Читать онлайн Приют сердец, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют сердец - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют сердец - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Приют сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Ноябрь 1879 – «Спринг Хейвен».
Мартин с радостью покинул дом и пошел проверять скот. Он никогда не видел так много болтливых идиотов, собравшихся в одном месте в одно и то же время. Весь дом, казалось, с ума сошел от этого дурацкого костюмированного бала. Он был счастлив, если бы все уже кончилось.
Его недовольство было вызвано собственной неуверенностью. Пятнадцать лет – неподходящий возраст для подростка – он сам не знает, девчонки или нет, но его неодолимо влечет к ним, как бабочку на огонь. И видя свое отражение в зеркале, Мартин убеждался, что ни одна девушка никогда не заинтересуется им. Он был слишком высоким и худым; и сам себе казался ужасно неуклюжим, напоминающим пугало.
В сарае он встретил Рори. Он ухаживал за недавно ощенившейся собакой, застилая ей чистую солому в угол, который она выбрала для себя и детенышей. За те месяцы, что Рори О'Хара пробыл в «Спринг Хейвен», Мартин проникся к нему заслуженным восхищением, и бессознательно подражал многим его манерам. Хотя он все еще сохранил холодную злобу против Северян, Мартин оправдывал возрастающую дружбу с Рори, уговаривал себя, в том, что он – в действительности не янки. Он – метис, сын ирландца и индианки. Неохотно включая в свой список и Бренетту, он понимал, что ее отец был не только офицер-янки, но вступивши в брак с сестрой его отца, тем самым невольно он погубил его. Бренетта выросла на Западе, и Мартин обнаружил, что просто она нравится ему, не важно, как бы упорно он не старался отрицать это.
– Привет, Мартин! В доме наконец-то угомонились? – спросил Рори.
Мартин уселся на кипу сена, положив локти на колени, спрятав подбородок в ладони.
– Нет. Меган желает быть кем-то еще, кроме красной шапочки. Она хочет быть очень «заманчивой и романтической»! – цитируя слова Меган, он понизил голос, приложив руку ко лбу и закатывая глаза.
Рори усмехнулся.
– Похоже, ты тоже не слишком рад этому балу.
– Нет. А какой у тебя будет костюм?
Рори присел на корточки.
– Я исполню роль Робин Гуда. А ты?
– Я выбрал то, что легко одевать и пошить. Я буду Франсисом Марионом, «Болотной Лисой».
Мартин присоединился к Рори рядом с попискивающими щенками. Осторожно, он вытащил одного и положил себе на руки.
– Похоже, что старик Генерал снова стал папашей.
– Да, я тоже уловил сходство. Кстати, где он сам?
– В моей комнате. Забился туда примерно с час назад.
Рори встал на ноги, направившись к лошадиным стойлам, Мартин шел позади.
– Рори? – нерешительно произнес Мартин, все еще в нерешительности полного доверия к нему.
– Да.
– Ты… ты влюблялся когда-нибудь?
Рори какое-то мгновение внимательно смотрел на него, потом отвел взгляд. У Мартина вырвался легкий вздох облегчения.
– Да. Я любил. А почему ты спрашиваешь?
– Я… я просто… Знаешь, я просто не очень уверен в этом костюмированном бале и… и во всем остальном.
Улыбка приподняла уголки губ Рори.
– Значит, ты хочешь узнать о любви и о женщинах? Так?
Мартин в смущении кивнул.
– Садись, Мартин.
Костюм Бренетты доставили от портного рано утром вместе с костюмом Мариль и Меган. Девушки бросились в свои комнаты примерять их, и в ту же секунду, когда Меган увидела Бренетту в греческом наряде Афродиты, богини любви, она сразу прониклась ненавистью к своему нелепому костюму героя из детской сказки и начала плакать. Мариль не выразила никакого сочувствия, сказав ей, что она еще слишком молода, и если будет продолжать вести себя как ребенок, то вообще все пропустит, проведя все время вместо бала в своей комнате.
Хотя Бренетта немного жалела Меган, она не стала задерживать внимание на инциденте. Она была слишком довольна своим костюмом и уверена, что ни у кого не будет ничего подобного. Бренетта снова кружилась у зеркал, изогнувшись, стараясь увидеть себя со спины.
