Читать онлайн Любовь жива, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь жива - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь жива - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь жива - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Любовь жива

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

В эту ночь лихорадка Филипа стала спадать. Он очень удивился, обнаружив себя проснувшимся в незнакомой спальне. Тэйлор, почувствовав, что с нее несколько спал груз ответственности, подавала ему завтрак. Филип был еще очень слаб, но голова его работала четко, и он мог теперь принимать участие во всем. Он знал, что должен полностью прийти в себя за день или два.
— Я знаю, ты стал бы бранить меня, если б имел тогда силы, Филип, но теперь уже поздно. Мы должны были увезти Мэрили и детей дальше от обстрелов. Да и нечего нам стало делать в Атланте…
Он молча согласился с ней, и она благодарно улыбнулась.
— Теперь вот что. Заканчивай с едой, и мы отправляемся дальше. Если повезет, сможем добраться домой к концу дня.
Они с сожалением оставили гостеприимную хозяйку, пообещав непременно встретиться, когда закончится война.
Настроение поднималось с каждым часом, когда они все чаще стали узнавать знакомые с детства места. Еще задолго до полудня они добрались до реки, что невдалеке от Дорсет Халла. Тэйлор села на берег, погрузив ноги в прохладную воду. Все вокруг дышало умиротворением. Страх, который преследовал ее с начала первого обстрела, отступил. Тэйлор определенно чувствовала, что янки еще не приблизились к ее святилищу, так что она и ее близкие благополучно прибудут в Спринг Хавен и найдут его таким, как оставили. Но прежде чем продолжить путь, им предстояло перебраться через реку.
Джош нашел место, где фургон мог безопасно пройти вброд, и около четырех часов пополудни верный конь притащил их к землям Дорсет Халла. Они сделали короткую остановку прямо перед почерневшими руинами когда-то гордого дома. Тэйлор почувствовала тоску, вспомнив те три года, которые она прожила здесь в радости. Бедный Дэвид… Этот дом так много значил для него, а он вынужден был беспомощно наблюдать за его обращением в пепел.
— Давайте двигаться дальше, — сказала Тэйлор решительно. — Мы уже почти дома.
Слишком уставшие, чтобы даже говорить, дальше они поехали в полной тишине. Голова тяжеловоза совсем поникла. Он брел по дороге все медленнее и медленнее. Филип снова заснул, а Мэрили укачивала ребенка. Задремала и Бренетта.
— Миссис Тэйлор, — вдруг окликнул Джош. — Мне кажется, что лошадь уже не может идти.
Тэйлор испуганно посмотрела на животное. Джош был прав. Дальше ехать было невозможно. Тэйлор почувствовала, как упало ее сердце. Они ведь так близко! Час или чуть больше — и они были бы дома.
— Ладно, Джош, — сказала она, оглядываясь. — Здесь есть старая хижина, как раз за поворотом. Мы останемся там до утра.
Все, кроме Филипа, выбрались из повозки, чтобы облегчить груз, и Тэйлор стала указывать дорогу к старой лачуге. Ничего не изменилось в ней с той холодной ночи, которую она провела здесь вместе с Брен-том. Когда Тэйлор глянула внутрь, ей показалась, что она может услышать его голос, называющий ее имя. Он вдруг стал теперь так близок, так реален… Тут же она и отругала себя: не следует думать о Бренте. Он теперь за сотни миль отсюда, если не… погиб. Воспоминания только терзают душу.
— Мима, посмотри, пожалуйста, что можно сделать, чтобы хоть немного привести это в порядок. Джош, нам нужен огонь, чтобы приготовить еду? Элли, помоги Миме, а я и миссис Мэрили уложим Филипа на эту кровать.
Мима быстро смела пыль и паутину, а потом стала варить похлебку из зелени и кукурузы. Филип сидел на своей кровати, прислонившись к стене и держа в руках своего малыша, пока Мэрили помогала Тэйлор с обустройством спальных мест. Они открыли крошечное окно и дверь, надеясь уменьшить таким образом удушающую жару в хижине. Удовлетворив, наконец, потребности своих желудков, один за другим они добрались до своей постели. Все, кроме Тэйлор.
Хотя уставшее тело требовало сна, беспокойство, овладевшее ею вдруг, не позволяло этого сделать.
