Читать онлайн Любовь жива, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь жива - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь жива - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь жива - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Любовь жива

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Уже далеко за полдень, в самый зной, Тэйлор после объезда полей прискакала к конюшне. Она ужасно устала от забот и жары, но была очень рада хорошему урожаю. Она узнала, что и в Дорсет Халле все выросло на славу. Это заметно снизило ее раздражение, вызванное утром неприятными новостями. Десять рабов, занятых в поле, исчезли предыдущей ночью. Тэйлор была в смятении: никогда еще не случалось здесь подобного. Спрыгнув с седла, она поручила лошадь Джошу. Взмокшая одежда натерла ей кожу, и Тэйлор хотелось побыстрее искупаться и переодеться. После отъезда Мэрили и ее отца она недолго пребывала в унынии. Она не стала нанимать управляющего, так как чувствовала уверенность в собственных силах и знаниях. Саул стал ее, что называется, правой рукой. Он, хотя и работал всего лишь слугой по дому, имел достаточные навыки в сельскохозяйственных делах. Он был, оказывается, образованным человеком, что довольно редко случается у негров как на Юге, так и на Севере. Саул помогал Тэйлор разбираться со счетами, на равных с ней ведал бухгалтерией и принимал непосредственное участие в решении наиболее важных вопросов, частенько подсказывая своей госпоже возможные выходы из самых затруднительных ситуаций. При всем этом он не чурался и тяжелой физической работы. Тэйлор и Саул стали постоянными фигурами на полях, их узнавали издалека, и рабы привыкли к ним, словно хозяева работали с ними бок о бок.
У Дженни, оказывается, были свои таланты. Тэйлор приходилось слишком часто отсутствовать, так что заниматься домом у нее почти не оставалось времени. И тут проявилась незаменимость Дженни. Она распределяла работу между слугами и строго следила за выполнением. Это, конечно, никогда не входило в ее обязанности, но получалось теперь так просто и естественно, что все принимали это как должное. Особенно сказался авторитет Дженни в связи с непростыми отношениями, сложившимися между Мимой и Сюзан. Обе женщины слишком долго вели домашние дела — каждая на своей плантации — и не хотели теперь ни в чем уступать друг другу, а совместная работа у них не шла. Но до тех пор, пока не будет восстановлен Дорсет Халл, Миму отослать было некуда. И Дженни обставила дело так, чтобы каждая из этих женщин чувствовала себя незаменимой в какой-то конкретной работе.
Тэйлор еще горевала о Дэвиде и часто его вспоминала. Но ее дни и ночи, пролетавшие в заботах и хлопотах, были так насыщены, что о жалости к себе она попросту забывала. До сих пор, вспоминая о муже, она испытывала чувство бесконечной благодарности за его доброту к ней, за ту полноценную жизнь, какую он ей обеспечил, за то, что научил всему, так что она могла теперь преодолевать и невзгоды, и трудности. За три года их совместной жизни Дэвид успел научить ее многое понимать. Осторожно, ненавязчиво воспитывал он ее, помогая вырасти из неопытного ребенка в уверенную в себе женщину. Дэвид относился к ней так, как отец.
Тэйлор иногда просыпалась ночью в слезах, но быстро брала себя в руки. В последнее время она как-то меньше следила за успехами и неудачами на фронте. Главная забота поглощала ее целиком, занимая все мысли и время. Ей нужно вырастить и собрать хороший урожай, чтобы помочь воюющим южанам хлебом.
Никто не приезжал в Спринг Хавен, так что новостей она не знала и не была в курсе происходящего там, далеко. Сегодня, правда, Джош привез известие о тяжелом сражении в Вирджинии, что произошло в местечке под названием Кедровая Гора. Некоторые стали звать ее Кровавой Горой, сказал Джош. Она не знала каких-либо подробностей, только очень надеялась, что никто из ее знакомых на этот раз не погиб.
Тэйлор решила было позволить себе передохнуть и расслабиться в ванной, с тем чтобы потом со свежими силами засесть за бухгалтерские книги и навести, наконец, в них порядок. Но потом передумала и решила только отдохнуть. А со счетами она-де разберется позже. Намыливая руки душистым мылом, она с досадой заметила, как они загорели и огрубели от частого пребывания под палящим солнцем. Ей стало даже неловко: слава богу, что лишь негры видят ее такой. Она знала, что леди Беллвиллского общества помощи устроили бы по этому поводу большие пересуды. Хорошо, что она не скоро теперь встретится с ними. Ладно, подумала Тэйлор, по крайней мере ее фигура оставалась без изъянов. Хотя имеет ли это нынче какое-нибудь значение? Люди, с которыми она общалась, имели еще более темную кожу, чем она. Под ложечкой у нее засосало, и она спохватилась, что опять пропустила ужин. И тут же почувствовала, что просто умирает с голоду.