Платье было сшито из простого белого хлопка. Спадая складками по ее высокой стройной фигуре, оно обнажало икру правой ноги. Золотистый шнур красиво подчеркивал грудь, опоясывая талию, и спускался до пола вдоль левого бедра. На ногах у нее будут золотистые сандалии с такой же тесьмой, оплетающей ноги чуть ли не до колен. Она подобрала еще один золотистый шнур, решив его замысловато повязать вокруг головы, спустив концы вдоль спины.
Бренетта знала, что это довольно смелый костюм, и выход в нем привлечет к ней много поклонников. Но единственный, на кого ей действительно хотелось произвести впечатление, – так это Стюарт. Интересно, подумала она, все ли чувствуют то же самое, когда влюбляются в первый раз.
В назначенный день бала Стюарт поднялся очень рано. Он спал мало, нервы его были напряжены, мысли тревожны. Быстро одевшись и проскользнув по черной лестнице вниз, он удалился по направлению к реке. Сцепив за спиной руки, и не отрывая глаз от земли, он размышлял над своим положением, в котором оказался.
Он не мог понять всего. Ему присущ инстинкт выживания; он все время распознавал самый надежный путь к достижению своей цели и шел по нему, не обращая внимания на тех, кого приходилось отталкивать в сторону или через которых он перешагивал. Он признавал собственную жестокость в делах, имевших для него важность. Считая неизбежным злом то, что ему приходится чувствовать, он стремился выжить в этом безумном мире, в котором рожден.
Кроме того, Стюарт знал, что он – безупречный актер. Он достиг такого мастерства в создании любого желаемого чувства, что иногда задумывался, а способен ли он вообще испытывать какие-то действительно настоящие чувства. Через неделю ему исполнится девятнадцать, но, тем не менее, многие годы он поступал как умудренный опытом человек. Он вспомнил, что мальчишкой всегда использовал хитрость и сообразительность. Так как же это случилось, что девушка, почти ребенок вскружила ему голову?
Стюарт при мысли о ней, зло пнул землю ногой. Хорошенькой Меган никогда не стать тем, чем является красавица Бренетта и, возможно, она никогда не достигнет естественной легкости и шика своей старшей кузины. Она избалована, своенравна, порывиста. Сердцем он тянулся к Меган. Именно ей он желал обладать.
– Черт! – сквозь зубы выругался Стюарт.
Он не мог позволить себе думать о ней. Это разрушит все его планы. Он потеряет сосредоточенность, свою уверенность, а именно сейчас наступает решающий момент. Последнее время он ухаживал только за Бренеттой со всем старанием и пылом, на которые только способен. Он понимал, что довел ее до нужного состояния, и сегодня вечером намеревался сделать ей предложение. Если ему удастся добиться положительного ответа, он сможет полностью исправить свои финансовые дела. Как только он объявит о помолвке, кредиторы станут спокойнее. Они-то знают, что имение его тестя для них более прибыльное, чем вымученная и гибнущая плантация, в которую превратилась «Виндджэммер».
Меган проснулась рано. Возбуждение от предстоящего бала, смешанное с уверенностью, что единственный человек, которого она могла бы полюбить, потерян для нее навсегда, не давали ей снова уснуть. Думая, что в этот предрассветный час кроме нее никто еще не поднялся, накинув поверх ночной рубашки теплый халат, она вышла из комнаты, не потрудившись даже привести в порядок волосы.
Легкий мороз покрывал лужайку перед домом. Она порадовалась, что одела теплые шлепанцы и халат, хотя для ноября было крайне тепло, и Меган точно знала, что день для бала будет чудесный. Сев на каменную скамейку среди кустов роз, она закрыла глаза, обхватив руками плечи. О, как ей хотелось бы иметь своего кавалера на сегодняшний вечер. И как же ей хотелось, чтобы им оказался Стюарт.
