их на колени. С мягким выражением на лице она ответила:
– Я уверена, что он одобрит, Стюарт. Он не может не заметить, что вы любите друг друга, а если я помню верно, Брент никогда ни в чем не отказывал ни Тейлор, ни дочери.
Бренетта потянулась, взяв руку Стюарта в свою.
– Тетя Мариль права, Стюарт. Единственное, что волнует моих родителей – будешь ли ты любить меня и заботиться обо мне.
Стюарт ворочался и метался в постели, сон не приходил к нему. Он не знал, были ли это угрызения совести или просто волнения. Если он действительно чувствовал себя виноватым, то это происходило с ним в первый раз за долгие годы.
Отбросив одеяло, он встал с кровати и надел брюки. Он зажег свечу и направился в библиотеку, решив, что раз он не может заснуть, то мог бы заняться чтением.
Дом был погружен в тишину предрассветных часов. Стюарт поспешно направлялся к библиотеке. Разведя огонь и согрев у него свое тело, он зажег лампу, которая осветила полки с рядами книг.
Библиотека в «Спринг Хейвен» представляла собой настоящий музей. В ней находилось огромное количество книг, многие из которых датировались годами до Американской Революции, а некоторые были изданы еще раньше. Книжные стеллажи занимали полностью три стены, тяжелый дубовый стол окруженный такими же стульями, занимал центр комнаты. Несколько кресел теснились возле камина, и, выбрав книгу, Стюарт устроился в одном из них.
Но вместо чтения он не сводил глаз с огня. Не замечая языков пламени, он предался воспоминаниям о «Виндджэмере», Боже, как хорошо было бы вернуться домой. Он так долго отсутствовал, что даже представить не мог, в каком состоянии найдет имение. Его мать была беспомощной слабой женщиной. Дядя, который жил с ними сколько Стюарт себя помнит, оказался тоже совершенно неприспособленным человеком. Отец Стюарта, унаследовал «Виндджэммер» от своих родителей, постоянно достраивая и улучшая его. Однако дядя Стюарта, Джеймс, принадлежал к тому особому типу людей, единственное предназначение которых в жизни – быть веселым и беззаботным транжирой, никогда не задумываясь о какой-то работе.
Но Стюарт не такой. Когда умер отец, ему было только тринадцать лет, но к тому времени он впитал всю его любовь к постоянной работе и знания, которые тот передавал своему сыну. Единственное, чего он не мог завещать – это деньги, необходимые для воплощения этих знаний. Стюарт трудился с рассвета до заката, стараясь удержать плантацию на плаву, но он сражался против течения, которым являлись его собственные мать и дядя. Наконец, видя постоянные неудачи, он стал учиться жить собственным умом, беря все, что можно, и достигая этого любым доступным путем. Единственная вещь, имевшая для него значение, – это «Виндджэммер», и он сделает все возможное и невозможное, чтобы сохранить свой дом.
Стюарт закрыл книгу. Бесполезно, читать он тоже не в состоянии. Измученный мыслями о кредиторах, маячивших перед ним, как стая голодных волков с высунутыми из мощной пасти языками, и капающей на землю слюной, он надеялся, что дядя Джеймс сумеет использовать свое умение удерживая их чуть дольше, пока не появится официальное объявление о его помолвке с Бренеттой Латтимер.
Сразу после женитьбы, он может возвращаться домой. И легко превратить «Виндджэммер» в то, чем оно было для его отца, деда и прадеда. Что же касается Бренетты, она вольна поступать так, как захочет после погашения всех долгов. Может оставаться или уезжать; ему это безразлично. Временами его самого удивляла прохладность чувств к будущей новобрачной, и именно это не давало ему заснуть сейчас. Как можно было не проникнуться любовью к столь очаровательному и восхитительному созданию, какой являлась Бренетта, он не понимал. Но факт оставался фактом – он холоден и безразличен к ней. Действительно, безразличен.
И в этом заключалась проблема. По словам Бренетты, единственное, что желают ее родители – чтобы он любил ее. Напряжение от мысли, что нужно постоянно быть «начеку» начинало действовать на нервы, и ведь его работа только начинается. В течение всей помолвки ему придется изображать влюбленного. Если он намерен справиться с ролью, то надо настаивать на скорой свадьбе.