Нет, Тэйлор не могла не думать, не вспоминать о Бренте. Она тихо вышла из хижины. Конь счастливо чавкал недалеко от повозки, в которой мирно спал Джош. Над головой висело чистое небо и мерцали звезды. Песня реки заворожила Тэйлор, и она пошла на журчащую мелодию. Она села на сваленное дерево и неотрывно наблюдала за шумным течением в лунном свете. «Если бы мы все были сильными и здоровыми, то за это время уже пешком дошли бы до Спринг Хавена», — думала Тэйлор. Но Филип еще так слаб. Да и другие. Тэйлор быстро расстегнула пуговицы на своей одежде и, оставшись в одной сорочке, шагнула в воду. Она сполоснула руки, лицо, шею и погрузилась вся. Почувствовав себя гораздо лучше, она ступила на берег. Но когда приблизилась к своей одежде, услышала потрескивание веток в темной гуще деревьев. Тэйлор замерла, внимательно прислушиваясь и надеясь, что ей послышалось. Мужчина довольно рассмеялся:
— Хороший у вас слух, мисс.
Тэйлор медленно повернулась, прижимая одежду к груди.
— Кто здесь? — со страхом в голосе спросила она.
Один за другим выступило несколько мужчин в военных мундирах.
«Помоги мне бог, — взмолилась она, отступая назад. — Янки!»
— У вас нет никаких оснований для проявления беспокойства, мисс. Мы не собираемся причинять вам зла. Мы не чудовища, никто из нас не имеет двух голов, и мы не пожираем маленьких детей.
Голос был чистым и дружелюбным. Она хотела от всей души поверить в то, что услышала, в то, что ей позволят свободно уйти.
Говоривший выступил вперед — маленький, с широкими плечами мужчина лет сорока. Он снял шляпу.
— Где ваш дом, мисс?
Дом? Боже мой! Дети, Мэрили, Филип…
— Я… я пришла из… Атланты, — заикаясь, пролепетала Тэйлор. — У меня здесь нет дома. Я только пытаюсь уйти от снарядов и пуль.
— А где ваша лошадь?
— Она захромала. У меня теперь совсем никого нет.
«Господи, пожалуйста, не дай им забрать лошадь». Тэйлор, кажется, переставала что-либо соображать. Она ведь должна привезти Филипа, всех домой. Она не должна потерять коня.
— Я иду пешком, — солгала она.
— Вам придется пойти с нами, мисс. Не следует бродить одной по безлюдной местности. — Он взял ее за локоть. — Вам лучше остаться с нами, пока мы не осмотрим все вокруг.
Она старалась держаться хладнокровно, подняв голову в благородном вызове.
— Может быть, вы позволите мне одеться?
Смутившись, мужчина пробормотал:
— Да, конечно.
— Тогда давайте соблюдать приличие. Пусть ваши солдаты отвернутся. И вы.
— Кругом! — скомандовал он. Потом вновь повернулся к ней. — Извините, мисс, я не могу позволить вам ускользнуть.
Она посмотрела с негодованием и отвернулась. Она знала, что платье сейчас намокнет, как и сорочка, и облепит ее фигуру. Пальцы ее нервно боролись с пуговицами, тело дрожало. Надев туфли, Тэйлор тут же обнаружила свою руку в цепкой хватке.
— Вот так, мисс.
Бесшумно они гуськом пробирались сквозь деревья, и Тэйлор с ужасом поняла, что совсем дезориентировалась. Деревья вдруг расступились, и они оказались в небольшом лагере.
— Полковник уже вернулся? — спросил кого-то ее конвоир.
— Нет еще.
— Если вы посидите здесь, мисс, я принесу вам немного кофе. Думаю, вас это взбодрит. Вам придется подождать, пока появится полковник.
— Благодарю вас, — холодно сказала Тэйлор, избегая восхищенных взглядов окружавших ее мужчин. Ей подали старую, помятую кружку, в которой, к удивлению Тэйлор, был настоящий кофе. И даже с сахаром! Презирая себя, она пила это, смакуя и наслаждаясь, желая, чтобы содержимого было больше. Злясь на себя за такое моральное падение, она осматривалась вокруг в поисках возможностей для побега. Некотоые из солдат уже отошли к своим раскатанным постелям. Другие еще сидели у костров, разговаривая и смеясь. Наверное, если б она подождала достаточно долго, она улучила бы момент, когда никто не следил за ней. Она подумала, что уже наступило такое время, когда рядом присел высокий парень. Обращаясь к ее стражу, он сказал:
— Расслабьтесь пока, сержант. Я покараулю леди.