— Дженни, — позвала Тэйлор служанку. — Скажи Сюзан, чтобы приготовила мне поесть и принесла в кабинет. Ох, и еще чуть не забыла, передай Саулу, чтобы он пришел ко мне туда минут через пятнадцать.
Тэйлор закрыла бухгалтерские книги в кожаных переплетах, когда слуги уже давно отдыхали. Глаза ее закрывались, и она часто терла их подушечками пальцев.
— Уже поздно, Саул, на сегодня хватит. Иди спать. Увидимся завтра утром.
— Да, миссис Тэйлор. Если я вам понадоблюсь, имейте в виду, что я ночую у Генри. Он сказал, что плохо себя чувствует, и я обещал посидеть с ним на тот случай, если вдруг с ним случится приступ.
После его ухода Тэйлор взяла горящую свечу и, освещая путь, поднялась к себе. Она очень удивилась, увидев Дженни еще сидящей в своей крошечной комнатке недалеко от спальни Тэйлор.
— Дженни, почему ты еще не спишь?
— Я думала, что должна дождаться вас, вдруг зачем-нибудь понадоблюсь.
— Ничего не нужно, спасибо тебе. И спокойной ночи.
— Спокойной ночи, миссис.
Распахнутые окна позволяли ночному воздуху проникать в комнату, и слабый ветерок чуть заметно колыхал занавески. Лунный свет разливался по полу и серебрил ковер. Сняв одежду, Тэйлор от усталости сразу упала на кровать. Но до того, как ей удалось заснуть, дверь скрипнула и открылась.
— Миссис Тэйлор, — торопливо прошептала Дженни. — Миссис Тэйлор, кто-то приехал к нам. И, кажется, они стараются остаться незамеченными.
— Что ты говоришь? — отбрасывая сон, также шепотом спросила Тэйлор.
Дженни молча отошла к окну.
— Посмотрите.
Тэйлор быстро подошла и пошире раздвинула занавески. За окном было светло, как днем. Луна заливала светом все вокруг, и только тени от этого казались еще гуще и темнее. Она сразу обратила внимание на место, куда указывала Дженни. Да, она видит их. Два человека, крадучись и явно избегая открытых пространств, продвигались к дому с лошадьми на поводу. Тэйлор схватила свою одежду.
— Дженни, принеси мне пистолет Дэвида, — натягивая на себя платье, прошептала она. — Уже нет времени звать Саула. Они теперь слишком близко. Быстро, Дженни! Иди и принеси его как можно скорее.
Тэйлор снова стала напряженно вглядываться в окно, ожидая возвращения Дженни. Но теперь она никого уже не видела. Как близко они находятся? Обе, Тэйлор и Дженни, ступая осторожно, чтобы не наделать шума, подошли к верхней лестничной площадке. Увидев, как покачивается внизу засов на дверях, они испуганно остановились. Слава богу, дверь была заперта.
— Пойдем, — прошептала Тэйлор.
Растущий в ней гнев вызывал желание действовать незамедлительно. Они быстро спустились по лестнице вниз как раз в тот момент, когда засов отошел в сторону. Тэйлор взвела пистолет и приготовилась стрелять. Она теперь совершенно точно знала, кто решил посетить ее ночью. И она со всей решимостью приготовилась убить Мэтта Джексона и его приятеля. Хорошо смазанная дверь не издала ни звука, когда, поворачиваясь, открылась. Мягкий свет упал на пол, освещая холл. Когда те двое вошли, Тэйлор, держа пистолет прямо перед собой, начала целиться. Она старалась выбрать время и наиболее удобное положение, чтобы не промахнуться. Но ее вдруг удивило то, что оба ночных пришельца были довольно высокого роста. Нет, это вовсе не был Мэтт Джексон.
— Стойте здесь и не вздумайте двигаться, — скомандовала Тэйлор, как только они подошли к лестнице, стараясь при этом казаться храброй и мужественной более, чем позволяло в этот момент ее истинное состояние. — Кто вы, и что вам здесь нужно?
Она хотела было послать Дженни за Саулом, но поняла, что опоздала с этим. Оба мужчины одновременно повернулись на голос. Стоявший ближе, кого Тэйлор могла увидеть, был негром. Он почти полностью загораживал другого. Еще до того, как успела им приказать не двигаться, она услышала негромкий вскрик Дженни. И теперь вдруг Дженни, оттолкнув Тэйлор, побежала к незнакомцам. Изумленная Тэйлор видела, как ее служанка бросилась чернокожему на грудь и заплакала. Ничего не понимая, Тэйлор опустила пистолет. Другой человек обошел сжимавшую друг друга в объятиях пару, и свет луны упал на его плечи.