Всю дорогу от Атланты в карете было неуютно и холодно, несмотря на одеяла, обернутые вокруг ног.
Брент сидел напротив Тейлор, держа на коленях Карла. Оба спали. Тейлор придвинулась к створке окна. Чуть больше холодного воздуха не имело значения, а ей хотелось увидеть местность. Она не могла поверить своим глазам. Казалось, будто она и не уезжала отсюда. Несмотря на появление новых домов, все выглядело на удивление очень знакомым.
Когда они проезжали Бельвиль, возбуждение Тейлор возросло. Поистине она оказалась на родине. Она наклонилась вперед, всем сердцем стремясь к дому своей юности. Сломайся сейчас карета, она нашла бы дорогу даже с завязанными глазами.
– Брент. Брент, проснись. И ты тоже, Карлтон. Брент, мы почти приехали. Посмотри!
Пересадив Карлтона к себе на колени, Тейлор начала рассказывать о проносившемся мимо них пейзаже. Вдоль дороги стоят дубы, совсем такие же, на которые ты взбирался дома. Ты помнишь? Только сейчас их ветви совсем обнаженные, но летом они образуют чудесный прохладный навес. А если мы остановимся, то можем спуститься к реке, и она приведет нас почти к самой задней двери «Спринг Хейвен».
Она замолчала, погрузившись в воспоминания. Дорога убегала назад под цокающими копытами и вращающимися колесами.
– О, Карл, сейчас я вижу крышу. Мы почти на месте.
Они съехали с дороги. Кучер пустил лошадь медленным шагом.
– Все совсем так, как я помню, – вздохнула Тейлор, когда показался дом.
Она крепко прижала к себе Карлтона, страстно желая, чтобы он тоже смог увидеть его. Как объяснить все мальчику, который с рождения ничего не видел?
Прежде, чем она сделала попытку привстать, открылась входная дверь, и из дома начали высыпать люди. Они стояли на веранде, ожидая, пока подъедет карета. Едва кучер натянул поводья, Тейлор принялась стягивать одеяла. Брент открыл дверцу и спрыгнул на землю, протягивая руки к сыну. Не успела Тейлор коснуться ногами дорожки, как к ней с объятиями бросилась Бренетта.
– Мама! Ах, мама, ты чудесно выглядишь. И ты тоже, папа. – Она звонко расцеловала их, закончив Карлтоном. – Примет, маленький братишка. Я так рада, что ты вернулся. Я ужасно скучала по всем вам.
Тейлор смотрела па дочь, не веря своим глазам. Она не осознавала – или просто забыла – как повзрослела Бренетта. Тейлор по-прежнему видела в повзрослевшей дочери прежнюю девочку. Но казалось, что именно сейчас она исчезает от нее навсегда.
– Давайте-же, поздоровайтесь со всеми, – подгоняла их Бренетта.
Мариль стояла наверху лестницы, ожидая своей очереди. Они крепко обнялись, заливаясь слезами. Потом Тейлор стала знакомиться с детьми.
– Маленький Фил? – прошептала она, пожимая руку Мартина.
Он пожал плечами.
– Это имя не пристало ко мне. Меня зовут Мартин.
Повернувшись к хорошенькой блондинке с подозрительными голубыми глазами и легкой недовольной гримасой в уголках губ, Тейлор сказала:
– Неужели это Меган Катрина?
Меган чмокнула ее в щеку, но не произнесла ни слова, и Тейлор пошла дальше.
Алистер и Кинсли были совершенно другое дело. Они ликующими возгласами приветствовали тетю и дядю. Тейлор рассмеялась под их восторженными объятиями, и пыталась отвечать на их многочисленные вопросы о ранчо, Лондоне, корабле и…
Эрин Алана, очаровательная маленькая девочка, дружелюбно улыбалась ей. Ее нельзя было назвать действительно хорошенькой, по сравнению с ее сестрой или кузиной Бренеттой, но в ней был свой шарм, и Тейлор сразу же полюбила малышку.
– А это – друг тети Мариль, мистер Монтгомери, – сказала Бренетта, завершая знакомство.
– Как поживаете, мистер Монтгомери? – спросила Тейлор, протягивая ему руку.