Подсевший оказался красивым блондином с довольно смелыми глазами. Улыбался он уверенно и мило. Тэйлор подумала, что, может быть, ей удастся убедить его помочь ей. Она послала ему в ответ свою нервную улыбку.
— Сэр, вы не знаете, как предполагают поступить со мной?
Он расплылся в доверительной усмешке:
— Не беспокойтесь, мисс. Полковник не позволяет своим людям грабить и насиловать.
Пораженная такой откровенной простотой, она продолжала свои вопросы.
— Какая необходимость держать меня здесь? Я все равно ничего не смогу сказать вашему полковнику. Все, что я хочу, — это убежать подальше от сражений…
Она поежилась, надеясь, что вызовет в нем понимание.
— Вот, мисс, вы дрожите. Завернитесь в это одеяло.
У нее в голове мелькнула мысль, и Тэйлор сказала беспомощным голосом:
— Может быть, я согрелась бы, если б смогла немного пройтись…
— Да, может быть, вы правы, — согласился солдат. И рот его вновь расплылся в улыбке. — Сержант, леди нужно немного пройтись, чтобы согреться. Я пойду рядом и не спущу с нее глаз.
Тэйлор заметила, что сержант несколько помрачнел, но кивнул головой. Солдат взял ее руку и просунул под свою, согнутую в локте. Медленно, словно прогуливаясь, они отходили от расположения в темноту ночи. Тэйлор быстро соображала, придумывая способ избавления от своего конвоира. Он попался в ее ловушку, это понятно. И ей показалось, что еще немного — она сумеет перехитрить его.
— Откуда вы… Ох, я даже не знаю, как вас зовут…
— Мое имя Пирс, мисс. Прайвит Пирс. Я из Огайо.
— Огайо? Я никогда там не была. Уверена, что это очень красивый штат.
— Он не так красив, как вы, мисс.
Господи, как, каким образом обмануть его? Если она произведет на него впечатление, может быть, он отпустит ее или, по крайней мере, перестанет столь бдительно ее охранять.
— Ах, мистер Пирс, — сказала она скромно, с подчеркнутой южной медлительностью, — как вы сладки в своих речах. Или вы, сэр, демонстрируете фальшь, которая, как мы наслышаны, характерна для янки?
Он резко остановился, прижимая ее руку к себе.
— Вы прелестная маленькая бунтовщица, правда?
Тэйлор попыталась освободить свою руку, но тщетно. Она почувствовала, как первые щупальца страха приблизились к ее сердцу. Интересно, как далеко они отошли от лагеря?
— Что вы хотите этим сказать, мистер Пирс? — спросила она, заглядывая ему в лицо.
Он засмеялся:
— Я понимаю, моя малышка, что вы придумали небольшой план и пытаетесь отвлечь меня, глупого янки, своим обаянием. Вдруг я растаю, и вам удастся сбежать… Может быть, я сам позволю вам сделать это, но только после того, как… более полно испытаю ваше обаяние…
Он потянул ее к себе, и его губы прижались к ее губам.
Тэйлор сопротивлялась, толкая его в грудь обеими руками, но это, казалось, только добавляет ему наслаждения. Он захохотал, сжав ее запястья левой рукой, а правой стал спокойно расстегивать пуговицы ее корсажа.
— Пожалуйста, мистер Пирс, не надо, не делайте этого!
Она чувствовала, как он усмехается, продолжая нагло раздевать ее. Он острожно снял с нее корсаж. Белизна ее юбки, казалось, пылала в ночи. Маленькие груди взволнованно поднимались и падали при каждом коротком вздохе. Он снова схватил ее, причиняя боль.
— Расслабьтесь же, мисс, и вы получите удовольствие. Помните, совсем скоро вы будете свободны и пойдете домой.
Она громко заплакала, когда он с силой прижал ее к дереву. Руки его ласкали ее грудь, он горячо дышал ей прямо в лицо.
— Пирс, я ведь могу вас повесить за подобные действия.
Эти гневные слова, брошенные из темноты, заставили атакующего разжать руки. Он шарахнулся в сторону, Тэйлор быстро натянула на себя одежду. Ноги ее дрожали, так что она не в силах была отойти от дерева.
— Сержант, заберите этого человека в лагерь и поместите под стражу.
— Да, господин полковник.