Подняв глаза, ей показалось, что ее просьба услышана. Стюарт, глубоко задумавшись, быстрыми шагами отходил от дома. Ни секунды не задумываясь ни о приличиях, и о том как сейчас она выглядит, Меган поспешила за ним, не замечая больше бодрящего утреннего воздуха. Прислонившись к дереву, Стюарт остановился; она остановилась тот час же, стараясь успокоить бешено бьющееся сердце, уверенная, что он слышит его биение. Меган смотрела на него, какое-то время, изучая его лицо, фигуру, и фантазируя, какие ощущения вызвал бы его поцелуй.
– Меган? – Он увидел ее.
Она шагнула вперед.
– Меган, что ты здесь делаешь в такую рань?
Ее вдруг охватили озноб и неуверенность. Она задрожала.
– Я не могла спать… я… я увидела, как Вы выходили, и пошла следом. Извините. Я не хотела мешать вам. Я… я пойду. – Она начала поворачиваться.
– Нет! Нет, не уходи, – остановил он ее.
– Меган.
Стюарт произнес ее имя нежно, душевно, и она повернулась, заметив, как близко находятся его глаза от нее.
– Меган, почему ты пришла?
Вся страсть ее четырнадцатилетнего сердца выплеснулась наружу, все остальные мысли безнадежно исчезли.
– О, Стюарт, я люблю тебя. Пожалуйста, не говори Бренетте. У нее так много всего. Я не хочу никого, ничего, кроме тебя. Разве ты не видишь, что без тебя мне не жить? О, полюби меня, Стюарт!
Она бросилась к нему, откинув назад голову. Стюарт колебался лишь мгновение, потом обнял ее, и губы их слились. Меган переполняли чувства, вызванные его поцелуем. Инстинктивно она крепче прижалась к его плотному телу.
– О, люби меня, Стюарт, – выдохнула она, когда он снова стал целовать ее. – Люби меня.
Да. Да, он будет любить ее. Почему нельзя иметь обеих; Бренетту ради ее денег, а Меган ради… ради ее чувств. Она желает этого. Она пришла к нему и потребовала его любви.
Стюарт ощущал сквозь одежду прикосновение ее груди и хорошо чувствовал ее изгибающееся в томлении тело. Осторожность исчезла. Единственная оставшаяся у него мысль – была та, что он хочет ее, и он будет обладать ею сейчас, прямо здесь, холодным утром, среди деревьев, которые станут их спальней и сосновых игл вместо постели.
Он немного отпустил ее, взглядом подыскивая подходящее место. Неожиданно его глаза встретились с холодным пристальным взглядом Рори О'Хара. Рывком он грубо отбросил Меган; споткнувшись, она упала.
– Стюарт! – удивленно вскрикнула Меган.
Он не ответил; так как осторожно наблюдал за медленным, но твердым приближением Рори.
– Адамс.
– О'Хара.
От удивления, Меган открыла рот. Вскочив на ноги, она потуже закуталась в халат. Ни один из мужчин не обратил на нее внимание, когда она сделала шаг в сторону Стюарта.
– Мисс Беллман, – спокойно произнес Рори, останавливая ее. – Полагаю, вам следовало бы быть в доме. Пойдемте за мной.
После этих слов дуэль взглядов закончилась. Они удалились. Стюарт запаниковал. Что, если он расскажет Бренетте?
– Мне надо подумать, – сказал он вслух. – И я должен думать быстро.
Бренетта оделась этим утром с особой тщательностью. Найдя комнату Меган уже пустой, а дом все еще погруженным в тишину, она спустилась в библиотеку. Ей хотелось освежить в памяти историю жизни Афродиты, чтобы сыграть роль со знанием дела. Выбрав книгу о греческой мифологии, она удобно устроилась в огромном кожаном кресле и принялась за чтение. В дверях появился Стюарт, слегка удивив ее.
– Я искал вас, – сказал он.
Он такой красивый, подумала Бренетта; откладывая книгу в сторону и делая ему знак присесть рядом. Она широко улыбнулась, глаза не скрывали ее чувств. И только, когда Стюарт расположился напротив нее, она заметила слишком серьезное выражение лица.
– Бог мой, Стюарт, в чем дело?
– Мисс Бренетта, я… я немного не уверен, как лучше рассказать вам то, что я должен сказать.
– Неужели это так ужасно? – спросила она, улыбаясь ему.