Улыбнувшись кривой улыбкой, он крепко пожал ей руку.
– Очень хорошо, спасибо, миссис Латтимер. Надеюсь, ваше путешествие было не слишком утомительным.
Ее глаза быстро метнулись к Эрин Алане, потом вернулись к нему с проблесками догадки. Но она быстро отбросила свое подозрение как совершенно невозможную вещь.
– Нет, мистер Монтгомери. Не слишком.
– Говоря об удобствах, – вмешалась Мариль, – давайте войдем в дом, где теплее.
Она взяла Тейлор под руку и повела внутрь. Алистер и Кинсли быстро окружили Карлтона в качестве его проводников и опекунов, уводя его наверх, в свою комнату. Элиза, одна из служанок, взяла их пальто.
Тейлор и Брент удобно устроились на диване перед камином, и Бренетта снова приблизилась к ним, но на этот раз под руку с чрезвычайно красивым молодым человеком.
– Папа, мама. Мне хотелось бы представить Стюарта Адамса. Стюарт, это – мои родители.
Стюарт всмотрелся в пару глаз точно таких же, как у Бренетты. Только это были глаза гораздо проницательнее, принадлежали человеку, умудренному опытом и видевшему жизнь в самых разных проявлениях. Одурачить такого человека будет не легкой задачей.
С ленивой улыбкой на лице, придававшей ему вид большей самоуверенности, чем он чувствовал, Стюарт пожал руку будущему тестю.
– Мистер Латтимер, я долго ждал этой встречи. Наверное, позже, мы можем поговорить наедине. – Повернувшись к Тейлор, он произнес с поклоном. – Теперь я ясно вижу, откуда Бренетта получила свою красоту, миссис Латтимер.
– Спасибо, мистер Адаме. Пожалуйста, присядьте, и мы сможем отдохнуть и дружески поговорить.
Взяв Бренетту под руку, Стюарт подвел ее к стоящему поблизости дивану. Они сели, Стюарт смотрел на нее – как считал он – с безграничной любовью.
– Как я поняла, у вас плантация недалеко от Чарльстона, мистер Адамс, – сказала Тейлор.
– Да, мэм.
– Давно ваша семья владеет ею?
Здесь Стюарту не надо было притворяться. Он охотно отвечал Тейлор.
– С начала 17 века, миссис Латтимер. Это – прекрасная старая усадьба, построенная крепко, чтобы выдерживать дожди и ураганы, и другие стихии.
Брент задумчиво нахмурился.
– Я был в армии Шермана, когда она проходила Чарльстон. Вам повезло, что Вы сохранили свою плантацию.
Челюсть Стюарта окаменела.
– Я, конечно, этого не помню. Мне было тогда около четырех лет. Но я слышал, рассказы моего отца о том времени. Они оставили нам крайне мало, это правда. Посевы риса были уничтожены, амбары сгорели, заборы разрушены. Только провидение спасло дом. Моя тетя была больна сифилисом, поэтому солдаты не подходили близко к усадьбе. Когда они ушли, она сказала, что счастлива, спася «Виндджэммер» от этих – прошу прощения, сэр, – грязных янки. Потом она умерла.
– Мистер Адамс, – тихо сказал Брент. – Я провел почти пятнадцать лет, стараясь забыть, что мы сделали с Югом. Я не горжусь этим. Я только рад, что все кончилось, и Тейлор с Бренеттой, и я смогли уехать, и найти место, где можно начать все сначала. – Он замолчал, встал и подошел к Стюарту. – Мне хотелось бы думать, что Юг может простить мне участие в разрушении. Я начну с вас.
Стюарт тоже поднялся. Двое мужчин внимательно изучали друг друга, комната погрузилась в полное молчание. Потом Стюарт взял руку Брента.
– Сэр, Юг может пережить все. Я полюбил Бренетту. И, конечно, не могу держать зла на ее отца за то, что он – янки.
Они крепко пожали друг другу руки, и Стюарт понял, что он завершил дело. Судьба предоставила ему редкую возможность, и он сумел ухватиться за нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют сердец - Хэтчер Робин Ли



Прекрасный ромоман...9
Приют сердец - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
16.08.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100