— Я должен извиниться за поведение своих людей.
Тэйлор задохнулась, и в воздухе раздался ее тонкий, едва слышный крик.
— Что с вами, мисс?
— Брент?! — прошептала она.
Ничего. Никакого ответа. Ни движения. И вдруг он оказался здесь, рядом, буквально в дюймах от нее.
— Не может этого быть, — проговорил он. — Это вы… Тэйлор?
Он заключил ее в свои объятия, лицо его скрылось в ее волосах. Он шептал ей слова любви, но она уже ничего не слышала. Она была в его руках, и больше ничего не имело значения. Безобразие недавних минут растаяло, словно ничего этого и не было. Теперь был только Брент…
Стремительным движением он поднял ее на руки и понес из густой чащи. Потом усадил на землю и опустился рядом. Взяв ее за подбородок, он рассматривал ее лицо в лунном свете. Пальцы его, чуть касаясь, прошлись по ее губам, щекам, бровям, шее. Тэйлор, не дыша, ждала, когда он окончательно узнает ее.
— Я надеялся, — зашептал он, — я так хотел увидеть вас… тебя. Я…
Он поцеловал ее, и она перестала владеть собой. Она вспомнила, как они лежали с ним на ее кровати в Спринг Хавене, проводя так одну ночь за другой. Они тогда клялись друг другу в своей любви и давно уже были женаты в своих сердцах.
— Ох, Брент, — вздохнула Тэйлор, когда он отпустил ее. — Я так глупа… Мне так много нужно тебе сказать.
— Я знаю, но лучше бы этого не говорить. Ты вышла замуж за Джеффри и теперь не можешь быть со мной. Мы должны забыть обо всем навсегда. Но позволь еще немного задержать тебя. Еще чуть-чуть.
Она припала к его груди и сказала:
— Джеффри умер. Погиб в декабре.
— Извини, Тэйлор, и прими мои соболезнования. Я знаю, как он тебе дорог.
Она подняла лицо и взглянула на него.
— Да, я любила его, но совсем не так, как я люблю тебя. Ох, Брент. Я была такой глухой. Я решила, что ты обманываешь меня, и потому отказалась тогда ехать. Потом, когда я обнаружила, что жду от тебя ребенка, а Джеффри хотел жениться на мне, мне показалось, я поступаю правильно. Но только во всем ошиблась. Я так ошиблась, Брент.
Он как-то странно смотрел на нее, и она подумала, что должно произойти что-то ужасное. Руки его крепко сжали ее плечи.
— У тебя мой ребенок?
Живой, радостный смех вырвался из его груди и раскатился по лесу. Никогда Тэйлор не видела его таким, как сейчас. Широко раскрытый рот и большие от удивления глаза. Он тряс ее за плечи.
— Скажи мне это снова. У тебя есть ребенок? Мой ребенок?
Тэйлор отвечала слабо:
— У тебя есть прекрасная девочка. Бренетта Латтимер. — Она знала, о чем он сейчас думает, и ответила на этот еще не заданный вопрос. — Мы хотели, чтоб все думали, что это ребенок Дэвида. Джэффри знал правду. Он любил ее, Брент. И он любил меня. Он всегда был так добр к нам.
— Я знаю, что многим ему обязан. Хотя теперь слишком поздно благодарить его. Я сожалею, Тэйлор.
Она снова уютно устроилась на его груди.
— Давай оставим это, Брент. Сейчас, вот в эту минуту, в эту ночь, давай забудем обо всех наших несчастьях. И будем знать только, что мы, наконец, нашли друг друга.
Он медленно, но страстно поцеловал ее, вызвав обоюдное горячее желание, и они упали в густую траву этой небольшой лесной полянки. Она подчинилась ему по собственной воле, желая только одного: чтобы он никогда не перестал любить ее. Но Брент вдруг остановился. Тэйлор сразу почувствовала, что ей не хватает воздуха.
— Если мы не вернемся в лагерь, солдаты придут посмотреть, что случилось с их полковником, — тяжело дыша, сказал Брент и стал вынимать из ее волос травинки. — Приведите себя в порядок, миссис Стоун, или нам придется объяснять…
— Конечно, мистер Латтимер. Но я полагаю, у вас уже есть какие-то объяснения?
Когда Брент и Тэйлор подошли к лагерю, сержант и другие встали. Пирс испуганно смотрел на Тэйлор, отмечая про себя, что эта шустрая мисс, кажется, уже овладела сердцем полковника.