— Тэйлор!
— Брент! — воскликнула она в порыве радости и облегчения.
Ей показалось, что прошла целая вечность, пока он пересекал холл, направляясь к ней. Они обнялись, и Тэйлор сразу обмякла в крепких руках.
Когда Дженни зажгла несколько свечей, Тэйлор на шаг отошла от Брента, чтобы получше рассмотреть. Подбородок его покрывала густая щетина, на одежде лежал толстый слой пыли. Но выглядел он хорошо. Ах, как восхитительно он выглядел! Она сверкнула глазами, переводя взгляд на спутника Брента.
— Цезарь!
Огромный чернокожий строго кивнул головой и улыбнулся.
— Что произошло в Дорсет Халле? — спросил Брент.
Глаза ее расширились: конечно, он ничего не знал. Он никак не мог об этом знать.
— Давайте присядем, — сказала она, указывая рукой на диван.
— Мы нашли Дорсет Халл в руинах. Что произошло? — настойчиво допытывался Брент.
— Мэтт Джексон поджег его.
— Джексон? Я так и знал. — Брент вытащил измятый листок бумаги из внутреннего кармана своей куртки и протянул Тэйлор. — Вот, прочтите.
«Мой сын! — писал Дэвид. — Надеюсь, записка как-нибудь найдет вас. Я боюсь, что Джексон вернулся в наше графство. Странные вещи происходят теперь вокруг Тэйлор. Она еще не догадывается, но без вас нам не справиться. Мы нуждаемся в вас. У меня уже нет столько сил, чтобы защитить ее от этого негодяя. Если у вас есть хоть какая-то возможность приехать, я очень прошу это сделать…»
На письме стояла дата, означавшая, что Дэвид написал Бренту за несколько дней до пожара.
— Ох, Брент, — проговорила Тэйлор, сдерживая слезы. — После того, как он отослал эту записку, Джексон и поджег дом. Никто от пожара серьезно не пострадал, но ваш отец очень тяжело переживал случившееся и потом все время находился в депрессии. Мы переехали сюда и решили, что сможем со временем восстановить Дорсет Халл.
— Однако там до сих пор ничего не сделано и даже не ведется никаких работ, судя по тому, что я видел.
— Да, поначалу Дэвид переживал и был глубоко подавлен обрушившимся на нас несчастьем. Потом, когда стал приходить в себя, по крайней мере, так выглядело со стороны, — Джексон вернулся. Он хотел… он угрожал мне. У него был в руках пистолет, и он выстрелил из него в Мэрили, а потом схватился с вашим отцом. Он, конечно, моложе и превосходил Дэвида. Сердце вашего отца… — Голос ее задрожал, и слова застряли в горле. — Я стреляла в Джексона из его собственного пистолета, но ему удалось убежать. А Дэвид… ваш отец умер той же ночью. Мэрили потеряла ребенка, которого она носила в себе, но сама оправилась от ранения. Она уехала отсюда и сейчас живет вместе со своим отцом.
Наконец, заговорив после долгого молчания, Брент спросил:
— Вы теперь одна здесь?
Она кивнула.
— Он… отец похоронен здесь или в Дорсет Халле?
— Мы похоронили его здесь. Шли дожди, и дороги превратились в непролазную грязь. У меня не оставалось выбора…
— Где? — спросил он жестко.
— Я… я покажу вам. — Она посмотрела в угол, где, все еще обнимая друг друга, стояли Цезарь и Дженни. — Мы ненадолго.
Они шли по высокой траве рядом, бок о бок. Фамильный склеп, расположенный вблизи от дома, окружали заросли магнолий и высокие сосны. За все время, пока шли, ни он, ни она не произнесли ни слова. Момент казался очень тяжелым и личным, его нельзя было разрушать разговорами. Когда они подошли к железной ограде могилы, Тэйлор молча показала на место, где покоился Дэвид, и дальше Брент пошел один. Он опустился на колени и не сводил глаз с надгробной плиты. Как же это все могло произойти так скоро? Знал ли он, что Брент получил его письмо и готовился приехать? Получил ли он ответ от Брента? «Отец, — прошептал он. — Отец, я приехал, как вы хотели. Я пришел защитить ее. Вы ведь знали, что я тоже люблю ее… Вы знали, отец? Да, вы знали, как сильно я люблю ее. — И он тихо заплакал. — Отец, вы и я… мы многого не понимали, но мы так любили друг друга. Обещаю вам, что постараюсь позаботиться обо всем, о чем вы просили. — Руки его обхватили камень, гнев душил Брента, в его глазах стояли слезы. — Я клянусь вам, я клянусь, Мэтт Джексон заплатит за все, что он сделал, за все горе, что он причинил. Он заплатит. Я клянусь, он заплатит…
Тэйлор видела, как он шел к ней и плакал, и она заплакала вместе с ним. Да, сейчас, даже охваченная настоящим горем и плача от печали, она радовалась тому, что Брент здесь, рядом с ней.