Он протянул руку и накрыл своими ладонями руки Бренетты, лежащие на коленях. Глядя ему в лицо, она ощутила толчок в сердце. Он действительно очень взволнован. Может быть, он уезжает. Как это было бы плохо!
– Мисс Бренетта, вы знаете, что я люблю вас. И я думаю… я надеюсь, вы тоже испытываете и ко мне.
– Вы знаете, что да, Стюарт.
– Только потому, что надеюсь, вы знаете и понимаете меня хорошо, я чувствую, что могу поговорить с вами о… неудачном стечении обстоятельств.
Бренетта находилась в полном недоумении. Что же могло заставить его так печалиться?
– Сегодня рано утром я вышел на улицу, подышать свежим воздухом, и случайно встретился с мисс Метан. – Он опустил глаза, щеки покрылись румянцем; он откашлялся и снова продолжил. – Она явно ждала кого-то и была одета в… э… довольно неприлично.
– Меган? Он привстал.
– Извините, мисс Бренетта. Мне кажется, я не должен вам рассказывать. Она – ваша кузина и подруга, и я не думаю…
– Вы сядете и расскажете мне, Стюарт.
Судя по выражению вашего лица, кто-то в семье должен знать это.
С видом благодарности за ее понимание он опустился в кресло и стал продолжать. Услышав мои шаги, она стала звать меня, – помолчав он добавил, – звать меня другим именем.
– О, боже! Чьим?
– Ах… я…
– Чье имя она назвала?
– Ро… мистера О'Хары. Бренетта поднесла руку к губам.
– Нет! Не хотите же вы сказать, что Меган и Рори…
– Боюсь, что так, – ответил Стюарт с несчастным видом, как будто это была его вина.
– О, что же мне делать? – простонала Бренетта.
– Но это еще не все, мисс Бренетта. Когда Меган поняла, что это я, она… э… она бросилась ко мне. Она поклялась, что если об этом кто-то узнает, то объявит, что встречалась со мной. Потом она поцеловала меня… это довольно неожиданно для ее возраста, мне стыдно говорить…
– О, Меган. О, боже!
– …и когда она отпустила меня, появился он.
– Рори? Стюарт кивнул.
– Да. Он предложил ей руку, и они вместе ушли. – Стюарт выглядел крайне несчастным. – Я не знал, что делать в этой ситуации. Не мог же я рассказать миссис Мариль, ее дочь устраивает… любовные свидания с… с мистером О'Хара.
– Святые небеса, конечно, нет! – воскликнула Бренетта, спрыгивая с кресла.
Она подошла к окну и уставилась на лужайку.
– Но, – продолжал он. – Я подумал, что кто-то в семье должен знать об этом, прежде чем она попадет действительно в неприятности и будет уже слишком поздно.
Бренетта повернулась к нему лицом. Ее выражение отражало внутреннее смятение. – Вы поступили правильно, сказав мне, Стюарт. Я сделаю все, что смогу.
Он пересек комнату, взял ее руки в свои, крепко сжал их, потом поцеловал одну за другой, пристально с любовью и тревогой всматриваясь в ее глаза.
– Вы знаете, что я сделаю все на свете, чтобы оградить вас от неприятностей. Если бы был еще другой способ…
– Я знаю дорогой Стюарт. Спасибо.
После этого он ушел, а Бренетта повернулась к окну, ничего не видя перед собой. Меган и Рори. Она не могла поверить; и все же если Стюарт сказал правду, как она может не верить ему?
Мариль, одетая в костюм Марии-Антуанетты, приветствовала прибывающих гостей. На ней был напудренный парик с окрашенными под топаз стеклянными камнями. Огромная с фижмами юбка поддерживала платье из парчи цвета бронзы. Жесткий корсет высоко поднимал грудь под низко вырезанным лифом, а шею украшали медные и бронзовые цепочки.
Весь день она была настолько занята, что не заметила натянутых отношений между Меган, Бренеттой, Рори и Стюартом. Никто из них еще не спускался. Алистер и Кинсли в костюмах придворных шутов оживленно сновали, выполняя поручения матери и ранних гостей. Мартин делал все, что в его силах, выполняя роль хозяина, вращаясь среди приглашенных, раздавая комплименты и делая самые смелые догадки, предполагая, кем они могут быть и кем являются на самом деле.