— Я хочу представить вам миссис Стоун, — начал Брент, — которая, по случайному стечению обстоятельств приходится мне… мачехой.
На нее устремилось несколько изумленных взглядов. Глаза Пирса безнадежно потухли: он был обречен. Тэйлор почувствовала угрызения совести, что сама увела его и спровоцировала. Но потом она вспомнила его самодовольный смех, когда она умоляла его, и возникшее было чувство сострадания тут же угасло в ней.
— Сержант, я попрошу вас и нескольких солдат проводить миссис Стоун домой, чтобы ей уже ничто не угрожало.
— Этой ночью, господин полковник?
— Брент, я не могу идти домой ночью. Я испугалась и солгала вашим людям. Я не одна.
Он пристально поглядел на нее и нахмурился.
— Филипп, Мэрили и дети — они там, в нашей хижине, у реки. Слишком поздно было ехать домой, да и лошадь захромала.
— Хижина у реки? Ах, эта лачуга… Да, я помню, — уже мягко сказал он.
— Я думаю, будет лучше, если я вернусь одна. Брент, Филип ведь еще солдат Конфедерации, хотя он слишком болен, чтобы служить в армии.
— Извини, Тэйлор, я не могу этого допустить. Местность занята солдатами Союза и разрозненными группами армии Конфедерации. С сопровождением вы будете в большой безопасности.
— Хорошо, пусть будет так, как ты скажешь.
Она почувствовала, как ее поднимают в седло. Посмотрев на любимое лицо, она спросила:
— Скоро ли я увижу тебя снова?
— Сразу, как только я смогу. Я приеду… со священником, — прошептал он ей на ухо так, чтобы не услышали остальные. — А до тех пор, любовь моя, будь осторожна. Скоро мы будем вместе.
Лошадь, на которой она теперь сидела, пошла медленным шагом. Брент с любовью и тревогой смотрел вслед Тэйлор. Она сохранит этот взгляд в своем сердце, и он будет поддерживать ее, пока Брент не приедет в Спринг Хавен.
Перейдя на шепот, она продолжала умолять понять ее:
— Пойми, Филип, Бренетта — его ребенок. Я люблю Брента.
Тейлор спрятала свое лицо в его коленях. Она не осмеливалась взглянуть ему в глаза, которые выражали изумление и презрение одновременно. Казалось, это никогда не кончится. Она почувствовала, как Мэрили обняла ее и опустилась на колени.
— Тэйлор, дорогая, не плачь. Конечно, Филипп все понимает. Он знает, что любовь не имеет границ. Ведь так, Филип?
Мэрили значительно взглянула на своего мужа. В ответ он пристально посмотрел на нее выдававшими внутреннюю борьбу глазами. Наконец, коснувшись плеча Тэйлор, он сказал:
— Мы поедем, Тэйлор. Я не хотел бы причинять тебе неприятности. Но все же ты должна дать мне время обдумать то, что ты сейчас сказала.
— О, Филип! Благодарю тебя! — воскликнула она, бросаясь ему на шею, обнимая и звучно целуя.
Громкий стук в дверь заставил всех вздрогнуть.
— Миссис Стоун?
Тэйлор с еще залитым слезами лицом спокойно открыла.
— Да, сержант. Вы можете войти.
— Мы запрягли своих лошадей в вашу повозку. Если можно, то мы хотели бы уже поехать. Нам ведь нужно вернуться засветло. — Глаза его встретились с глазами Филипа. — Извините, сэр, за то, что вашей семье приходится ехать ночью.
— Отставить, сержант, — по-военному кратко ответил Филип. — Я понимаю, что так необходимо. — Борясь со слабостью, он встал на ноги. — Тэйлор, Мэрили, забирайте детей.