Здесь? Но он же янки! Как ему удалось пройти через линию фронта? И страх, охвативший Тэйлор, вытеснил из нее разом и радость, и горе… Она не так уж много смыслила в войне и в воинских порядках, но понимала, что янки, одетый даже в гражданское платье, в Джорджии будет обязательно вздернут или расстрелян как шпион. Она с тревогой ждала, что же скажет Брент. К дому они шли, взявшись за руки. Видя его состояние, она не нашла в себе мужества задать мучивший ее вопрос.
Цезарь и Дженни ждали хозяев. Тэйлор сразу же отпустила их, а сама присела рядом с Брентом на диван. Брент молча смотрел на холодный камин. Но, наконец, заговорил.
— Я полагаю, вы удивлены моим и Цезаря появлением здесь? Я еще не знаю, как отец сумел переслать свое письмо ко мне через линию фронта, но когда оно нашло меня, я сразу попросил командира об отпуске. Я показал ему письмо и рассказал всю историю, исключив разве тот факт, что уже бывал в Джорджии. Я не мог останавливаться ни перед чем, зная, что вам грозит опасность. Наш полк, видимо, еще не скоро вступит в сражение, так что там смогут обойтись пока и без меня. Во всяком случае, мне позволили использовать шесть недель для устройства своих дел. А до этого я встретил Цезаря. Я нуждался в хорошем прикрытии, поскольку уже знал, что такое Юг. Он согласился помочь мне, если я пообещаю ему наверняка, что он не будет здесь схвачен. Я дал ему такое обещание. Мы передвигались по стране как хозяин и раб, проскальзывая через линии фронта совершенно незамеченными. Однако, как только мы достигли графства, стали продвигаться с большей осторожностью. Нас обоих здесь знают. Когда мы прибыли в Дорсет Халл и увидели, что случилось, я испугался, что потерял вас. Оставалась только слабая надежда, что вы и отец перебрались сюда. — Брент взял ее за руки. — Знаю, что сейчас не время и не место, но я научился на войне использовать каждую возможность, потому что времени может и не стать. Нужно всегда и во всем действовать быстро. Если есть что-то, что ты хочешь получить, делай это до того, как сделает кто-нибудь другой. — Он задумался, помолчал. — Тэйлор, я люблю вас. С того дня, как вы ускакали с Джеффри Стоуном в Атланту, я не мог больше ни о чем думать. Вы… вы можете опять полюбить янки?
Глаза Тэйлор упали на его сжатые в кулаки руки. Слезы навернулись ей на глаза, но губы осветила улыбка.
— Я никогда не переставала любить вас, Брент, несмотря на то, что сказала в тот день.
Вставая, Брент поднял ее за руки.
— А сейчас вам лучше показать мне место, где бы я мог скоротать эту ночь, — прошептал он.
Она поднялась по ступенькам, их руки еще были соединены. Тэйлор остановилась перед комнатой Филипа. Она хотела было оставить его здесь, но его руки крепко держали ее за плечи, не позволяя отойти. Медленно он повернул ее к себе. Их жаркие губы приблизились и сомкнулись. Вначале поцелуй был сдержанным, нежным, а потом стал страстным, и жажда любви воцарилась в их крепком объятии. Ее тело с силой прижалось к нему, и она все ждала чего-то еще, сама не зная, чего именно. Тэйлор пыталась заставить себя освободиться, но не смогла подчинить себе свои слабые помыслы.
Он отнял свои губы от ее губ и сказал решительно:
— Выходите за меня замуж, Тэйлор. Скажите же, что вы выйдите за меня замуж.
— О, да, я выйду за вас замуж, Брент. Я хотела бы сделать все, что вы скажете мне сделать. Я не смогу жить без вас.
Он поцеловал ее на этот раз нежно, так что по ее телу разошлась какая-то необыкновенная сладость. И теперь уже Тэйлор не делала никаких попыток освободиться от него, наоборот… Он понял ее и покачал головой:
— Нет, Тэйлор, любовь моя. Мы все сделаем по закону. Вначале мы поженимся.
С трудом преодолев искушение, они разошлись по комнатам.
— Спокойной ночи, моя милая, — прошептал он вслед.
— Спокойной ночи, любовь моя, — прошептала она в ответ.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь жива - Хэтчер Робин Ли



Очень интересный роман,читала с удовольствием.Советую.9
Любовь жива - Хэтчер Робин Лисвет лана
24.03.2015, 11.14





Хороший роман .Понравился ....8
Любовь жива - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
11.08.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100