Большинство из приглашенных Мариль узнавала по голосам, но когда вошел мужчина, одетый как арабский кочевник – может быть, один из сорока разбойников Али-Бабы – и отказался произнести хоть слово, она зашла в тупик. Его лицо закрывали складки материи. Цвет глаз изменяла падающая от тюрбана тень. Он быстро поприветствовал ее на восточный манер, и сразу отошел, оставляя Мариль гадать, кто же это такой.
Мысли ее отвлекли три кабриолета и кареты, заполненные сверх меры и остановившиеся в одно и тоже время у дверей. Смех и веселая болтовня парили над лестницей, пока прибывшие гости расправляли юбки и капюшоны, разбирали мечи и копья. Мариль почувствовала, как стремительно поднимается ее настроение. Опасения и тревоги, что не все так безупречно, как она хотела, исчезли. Она снова была молодой и собиралась повеселиться, как никогда прежде.
Меган встретилась со Стюартом в конце лестницы. Лицо ее стало ярко-малиновым, почти такого же алого цвета, что и костюм. Она не видела его с утра, и ей казалось, что еще чувствует его грубый толчок, от которого она упала на землю. Ей отчаянно хотелось забыть свой позорный уход.
Рори не произнес ни слова, пока они не оказались внутри. Остановившись и мрачно глядя на нее, он произнес:
– Не забывайте, что вы – молодая женщина, мисс Беллман, и дочь благородной дамы. Никогда и ни при каких обстоятельствах, не забывайте, кто вы.
Потом он ушел, оставляя ее теряться и мучиться от стыда.
Но ничто иное, как сцена с Бренеттой, промелькнула в ее мозгу, когда Стюарт слегка поклонился ей и поспешно спустился по лестнице, как будто он брезгует ей. Поздним утром к ней в комнату заходила Бренетта. Она остановилась в дверях, вертя в руках платочек и покусывая нижнюю губу.
– Меган, я должна поговорить с тобой, – в конце концов, сказала она.
– О чем, Нетта? Что-то не так с подготовкой к вечеру?
Бренетта покачала головой.
– Нет, Меган. Дело касается тебя и… того, что случилось сегодня утром.
Меган побледнела.
– Как ты узнала?
– Это не важно, Меган, – ответила Бренетта, проходя и садясь рядом с ней на кровать. – Дорогая, я действительно очень волнуюсь. Ты давно встречаешься с ним вот так?
– Ах, нет, – взволнованно заявила Меган. – Это произошло случайно. Я не думала, правда, не думала. И это не его вина. Я… я сама пошла за ним следом, – о, ей было так стыдно. – Я очень люблю его. Нетта, и мне только хотелось, чтобы и он полюбил меня.
Бренетта обняла Меган за плечи и успокаивающе сжала ее.
– Я знаю, дорогая. Он – такой добрый и замечательный человек. Я всегда это знала. Но я не уверена, что он подходит тебе. Тебе только четырнадцать.
– Я действительно люблю его, Нетта. Я, правда, люблю его.
– Тогда, если это должно случиться, все образуется. Я хочу только, что бы ты была счастлива, и если ты любишь его, а он любит тебя, то, в конце-концов, вы будете вместе. И я буду счастлива за вас обоих.
Меган удивили слова Бренетты. Она была уверена, что Бренетта сама увлеклась Стюартом.
– Ну что ж, – продолжала Бренетта, – я больше не скажу об этом ни слова, и ничего не расскажу тете Мариль. Мы просто забудем о том, что произошло сегодня, если ты пообещаешь себя вести более достойным образом.
– Я обещаю.
Меган обрадовалась, когда Бренетта ушла. Она была уверена, что Рори не скажет никому, но Бренетта знала, и, следовательно, это Рори выдал ее. Сейчас, глядя на Стюарта, убегающего по ступенькам прочь от нее, у Меган накатились на глаза слезы. Это Рори во всем виноват. О, как она ненавидела его в эту минуту!