Они молча ехали в фургоне, сопровождаемые солдатами Союза. Зрение и слух у всех были напряжены, готовые среагировать на любой сигнал тревоги или какой-либо признак опасности. Тэйлор невольно подумала о том, как хорошо выглядят эти откормленные солдаты, у которых нет проблем с едой. Как отличаются они своим внешним видом, одеждой и крепкими ботинками, как хорошо ухожены их лошади. Она сразу вспомнила солдат Конфедерации, которых видела еще позавчера. Те, другие, из той, другой армии были одеты в такие изношенные тряпки, что даже язык не поворачивается назвать их формой. Они представляли собой голодную армию, сражавшуюся совершенно беззаветно, стойко и мужественно. Юг обречен на поражение, думала она, это уже предопределено, но она все равно гордилась своими южанами. Они сражались за то, во что верили. Или, по крайней мере, думали, что верят в это… Они героически держались перед значительно превосходящими их и по численности, и по вооружению силами противника. Странно, думала Тэйлор, она не испытывает никакой враждебности к этим одетым в синие мундиры людям — к… янки. Может, потому, что это люди Брента? Или, может, потому, что они просто люди, такие же, как и южане, но выполняющие другую миссию. Обычные люди, которым довелось родиться на Севере. Люди, которые так же упорно и храбро сражались бы за Юг, если б родились и выросли на Юге. Она посмотрела вверх, откуда еще светили звезды. Как много еще битв и сражений должно произойти, прежде чем все закончится. Еще много людей должны будут умереть, прежде чем замолчат пушки. А что потом? Сможет ли Юг все забыть и простить? Смогут ли другие южанки посмотреть на янки, как она, и понять, что эти люди — не враги им больше? Она подумала и сама себе ответила: нет, конечно. И это очень ее опечалило.
Спринг Хавен. Прекрасным творением стоял он в поднимавшемся рассвете. Тэйлор подалась вперед, словно понуждая лошадей ехать быстрее. Господи, неужели они спасены? Они дома! До того, как кто-то помог ей, Тэйлор спрыгнула на землю и взлетела по ступенькам.
— Сюзан! Саул! — кричала она, резким дважением открывая дверь. Но голос ее эхом отозвался в пустых комнатах. Она вдруг испугалась, что все бросили ее дом и уехали, предпочтя свободу. Сердце ее упало. В мгновение ока Тэйлор вспомнила свои мысли во время последней поездки в Атланту, когда она с печалью расставалась со Спринг Хавеном. Что-то ужасным показалось ей тогда…
В холле вспыхнула свеча.
— Миссис, неужели это вы?
— Сюзан! Да, это я. Мы все, — обрадовалась Тэйлор. — Филип, Мэрили, дети, Мима и Джош. Весь наш дом.
Сюзан подошла к ней, взглядываясь в ее лицо, в фургон и солдат.
— Не беспокойтесь, Сюзан, все в порядке. Они привезли нас.
Сюзан посмотрела недоверчиво и продолжала хранить молчание. Передав свечу Тэйлор, она пошла, чтобы помочь другим выйти из фургона.
Сержант спешился и подошел к Тэйлор.
— Ну, что ж, миссис, нам нужно возвращаться. Надеюсь, у вас все будет хорошо.
— Благодарю вас, сержант, — ответила она и проводила его взглядом.
Когда солдаты скрылись, она повернулась и вошла в дом, спрашивая на ходу:
— Где остальные, Сюзан? Все так тихо…
— Ушли, миссис. Все ушли.
— Все до одного?
— Все, кроме меня, миссис.
— Даже Саул? — переспросила, не веря, Тэйлор.
— Саула не стало, миссис. На прошлой неделе.
Тэйлор вздрогнула: Саул умер?
— Что случилось, Сюзан? Как это произошло?
— Это было ужасно, миссис. Некоторые из рабов стали спорить с Саулом, говоря, что они теперь уходят, а потому возьмут с собой все, что захотят. Один из них толкнул Саула в грудь, тот упал лицом на ступеньки. И умер. Никто ничего не мог для него сделать.
Саула не стало. Как она и боялась, трагедия произошла. Он так никогда и не узнал свободы, которую Тэйлор дала ему. Он решил остаться с ней. Дорогой Саул. Он поддерживал ее во все тяжелые времена.
Тэйлор открыла дверь в свою комнату. Ничего не изменилось. Она чуть улыбнулась, взглянув на старую служанку:
— Вы прекрасно со всем управлялись, Сюзан. Я очень вам признательна.
— О чем вы говорите, — рассердилась та. — Это, в конце концов, и мой дом.
…Солнце уже проронило свои первые лучи, когда Тэйлор прилегла на кровать и уснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь жива - Хэтчер Робин Ли



Очень интересный роман,читала с удовольствием.Советую.9
Любовь жива - Хэтчер Робин Лисвет лана
24.03.2015, 11.14





Хороший роман .Понравился ....8
Любовь жива - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
11.08.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100