Стюарт, одетый в нарядный костюм римского Центуриона, задуманный для роли Марка Антония, чувствовал, что она наблюдает за ним. Он улыбнулся хозяйке, не переставая мысленно проклинать ее дочь. Его сегодняшний промах из-за ее распутного поведения, мог стоить ему всего достигнутого ранее. Это всецело ее вина, и он не собирался позволить подобному повториться. За часы, прошедшие после чуть не случившейся трагедии, Стюарт с холодным расчетом и искусством хирурга вырвал все романтичные чувства из своего сердца, что испытывал к Меган.
Одно хорошо – Бренетта прекрасно попалась на его историю. Даже волнуясь, он сыграл, так хорошо, как никогда раньше. Он улыбнулся, вспоминая свои действия и слова. Это было превосходно.
Стюарт оглянулся в поисках Бренетты. Комнаты постепенно заполнялись десятками одетых в костюмы людей – Генри VIII, Наполеон, Джефферсон Дэвис, Жозефина, королева Виктория и многие другие, в которых возможно было сразу увидеть известную личность. Бренетту он среди них не нашел.
Зато заметил входившего Рори, наряженного в зеленый костюм Ноттингема, с колчаном стрел за спиной и длинным луком в руке. Их взгляды встретились и на мгновение замерли. Стюарт с досадой обнаружил, что первым отвел глаза.
Он начал осторожно перемещаться среди гостей. Он знал, как это важно, пользоваться авторитетом в нужных кругах. Даже в те времена, когда многие бедствовали, как и он, их влияние имело определенный вес. Он увидел Беллвильского банкира (никто больше не мог быть таким толстым) ненавязчиво и уверенно двинулся в направлении к нему.
Наконец-то Бренетта осталась довольна своей внешностью. Ее костюм действительно оказался до неприличия открытым, но ее это не волновало. Единственное, – что имело сейчас значение – это ее великолепный вид. Стюарт не сможет не объясниться в любви, увидев ее такой.
Туника мягко спадала вдоль тела, подчеркивая буквально каждый изгиб фигуры. Она нанесла на веки золотистую пудру. Умело подвела глаза, подрумянила щеки и губы, восхищаясь достигнутой перемене.
Бренетта медленно прошла по верхней площадке, и остановилась у извилистой лестницы. Внизу правил бал. Мельком заметив Рори, она нахмурилась. Бренетта так и не нашла возможности поговорить с ним сегодня. Она по-прежнему удивлялась признаниям Меган в любви к нему. Странно, но она чувствовала, что эта мысль задевает ее самолюбие.
Потом кто-то заметил ее, и шум в комнатах начал стихать. Люди подходили к дверям посмотреть, что явилось причиной такой тишины. Забыв обо всем остальном, Бренетта оглядывала помещение, пока отыскала Стюарта. И, не отводя от него взгляда, стала медленно спускаться по лестнице.
Она была очень красивой. Рори никогда не видел ничего подобного. Казалось, она плывет по лестнице, окидывая присутствующих бегущим взглядом. Может быть, она молода, но на всех Нью-Йоркских вечеринках, и танцах, которые он посещал, похожего эффекта не производила не одна красавица.
Рори пробирался сквозь толпу. Сердце сильнее забилось, еще сильнее. Он хотел обнимать ее, любить, лелеять всю жизнь. Может быть, сегодня вечером…
Он резко остановился. Из круга любопытствующих вперед выступил Стюарт. Он протянул к ней руку, и Бренетта положила ладонь на нее. Как король и королева среди своих подданных, Стюарт и Бренетта направились к восточной гостинной, собравшиеся расступались, уступая им дорогу. Оба высокие, стройные, элегантные, они составили потрясающую пару.
Очарование разрушилось, когда они покинули вестибюль. Публика начала возбужденно переговариваться.
– Вы видели что-нибудь столь романтичное? – спрашивал кто-то неподалеку.
– Ах, если бы хоть один мужчина посмотрел на меня так, я сделала бы для него все, что угодно!
Рори понял, что слишком поздно. Он потерял ее…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют сердец - Хэтчер Робин Ли



Прекрасный ромоман...9
Приют сердец - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
16.08.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100